Пушкин и Глинка

2020 Copyright. All Rights Reserved.

The Sponsored Listings displayed above are served automatically by a third party. Neither the service provider nor the domain owner maintain any relationship with the advertisers. In case of trademark issues please contact the domain owner directly (contact information can be found in whois).

Пушкин и Глинка — реферат

Слово и музыка – два великих начала, две стихии искусства. На протяжении многих веков они непрерывно взаимодействуют, нередко спорят и борются, нередко приходят к согласию и взаимопониманию. Их столкновения и примирения порой рождают шедевры – песни и романсы, оперы и симфонии. Поэтический текст способен придать музыке новое звучание; он обогащает ее смыслом, оттенками чувств, красочностью тембров. Поэтому не каждое стихотворение может стать основой музыкального произведения: оно должно быть по-особому мелодичным и ритмичным, должно состоять из благозвучных слов, которые легко поются.
Творчество композитора превращает стихотворение в музыкальное произведение, так поэзия становится частью музыки.
Талантливая музыка часто становится новым открытием известного стихотворения, которое продолжает жить своей собственной жизнью так же, как и его музыкальный двойник.
Стихи Пушкина… Кто не восхищался ими? Совершенно особое ощущение вызывает их красота, их певучесть, присущая им поэтичность, одухотворенность. Соприкосновение с ними оставляет ощущение чего-то прекрасного, гармоничного. Сколько раз поэзия Пушкина привлекала и продолжает привлекать композиторов! Сколько сочинений возникло в вязи с ней! Известно около 70 романсов и песен, написанных на тексты поэта при его жизни. А сколько из них сочинено потом? К этому надо добавить произведения других жанров…
Многие крупные композиторы, вдохновленные бессмертными стихами Пушкина, сами создали бессмертные произведения. Среди этих композиторов почетное место принадлежит Глинке.
Глинка безошибочно находит для каждого из девяти избранных им стихотворений нужную жанровую разновидность, мудро и чутко передает не только воодушевлявшие поэта мысли и чувства, но и самую музыку пушкинской речи, классическую стройность поэтической формы. Так, миниатюрная «Роза», напоминающая экспромт для стихотворного альбома, сохраняет характер импровизации и в романсе Глинки, поражая в то же время тонкостью передачи пушкинских образов.
Для музыкального выражения такой же, как «Роза», изящной, но иной по настроению миниатюры «Адели» композитор пользуется одним из жанров бытовой музыки – полькой, придавая ей тот весенний колорит, какой присущ стихотворению Пушкина.
«Заздравный кубок» и «Пью за здравие Мери» – высокохудожественные образцы застольной песни, распространенной в городском быту во времена Пушкина и Глинки. В них слияние стихов и музыки настолько органично, что кажется, будто они так и созданы были вместе. В «Признании» («Я вас люблю, хоть и бешусь») Глинка мастерски передает возбужденный ритм, «скороговорку» пушкинского стихотворения.
«Я здесь, Инельзия» уже у Пушкина производит впечатление испанской серенады, и Глинка совершенно естественно подчеркивает эту особенность стихотворения, придавая мелодии и аккомпанементу соответственный национальный колорит.
Стихотворению «Ночной зефир» Пушкин дает подзаголовок – испанский романс. Глинка пишет музыку, которая полностью соответствует указанному поэтом жанру. Вместе с тем она до тончайших оттенков передает
поэтическое противопоставление двух образов: спокойной ночной природы и взволнованного признания под звуки любовной серенады.
Наибольшую любовь и у певцов и у слушателей справедливо завоевали романсы «В крови горит огонь желанья» и «Я помню чудное мгновенье».
А.Н.Серов с полным основанием говорит, что они представляют собой «две жемчужины музыкальные, вызванные двумя жемчужинами поэтическими».
«Изумительно яркая, кипучая страстность, — продолжает он, вспоминая пение Глинки, — пылала в каждом звуке коротенькой мелодии: «В крови горит огонь желанья». Во втором куплете:

Склонитесь ко мне главою нежной

Этот восточно-пылкий призыв любви быстро сменялся столько же восточным, тихим томлением неги. Совсем иной характер.
Целая, чудно законченная, замкнутая в себе поэма любви высказалась в романсе «Я помню чудное мгновенье».
Таланты двух корифеев русской культуры Пушкина и Глинки объединены в этом романсе. Возникло произведение, где слово и музыка слились неразрывно настолько, что почти невозможно произнести пушкинские строки и не представить сразу же мысленно музыку Глинки.
Интересна история стихотворения и романса. Пушкин посвятил свои стихи А.П.Керн. Глинка был знаком с ее дочерью – Е.Е.Керн. Знакомство перешло в глубокую взаимную привязанность. Нежные чувства, которые питал Глинка к Керн, возбуждали его музыкальное воображение. С мыслями о ней были сочинены несколько пьес, в том числе поэтичнейший «Вальс-фантазия». Для Керн Глинка написал романс «Я помню чудное мгновенье» на стихи, посвященные ее матери. Этот романс – исповедь любящей души, пылкой и восторженной.
Сначала это воспоминание о встрече. Гибкая, пластичная, задушевная мелодия, поддержанная легким аккомпанементом, словно рисует перед нами прекрасный и нежный женский образ.
Композитор следит за каждой мыслью поэта, рисует каждую строку отдельной картиной, не нарушая между тем цельности формы и ее простой пластичности.
Строфа –

Шли годы. Бурь порыв мятежный –

В глуши, во мраке заточенья –

буквально передавая в музыке поэтический смысл стихов, минорными и диссонансными гармониями выражают настроение души, темное, печальное, безотрадное.
И вот снова возникает знакомый, милый образ. Это уже не воспоминание, это — встреча! Мелодия, которую мы слышали в начале романса, теперь становится радостно взволнованной, и, кажется, что только так и можно выразить в музыке настроение заключительного четверостишия:

И сердце бьется в упоенье,
И для него воскресли вновь
И божество, и вдохновенье,
И жизнь, и слезы, и любовь.

… Однажды, летом 1828 года, Глинка встретился с Грибоедовым. Они много говорили о музыке. «Он был очень хороший музыкант», — отмечал позже Глинка. Грибоедов сыграл как-то слышанную им мелодию грузинской песни. Она понравилась Глинке, который вскоре за тем развил ее в законченную пьесу и в присутствии Пушкина исполнил своим друзьям. Один из современников вспоминает: «[Глинка] играл на фортепьяно грузинскую мелодию со свойственным ему выражением и искусством. На замечания присутствующих, что ей не достает стихов… для всеобщей известности, Пушкин написал… стихотворение». Так возник романс «Не пой, красавица, при мне».
Романсы на стихи Пушкина были написаны в разные годы, и Глинка не объединял их в специальном альбоме. Однако и они по существу составляют высоко художественный цикл, в котором каждый романс стал совершеннейшим музыкальным выражением пушкинской лирики.
В конце 1836 года драматург А.А.Шаховской порекомендовал композитору в качестве сюжета для новой оперы «Руслана и Людмилу» Пушкина. Сам Шаховской уже дважды черпал из пушкинских поэм материал для волшебно-феерических представлений.
Но Глинку насквозь театральная юношеская поэма Пушкина увлекла все же не сразу. О совете Шаховского композитор вспоминает, когда на вечере у Жуковского Пушкин, упомянув о «Руслане и Людмиле», заметил, что теперь многое бы в нем переделал.
«Я желал узнать от него, — писал впоследствии композитор, — какие именно переделки он предполагал сделать, но преждевременная его кончина его не допустила меня исполнить этого намерения».
Ещё при жизни Пушкина Глинка задумал оперу по его юношеской поэме «Руслан и Людмила» (1820). Великий поэт заинтересовался этим замыслом и даже принял участие в обсуждении плана будущей оперы. Однако трагическая гибель Пушкина приняла наметившееся содружество. Первоначальный план оперы был составлен второстепенным поэтом и драматургом К. А. Бахтуриным (1809-1841), по поводу чего известно горестное восклицание Глинки: «Бахтурин вместо Пушкина! Как это случилось? – Сам не понимаю». Окончательный текст написан поэтом и любителем музыки, приятелем композитора В. Ф. Ширковым.
В ноябре – только уже 1842 года – Большой театр извещает о премьере новой оперы Глинки. «Сегодня в пятницу, 27-го ноября, на Большом театре: «Руслан и Людмила» волшебная опера, первое представление», — сообщает газета «Северная пчела».

Итак, Глинку привлекла русская сказка. Древняя киевская Русь, храбрые витязи, злые и добрые волшебники, чудесные приключения героев воодушевляли фантазию композитора.
Чародеи, богатыри, всяческие чудеса были обязательной принадлежностью многочисленных русских опер начала XIX века, за что их и называли «волшебными». Так же назвал свою оперу и Глинка. Но, конечно, опера «Руслан и Людмила» стоит неизмеримо выше других опер тех времен.
Глинка в «Руслане и Людмиле» ни на один момент не допускает поверхностного, легкого отношения к главным персонажам оперы, к их судьбе, хотя элементы шутливости в обрисовке героев имеются в юношеской поэме Пушкина (она вышла в свет, когда поэту был 21 год). В героях оперы Глинка видит реальных людей, его рассказ о них серьезен и реалистичен.
Остановимся подробнее на образах героев оперы.
Храбрым витязем представлен Руслан. Освобождая Людмилу из заточения, он проявляет себя героем: смело идет навстречу опасностям, вступает в поединок с злым Черномором. Но в этом героическом образе Глинка раскрывает и другие черты. Это можно увидеть хотя бы на примере его арии из 3-й картины II действия. Руслан в глубоком раздумье на поле боя. Пустынная равнина навевает на него мрачные мысли. Может быть, и ему суждено сложить свою голову в бою с Черномором?… Но Руслан недолго предается мрачным мыслям.

Основная часть арии полна энергии, боевого порыва, решительности:

Другой важный эпизод этой части арии связан с мыслью о Людмиле. Руслан уверен в своей победе над Черномором, в том, что вновь обретет счастье со своей любимой. Музыка здесь полна нежного чувства.
Ария Руслана насыщена разнообразными переживаниями. Глинкой создан живой и богатый человеческий образ. Средствами музыки здесь нарисован выразительный портрет.
Опера «Руслан и Людмила» – это опера нового типа. Своим содержанием она тесно смыкается с русским эпосом (былины сказки, предания). Сказка лежит в ее основе. Начало оперы – картина пира в гриднице великого киевского князя – напоминает характерный былинный зачин:

Во стольном городе во Киеве,
У великого князя у Владимира
А и было пирование-почестен пир…

Придавая в своей опере первостепенное значение элементам былинно-героического эпоса, Глинка развивает и обогащает образ легендарного певца-сказителя Баяна, которому и Пушкин посвящает в своей поэме стихи:

Но вдруг раздался глас приятный
И звонкий гуслей беглый звук;
Все смолкли, слушают Баяна:
И славит сладостный певец
Людмилу-прелесть и Руслана,
И Лелем свитый им венец.

В опере Глинки Баян – не только «сладостный певец», прославляющий новобрачных. По своему значению он близок тому прославленному Баяну, которому посвящены начальные строки «Слова о полку Игореве…». Он – «вещий» поэт, олицетворение исторической памяти народа и его вековой мудрости. В песнях-сказах глинкинского Баяна первое слово – к народу и о народе:

Дела давно минувших дней,
Преданья старины глубокой!

Пирующие смолкают; неспешно льется под звуки гуслей речь Баяна:

Про славу Русския земли
Бряцайте, струны золотые, —
Как наши деды удалые
На Царьград войною шли.

Образ Баяна объединяется с собирательным образом народа, богатырский облик которого особенно ярко характеризует заключительная здравница.
Своеобразие содержания определило и своеобразие построения оперы, ее драматургии, близкой в ряде моментов к народному эпосу. Действие оперы, события в ней проходят перед глазами зрителя в спокойном, неторопливом движении. Композитор не стремился к быстрому, напряженному развитию. Он, как опытный рассказчик, повествующий о «делах давно минувших дней», рисует перед слушателями то одну, то другую картину. И не всегда следующая картина является продолжением предыдущей: композитор словно отклоняется в сторону, заводит речь о другом и лишь потом возвращается к основной теме. Подолгу останавливается Глинка на характеристике героев, для чего и использует развернутые арии-портреты.
Заключает оперу монументальный и вместе с тем стремительно подвижный, ликующий финал. М.Горький справедливо отметил, что ощущение своей исторической устойчивости, законной гордости за себя вдохновило народ на создание былинно-героического эпоса. Оно же было и остается источником неиссякаемого оптимизма всего народного искусства. Глинка с подъемом и воодушевлением передал это неизменное ощущение великого народа в ликующей музыке финала, идея которого выражена заключительными словами оперы:

Да процветает в силе и красе
Наш край родимый в вечны времена!

Официальное мнение об опере было очень резким. Царь уехал из театра, не дожидаясь конца спектакля. Аристократия отрицательно отнеслась к «Руслану и Людмиле». Ряд деятелей русской культуры сразу признал оперу гениальной. Здесь выделяется оценка, данная Одоевским. «О, верьте мне! – писал он, обращаясь к современникам, — она ваша радость, ваша слава. Пусть черви силятся всползти на его стебель и запятнать его, — черви спадут на землю, а цветок останется»…

Список используемой литературы:
1.«Очерки по истории русской музыки XIXв.» – Т.Хопрова, А.Крюков, С.Василенко.
2.«Глинка» – И.Ремезов.
3.«Музыка» – Т.И.Науменко, В.В.Алеев.

Открытка (плейкаст) «Пушкин и Глинка»

vik6995 , 10 октября 2013 года, 17:36

Слово и музыка – два великих начала, две стихии искусства. На протяжении многих веков они непрерывно взаимодействуют, нередко спорят и борются, нередко приходят к согласию и взаимопониманию. Их столкновения и примирения порой рождают шедевры – песни и романсы, оперы и симфонии. Поэтический текст способен придать музыке новое звучание; он обогащает ее смыслом, оттенками чувств, красочностью тембров. Поэтому не каждое стихотворение может стать основой музыкального произведения: оно должно быть по-особому мелодичным и ритмичным, должно состоять из благозвучных слов, которые легко поются.

Творчество композитора превращает стихотворение в музыкальное произведение, так поэзия становится частью музыки.

Талантливая музыка часто становится новым открытием известного стихотворения, которое продолжает жить своей собственной жизнью так же, как и его музыкальный двойник.

Стихи Пушкина… Кто не восхищался ими? Совершенно особое ощущение вызывает их красота, их певучесть, присущая им поэтичность, одухотворенность. Соприкосновение с ними оставляет ощущение чего-то прекрасного, гармоничного. Сколько раз поэзия Пушкина привлекала и продолжает привлекать композиторов! Сколько сочинений возникло в вязи с ней! Известно около 70 романсов и песен, написанных на тексты поэта при его жизни. А сколько из них сочинено потом? К этому надо добавить произведения других жанров…

Многие крупные композиторы, вдохновленные бессмертными стихами Пушкина, сами создали бессмертные произведения. Среди этих композиторов почетное место принадлежит Глинке.

Глинка безошибочно находит для каждого из девяти избранных им стихотворений нужную жанровую разновидность, мудро и чутко передает не только воодушевлявшие поэта мысли и чувства, но и самую музыку пушкинской речи, классическую стройность поэтической формы.

В конце 1836 года драматург А.А.Шаховской порекомендовал композитору в качестве сюжета для новой оперы «Руслана и Людмилу» Пушкина. Сам Шаховской уже дважды черпал из пушкинских поэм материал для волшебно-феерических представлений.

Но Глинку насквозь театральная юношеская поэма Пушкина увлекла все же не сразу. О совете Шаховского композитор вспоминает, когда на вечере у Жуковского Пушкин, упомянув о «Руслане и Людмиле», заметил, что теперь многое бы в нем переделал.

«Я желал узнать от него, — писал впоследствии композитор, — какие именно переделки он предполагал сделать, но преждевременная его кончина его не допустила меня исполнить этого намерения».

Ещё при жизни Пушкина Глинка задумал оперу по его юношеской поэме «Руслан и Людмила» (1820). Великий поэт заинтересовался этим замыслом и даже принял участие в обсуждении плана будущей оперы. Однако трагическая гибель Пушкина приняла наметившееся содружество. Первоначальный план оперы был составлен второстепенным поэтом и драматургом К. А. Бахтуриным (1809-1841), по поводу чего известно горестное восклицание Глинки: «Бахтурин вместо Пушкина! Как это случилось? – Сам не понимаю». Окончательный текст написан поэтом и любителем музыки, приятелем композитора В. Ф. Ширковым.

В ноябре – только уже 1842 года – Большой театр извещает о премьере новой оперы Глинки. «Сегодня в пятницу, 27-го ноября, на Большом театре: «Руслан и Людмила» волшебная опера, первое представление», — сообщает газета «Северная пчела».

Итак, Глинку привлекла русская сказка. Древняя киевская Русь, храбрые витязи, злые и добрые волшебники, чудесные приключения героев воодушевляли фантазию композитора.

Чародеи, богатыри, всяческие чудеса были обязательной принадлежностью многочисленных русских опер начала XIX века, за что их и называли «волшебными». Так же назвал свою оперу и Глинка. Но, конечно, опера «Руслан и Людмила» стоит неизмеримо выше других опер тех времен.

Глинка в «Руслане и Людмиле» ни на один момент не допускает поверхностного, легкого отношения к главным персонажам оперы, к их судьбе, хотя элементы шутливости в обрисовке героев имеются в юношеской поэме Пушкина (она вышла в свет, когда поэту был 21 год). В героях оперы Глинка видит реальных людей, его рассказ о них серьезен и реалистичен.

Остановимся подробнее на образах героев оперы.

Храбрым витязем представлен Руслан. Освобождая Людмилу из заточения, он проявляет себя героем: смело идет навстречу опасностям, вступает в поединок с злым Черномором. Но в этом героическом образе Глинка раскрывает и другие черты. Это можно увидеть хотя бы на примере его арии из 3-й картины II действия. Руслан в глубоком раздумье на поле боя. Пустынная равнина навевает на него мрачные мысли. Может быть, и ему суждено сложить свою голову в бою с Черномором?… Но Руслан недолго предается мрачным мыслям.

Основная часть арии полна энергии, боевого порыва, решительности:

Другой важный эпизод этой части арии связан с мыслью о Людмиле. Руслан уверен в своей победе над Черномором, в том, что вновь обретет счастье со своей любимой. Музыка здесь полна нежного чувства.

Ария Руслана насыщена разнообразными переживаниями. Глинкой создан живой и богатый человеческий образ. Средствами музыки здесь нарисован выразительный портрет.

Опера «Руслан и Людмила» – это опера нового типа. Своим содержанием она тесно смыкается с русским эпосом (былины сказки, предания). Сказка лежит в ее основе. Начало оперы – картина пира в гриднице великого киевского князя – напоминает характерный былинный зачин:

Во стольном городе во Киеве,

У великого князя у Владимира
А и было пирование-почестен пир…

Придавая в своей опере первостепенное значение элементам былинно-героического эпоса, Глинка развивает и обогащает образ легендарного певца-сказителя Баяна, которому и Пушкин посвящает в своей поэме стихи:

Но вдруг раздался глас приятный

И звонкий гуслей беглый звук;

Все смолкли, слушают Баяна:

И славит сладостный певец

Людмилу-прелесть и Руслана,

И Лелем свитый им венец.

В опере Глинки Баян – не только «сладостный певец», прославляющий новобрачных. По своему значению он близок тому прославленному Баяну, которому посвящены начальные строки «Слова о полку Игореве…». Он – «вещий» поэт, олицетворение исторической памяти народа и его вековой мудрости. В песнях-сказах глинкинского Баяна первое слово – к народу и о народе:

Дела давно минувших дней,

Преданья старины глубокой!

Пирующие смолкают; неспешно льется под звуки гуслей речь Баяна:

Про славу Русския земли

Бряцайте, струны золотые, —

Как наши деды удалые

На Царьград войною шли.

Образ Баяна объединяется с собирательным образом народа, богатырский облик которого особенно ярко характеризует заключительная здравница.

Своеобразие содержания определило и своеобразие построения оперы, ее драматургии, близкой в ряде моментов к народному эпосу. Действие оперы, события в ней проходят перед глазами зрителя в спокойном, неторопливом движении. Композитор не стремился к быстрому, напряженному развитию. Он, как опытный рассказчик, повествующий о «делах давно минувших дней», рисует перед слушателями то одну, то другую картину. И не всегда следующая картина является продолжением предыдущей: композитор словно отклоняется в сторону, заводит речь о другом и лишь потом возвращается к основной теме. Подолгу останавливается Глинка на характеристике героев, для чего и использует развернутые арии-портреты.

Заключает оперу монументальный и вместе с тем стремительно подвижный, ликующий финал. М.Горький справедливо отметил, что ощущение своей исторической устойчивости, законной гордости за себя вдохновило народ на создание былинно-героического эпоса. Оно же было и остается источником неиссякаемого оптимизма всего народного искусства. Глинка с подъемом и воодушевлением передал это неизменное ощущение великого народа в ликующей музыке финала, идея которого выражена заключительными словами оперы:

Да процветает в силе и красе

Наш край родимый в вечны времена!

Официальное мнение об опере было очень резким. Царь уехал из театра, не дожидаясь конца спектакля. Аристократия отрицательно отнеслась к «Руслану и Людмиле». Ряд деятелей русской культуры сразу признал оперу гениальной. Здесь выделяется оценка, данная Одоевским. «О, верьте мне! – писал он, обращаясь к современникам, — она ваша радость, ваша слава. Пусть черви силятся всползти на его стебель и запятнать его, — черви спадут на землю, а цветок останется»…

БОЛЬШАЯ ЛЕНИНГРАДСКАЯ БИБЛИОТЕКА — РЕФЕРАТЫ — Пушкин и Глинка

Слово и музыка – два великих начала, две стихии искусства. На протяжении

многих веков они непрерывно взаимодействуют, нередко спорят и борются,

нередко приходят к согласию и взаимопониманию. Их столкновения и

примирения порой рождают шедевры – песни и романсы, оперы и симфонии.

Поэтический текст способен придать музыке новое звучание; он обогащает ее

смыслом, оттенками чувств, красочностью тембров. Поэтому не каждое

стихотворение может стать основой музыкального произведения: оно должно

быть по-особому мелодичным и ритмичным, должно состоять из благозвучных

слов, которые легко поются.

Творчество композитора превращает стихотворение в музыкальное произведение,

так поэзия становится частью музыки.

Талантливая музыка часто становится новым открытием известного

стихотворения, которое продолжает жить своей собственной жизнью так же, как

и его музыкальный двойник.

Стихи Пушкина… Кто не восхищался ими? Совершенно особое ощущение вызывает

их красота, их певучесть, присущая им поэтичность, одухотворенность.

Соприкосновение с ними оставляет ощущение чего-то прекрасного,

гармоничного. Сколько раз поэзия Пушкина привлекала и продолжает привлекать

композиторов! Сколько сочинений возникло в вязи с ней! Известно около 70

романсов и песен, написанных на тексты поэта при его жизни. А сколько из

них сочинено потом? К этому надо добавить произведения других жанров…

Многие крупные композиторы, вдохновленные бессмертными стихами Пушкина,

сами создали бессмертные произведения. Среди этих композиторов почетное

место принадлежит Глинке.

Глинка безошибочно находит для каждого из девяти избранных им стихотворений

нужную жанровую разновидность, мудро и чутко передает не только

воодушевлявшие поэта мысли и чувства, но и самую музыку пушкинской речи,

классическую стройность поэтической формы. Так, миниатюрная «Роза»,

напоминающая экспромт для стихотворного альбома, сохраняет характер

импровизации и в романсе Глинки, поражая в то же время тонкостью передачи

Для музыкального выражения такой же, как «Роза», изящной, но иной по

настроению миниатюры «Адели» композитор пользуется одним из жанров бытовой

музыки – полькой, придавая ей тот весенний колорит, какой присущ

«Заздравный кубок» и «Пью за здравие Мери» – высокохудожественные образцы

застольной песни, распространенной в городском быту во времена Пушкина и

Глинки. В них слияние стихов и музыки настолько органично, что кажется,

будто они так и созданы были вместе. В «Признании» («Я вас люблю, хоть и

бешусь») Глинка мастерски передает возбужденный ритм, «скороговорку»

«Я здесь, Инельзия» уже у Пушкина производит впечатление испанской

серенады, и Глинка совершенно естественно подчеркивает эту особенность

стихотворения, придавая мелодии и аккомпанементу соответственный

Стихотворению «Ночной зефир» Пушкин дает подзаголовок – испанский романс.

Глинка пишет музыку, которая полностью соответствует указанному поэтом

жанру. Вместе с тем она до тончайших оттенков передает

поэтическое противопоставление двух образов: спокойной ночной природы и

взволнованного признания под звуки любовной серенады.

Наибольшую любовь и у певцов и у слушателей справедливо завоевали романсы

«В крови горит огонь желанья» и «Я помню чудное мгновенье».

А.Н.Серов с полным основанием говорит, что они представляют собой «две

жемчужины музыкальные, вызванные двумя жемчужинами поэтическими».

«Изумительно яркая, кипучая страстность, — продолжает он, вспоминая пение

Глинки, — пылала в каждом звуке коротенькой мелодии: «В крови горит огонь

желанья». Во втором куплете:

Склонитесь ко мне главою нежной

Этот восточно-пылкий призыв любви быстро сменялся столько же восточным,

тихим томлением неги. Совсем иной характер.

Целая, чудно законченная, замкнутая в себе поэма любви высказалась в

романсе «Я помню чудное мгновенье».

Таланты двух корифеев русской культуры Пушкина и Глинки объединены в этом

романсе. Возникло произведение, где слово и музыка слились неразрывно

настолько, что почти невозможно произнести пушкинские строки и не

представить сразу же мысленно музыку Глинки.

Интересна история стихотворения и романса. Пушкин посвятил свои стихи

А.П.Керн. Глинка был знаком с ее дочерью – Е.Е.Керн. Знакомство перешло в

глубокую взаимную привязанность. Нежные чувства, которые питал Глинка к

Керн, возбуждали его музыкальное воображение. С мыслями о ней были сочинены

несколько пьес, в том числе поэтичнейший «Вальс-фантазия». Для Керн Глинка

написал романс «Я помню чудное мгновенье» на стихи, посвященные ее матери.

Этот романс – исповедь любящей души, пылкой и восторженной.

Сначала это воспоминание о встрече. Гибкая, пластичная, задушевная мелодия,

поддержанная легким аккомпанементом, словно рисует перед нами прекрасный и

нежный женский образ.

Композитор следит за каждой мыслью поэта, рисует каждую строку отдельной

картиной, не нарушая между тем цельности формы и ее простой пластичности.

Шли годы. Бурь порыв мятежный –

В глуши, во мраке заточенья –

буквально передавая в музыке поэтический смысл стихов, минорными и

диссонансными гармониями выражают настроение души, темное, печальное,

И вот снова возникает знакомый, милый образ. Это уже не воспоминание, это

— встреча! Мелодия, которую мы слышали в начале романса, теперь становится

радостно взволнованной, и, кажется, что только так и можно выразить в

музыке настроение заключительного четверостишия:

И сердце бьется в упоенье,

И для него воскресли вновь

И божество, и вдохновенье,

И жизнь, и слезы, и любовь.

… Однажды, летом 1828 года, Глинка встретился с Грибоедовым. Они много

говорили о музыке. «Он был очень хороший музыкант», — отмечал позже Глинка.

Грибоедов сыграл как-то слышанную им мелодию грузинской песни. Она

понравилась Глинке, который вскоре за тем развил ее в законченную пьесу и в

присутствии Пушкина исполнил своим друзьям. Один из современников

вспоминает: «[Глинка] играл на фортепьяно грузинскую мелодию со

свойственным ему выражением и искусством. На замечания присутствующих, что

ей не достает стихов… для всеобщей известности, Пушкин написал…

стихотворение». Так возник романс «Не пой, красавица, при мне».

Романсы на стихи Пушкина были написаны в разные годы, и Глинка не объединял

их в специальном альбоме. Однако и они по существу составляют высоко

художественный цикл, в котором каждый романс стал совершеннейшим

музыкальным выражением пушкинской лирики.

В конце 1836 года драматург А.А.Шаховской порекомендовал композитору в

качестве сюжета для новой оперы «Руслана и Людмилу» Пушкина. Сам Шаховской

уже дважды черпал из пушкинских поэм материал для волшебно-феерических

Но Глинку насквозь театральная юношеская поэма Пушкина увлекла все же не

сразу. О совете Шаховского композитор вспоминает, когда на вечере у

Жуковского Пушкин, упомянув о «Руслане и Людмиле», заметил, что теперь

многое бы в нем переделал.

«Я желал узнать от него, — писал впоследствии композитор, — какие именно

переделки он предполагал сделать, но преждевременная его кончина его не

допустила меня исполнить этого намерения».

Ещё при жизни Пушкина Глинка задумал оперу по его юношеской поэме «Руслан и

Людмила» (1820). Великий поэт заинтересовался этим замыслом и даже принял

участие в обсуждении плана будущей оперы. Однако трагическая гибель Пушкина

приняла наметившееся содружество. Первоначальный план оперы был составлен

второстепенным поэтом и драматургом К. А. Бахтуриным (1809-1841), по поводу

чего известно горестное восклицание Глинки: «Бахтурин вместо Пушкина! Как

это случилось? – Сам не понимаю». Окончательный текст написан поэтом и

любителем музыки, приятелем композитора В. Ф. Ширковым.

В ноябре – только уже 1842 года – Большой театр извещает о премьере новой

оперы Глинки. «Сегодня в пятницу, 27-го ноября, на Большом театре: «Руслан

и Людмила» волшебная опера, первое представление», — сообщает газета

Итак, Глинку привлекла русская сказка. Древняя киевская Русь, храбрые

витязи, злые и добрые волшебники, чудесные приключения героев воодушевляли

Чародеи, богатыри, всяческие чудеса были обязательной принадлежностью

многочисленных русских опер начала XIX века, за что их и называли

«волшебными». Так же назвал свою оперу и Глинка. Но, конечно, опера «Руслан

и Людмила» стоит неизмеримо выше других опер тех времен.

Глинка в «Руслане и Людмиле» ни на один момент не допускает поверхностного,

легкого отношения к главным персонажам оперы, к их судьбе, хотя элементы

шутливости в обрисовке героев имеются в юношеской поэме Пушкина (она вышла

в свет, когда поэту был 21 год). В героях оперы Глинка видит реальных

людей, его рассказ о них серьезен и реалистичен.

Остановимся подробнее на образах героев оперы.

Храбрым витязем представлен Руслан. Освобождая Людмилу из заточения, он

проявляет себя героем: смело идет навстречу опасностям, вступает в поединок

с злым Черномором. Но в этом героическом образе Глинка раскрывает и другие

черты. Это можно увидеть хотя бы на примере его арии из 3-й картины II

действия. Руслан в глубоком раздумье на поле боя. Пустынная равнина

навевает на него мрачные мысли. Может быть, и ему суждено сложить свою

голову в бою с Черномором?… Но Руслан недолго предается мрачным мыслям.

Основная часть арии полна энергии, боевого порыва, решительности:

Другой важный эпизод этой части арии связан с мыслью о Людмиле. Руслан

уверен в своей победе над Черномором, в том, что вновь обретет счастье со

своей любимой. Музыка здесь полна нежного чувства.

Ария Руслана насыщена разнообразными переживаниями. Глинкой создан живой и

богатый человеческий образ. Средствами музыки здесь нарисован выразительный

Опера «Руслан и Людмила» – это опера нового типа. Своим содержанием она

тесно смыкается с русским эпосом (былины сказки, предания). Сказка лежит в

ее основе. Начало оперы – картина пира в гриднице великого киевского князя

– напоминает характерный былинный зачин:

Во стольном городе во Киеве,

У великого князя у Владимира

А и было пирование-почестен пир…

Придавая в своей опере первостепенное значение элементам былинно-

героического эпоса, Глинка развивает и обогащает образ легендарного певца-

сказителя Баяна, которому и Пушкин посвящает в своей поэме стихи:

Но вдруг раздался глас приятный

И звонкий гуслей беглый звук;

Все смолкли, слушают Баяна:

И славит сладостный певец

Людмилу-прелесть и Руслана,

И Лелем свитый им венец.

В опере Глинки Баян – не только «сладостный певец», прославляющий

новобрачных. По своему значению он близок тому прославленному Баяну,

которому посвящены начальные строки «Слова о полку Игореве…». Он – «вещий»

поэт, олицетворение исторической памяти народа и его вековой мудрости. В

песнях-сказах глинкинского Баяна первое слово – к народу и о народе:

Дела давно минувших дней,

Преданья старины глубокой!

Пирующие смолкают; неспешно льется под звуки гуслей речь Баяна:

Про славу Русския земли

Бряцайте, струны золотые, —

Как наши деды удалые

На Царьград войною шли.

Образ Баяна объединяется с собирательным образом народа, богатырский облик

которого особенно ярко характеризует заключительная здравница.

Своеобразие содержания определило и своеобразие построения оперы, ее

драматургии, близкой в ряде моментов к народному эпосу. Действие оперы,

события в ней проходят перед глазами зрителя в спокойном, неторопливом

движении. Композитор не стремился к быстрому, напряженному развитию. Он,

как опытный рассказчик, повествующий о «делах давно минувших дней», рисует

перед слушателями то одну, то другую картину. И не всегда следующая картина

является продолжением предыдущей: композитор словно отклоняется в сторону,

заводит речь о другом и лишь потом возвращается к основной теме. Подолгу

останавливается Глинка на характеристике героев, для чего и использует

Заключает оперу монументальный и вместе с тем стремительно подвижный,

ликующий финал. М.Горький справедливо отметил, что ощущение своей

исторической устойчивости, законной гордости за себя вдохновило народ на

создание былинно-героического эпоса. Оно же было и остается источником

неиссякаемого оптимизма всего народного искусства. Глинка с подъемом и

воодушевлением передал это неизменное ощущение великого народа в ликующей

музыке финала, идея которого выражена заключительными словами оперы:

Да процветает в силе и красе

Наш край родимый в вечны времена!

Официальное мнение об опере было очень резким. Царь уехал из театра, не

дожидаясь конца спектакля. Аристократия отрицательно отнеслась к «Руслану и

Людмиле». Ряд деятелей русской культуры сразу признал оперу гениальной.

Здесь выделяется оценка, данная Одоевским. «О, верьте мне! – писал он,

обращаясь к современникам, — она ваша радость, ваша слава. Пусть черви

силятся всползти на его стебель и запятнать его, — черви спадут на землю, а

Список используемой литературы:

1. «Очерки по истории русской музыки XIXв.» – Т.Хопрова, А.Крюков,

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Пушкин и Глинка

Слово и музыка – два великих начала, две стихии искусства. На протяжении многих веков они непрерывно взаимодействуют, нередко спорят и борются, нередко приходят к согласию и взаимопониманию. Их столкновения и примирения порой рождают шедевры – песни и романсы, оперы и симфонии. Поэтический текст способен придать музыке новое звучание; он обогащает ее смыслом, оттенками чувств, красочностью тембров. Поэтому не каждое стихотворение может стать основой музыкального произведения: оно должно быть по-особому мелодичным и ритмичным, должно состоять из благозвучных слов, которые легко поются.
Творчество композитора превращает стихотворение в музыкальное произведение, так поэзия становится частью музыки.
Талантливая музыка часто становится новым открытием известного стихотворения, которое продолжает жить своей собственной жизнью так же, как и его музыкальный двойник.
Стихи Пушкина… Кто не восхищался ими? Совершенно особое ощущение вызывает их красота, их певучесть, присущая им поэтичность, одухотворенность. Соприкосновение с ними оставляет ощущение чего-то прекрасного, гармоничного. Сколько раз поэзия Пушкина привлекала и продолжает привлекать композиторов! Сколько сочинений возникло в вязи с ней! Известно около 70 романсов и песен, написанных на тексты поэта при его жизни. А сколько из них сочинено потом? К этому надо добавить произведения других жанров…
Многие крупные композиторы, вдохновленные бессмертными стихами Пушкина, сами создали бессмертные произведения. Среди этих композиторов почетное место принадлежит Глинке.
Глинка безошибочно находит для каждого из девяти избранных им стихотворений нужную жанровую разновидность, мудро и чутко передает не только воодушевлявшие поэта мысли и чувства, но и самую музыку пушкинской речи, классическую стройность поэтической формы. Так, миниатюрная «Роза», напоминающая экспромт для стихотворного альбома, сохраняет характер импровизации и в романсе Глинки, поражая в то же время тонкостью передачи пушкинских образов.
Для музыкального выражения такой же, как «Роза», изящной, но иной по настроению миниатюры «Адели» композитор пользуется одним из жанров бытовой музыки – полькой, придавая ей тот весенний колорит, какой присущ стихотворению Пушкина.
«Заздравный кубок» и «Пью за здравие Мери» – высокохудожественные образцы застольной песни, распространенной в городском быту во времена Пушкина и Глинки. В них слияние стихов и музыки настолько органично, что кажется, будто они так и созданы были вместе. В «Признании» («Я вас люблю, хоть и бешусь») Глинка мастерски передает возбужденный ритм, «скороговорку» пушкинского стихотворения.
«Я здесь, Инельзия» уже у Пушкина производит впечатление испанской серенады, и Глинка совершенно естественно подчеркивает эту особенность стихотворения, придавая мелодии и аккомпанементу соответственный национальный колорит.
Стихотворению «Ночной зефир» Пушкин дает подзаголовок – испанский романс. Глинка пишет музыку, которая полностью соответствует указанному поэтом жанру. Вместе с тем она до тончайших оттенков передает
поэтическое противопоставление двух образов: спокойной ночной природы и взволнованного признания под звуки любовной серенады.
Наибольшую любовь и у певцов и у слушателей справедливо завоевали романсы «В крови горит огонь желанья» и «Я помню чудное мгновенье».
А.Н.Серов с полным основанием говорит, что они представляют собой «две жемчужины музыкальные, вызванные двумя жемчужинами поэтическими».
«Изумительно яркая, кипучая страстность, — продолжает он, вспоминая пение Глинки, — пылала в каждом звуке коротенькой мелодии: «В крови горит огонь желанья». Во втором куплете:

Склонитесь ко мне главою нежной

Этот восточно-пылкий призыв любви быстро сменялся столько же восточным, тихим томлением неги. Совсем иной характер.
Целая, чудно законченная, замкнутая в себе поэма любви высказалась в романсе «Я помню чудное мгновенье».
Таланты двух корифеев русской культуры Пушкина и Глинки объединены в этом романсе. Возникло произведение, где слово и музыка слились неразрывно настолько, что почти невозможно произнести пушкинские строки и не представить сразу же мысленно музыку Глинки.
Интересна история стихотворения и романса. Пушкин посвятил свои стихи А.П.Керн. Глинка был знаком с ее дочерью – Е.Е.Керн. Знакомство перешло в глубокую взаимную привязанность. Нежные чувства, которые питал Глинка к Керн, возбуждали его музыкальное воображение. С мыслями о ней были сочинены несколько пьес, в том числе поэтичнейший «Вальс-фантазия». Для Керн Глинка написал романс «Я помню чудное мгновенье» на стихи, посвященные ее матери. Этот романс – исповедь любящей души, пылкой и восторженной.
Сначала это воспоминание о встрече. Гибкая, пластичная, задушевная мелодия, поддержанная легким аккомпанементом, словно рисует перед нами прекрасный и нежный женский образ.
Композитор следит за каждой мыслью поэта, рисует каждую строку отдельной картиной, не нарушая между тем цельности формы и ее простой пластичности.
Строфа –

Шли годы. Бурь порыв мятежный –

В глуши, во мраке заточенья –

буквально передавая в музыке поэтический смысл стихов, минорными и диссонансными гармониями выражают настроение души, темное, печальное, безотрадное.
И вот снова возникает знакомый, милый образ. Это уже не воспоминание, это — встреча! Мелодия, которую мы слышали в начале романса, теперь становится радостно взволнованной, и, кажется, что только так и можно выразить в музыке настроение заключительного четверостишия:

И сердце бьется в упоенье,
И для него воскресли вновь
И божество, и вдохновенье,
И жизнь, и слезы, и любовь.

… Однажды, летом 1828 года, Глинка встретился с Грибоедовым. Они много говорили о музыке. «Он был очень хороший музыкант», — отмечал позже Глинка. Грибоедов сыграл как-то слышанную им мелодию грузинской песни. Она понравилась Глинке, который вскоре за тем развил ее в законченную пьесу и в присутствии Пушкина исполнил своим друзьям. Один из современников вспоминает: «[Глинка] играл на фортепьяно грузинскую мелодию со свойственным ему выражением и искусством. На замечания присутствующих, что ей не достает стихов… для всеобщей известности, Пушкин написал… стихотворение». Так возник романс «Не пой, красавица, при мне».
Романсы на стихи Пушкина были написаны в разные годы, и Глинка не объединял их в специальном альбоме. Однако и они по существу составляют высоко художественный цикл, в котором каждый романс стал совершеннейшим музыкальным выражением пушкинской лирики.
В конце 1836 года драматург А.А.Шаховской порекомендовал композитору в качестве сюжета для новой оперы «Руслана и Людмилу» Пушкина. Сам Шаховской уже дважды черпал из пушкинских поэм материал для волшебно-феерических представлений.
Но Глинку насквозь театральная юношеская поэма Пушкина увлекла все же не сразу. О совете Шаховского композитор вспоминает, когда на вечере у Жуковского Пушкин, упомянув о «Руслане и Людмиле», заметил, что теперь многое бы в нем переделал.
«Я желал узнать от него, — писал впоследствии композитор, — какие именно переделки он предполагал сделать, но преждевременная его кончина его не допустила меня исполнить этого намерения».
Ещё при жизни Пушкина Глинка задумал оперу по его юношеской поэме «Руслан и Людмила» (1820). Великий поэт заинтересовался этим замыслом и даже принял участие в обсуждении плана будущей оперы. Однако трагическая гибель Пушкина приняла наметившееся содружество. Первоначальный план оперы был составлен второстепенным поэтом и драматургом К. А. Бахтуриным (1809-1841), по поводу чего известно горестное восклицание Глинки: «Бахтурин вместо Пушкина! Как это случилось? – Сам не понимаю». Окончательный текст написан поэтом и любителем музыки, приятелем композитора В. Ф. Ширковым.
В ноябре – только уже 1842 года – Большой театр извещает о премьере новой оперы Глинки. «Сегодня в пятницу, 27-го ноября, на Большом театре: «Руслан и Людмила» волшебная опера, первое представление», — сообщает газета «Северная пчела».

Итак, Глинку привлекла русская сказка. Древняя киевская Русь, храбрые витязи, злые и добрые волшебники, чудесные приключения героев воодушевляли фантазию композитора.
Чародеи, богатыри, всяческие чудеса были обязательной принадлежностью многочисленных русских опер начала XIX века, за что их и называли «волшебными». Так же назвал свою оперу и Глинка. Но, конечно, опера «Руслан и Людмила» стоит неизмеримо выше других опер тех времен.
Глинка в «Руслане и Людмиле» ни на один момент не допускает поверхностного, легкого отношения к главным персонажам оперы, к их судьбе, хотя элементы шутливости в обрисовке героев имеются в юношеской поэме Пушкина (она вышла в свет, когда поэту был 21 год). В героях оперы Глинка видит реальных людей, его рассказ о них серьезен и реалистичен.
Остановимся подробнее на образах героев оперы.
Храбрым витязем представлен Руслан. Освобождая Людмилу из заточения, он проявляет себя героем: смело идет навстречу опасностям, вступает в поединок с злым Черномором. Но в этом героическом образе Глинка раскрывает и другие черты. Это можно увидеть хотя бы на примере его арии из 3-й картины II действия. Руслан в глубоком раздумье на поле боя. Пустынная равнина навевает на него мрачные мысли. Может быть, и ему суждено сложить свою голову в бою с Черномором?… Но Руслан недолго предается мрачным мыслям.

Основная часть арии полна энергии, боевого порыва, решительности:

Другой важный эпизод этой части арии связан с мыслью о Людмиле. Руслан уверен в своей победе над Черномором, в том, что вновь обретет счастье со своей любимой. Музыка здесь полна нежного чувства.
Ария Руслана насыщена разнообразными переживаниями. Глинкой создан живой и богатый человеческий образ. Средствами музыки здесь нарисован выразительный портрет.
Опера «Руслан и Людмила» – это опера нового типа. Своим содержанием она тесно смыкается с русским эпосом (былины сказки, предания). Сказка лежит в ее основе. Начало оперы – картина пира в гриднице великого киевского князя – напоминает характерный былинный зачин:

Во стольном городе во Киеве,
У великого князя у Владимира
А и было пирование-почестен пир…

Придавая в своей опере первостепенное значение элементам былинно-героического эпоса, Глинка развивает и обогащает образ легендарного певца-сказителя Баяна, которому и Пушкин посвящает в своей поэме стихи:

Но вдруг раздался глас приятный
И звонкий гуслей беглый звук;
Все смолкли, слушают Баяна:
И славит сладостный певец
Людмилу-прелесть и Руслана,
И Лелем свитый им венец.

В опере Глинки Баян – не только «сладостный певец», прославляющий новобрачных. По своему значению он близок тому прославленному Баяну, которому посвящены начальные строки «Слова о полку Игореве…». Он – «вещий» поэт, олицетворение исторической памяти народа и его вековой мудрости. В песнях-сказах глинкинского Баяна первое слово – к народу и о народе:

Дела давно минувших дней,
Преданья старины глубокой!

Пирующие смолкают; неспешно льется под звуки гуслей речь Баяна:

Про славу Русския земли
Бряцайте, струны золотые, —
Как наши деды удалые
На Царьград войною шли.

Образ Баяна объединяется с собирательным образом народа, богатырский облик которого особенно ярко характеризует заключительная здравница.
Своеобразие содержания определило и своеобразие построения оперы, ее драматургии, близкой в ряде моментов к народному эпосу. Действие оперы, события в ней проходят перед глазами зрителя в спокойном, неторопливом движении. Композитор не стремился к быстрому, напряженному развитию. Он, как опытный рассказчик, повествующий о «делах давно минувших дней», рисует перед слушателями то одну, то другую картину. И не всегда следующая картина является продолжением предыдущей: композитор словно отклоняется в сторону, заводит речь о другом и лишь потом возвращается к основной теме. Подолгу останавливается Глинка на характеристике героев, для чего и использует развернутые арии-портреты.
Заключает оперу монументальный и вместе с тем стремительно подвижный, ликующий финал. М.Горький справедливо отметил, что ощущение своей исторической устойчивости, законной гордости за себя вдохновило народ на создание былинно-героического эпоса. Оно же было и остается источником неиссякаемого оптимизма всего народного искусства. Глинка с подъемом и воодушевлением передал это неизменное ощущение великого народа в ликующей музыке финала, идея которого выражена заключительными словами оперы:

Да процветает в силе и красе
Наш край родимый в вечны времена!

Официальное мнение об опере было очень резким. Царь уехал из театра, не дожидаясь конца спектакля. Аристократия отрицательно отнеслась к «Руслану и Людмиле». Ряд деятелей русской культуры сразу признал оперу гениальной. Здесь выделяется оценка, данная Одоевским. «О, верьте мне! – писал он, обращаясь к современникам, — она ваша радость, ваша слава. Пусть черви силятся всползти на его стебель и запятнать его, — черви спадут на землю, а цветок останется»…

Список используемой литературы:
1.«Очерки по истории русской музыки XIXв.» – Т.Хопрова, А.Крюков, С.Василенко.
2.«Глинка» – И.Ремезов.
3.«Музыка» – Т.И.Науменко, В.В.Алеев.

Стихотворения А.С.Пушкина о любви

И сердце вновь горит и любит оттого, что не любить оно не может!» Эти слова велико поэта можно было бы поставить эпиграфом к его любовной лирике. Здесь каждое стихотворение – шедевр.
В лицейский период своего творчества Пушкин занят поисками своего собственного стиля, любовь становится символом жизни в этот период, любить, по Пушкину, значит жить. «Милая Бакунина» предмет лицейского увлечения Пушкина, остается в памяти поэта надолго; ей будет посвящено несколько стихотворений, в том числе стихотворение «Осеннее утро» (1816 г.). Поэт грустит: «Уж нет ее…я был у берегов, где милая ходила в вечер ясный…» В Катеньку Бакунину, сестру своего одноклассника, били влюблены многие лицеисты, в том числе и Пушкин. Со временем увлеченность К.Бакуниной прошла, и появляется еще одна лицейская героиня Пушкина – Наталья Кочубей. По лицейским преданиям Кочубей стала героиней стихотворения «Измены».
Очень часто любовные стихотворения написаны поэтом в жанре послания. Это стихотворение «К Каверину», где Пушкин призывает своего соратника-поэта:
Молись и Вакху и любви
И черни презирай ревнивое роптанье…
Написанное в 1817 г. это послание – прощание с безумством лицейских лет, но не с темой любви. Здесь любовь – способ ухода поэта от окружающего его мира, ухода от черни. Любовь и свобода – вот что теперь питает вдохновение поэта. Об этом Пушкин говорит в стихотворении «К Н. Я. Плюсковой» (1818 г.):
Любовь и тайная свобода
Внушали сердцу гимн простой…
«Любовь и тайная свобода», т.е. уход от мира в глубину своих чувств, где поэт полностью независим, вот что, в понимании Пушкина, необходимо для творчества. Идеи любви и свободы пройдут через все творчество Пушкина.
Южная ссылка и отрыв поэта от общества оказывают большое влияние на творчество Пушкина, он ощущает себя изгнанником, наподобие романтических героев Байрона. Романтизируется и пушкинская любовь. Это уже не шалость юных лет, но глубокая, драматическая страсть. Например, в стихотворении «Признанье» (1826 г.), посвященном Осиповой, Пушкин говорит:
Я вас люблю – хоть я бешусь…
Болезнь любви в душе моей:
Без вас мне скучно, – я зеваю;
При вас мне грустно, – я терплю;
И, мочи нет, сказать желаю,
Мой ангел, как я вас люблю!
Любовь – это болезнь, в состоянии которой человек обманывает сам себя:
Я сам обманываться рад!
Романтическая любовь Пушкина часто безответна, она говорит и сжигает сама себя, как в стихотворении «Сожженное письмо» (1825 г.):
Прощай, письмо любви, прощай! …
… гори, письмо любви.
Готов я; ничему душа моя не внемлет.
Любовь как свеча, сгорает за короткий миг, и от нее остается лишь пепел и опустошенная душа. Этот горестный финал заставляет поэта разочароваться в романтической любви.
Стихотворение «К ***» (1825 г.) написано в форме послания. Анна Петровна Керн внушила поэту сильное чувство во время его ссылки в Михайловском. Стихотворение захватывает нас трепетностью чувств, музыкальностью и каким-то внутренним сиянием. Поэт говорит о силе любви, о важности этого чувства в жизни человека. Первую встречу еще в Петербурге, в доме Олениных, поэт называет «чудным мгновеньем». Но «влачились тихо» дни поэта «без божества, без вдохновенья, без слез, без жизни, без любви». А потом:
Душе настало пробужденье:
И вот опять явилась ты,
Как мимолетное виденье,
Как гений чистой красоты.
Вдохновенье вернулось к поэту. «И сердце бьется в упоенье…» Большое чувство, по Пушкину, может быть основой для вдохновенья, импульсом напряженного труда, источником творческого озарения. Примечательно, что на эти стихи в 1840 г. Глинка создал романс, столь же прекрасный.
Стихотворение «Простишь ли мне ревнивые мечты…» (1823 г.), посвященное Екатерине Воронцовой – снова послание. Жене генерал-губернатора, графа Воронцова, Пушкин посвятил несколько стихотворений: «Сожженное письмо», «Прощанье», «Талисман» (1825 г.). Этот талисман – перстень, который поэт получил от Воронцовой. Он им очень дорожил и берег его:
Храни меня, мой талисман,
Храни меня во дни гоненья,
Во дни раскаянья, волненья:
Ты в день печали был мне дан.
Даже воспоминание о сильном чувстве дорого поэту, оно помогает пережить невзгоды, надеяться на счастье.
Элегия «Не пой, красавица, при мне…» (1828 г.) была рождена при совершенно необычных обстоятельствах. В имении Приютино, где собирался тогда весь цвет русской интеллигенции: Грибоедов, который приехал сюда с юга и сообщил мелодию грустной грузинской песни; Глинка, который давал здесь уроки музыки юной хозяйке этой дачи Олениной, и Пушкин, приехавший погостить – три гения встретились. Глинка обработал переданную ему Грибоедовым грузинскую песню, а Пушкин написал на эту мелодию слова своего романса. Произошел редкий случай, когда не на стихи была сочинена музыка, а на мелодию написаны стихи. Но композиция этого шедевра также необычна, как и его рождение. Поэт не случайно молит красавицу не петь при нем эту песню. Она воскрешает в его памяти шедевр другой далекой бедной девы, услышанные в поездке по Кавказу. На первый женский образ в стихотворении как бы накладывается другой, не менее прекрасный. Такой прием сопоставления двух пленительных женщин и наложение одного образа на другой Пушкин уже применил в стихотворении «Ее глаза», где сравнил облик Смирновой-Рассет с ее «черкесскими глазами» с несравненной Анной Олениной. Но тогда пальма первенства принадлежала прекрасной Олениной. Стихотворение «Не пой, красавица, при мне…» явно отдано женщине, живущей в памяти поэта, утаенной любви. Речь идет о Марии Раевской, с которой два года назад (1826) поэт простился, когда она уезжала в Сибирь из дома своей родственницы к мужу – декабристу. Поэт был восхищен героическим поступком русской женщины, лишившейся всех прав, состояния, роскошного дома, ребенка-младенца во имя супруга и поддержки изгнанника. Нынешнее пребывание ее в Сибири объясняют два эпитета: далекая и бедная.
Анна Оленина не ответила Пушкину взаимностью. Поэт тяжело переживал расстроенное сватовство и вынужденный разрыв с Олениной. Эта драматическая перемена нашла свое отражение во второй редакции стихотворения «Не пой, красавица, при мне…» Пушкин противопоставляет женщин в пользу Олениной.
Есть у поэта скорбные стихи о любви. Такова трилогия, посвященная Амалии Ризниг, умершей от чахотки совсем молодой. Стихотворение «Ночь» (1823) написано еще при ее жизни. Это момент сильного увлечения, когда стихи текут рекой, и эти стихи о любви. А потом были еще два стихотворения: «Для берегов отчизны дальной…» (1830) и «Под небом голубым страны своей родной…» (1826). Поэт вспоминает прощание, известие о смерти, когда все, что было ему так дорого «исчезло в урне гробовой».
К шедеврам пушкинской любовной лирики относится стихотворение «Я вас любил…» (1829 г.). Шедевр, безусловно, адресован Анне Олениной. Поэт упрямо пронес свое чувство, обнаружив настойчивость, мужество, верность избраннице, способность сдерживать страсть. Лирический герой не ожесточился, остался по-прежнему искренним и добрым. Самое поразительное в этом стихотворении то, что Пушкин способен подняться над своей болью ради счастья той женщины, которую он продолжает любить. Поэт пишет: «дай вам бог любимой быть другим». Сознанье счастья любимой заглушает боль пережитого и сохраняет светлую печаль о былом. В этом стихотворении Пушкин лишен какого-либо эгоизма. 71 композитор (!) написал музыку на это стихотворение! Именно настолько оно музыкально.
Разумеется, нет возможности обратиться ко всем стихам поэта о любви, но есть одно, мимо которого пройти невозможно: в 1830 г. было написано стихотворение «Мадонна», посвященное будущей жене Пушкина, Наталье Николаевне Гончаровой:
Исполнились мои желанья. Творец
Тебя мне ниспослал, тебя, моя Мадонна,
Чистейший прелести чистейший образец.
Любовная лирика Пушкина исполнена нежных и светлых чувств к женщинам, лирического героя стихов о любви отличает самоотверженность, благородство, глубина и сила чувств.

12629 человек просмотрели эту страницу. Зарегистрируйся или войди и узнай сколько человек из твоей школы уже списали это сочинение.

/ Сочинения / Пушкин А.С. / Разное / Стихотворения А.С.Пушкина о любви

Смотрите также по разным произведениям Пушкина:

Какие сочинения глинки написаны по произведениям пушкина

Великий русский композитор, родоначальник русской классической музыки М.И. Глинка родился 20 мая (1 июня) 1804 года в селе Новоспасском, близ Ельни Смоленской губернии, в имении отца, капитана в отставке, Ивана Николаевича Глинки. Болезненный и слабый ребенок, он воспитывался своей бабушкой (по отцу), крутой и властной женщиной, грозой крепостных и своих близких. Начальное образование получил дома. Музыкальные занятия с приглашенной из Петербурга гувернанткой, Варварой Федоровной Кламер, игра на скрипке и фортепиано начались довольно поздно (1815-1816) и носили любительский характер. Музыкальные способности в это время выражались «страстью» к колокольному звону, Глинка умел на медных тазах ловко подражать звонарям.

В начале 1817 года Глинка был отвезен в Петербург, где его поместили в только что открытый Благородный пансион при Главном педагогическом институте. Этот пансион был привилегированным учебным заведением для детей дворян. В год открытия Благородного пансиона туда поступил Лев Пушкин — младший брат поэта. Он был на год моложе Глинки, и они, познакомившись, подружились. Тогда же Глинка познакомился и с самим поэтом, который «хаживал к нам в пансион к брату своему». Параллельно с учебой Глинка брал уроки игры на фортепиано. Обучался музыке у лучших петербургских учителей того времени: скрипача Франца Бема, пианиста Джона Фильда, Шарля Майера. У итальянца Тоди М.Глинка начал учиться и пению. В начале лета 1822 года Глинка был выпущен из пансиона, оказавшись одним из лучших учеников. В день выпуска он вместе со своим учителем Майером с успехом публично сыграл фортепианный концерт Гуммеля.

Первый опыт Глинки в сочинении музыки относится к 1822 году — времени окончания пансиона. Это были вариации для арфы или фортепиано на тему из модной в то время оперы австрийского композитора Вейгля «Швейцарское семейство». С этого момента, продолжая совершенствоваться в игре на фортепиано, Глинка всё больше внимания уделяет композиции и вскоре уже сочиняет чрезвычайно много, пробуя свои силы в самых разных жанрах. Долгое время он остается неудовлетворенным своей работой. А ведь именно в этот период были написаны хорошо известные романсы и песни: «Не искушай меня без нужды» на слова Е.А. Баратынского, «Не пой, красавица, при мне» на слова А.С. Пушкина и другие.

В начале марта 1823 года Глинка отправился на Кавказ, на минеральные воды, но это лечение не поправило его слабого здоровья. В сентябре он возвратился в Новоспасское и с новым рвением принялся за музыку. Он занимался музыкой очень много и пробыл в деревне до апреля 1824 года, а потом уехал в Петербург и поступил на службу в Министерство путей сообщения (1824-1828). Но так как служба отрывала его от занятий музыкой, Глинка вскоре вышел в отставку. Постепенно круг знакомств Глинки в Петербурге выходит за рамки светских отношений. Он знакомится с Жуковским, Грибоедовым, Мицкевичем, Дельвигом, Одоевским. В апреле 1830 года ухудшившееся здоровье заставило Глинку выехать для лечения в Германию и Италию.

Проведя несколько месяцев в Ахене и Франкфурте, он прибыл в Милан, где занимался композицией и вокалом, посещал театры, совершал поездки в другие итальянские города. В Италии Глинка изучал бельканто и итальянскую оперу, познакомился с Беллини и Доницетти. Прожив в Италии около 4-х лет, Глинка в июле 1833 года поехал в Германию. Там он познакомился с талантливым немецким теоретиком Зигфридом Деном и в течение нескольких месяцев брал у него уроки. За границей Глинка написал несколько ярких романсов: «Венецианская ночь», «Победитель» и др. Тогда же у него зародилась мысль о создании национальной русской оперы. В 1834 году он стал работать над оперой «Иван Сусанин», сюжет которой Глинке подсказал Жуковский. Занятия Глинки в Берлине были прерваны известием о смерти его отца. Глинка тотчас же отправляется в Россию. Заграничное путешествие неожиданно окончилось, однако он в основном успел осуществить свои планы. Вернувшись на родину, Глинка принимается за сочинение русской оперы. Ни семейные потери (смерть отца, а позже и брата), ни знакомства и амурные приключения (вроде истории с немкой Луизой), ни сватовство и женитьба не могли помешать этой работе. (В апреле 1835 года Глинка женился, избранницей оказалась Марья Петровна Иванова, миловидная девушка, его дальняя родственница. Но этот брак оказался крайне неудачным и омрачил жизнь композитора на многие годы).

Опера быстро продвигалась, но добиться постановки её на сцене Петербургского Большого театра оказалось делом нелегким. Директор императорских театров А.М. Гедеонов с большим упорством препятствовал принятию новой оперы к постановке. По-видимому, стремясь оградить себя от любых неожиданностей, он отдал её на суд капельмейстеру Кавосу, который являлся автором оперы на тот же сюжет. Однако Кавос дал произведению Глинки самый лестный отзыв и снял с репертуара свою собственную оперу. Таким образом, «Иван Сусанин» был принят к постановке, но Глинку при этом обязали не требовать за оперу вознаграждения. Премьера оперы «Жизнь за Царя» (в следующих постановках — «Иван Сусанин») состоялась 27 ноября 1836 года. Успех был огромным. Глинка писал своей матери на следующий день: «Вчерашний вечер совершились наконец желания мои, и долгий труд мой был увенчан самым блистательнейшим успехом. Публика приняла мою оперу с необыкновенным энтузиазмом, актеры выходили из себя от рвения. государь-император. благодарил меня и долго беседовал со мною. «

За «Жизнью за Царя» в 1837 году последовали гениальный «Ночной смотр» и превосходная в музыкальном отношении «Херувимская», написанная для Петербургской Придворной капеллы, где Глинка после блестящего успеха своей первой оперы получил место капельмейстера (1837-1840). Еще в 1837 году Глинка вел беседы с Пушкиным о создании оперы на сюжет «Руслана и Людмилы». В 1838 году началась работа над сочинением, композитор мечтал о том, чтобы сам Пушкин написал для нее либретто, но преждевременная смерть поэта помешала этому. Опера создавалась в нелегкое для Глинки время. Он развелся с женой, а в ноябре 1839 года, измученный домашними неурядицами, сплетнями и утомительной службой в Придворной капелле, Глинка подал директору прошение об отставке; в декабре того же года Глинка был уволен.

В 1838 году Глинка познакомился с Екатериной Керн, дочерью героини известного пушкинского стихотворения, и посвятил ей свои вдохновеннейшие произведения: «Вальс-фантазию» (1839) и романс на стихи Пушкина «Я помню чудное мгновенье» (1840).

Весной 1842 года Глинка завершает работу над созданием своей второй оперы — «Руслан и Людмила», которая растянулась более чем на пять лет. Ее первое представление состоялось 27 ноября 1842 года, день в день через 6 лет после премьеры «Ивана Сусанина». Однако новая опера Глинки, в сравнении с «Иваном Сусаниным», вызвала более сильную критику. Царская семья покинула ложу до окончания премьерного спектакля, вскоре оперу совсем сняли со сцены; редко ставился и «Иван Сусанин». Композитор тяжело это переживает. В середине 1844 года он предпринимает новое длительное заграничное путешествие — на этот раз во Францию и Испанию. Вскоре яркие и разнообразные впечатления возвращают Глинке высокий жизненный тонус. В 1845 году он написал концертную увертюру «Арагонская хота», а вернувшись в Россию (1848) Глинка пишет еще одну увертюру «Ночь в Мадриде» (1851), тогда же была сочинена симфоническая фантазия «Камаринская» на тему русских песен.

В мае 1851 года умерла мать композитора, Е.А. Глинка. Полученное известие настолько потрясло композитора, что у него отнялась правая рука. Мать была самым близким человеком, и как оказалось трудно жить без нее. Глинке не было еще и пятидесяти, а физические силы его слабели. В 1852 году Глинка надеется поправить здоровье в Испании, но добравшись до Парижа задерживается там на два года. Последние годы жизни Глинка жил то в Петербурге, то в Варшаве, Париже, а с 1856 года — в Берлине. Он был полон творческих планов, но не хватало сил довести до конца задуманные произведения. Глинка все слабел, и 3 (15) февраля 1857 года его не стало.

Он умер в Берлине, на чужбине, вдали от родных и близких. Был похоронен там в скромной могиле на лютеранском кладбище. В мае того же года младшая сестра композитора Людмила Ивановна Шестакова с друзьями перевезла тело в Кронштадт пароходом. 24 мая 1857 года гроб с телом Глинки опустили в русскую землю на Тихвинском кладбище Александро-Невской лавры в Петербурге. В 1859 году на могиле М.И. Глинки был открыт памятник (арх. И.И. Горностаев, ск. Н.А. Лаверецкий), а еще через 46 лет, в январе 1906 года, рядом была похоронена и Л.И. Шестакова. Первоначально композитор и его сестра были похоронены недалеко от входа на кладбище, в 1936 году при реконструкции некрополя, прах М.И. Глинки и Л.И. Шестаковой был перенесен вглубь кладбища, на Композиторскую дорожку.

Михаил Иванович Глинка

В. В. Стасов, известный музыкальный критик, писал: «Глинка думал, что он создает только русскую оперу, но он ошибался. Он создавал целую русскую музыку, целую русскую музыкальную школу, целую новую систему».

«Солнцем русской поэзии» называют Александра Сергеевича Пушкина. Его прекрасный гений осветил весь последующий путь русской литературы. С таким же основанием можно было бы назвать великого современника, друга и единомышленника Пушкина Михаила Ивановича Глинку «солнцем русской музыки».

Глинка — первый русский композитор, чьи произведения приобрели непреходящее, классическое значение. Его творчество — одно из высших достижений отечественной культуры, гордость и слава всего русского народа. Он выдвинул русскую музыку на одно из первых мест среди ведущих национальных школ европейского искусства. Прав был Чайковский, записавший однажды в своем дневнике: «…Глинка вдруг одним шагом стал наряду (да! наряду!) с Моцартом, с Бетховеном и с кем угодно. Это можно без всякого преувеличения сказать про человека, создавшего «Славься!»

Стремление к правдивому отражению жизни народа, к глубокому проникновению в строй его мыслей и чувств было основным стимулом всего творчества великого композитора. Темы и сюжеты основных, наиболее значительных произведений Глинки связаны с простой, повседневной народной жизнью и бытом или с героическими образами родной русской истории и народного эпоса.

Кроме двух монументальных, глубоко народных по духу опер — «Иван Сусанин» и «Руслан и Людмила», Глинкой были созданы выдающиеся произведения и в других областях музыкального творчества. Чайковский считал, что Глинка по складу своего дарования был прежде всего замечательный, несравненный симфонист, хотя он и написал сравнительно немного самостоятельных оркестровых сочинений. В своем симфоническом творчестве Глинка широко разрабатывал образы, мелодии и ритмы народной песни и танца. Таковы его грациозно-задумчивый, поэтический «Вальс-фантазия», полные огня и жизни, темпераментные, сверкающие богатством красок испанские увертюры и особенно непревзойденная «Камаринская», в которой вся русская симфоническая музыка, по известному выражению Чайковского, заложена «подобно тому, как весь дуб в желуде».

Широкую популярность завоевали романсы Глинки, в которых пленяющая простота, искренность и непосредственность выражения чувств совмещаются с идеальной чистотой отделки и отточенностью формы. В музыке Глинки, проникнутой ясным и цельным мироощущением, с необыкновенной гармоничностью сочетались различные элементы, развивавшиеся затем различными представителями русской музыкальной школы. Именно эта исключительная внутренняя цельность и многогранность творческого облика ставят Глинку на особое место среди великих русских композиторов и придают его произведениям значение вечно прекрасного и неувядаемого образца.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Пушкин и Глинка

Слово и музыка – два великих начала, две стихии искусства. На протяжении многих веков они непрерывно взаимодействуют, нередко спорят и борются, нередко приходят к согласию и взаимопониманию. Их столкновения и примирения порой рождают шедевры – песни и романсы, оперы и симфонии. Поэтический текст способен придать музыке новое звучание; он обогащает ее смыслом, оттенками чувств, красочностью тембров. Поэтому не каждое стихотворение может стать основой музыкального произведения: оно должно быть по-особому мелодичным и ритмичным, должно состоять из благозвучных слов, которые легко поются.
Творчество композитора превращает стихотворение в музыкальное произведение, так поэзия становится частью музыки.
Талантливая музыка часто становится новым открытием известного стихотворения, которое продолжает жить своей собственной жизнью так же, как и его музыкальный двойник.
Стихи Пушкина… Кто не восхищался ими? Совершенно особое ощущение вызывает их красота, их певучесть, присущая им поэтичность, одухотворенность. Соприкосновение с ними оставляет ощущение чего-то прекрасного, гармоничного. Сколько раз поэзия Пушкина привлекала и продолжает привлекать композиторов! Сколько сочинений возникло в вязи с ней! Известно около 70 романсов и песен, написанных на тексты поэта при его жизни. А сколько из них сочинено потом? К этому надо добавить произведения других жанров…
Многие крупные композиторы, вдохновленные бессмертными стихами Пушкина, сами создали бессмертные произведения. Среди этих композиторов почетное место принадлежит Глинке.
Глинка безошибочно находит для каждого из девяти избранных им стихотворений нужную жанровую разновидность, мудро и чутко передает не только воодушевлявшие поэта мысли и чувства, но и самую музыку пушкинской речи, классическую стройность поэтической формы. Так, миниатюрная «Роза», напоминающая экспромт для стихотворного альбома, сохраняет характер импровизации и в романсе Глинки, поражая в то же время тонкостью передачи пушкинских образов.
Для музыкального выражения такой же, как «Роза», изящной, но иной по настроению миниатюры «Адели» композитор пользуется одним из жанров бытовой музыки – полькой, придавая ей тот весенний колорит, какой присущ стихотворению Пушкина.
«Заздравный кубок» и «Пью за здравие Мери» – высокохудожественные образцы застольной песни, распространенной в городском быту во времена Пушкина и Глинки. В них слияние стихов и музыки настолько органично, что кажется, будто они так и созданы были вместе. В «Признании» («Я вас люблю, хоть и бешусь») Глинка мастерски передает возбужденный ритм, «скороговорку» пушкинского стихотворения.
«Я здесь, Инельзия» уже у Пушкина производит впечатление испанской серенады, и Глинка совершенно естественно подчеркивает эту особенность стихотворения, придавая мелодии и аккомпанементу соответственный национальный колорит.
Стихотворению «Ночной зефир» Пушкин дает подзаголовок – испанский романс. Глинка пишет музыку, которая полностью соответствует указанному поэтом жанру. Вместе с тем она до тончайших оттенков передает
поэтическое противопоставление двух образов: спокойной ночной природы и взволнованного признания под звуки любовной серенады.
Наибольшую любовь и у певцов и у слушателей справедливо завоевали романсы «В крови горит огонь желанья» и «Я помню чудное мгновенье».
А.Н.Серов с полным основанием говорит, что они представляют собой «две жемчужины музыкальные, вызванные двумя жемчужинами поэтическими».
«Изумительно яркая, кипучая страстность, — продолжает он, вспоминая пение Глинки, — пылала в каждом звуке коротенькой мелодии: «В крови горит огонь желанья». Во втором куплете:

Склонитесь ко мне главою нежной

Этот восточно-пылкий призыв любви быстро сменялся столько же восточным, тихим томлением неги. Совсем иной характер.
Целая, чудно законченная, замкнутая в себе поэма любви высказалась в романсе «Я помню чудное мгновенье».
Таланты двух корифеев русской культуры Пушкина и Глинки объединены в этом романсе. Возникло произведение, где слово и музыка слились неразрывно настолько, что почти невозможно произнести пушкинские строки и не представить сразу же мысленно музыку Глинки.
Интересна история стихотворения и романса. Пушкин посвятил свои стихи А.П.Керн. Глинка был знаком с ее дочерью – Е.Е.Керн. Знакомство перешло в глубокую взаимную привязанность. Нежные чувства, которые питал Глинка к Керн, возбуждали его музыкальное воображение. С мыслями о ней были сочинены несколько пьес, в том числе поэтичнейший «Вальс-фантазия». Для Керн Глинка написал романс «Я помню чудное мгновенье» на стихи, посвященные ее матери. Этот романс – исповедь любящей души, пылкой и восторженной.
Сначала это воспоминание о встрече. Гибкая, пластичная, задушевная мелодия, поддержанная легким аккомпанементом, словно рисует перед нами прекрасный и нежный женский образ.
Композитор следит за каждой мыслью поэта, рисует каждую строку отдельной картиной, не нарушая между тем цельности формы и ее простой пластичности.
Строфа –

Шли годы. Бурь порыв мятежный –

В глуши, во мраке заточенья –

буквально передавая в музыке поэтический смысл стихов, минорными и диссонансными гармониями выражают настроение души, темное, печальное, безотрадное.
И вот снова возникает знакомый, милый образ. Это уже не воспоминание, это — встреча! Мелодия, которую мы слышали в начале романса, теперь становится радостно взволнованной, и, кажется, что только так и можно выразить в музыке настроение заключительного четверостишия:

И сердце бьется в упоенье,
И для него воскресли вновь
И божество, и вдохновенье,
И жизнь, и слезы, и любовь.

… Однажды, летом 1828 года, Глинка встретился с Грибоедовым. Они много говорили о музыке. «Он был очень хороший музыкант», — отмечал позже Глинка. Грибоедов сыграл как-то слышанную им мелодию грузинской песни. Она понравилась Глинке, который вскоре за тем развил ее в законченную пьесу и в присутствии Пушкина исполнил своим друзьям. Один из современников вспоминает: «[Глинка] играл на фортепьяно грузинскую мелодию со свойственным ему выражением и искусством. На замечания присутствующих, что ей не достает стихов… для всеобщей известности, Пушкин написал… стихотворение». Так возник романс «Не пой, красавица, при мне».
Романсы на стихи Пушкина были написаны в разные годы, и Глинка не объединял их в специальном альбоме. Однако и они по существу составляют высоко художественный цикл, в котором каждый романс стал совершеннейшим музыкальным выражением пушкинской лирики.
В конце 1836 года драматург А.А.Шаховской порекомендовал композитору в качестве сюжета для новой оперы «Руслана и Людмилу» Пушкина. Сам Шаховской уже дважды черпал из пушкинских поэм материал для волшебно-феерических представлений.
Но Глинку насквозь театральная юношеская поэма Пушкина увлекла все же не сразу. О совете Шаховского композитор вспоминает, когда на вечере у Жуковского Пушкин, упомянув о «Руслане и Людмиле», заметил, что теперь многое бы в нем переделал.
«Я желал узнать от него, — писал впоследствии композитор, — какие именно переделки он предполагал сделать, но преждевременная его кончина его не допустила меня исполнить этого намерения».
Ещё при жизни Пушкина Глинка задумал оперу по его юношеской поэме «Руслан и Людмила» (1820). Великий поэт заинтересовался этим замыслом и даже принял участие в обсуждении плана будущей оперы. Однако трагическая гибель Пушкина приняла наметившееся содружество. Первоначальный план оперы был составлен второстепенным поэтом и драматургом К. А. Бахтуриным (1809-1841), по поводу чего известно горестное восклицание Глинки: «Бахтурин вместо Пушкина! Как это случилось? – Сам не понимаю». Окончательный текст написан поэтом и любителем музыки, приятелем композитора В. Ф. Ширковым.
В ноябре – только уже 1842 года – Большой театр извещает о премьере новой оперы Глинки. «Сегодня в пятницу, 27-го ноября, на Большом театре: «Руслан и Людмила» волшебная опера, первое представление», — сообщает газета «Северная пчела».

Итак, Глинку привлекла русская сказка. Древняя киевская Русь, храбрые витязи, злые и добрые волшебники, чудесные приключения героев воодушевляли фантазию композитора.
Чародеи, богатыри, всяческие чудеса были обязательной принадлежностью многочисленных русских опер начала XIX века, за что их и называли «волшебными». Так же назвал свою оперу и Глинка. Но, конечно, опера «Руслан и Людмила» стоит неизмеримо выше других опер тех времен.
Глинка в «Руслане и Людмиле» ни на один момент не допускает поверхностного, легкого отношения к главным персонажам оперы, к их судьбе, хотя элементы шутливости в обрисовке героев имеются в юношеской поэме Пушкина (она вышла в свет, когда поэту был 21 год). В героях оперы Глинка видит реальных людей, его рассказ о них серьезен и реалистичен.
Остановимся подробнее на образах героев оперы.
Храбрым витязем представлен Руслан. Освобождая Людмилу из заточения, он проявляет себя героем: смело идет навстречу опасностям, вступает в поединок с злым Черномором. Но в этом героическом образе Глинка раскрывает и другие черты. Это можно увидеть хотя бы на примере его арии из 3-й картины II действия. Руслан в глубоком раздумье на поле боя. Пустынная равнина навевает на него мрачные мысли. Может быть, и ему суждено сложить свою голову в бою с Черномором?… Но Руслан недолго предается мрачным мыслям.

Основная часть арии полна энергии, боевого порыва, решительности:

Другой важный эпизод этой части арии связан с мыслью о Людмиле. Руслан уверен в своей победе над Черномором, в том, что вновь обретет счастье со своей любимой. Музыка здесь полна нежного чувства.
Ария Руслана насыщена разнообразными переживаниями. Глинкой создан живой и богатый человеческий образ. Средствами музыки здесь нарисован выразительный портрет.
Опера «Руслан и Людмила» – это опера нового типа. Своим содержанием она тесно смыкается с русским эпосом (былины сказки, предания). Сказка лежит в ее основе. Начало оперы – картина пира в гриднице великого киевского князя – напоминает характерный былинный зачин:

Во стольном городе во Киеве,
У великого князя у Владимира
А и было пирование-почестен пир…

Придавая в своей опере первостепенное значение элементам былинно-героического эпоса, Глинка развивает и обогащает образ легендарного певца-сказителя Баяна, которому и Пушкин посвящает в своей поэме стихи:

Но вдруг раздался глас приятный
И звонкий гуслей беглый звук;
Все смолкли, слушают Баяна:
И славит сладостный певец
Людмилу-прелесть и Руслана,
И Лелем свитый им венец.

В опере Глинки Баян – не только «сладостный певец», прославляющий новобрачных. По своему значению он близок тому прославленному Баяну, которому посвящены начальные строки «Слова о полку Игореве…». Он – «вещий» поэт, олицетворение исторической памяти народа и его вековой мудрости. В песнях-сказах глинкинского Баяна первое слово – к народу и о народе:

Дела давно минувших дней,
Преданья старины глубокой!

Пирующие смолкают; неспешно льется под звуки гуслей речь Баяна:

Про славу Русския земли
Бряцайте, струны золотые, —
Как наши деды удалые
На Царьград войною шли.

Образ Баяна объединяется с собирательным образом народа, богатырский облик которого особенно ярко характеризует заключительная здравница.
Своеобразие содержания определило и своеобразие построения оперы, ее драматургии, близкой в ряде моментов к народному эпосу. Действие оперы, события в ней проходят перед глазами зрителя в спокойном, неторопливом движении. Композитор не стремился к быстрому, напряженному развитию. Он, как опытный рассказчик, повествующий о «делах давно минувших дней», рисует перед слушателями то одну, то другую картину. И не всегда следующая картина является продолжением предыдущей: композитор словно отклоняется в сторону, заводит речь о другом и лишь потом возвращается к основной теме. Подолгу останавливается Глинка на характеристике героев, для чего и использует развернутые арии-портреты.
Заключает оперу монументальный и вместе с тем стремительно подвижный, ликующий финал. М.Горький справедливо отметил, что ощущение своей исторической устойчивости, законной гордости за себя вдохновило народ на создание былинно-героического эпоса. Оно же было и остается источником неиссякаемого оптимизма всего народного искусства. Глинка с подъемом и воодушевлением передал это неизменное ощущение великого народа в ликующей музыке финала, идея которого выражена заключительными словами оперы:

Да процветает в силе и красе
Наш край родимый в вечны времена!

Официальное мнение об опере было очень резким. Царь уехал из театра, не дожидаясь конца спектакля. Аристократия отрицательно отнеслась к «Руслану и Людмиле». Ряд деятелей русской культуры сразу признал оперу гениальной. Здесь выделяется оценка, данная Одоевским. «О, верьте мне! – писал он, обращаясь к современникам, — она ваша радость, ваша слава. Пусть черви силятся всползти на его стебель и запятнать его, — черви спадут на землю, а цветок останется»…

Список используемой литературы:
1.«Очерки по истории русской музыки XIXв.» – Т.Хопрова, А.Крюков, С.Василенко.
2.«Глинка» – И.Ремезов.
3.«Музыка» – Т.И.Науменко, В.В.Алеев.

Композиторы, писавшие музыку на стихи Пушкина

Расцвет романса как жанра начался во второй половине XVIII в. Особенно популярным жанр становится во Франции, России и Германии.

О жанре романса подробнее можно прочитать на нашем сайте: http://www.classic-musik.com/raznoe/44-zhanr-romansa/

Авторами романсов были многие европейские композиторы: Ф. Шуберт, Р. Шуман, И. Брамс, Х. Вольф, Г. Берлиоз, Ж. Бизе, Ж. Массне, Ш. Гуно и др.

К XIX веку складываются уже национальные школы романса: австрийская и немецкая, французская и русская. В это время становится популярным объединять романсы в вокальные циклы: Ф. Шуберт «Прекрасная мельничиха», «Зимний путь» на стихи В. Мюллера, являющиеся как бы продолжением идеи Бетховена, выраженной в сборнике песен «К далёкой возлюбленной». Известен также сборник Ф. Шуберта «Лебединая песня», многие романсы из которого приобрели всемирную известность.

В русской художественной культуре романс представляет собой явление уникальное, т.к. он стал национальным музыкальным жанром по сути сразу после проникновения в Россию из стран Западной Европы в середине XVIII в. Причём он ассимилировался на нашей национальной почве из западноевропейской арии и русской лирической песни, вобрав в себя всё лучшее этих жанров.

Важный вклад в развитие русского романса внесли композиторы А. Алябьев, А. Гурилёв и А. Варламов.

Александр Александрович Алябьев (1787-1851)

А. Алябьев является автором около 200 романсов, самый известный из них — «Соловей» на стихи А. Дельвига.

А . Алябьев родился в г. Тобольске в дворянской семье. Принимал участие в Отечественной войне 1812 г. и заграничных походах русской армии в 1813-14 гг. Участвовал во взятии Дрездена, организованном партизаном и поэтом Денисом Давыдовым. При взятии Дрездена был ранен. Принимал участие в сражении под Лейпцигом, боях на Рейне и взятии Парижа. Имеет награды. В чине подполковника вышел в отставку с мундиром и полным пенсионом. Проживал в Москве и Петербурге. Музыка была его увлечением. Он интересовался музыкой народов России, записал кавказские, башкирские, киргизские, туркменские, татарские народные песни. Кроме всемирно известного «Соловья», лучшими произведениями Алябьева можно назвать романсы на стихи Пушкина «Два ворона», «Зимняя дорога», «Певец», а также «Вечерний звон» (стихи И. Козлова), «Дубрава шумит» (стихи В. Жуковского), «Жаль мне и грустно» (стихи И. Аксакова), «Кудри» (стихи А. Дельвига), «Нищая» (стихи Беранже), «Пахитос» (стихи И. Мятлева).

Александр Львович Гурилёв 1803-1858)

Родился в семье крепостного музыканта графа В. Г. Орлова. Первые уроки музыки получил от отца. Играл в крепостном оркестре и в квартете князя Голицына. Получив вместе с отцом вольную, стал известен как композитор, пианист и педагог. Пишет романсы на стихи А. Кольцова, И. Макарова, которые быстро приобретают популярность.

Наиболее известные романсы Гурилёва: «Однозвучно гремит колокольчик», «Оправдание», «И скучно, и грустно», «Зимний вечер», «Вам не понять моей печали», «Разлука» и другие. Его романс на слова Щербины «После битвы» приобрёл особую популярность во время Крымской войны. Он был переработан и стал народной песней «Раскинулось море широко».

Вокальная лирика была основным жанром его творчества. Романсы А. Гурилёва проникнуты тонким лиризмом и русской народной песенной традицией.

Александр Егорович Варламов (1801-1848)

Происходил из молдавских дворян. Родился в семье мелкого чиновника, отставного поручика. Способности к музыке проявились у него в раннемдетстве: он играл по слуху на скрипке и гитаре. В возрасте десяти лет его отдали в придворную певческую капеллу в Петербурге. Способный мальчик заинтересовал Д. С. Бортнянского – композитора и директора капеллы. Он стал заниматься с ним, о чём Варламов всегда вспоминал с благодарностью.

Варламов работал учителем пения в русско-посольской церкви в Голландии, но вскоре вернулся на родину и с 1829 г. жил в Петербурге, где познакомился с М. И. Глинкой, бывал у него на музыкальных вечерах. Служил помощником капельмейстера московских императорских театров. Выступал и как певец-исполнитель, и постепенно его романсы и песни стали популярными. Самые известные романсы Варламова: «Ах, ты, время-времечко», «Горные вершины», «Тяжело, не стало силы», «Вдоль по улице метелица метёт», «Песня разбойника», «Вверх по Волге», «Белеет парус одинокий».

Алексей Николаевич Верстовский (1799—1862)

А. Верстовский. Гравюра Карла Гампельна

Родился в Тамбовской губернии. Музыкой занимался самостоятельно. Служил инспектором музыки, инспектором репертуара императорских московских театров, управляющим конторой Дирекции императорских московских театров. Писал оперы (большой популярностью пользовалась его опера «Аскольдова могила» по роману М. Загоскина), водевили, а также баллады и романсы. Самые известные его романсы: «Слыхали ль вы за рощей глас ночной», «Старый муж, грозный муж» (на стихи А. С. Пушкина). Создал новый жанр – балладу. Его лучшими балладами считаются «Чёрная шаль» (на стихи А. С. Пушкина), «Бедный певец» и «Ночной смотр» (на стихи В. А. Жуковского), «Три песни скальда» и др.

Михаил Иванович Глинка (1804-1857)

Будущий композитор родился в селе Новоспасском Смоленской губернии, в семье отставного капитана. Музыкой занимался с детства. Учился в Благородном пансионе при Петербургском университете, где его гувернёром был будущий декабрист В. Кюхельбекер. Здесь же он познакомился с А. Пушкиным, с которым дружил до кончины поэта.

После окончания пансиона активно занимается музыкой. Посещает Италию, Германию. В Милане он останавливается на некоторое время и там знакомится с композиторами В. Беллини и Г. Доницетти, совершенствует своё мастерство. В его планах создание русской национальной оперы, тему которой посоветовал ему В. Жуковский – Иван Сусанин. Премьера оперы «Жизнь за царя» состоялась 9 декабря 1836 г. Успех был огромным, опера была с восторгом принята обществом. М.И. Глинка был признан русским национальным композитором. В дальнейшем были другие сочинения, ставшие известными, но мы остановимся на романсах.

Глинка написал более 20 романсов и песен, почти все они известны, но самыми популярными до сих пор остаются «Я здесь, Инезилья», «Сомнение», «Попутная песня», «Признание», «Жаворонок», «Я помню чудное мгновенье» и др. История создания романса «Я помню чудное мгновенье» известна каждому школьнику, мы не будем здесь её повторять, а вот о том, что «Патриотическая песня» М. Глинки в период с 1991 по 2000 г. была официальным гимном Российской Федерации, напомнить можно.

Авторами музыки романсов в XIX в. были многие музыканты: А. Даргомыжский, А. Дюбюк, А. Рубинштейн, Ц. Кюи (он был также автором исследования о русском романсе), П. Чайковский, Н. Римский-Корсаков, П. Булахов, С. Рахманинов, Н. Харито (автор известного романса «Отцвели уж давно хризантемы в саду»).

Традиции русского романса в XX в. продолжили Б. Прозоровский, Н. Метнер. Но самыми известными современными авторами романсов были Г.В. Свиридов и Г.Ф. Пономаренко.

Георгий Васильевич Свиридов (1915-1998)

Г. Свиридов родился в г. Фатеже Курской области в семье служащих. Рано остался без отца. В детстве очень увлекался сначала литературой, а затем и музыкой. Его первым музыкальным инструментом была балалайка. Учился в музыкальной школе, а затем в музыкальном техникуме. В Ленинградской консерватории был учеником Д. Шостаковича.

Является автором симфоний, концертов, ораторий, кантат, песен и романсов, а также автором музыки к 30 кинофильмам, среди которых «Метель», «Время, вперёл!», «Красная площадь», «Поднятая целина» и др.

Он создал 6 романсов на стихи А. Пушкина, 7 романсов на стихи М. Лермонтова, 13 романсов на стихи А. Блока, романсы на стихи У. Шекспира, Р. Бернса, Ф. Тютчева, С. Есенина.

Григорий Фёдорович Пономаренко (1921-1996)

Родился в Черниговской области (Украина) в крестьянской семье. С 5 лет научился играть на баяне у своего дяди – М.Т. Пономаренко, который не только сам играл, но и изготавливал баяны.

Самостоятельно изучил нотную грамоту, и в 6 лет уже играл на всех поселковых праздниках.

Во время службы участвовал в Ансамбле песни и пляски погранвойск НКВД УССР. После демобилизации был принят баянистом в Оркестр русских народных инструментов имени Н. Осипова. С 1972 г. жил в Краснодарском крае. Им написаны 5 оперетт, духовная хоровая музыка «Всенощное бдение», концерты для баяна с оркестром, квартеты, пьесы для оркестра народных инструментов, оратории для смешанного хора с оркестром, произведения для домры, баяна, музыка к спектаклям драматического театра, к фильмам, множество песен. Особенно известны его романсы на стихи С. Есенина: «Не жалею, не зову, не плачу…», «Я по первому снегу бреду», «Я покинул родимый дом», «Отговорила роща золотая» и др.

Судьба романса в советское время

После революции 1917 г. романс насильственно был изъят из художественной жизни страны и назван «буржуазным» явлением. Если классические романсы Алябьева, Глинки и др. композиторов ещё звучали на концертах, то бытовой романс полностью был «загнан в подполье». И лишь с начала 60-х годов он постепенно стал возрождаться.

Русскому классическому романсу уже более 300 лет, а концертные залы во время исполнения романсов всегда полны. Проходят международные фестивали романса. Жанр романса продолжает жить и развиваться, радуя своих поклонников.

Композиторы, писавшие музыку на стихи Пушкина

Уже полтора столетия звучат музыкальные произведения, написанные на стихи Пушкина, со сцен больших и малых театров, и концертных залов.
Его произведения стали неотъемлемой частью мировой культуры. Слово Пушкина по особому открывается через сочинения композиторов, которые писали музыкальные произведения на его стихи.

Одно из самых удачных воплощений поэзии Пушкина в русской музыке 20 века у Георгия Свиридова. Кстати, его первой творческой удачей в свое время стали именно романсы на стихи Александра Пушкина. Сегодня они признаны вокальной классикой и входят в репертуар многих выдающихся певцов. Через несколько десятилетий Свиридов, уже будучи признанным композитором, вновь обратился к поэзии Пушкина и создал произведение, которое стало значительным событием в музыкальной жизни. Это хоровой цикл «Пушкинский венок».

Романс из Музыкальных иллюстраций к повести А.С. Пушкина “Метель” стал уже достоянием народной музыки.

Услышав в 1823 году романс на свои стихи, Пушкин был так очарован исполнением, что под влиянием этого посвятил стихи исполнительнице. Ею была княгиня Мария Александровна Голицына — внучка Суворова — великосветская дама, музыкант, певица.
Свою благодарность Пушкин выразил в стихотворении, вот его отрывок:
Давно о ней воспоминанье
Ношу в сердечной глубине.
Ее минутное вниманье
Отрадой долго было мне.
Твердил я стих обвороженный,
Мой стих — унынья звук живой,
Так мило ею повторенный,
Замеченный ее душой.
Вновь лире слез и тонкой муки
Она с участием вняла.
И ныне ей передала
Свои пленительные звуки.
Довольно: в гордости моей
Я мыслить буду с умиленьем.
Я славой был обязан ей,
А, может быть, и вдохновеньем.

БОРИС ГОДУНОВ
Boris Godunov — Eugeny Nesterenko

Русская музыка всегда была неразрывно связана классической литературой, а русская опера все время ориентировалась на Пушкина.

«Руслан и Людмила» — былинно-эпическая опера Глинки; «Борис Годунов» — историко-трагическая опера Мусоргского, «Евгений Онегин» — лирическая опера Чайковского; «Пиковая дама» — психологическая опера Чайковского.
Секрет их популярности, их долголетия в том, что каждая из них написана двумя гениями — авторами сюжета и музыки.

Опера «Руслан и Людмила» была написана в 1820 году. Пушкин назвал поэму «Мое игривое творение». Увертюра к опере звучит как музыкальный фейерверк. Опера прозвучала впервые в Петербурге в 1840 году, т.е. через 5 лет после гибели поэта.

Трагедия «Борис Годунов» была написана поэтом в 1825 году. Опера была написана Мусоргским через 44 года, т.е. в 1869 году и поставлена в Петербурге. К сожалению, произведение не было закончено Римским-Корсаковым в связи со смертью композитора Мусоргского. Цензура вначале запретила оперу и предложила ввести любовный сюжет. Пришлось создать роль Марины Мнишек.

Опера «Евгений Онегин» (семилетний труд Пушкина — 1823—1830 гг.). Появление ее в 1878 году ознаменовало собой новый этап в русском оперном искусстве.

Велика роль либреттистов Петра Ильича Чайковского и Шиловского, которые, прикоснувшись к творению Пушкина, сумели так органично включить в превосходную ткань оперы отдельные стихотворные тексты: арию Гремина, ариозо Ленского и др.
Образ Татьяны — собирательный. Изумительный дуэт Татьяны и Ольги — не что иное, как стихотворение «Певец», написанное Пушкиным еще в лицее.

Опера «Пиковая дама». Повесть написана поэтом в 1833 году (в течение одного года). Чайковский трудился над оперой 41 день. Трудно себе представить, что за такой короткий срок Чайковский создал произведение, которое является одним из величайших достижений мирового музыкального искусства.

Прообразом старой графини явилась 90-летняя княгиня Голицына, властная дама, которая умудрилась умереть в один год с Пушкиным.
Следует отметить, что опера была впервые поставлена в Париже в 1850 году, на 40 лет раньше, чем в России

По произведениям Пушкина было создано еще ряд опер: «Мазепа», музыка Чайковского; «Сказка о царе Салтане», «Золотой Петушок», «Моцарт и Сальери» — композитор Римский-Корсаков; «Дубровский» — композитор Направник; «Русалка», «Каменный гость» — Даргомыжский; «Скупой рыцарь», «Бахчисарайский фонтан», «Граф Нулин» написаны Асафьевым; «Пир во время чумы», «Капитанская дочка» — композитор Кюи; «Алеко» — дипломная работа Рахманинова; «Медный всадник» — балет Глиера; «Барышня — крестьянка» — композитор Минкус.
Великий танцовщик, пушкинист и пропагандист творчества поэта Сергей Лифарь поставил в Париже балет «Пиковая дама», пользовавшийся в течение нескольких сезонов бешеным успехом у взыскательной французской публики.

Всего по произведениям Пушкина создано более 20 опер и более 10 балетов.

Композиторы, писавшие музыку на стихи Пушкина

В 1937 году вся страна торжественно отмечала столетие со дня гибели Пушкина (1799—1837). Готовились большие празднества, был издан шеститомник сочинений великого поэта. Многие композиторы также отмечали эту дату — скорее по велению сердца, а не в связи с государственными заказами. Шапорин всегда наряду с Блоком любил Пушкина. И появление пяти романсов на его стихи в этот юбилейный год не было данью официозу.

По некоторым данным сочинять романсы на стихи Пушкина композитор начал еще в 1934 году. В это время Шапорин, приближавшийся к своему 50-летию, жил в Демьянове — старинной усадьбе недалеко от Клина, в доме, ранее принадлежавшем брату любимого ученика Чайковского Сергея Танеева В. И. Танееву. В уютном деревянном двухэтажном доме с дровяным отоплением, керосиновыми лампами и свечами, зажигавшимися по вечерам в гостиной, все хранило традиции старины и создавало атмосферу пушкинского времени.

Шапорин отобрал для своего цикла пять стихотворений. Отбор оказался весьма многозначительным. Первым номером цикла стал романс — «Зачем крутится ветр в овраге» — отрывок из неоконченной поэмы «Езерский» (1832—1833). Следующий номер композитор назвал «Расставание», хотя у Пушкина последнее из обращенных к графине Елизавете Ксаверьевне Воронцовой стихотворений названо «Прощание» (1830). Еще одно стихотворение — «Под небом голубым» (у Пушкина — «На смерть госпожи Ризнич», 1826). И последние, самые значительные по содержанию — «Заклинание» (1830) и «Воспоминание» (1828). «Основная тема цикла — излюбленная композитором тема воспоминаний, ставшая определяющей для всей его вокальной лирики, — пишет исследователь творчества Шапорина. — Цикличность же как композиционный прием помогает показать «рост» чувств лирического героя. Тема воспоминаний во всех ее оттенках от трепетной лирики до мощи страстного чувства проходит от одного романса к другому, достигая своей трагической кульминации в последнем произведении цикла, строки которого могли бы служить эпиграфом и к данному циклу и к большинству других:

Воспоминание безмолвно предо мной
Свой длинный развивает свиток.

Но в этом стихотворении есть и куда более значимые слова:

И с отвращением читая жизнь мою,
Я трепещу и проклинаю,
И горько жалуюсь, и горько слезы лью,
Но строк печальных не смываю.

Первый из романсов, написанный на XI строфу неоконченной поэмы «Езерский», которую Пушкин оставил ради «Медного всадника», посвящен Д. Шостаковичу.

Лирическим центром цикла стало «Заклинание». Его композитор посвятил памяти своей дочери Аленушки, умершей в 1932 году, на двенадцатом году жизни:

О, если правда, что в ночи,
Когда покоятся живые
И с неба лунные лучи
Скользят на камни гробовые,
О, если правда, что тогда
Пустеют темные могилы, —
Я тень зову, я жду Леилы:
Ко мне, мой друг, сюда, сюда!

Музыка

Романсы на стихи Пушкина — жемчужина вокальной лирики Шапорина. Их отличает глубочайшая выразительность, философичность, общее элегическое настроение, которое в отдельные моменты перерастает в подлинную трагедийность. Первый и последний романсы — своего рода пролог и эпилог.

«Заклинание» — одна из самых ярких страниц творчества Шапорина и, по утверждению исследователей, лучшее воплощение этого стихотворения Пушкина в русской музыке (до того к нему обращались Римский-Корсаков, Блуменфельд, Метнер, Кюи). Глубоко переданы в нем страстный порыв к недостижимому, боль и тоска по ушедшей жизни. Единая линия развития стремится к призыву «Сюда, сюда!». Пластичная мелодия романса как бы рождается из нервно пульсирующей партии фортепиано. При этом особую напряженность музыке придает несовпадение размеров двудольной вокальной партии и трехдольного аккомпанемента. Три строфы стихотворения воплощены по-разному: во второй строфе плавный характер мелодии сменяется декламационным, более гибко отражающим каждое слово. Заключительная строфа музыкально более развита. Кульминация наступает на строках «Хочу сказать, что все люблю я, что все я твой: сюда, сюда!»

Иллюстрация: Иван Айвазовский. «Прощание Пушкина с Черным морем», 1877.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Пушкин и Глинка

Слово и музыка – два великих начала, две стихии искусства. На протяжении многих веков они непрерывно взаимодействуют, нередко спорят и борются, нередко приходят к согласию и взаимопониманию. Их столкновения и примирения порой рождают шедевры – песни и романсы, оперы и симфонии. Поэтический текст способен придать музыке новое звучание; он обогащает ее смыслом, оттенками чувств, красочностью тембров. Поэтому не каждое стихотворение может стать основой музыкального произведения: оно должно быть по-особому мелодичным и ритмичным, должно состоять из благозвучных слов, которые легко поются.
Творчество композитора превращает стихотворение в музыкальное произведение, так поэзия становится частью музыки.
Талантливая музыка часто становится новым открытием известного стихотворения, которое продолжает жить своей собственной жизнью так же, как и его музыкальный двойник.
Стихи Пушкина… Кто не восхищался ими? Совершенно особое ощущение вызывает их красота, их певучесть, присущая им поэтичность, одухотворенность. Соприкосновение с ними оставляет ощущение чего-то прекрасного, гармоничного. Сколько раз поэзия Пушкина привлекала и продолжает привлекать композиторов! Сколько сочинений возникло в вязи с ней! Известно около 70 романсов и песен, написанных на тексты поэта при его жизни. А сколько из них сочинено потом? К этому надо добавить произведения других жанров…
Многие крупные композиторы, вдохновленные бессмертными стихами Пушкина, сами создали бессмертные произведения. Среди этих композиторов почетное место принадлежит Глинке.
Глинка безошибочно находит для каждого из девяти избранных им стихотворений нужную жанровую разновидность, мудро и чутко передает не только воодушевлявшие поэта мысли и чувства, но и самую музыку пушкинской речи, классическую стройность поэтической формы. Так, миниатюрная «Роза», напоминающая экспромт для стихотворного альбома, сохраняет характер импровизации и в романсе Глинки, поражая в то же время тонкостью передачи пушкинских образов.
Для музыкального выражения такой же, как «Роза», изящной, но иной по настроению миниатюры «Адели» композитор пользуется одним из жанров бытовой музыки – полькой, придавая ей тот весенний колорит, какой присущ стихотворению Пушкина.
«Заздравный кубок» и «Пью за здравие Мери» – высокохудожественные образцы застольной песни, распространенной в городском быту во времена Пушкина и Глинки. В них слияние стихов и музыки настолько органично, что кажется, будто они так и созданы были вместе. В «Признании» («Я вас люблю, хоть и бешусь») Глинка мастерски передает возбужденный ритм, «скороговорку» пушкинского стихотворения.
«Я здесь, Инельзия» уже у Пушкина производит впечатление испанской серенады, и Глинка совершенно естественно подчеркивает эту особенность стихотворения, придавая мелодии и аккомпанементу соответственный национальный колорит.
Стихотворению «Ночной зефир» Пушкин дает подзаголовок – испанский романс. Глинка пишет музыку, которая полностью соответствует указанному поэтом жанру. Вместе с тем она до тончайших оттенков передает
поэтическое противопоставление двух образов: спокойной ночной природы и взволнованного признания под звуки любовной серенады.
Наибольшую любовь и у певцов и у слушателей справедливо завоевали романсы «В крови горит огонь желанья» и «Я помню чудное мгновенье».
А.Н.Серов с полным основанием говорит, что они представляют собой «две жемчужины музыкальные, вызванные двумя жемчужинами поэтическими».
«Изумительно яркая, кипучая страстность, — продолжает он, вспоминая пение Глинки, — пылала в каждом звуке коротенькой мелодии: «В крови горит огонь желанья». Во втором куплете:

Склонитесь ко мне главою нежной

Этот восточно-пылкий призыв любви быстро сменялся столько же восточным, тихим томлением неги. Совсем иной характер.
Целая, чудно законченная, замкнутая в себе поэма любви высказалась в романсе «Я помню чудное мгновенье».
Таланты двух корифеев русской культуры Пушкина и Глинки объединены в этом романсе. Возникло произведение, где слово и музыка слились неразрывно настолько, что почти невозможно произнести пушкинские строки и не представить сразу же мысленно музыку Глинки.
Интересна история стихотворения и романса. Пушкин посвятил свои стихи А.П.Керн. Глинка был знаком с ее дочерью – Е.Е.Керн. Знакомство перешло в глубокую взаимную привязанность. Нежные чувства, которые питал Глинка к Керн, возбуждали его музыкальное воображение. С мыслями о ней были сочинены несколько пьес, в том числе поэтичнейший «Вальс-фантазия». Для Керн Глинка написал романс «Я помню чудное мгновенье» на стихи, посвященные ее матери. Этот романс – исповедь любящей души, пылкой и восторженной.
Сначала это воспоминание о встрече. Гибкая, пластичная, задушевная мелодия, поддержанная легким аккомпанементом, словно рисует перед нами прекрасный и нежный женский образ.
Композитор следит за каждой мыслью поэта, рисует каждую строку отдельной картиной, не нарушая между тем цельности формы и ее простой пластичности.
Строфа –

Шли годы. Бурь порыв мятежный –

В глуши, во мраке заточенья –

буквально передавая в музыке поэтический смысл стихов, минорными и диссонансными гармониями выражают настроение души, темное, печальное, безотрадное.
И вот снова возникает знакомый, милый образ. Это уже не воспоминание, это — встреча! Мелодия, которую мы слышали в начале романса, теперь становится радостно взволнованной, и, кажется, что только так и можно выразить в музыке настроение заключительного четверостишия:

И сердце бьется в упоенье,
И для него воскресли вновь
И божество, и вдохновенье,
И жизнь, и слезы, и любовь.

… Однажды, летом 1828 года, Глинка встретился с Грибоедовым. Они много говорили о музыке. «Он был очень хороший музыкант», — отмечал позже Глинка. Грибоедов сыграл как-то слышанную им мелодию грузинской песни. Она понравилась Глинке, который вскоре за тем развил ее в законченную пьесу и в присутствии Пушкина исполнил своим друзьям. Один из современников вспоминает: «[Глинка] играл на фортепьяно грузинскую мелодию со свойственным ему выражением и искусством. На замечания присутствующих, что ей не достает стихов… для всеобщей известности, Пушкин написал… стихотворение». Так возник романс «Не пой, красавица, при мне».
Романсы на стихи Пушкина были написаны в разные годы, и Глинка не объединял их в специальном альбоме. Однако и они по существу составляют высоко художественный цикл, в котором каждый романс стал совершеннейшим музыкальным выражением пушкинской лирики.
В конце 1836 года драматург А.А.Шаховской порекомендовал композитору в качестве сюжета для новой оперы «Руслана и Людмилу» Пушкина. Сам Шаховской уже дважды черпал из пушкинских поэм материал для волшебно-феерических представлений.
Но Глинку насквозь театральная юношеская поэма Пушкина увлекла все же не сразу. О совете Шаховского композитор вспоминает, когда на вечере у Жуковского Пушкин, упомянув о «Руслане и Людмиле», заметил, что теперь многое бы в нем переделал.
«Я желал узнать от него, — писал впоследствии композитор, — какие именно переделки он предполагал сделать, но преждевременная его кончина его не допустила меня исполнить этого намерения».
Ещё при жизни Пушкина Глинка задумал оперу по его юношеской поэме «Руслан и Людмила» (1820). Великий поэт заинтересовался этим замыслом и даже принял участие в обсуждении плана будущей оперы. Однако трагическая гибель Пушкина приняла наметившееся содружество. Первоначальный план оперы был составлен второстепенным поэтом и драматургом К. А. Бахтуриным (1809-1841), по поводу чего известно горестное восклицание Глинки: «Бахтурин вместо Пушкина! Как это случилось? – Сам не понимаю». Окончательный текст написан поэтом и любителем музыки, приятелем композитора В. Ф. Ширковым.
В ноябре – только уже 1842 года – Большой театр извещает о премьере новой оперы Глинки. «Сегодня в пятницу, 27-го ноября, на Большом театре: «Руслан и Людмила» волшебная опера, первое представление», — сообщает газета «Северная пчела».

Итак, Глинку привлекла русская сказка. Древняя киевская Русь, храбрые витязи, злые и добрые волшебники, чудесные приключения героев воодушевляли фантазию композитора.
Чародеи, богатыри, всяческие чудеса были обязательной принадлежностью многочисленных русских опер начала XIX века, за что их и называли «волшебными». Так же назвал свою оперу и Глинка. Но, конечно, опера «Руслан и Людмила» стоит неизмеримо выше других опер тех времен.
Глинка в «Руслане и Людмиле» ни на один момент не допускает поверхностного, легкого отношения к главным персонажам оперы, к их судьбе, хотя элементы шутливости в обрисовке героев имеются в юношеской поэме Пушкина (она вышла в свет, когда поэту был 21 год). В героях оперы Глинка видит реальных людей, его рассказ о них серьезен и реалистичен.
Остановимся подробнее на образах героев оперы.
Храбрым витязем представлен Руслан. Освобождая Людмилу из заточения, он проявляет себя героем: смело идет навстречу опасностям, вступает в поединок с злым Черномором. Но в этом героическом образе Глинка раскрывает и другие черты. Это можно увидеть хотя бы на примере его арии из 3-й картины II действия. Руслан в глубоком раздумье на поле боя. Пустынная равнина навевает на него мрачные мысли. Может быть, и ему суждено сложить свою голову в бою с Черномором?… Но Руслан недолго предается мрачным мыслям.

Основная часть арии полна энергии, боевого порыва, решительности:

Другой важный эпизод этой части арии связан с мыслью о Людмиле. Руслан уверен в своей победе над Черномором, в том, что вновь обретет счастье со своей любимой. Музыка здесь полна нежного чувства.
Ария Руслана насыщена разнообразными переживаниями. Глинкой создан живой и богатый человеческий образ. Средствами музыки здесь нарисован выразительный портрет.
Опера «Руслан и Людмила» – это опера нового типа. Своим содержанием она тесно смыкается с русским эпосом (былины сказки, предания). Сказка лежит в ее основе. Начало оперы – картина пира в гриднице великого киевского князя – напоминает характерный былинный зачин:

Во стольном городе во Киеве,
У великого князя у Владимира
А и было пирование-почестен пир…

Придавая в своей опере первостепенное значение элементам былинно-героического эпоса, Глинка развивает и обогащает образ легендарного певца-сказителя Баяна, которому и Пушкин посвящает в своей поэме стихи:

Но вдруг раздался глас приятный
И звонкий гуслей беглый звук;
Все смолкли, слушают Баяна:
И славит сладостный певец
Людмилу-прелесть и Руслана,
И Лелем свитый им венец.

В опере Глинки Баян – не только «сладостный певец», прославляющий новобрачных. По своему значению он близок тому прославленному Баяну, которому посвящены начальные строки «Слова о полку Игореве…». Он – «вещий» поэт, олицетворение исторической памяти народа и его вековой мудрости. В песнях-сказах глинкинского Баяна первое слово – к народу и о народе:

Дела давно минувших дней,
Преданья старины глубокой!

Пирующие смолкают; неспешно льется под звуки гуслей речь Баяна:

Про славу Русския земли
Бряцайте, струны золотые, —
Как наши деды удалые
На Царьград войною шли.

Образ Баяна объединяется с собирательным образом народа, богатырский облик которого особенно ярко характеризует заключительная здравница.
Своеобразие содержания определило и своеобразие построения оперы, ее драматургии, близкой в ряде моментов к народному эпосу. Действие оперы, события в ней проходят перед глазами зрителя в спокойном, неторопливом движении. Композитор не стремился к быстрому, напряженному развитию. Он, как опытный рассказчик, повествующий о «делах давно минувших дней», рисует перед слушателями то одну, то другую картину. И не всегда следующая картина является продолжением предыдущей: композитор словно отклоняется в сторону, заводит речь о другом и лишь потом возвращается к основной теме. Подолгу останавливается Глинка на характеристике героев, для чего и использует развернутые арии-портреты.
Заключает оперу монументальный и вместе с тем стремительно подвижный, ликующий финал. М.Горький справедливо отметил, что ощущение своей исторической устойчивости, законной гордости за себя вдохновило народ на создание былинно-героического эпоса. Оно же было и остается источником неиссякаемого оптимизма всего народного искусства. Глинка с подъемом и воодушевлением передал это неизменное ощущение великого народа в ликующей музыке финала, идея которого выражена заключительными словами оперы:

Да процветает в силе и красе
Наш край родимый в вечны времена!

Официальное мнение об опере было очень резким. Царь уехал из театра, не дожидаясь конца спектакля. Аристократия отрицательно отнеслась к «Руслану и Людмиле». Ряд деятелей русской культуры сразу признал оперу гениальной. Здесь выделяется оценка, данная Одоевским. «О, верьте мне! – писал он, обращаясь к современникам, — она ваша радость, ваша слава. Пусть черви силятся всползти на его стебель и запятнать его, — черви спадут на землю, а цветок останется»…

Список используемой литературы:
1.«Очерки по истории русской музыки XIXв.» – Т.Хопрова, А.Крюков, С.Василенко.
2.«Глинка» – И.Ремезов.
3.«Музыка» – Т.И.Науменко, В.В.Алеев.

«Певец» А. Пушкин

Дата создания: 1816 г.

Анализ стихотворения Пушкина «Певец»

Последний год учебы в Царскосельском лицее для Пушкина ознаменовался участием в работе литературного общества «Арзамас» и увлечением творчеством таких известных в то время литераторов, как Василий Жуковский и Константин Батюшков. Юный поэт пытался им подражать, прибегая к классическим стихотворным приемам и стараясь выдерживать свои произведения в высокопарном стиле. К этому периоду творчества Пушкина относится стихотворение «Певец», созданное в 1816 году. Оно абстрактно по своему содержанию, однако имеет необычную форму. Написанное пятистопным ямбом, который так любил поэт, это произведение обладает одной особенностью: каждое его четверостишие заканчивается пятой строфой виде вопроса. Фактически стихотворение представляет собой отдельные куплеты, поэтому еще при жизни Пушкина оно было положено на музыку и превратилось в романс. Что же касается смысловой нагрузки, то в этом произведении Пушкин делает упор не только на повторяющийся рефрен, который в романсе выполняет роль припева, но и на внутренний мир главного героя произведения, прототипом которого сам и является.

Необходимо учесть, что 17-летний поэт уже успел постичь горечь любовного разочарования, поэтому пребывал в весьма угнетенном душевном состоянии. Он слишком близко воспринял к сердцу своей мимолетный летний роман с дочерью соседского помещика, поэтому главного героя стихотворения изображает, как «певца любви, певца своей печали». Стоит, впрочем, отметить, что с этого момента грусть становится верной спутницей всех романтических увлечений поэта, и Пушкин считает это вполне закономерным явлением. Именно по этой причине своего певца поэт наделяет прискорбной улыбкой и потухшим взором, а его песню считает «унылой и простой».

У рефрена в виде вопроса, повторяющегося после каждого четверостишия, помимо смысловой нагрузки есть и еще одна задача – привлечь внимание читателей к образу страдающего юноши. Именно поэтому поэт спрашивает, видели ли его окружающие, слышали ли они его песню и вздохнули ли, заглянув в глаза человеку, наполненные тоской и разочарованием? Таким нехитрым образом Пушкин хочет донести до людей свою душевную боль и поделиться теми противоречивыми чувствами, которые испытывает, разочаровавшись в первой любви. Поэт не подозревает, что подобное испытывают не только юноши, но и люди более зрелого возраста, потому что от неудачных романов никто не застрахован. Именно поэтому романс «Певец» до сих пор входит в репертуар эстрадных исполнителей, так как бессмертные строки этого произведения находят отклик в душе тысяч слушателей.

О Пушкине

Александр Сергеевич Пушкин (1799 — 1837) — величайший русский поэт и писатель , прозаик, драматург, публицист, критик, основоположник новой русской литературы, создатель русского литературного языка.

Высказывания известных людей о поэте: Н. Гоголь

При имени Пушкина тотчас осеняет мысль о русском национальном поэте. В самом деле, никто из поэтов наших не выше его и не может более назваться национальным; это право решительно принадлежит ему. В нём, как будто в лексиконе, заключилось всё богатство, сила и гибкость нашего языка. Он более всех, он далее раздвинул ему границы и более покавсё его пространство.

Пушкин есть явление чрезвычайное и, может быть, единственное явление русского духа: это русский человек в его развитии, в каком он, может быть, явится через двести лет. В нём русская природа, русская душа, русский язык, русский характер отразились в такой же чистоте, в такой очищенной красоте, в какой отражается ландшафт на выпуклой поверхности оптического стекла.

А. Герцен

Пушкин как нельзя более национален и а то же время понятен для иностранцев. Он редко подделывается под на- родный язык русских песен, он выражает свою мысль такой, какой она возникает у него в уме. Как все великие поэты, он всегда на уровне своего читателя: он растёт, становится мрачен, грозен, трагичен; его стих шумит, как море, как лес, волнуемый бурею, но в то же время он ясен, светел, сверкающ, жаждет наслаждений, душевных волнений. Везде русский поэт реален, — в нём нет ничего болезненного, ничего из той преувеличенной психологической патологии, из того абстрактного христианского спиритуализма, которые так часто встречаются у немецких поэтов. Его муза — не бледное существо, с расстроенными нервами, закутанное в саван, это — женщина горячая, окружённая ореолом здоровья, слишком богатая истинными чувствами, чтобы искать воображаемых, достаточно несчастная, чтобы не выдумывать несчастья искусственные.

И. Тургенев

Он дал окончательную обработку нашему языку, который теперь по своему богатству, силе, логике и красоте формы признается даже иностранными филологами едва ли не первым после древнегреческого; он ото- звался типическими образами, бессмертными звуками на все веяния русской жизни.

Н. Чернышевский

Значение Пушкина неизмеримо велико. Через него разлилось литературное образование на десятки тысяч людей, между тем как до него литературные интересы занимали немногих. Он первый возвёл у нас литературу в достоинство национального дела, между тем как прежде она была, по удачному заглавию одного из старинных журналов, «Приятным и полезным препровождением времени» для тесного кружка дилетантов. Он был первым поэтом, который стал в глазах всей русской публики на то высокое место, какое должен занимать в своей стране великий писатель. Вся возможность дальнейшего развития русской литературы была приготовлена и отчасти ешё приготовляется Пушкиным.

Л. Толстой

Чувство красоты развито у него до высшей степени, как ни у кого. Чем ярче вдохновение, тем больше должно быть кропотливой работы для его исполнения. Мы читаем у Пушкина стихи такие гладкие, такие простые, и нам кажется, что у него так и вылилось это в такую форму. А нам не видно, сколько он употребил труда для того, чтобы вышло так просто и гладко.

А. Платонов

Пушкин — природа, непосредственно действующая самым редким своим способом: стихами. Поэтому правда, истина, прекрасное, глубина и тревога у него совпадают автоматически. Пушкину никогда не удавалось исчерпать себя даже самым великим своим произведением, — и это оставшееся вдохновение, не превращенное прямым образом в данное произведение и всё же ощущаемое читателем, действует на нас неотразимо. Истинный поэт после последней точки не падает замертво, а вновь стоит у начала своей работы. У Пушкина окончания произведений похожи на морские горизонты: достигнув их, опять видишь перед собою бесконечное пространство, ограниченное лишь мнимой чертою.

Сергей Есенин — Пушкину Стихи Александра Сергеевича Пушкина

Есть в культуре, науке несколько вещей и понятий, которые известны каждому человеку, независимо от его возраста или умственных способностей. Спросите у ребёнка, сколько будет 2 х 2, — он безошибочно ответит. Точно так же спросите у любого, кто такой Пушкин, — последует незамедлительный ответ. Да, Александр Сергеевич — величайший поэт не только XIX века, но и современности. Стихи Пушкина таят в себе некую магию притягательности, загадку, тайну. Что делает их актуальными даже в начале XXI века? Почему читать их так легко и понятно?

Гений Пушкина

Талант Пушкина очевиден: такие шедевры мог создать только настоящий гений. Действительно, стихи Пушкина необычайно легки по своему звучанию, очень просты по своему смыслу и абсолютно гармоничны во всём. Как ему это удавалось?

Пушкину первому удалось облегчить неудобоваримую ритмику стиха после Ломоносова. Он уменьшил стихотворную строчку, отработал мелодику стиха и умел создавать лёгкие, непринуждённые рифмы. Его стихотворения звучат плавно и легко, запоминаются без особого труда, приятны слуху.

Пушкин не считал себя литератором, лингвистом или ещё кем-то. Прежде всего он был обычным человеком — эмоциональным, ранимым, чувственным. Всё это он изливал в своих стихах без напыщенных фраз и ненужного пафоса.

Как трудно порой бывает достичь этой самой гармонии, когда всё поёт в унисон: и жизнь, и душа. Так было у Пушкина: вся жизнь его была порывом вперёд, стремлением к лучшему. Душа его искала и находила гармонию во всём, что он видел вокруг. Теперь мы читаем между строк его стихов эту самую гармонию: шелест золотых листьев, вздох русской женщины, звон кандалов.

Основные мотивы в лирике Пушкина

Каждый найдёт для себя в стихах поэта то сокровенное, что будет трогать до слёз. Мотивы его лирики всеобъемлющи: стихи Пушкина сумели вобрать в себя весь мир.

  • Стихи о любви — то светлые, то печальные, то романтичные, то страстные, но всегда всепрощающие и жертвенные. («На холмах Грузии лежит ночная мгла. «, «Я вас любил. «, «Я помню чудное мгновенье. «)
  • Родина — близкая и далёкая, родная и непонятная, но всегда любимая и горькая. («Вольность», «Деревня», «К Чаадаеву»)
  • Дружба — верная, крепкая, лицейская. («Во глубине сибирских руд. «, «19 октября», «И. И, Пущину»)
  • Философия жизни — ищущая, неиссякаемая, открытая, не разрешённая до конца. («Дар напрасный, дар случайный. «, «Анчар», «Брожу ли я вдоль улиц шумных. «)
  • Природа — живая, прекрасная, русская. («Кавказ», «Осень», «Вновь я посетил. «)

И это лишь малая толика того огромного мира, в который мы окунаемся, перечитывая строчки поэта.

Пушкин в русской литературе

Стихи Пушкина ознаменовали в русской литературе начало новой эпохи, золотого века. Они стали отправной точкой, без которой не существовали бы ни Лермонтов, ни Фет с Тютчевым, ни классики XX века. Пушкин направил их своими стихами в нужное русло. Он собственным примером показал, какие стихи нужны обычному человеку.

Что же заставляет современников вновь и вновь доставать с полки томик, в котором живут стихи Пушкина? Ответ очевиден: в них — вся жизнь во всём многообразии. Это бесконечный роман в стихах, который можно читать долго и с увлечением, не уставая. Через некоторое время хочется снова перечитать, но те же самые стихи звучат уже совершенно по-иному. Роман поворачивается другой стороной жизни. И так — на протяжении вот уже почти двух веков рядом с человечеством идёт гений великого русского поэта, Александра Сергеевича Пушкина.

Стихи Александра Пушкина

Как сладостно. но, боги, как опасно
Тебе внимать, твой видеть милый взор.
Забуду ли улыбку, взор прекрасный
И огненный, волшебный разговор!
Волшебница, зачем тебя я видел —
Узнав тебя, блаженство я познал —
И счастие мое возненавидел.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: