Магия видения

Магия видения

( Лермонтов – два предсказания о себе и о России)

1.Русский поэт и философ Д.С. Мережковский пишет так о своем отношении к Лермонтову: «Пушкин – дневное, Лермонтов – ночное светило русской поэзии. Вся она между ними колеблется, как между двумя полюсами – созерцанием и действием…». Говоря о произведениях Пушкина, мы с вами ощутили притягательную силу его творчества. М.Ю. Лермонтов – другой, но свет его поэзии обязательно коснется вашей души».

2. Воспоминания современников по-разному очерчивают его характер. Многие друзья вспоминают Лермонтова веселым и добрым, искренним, участливым и деликатным. А другие говорят, что чаще всего он был грустен, задумчив, даже угрюм. Были люди, которым он почему-то внушал нерасположение и был с ними насмешлив и зол. А для кого-то было неотразимым его обаяние. Даже внешность Лермонтова описывают по-разному.

3. И как не похожи портреты Лермонтова, те, что оставили нам графики, живописцы, писавшие его с натуры.

Вот он изображен юношей в Москве – там учился в университете.

Вот он уже в Петербурге, стал военным, окончил школу кавалерийских юнкеров и гвардейских подпрапорщиков.

Автопортрет в бурке на фоне Кавказских гор больше, чем портреты писавших его художников, приоткрывает нам тайну внутренней жизни поэта.

Таким художник Петр Заболоцкий увидел Лермонтова в год гибели…

4. К известному и до сих пор удивляющему всех стихотворению «Предсказание» , написанному в 1830 году, Лермонтов сделал позднейшую приписку: «Это мечта». В те времена под «мечтой» понимали «видение», «фантазию». Фантазия – все же, скорее, игра ума и воображения – здесь же нечто большее:

Настанет год, России черный год,

Когда царей корона упадет;

Забудет чернь к ним прежнюю любовь,

И пища многих будет смерть и кровь;

Когда детей, когда невинных жен

Низвергнутый не защитит закон;

Когда чума от смрадных, мертвых тел

Начнет бродить среди печальных сел,

Чтобы платком из хижин вызывать,

И станет глад сей бедный край терзать;

И зарево окрасит волны рек:

В тот день явится мощный человек,

И ты его узнаешь — и поймешь,

Зачем в руке его булатный нож:

И горе для тебя! — твой плач, твой стон

Ему тогда покажется смешон;

И будет всё ужасно, мрачно в нем,

Как плащ его с возвышенным челом.

Если вспомнить, что поэту неполных 16 лет и что, как бы ни был он умен, образован и чуток, что бы ни прочел о зверствах французской революции 1793 года и каких бы рассказов не наслушался о пугачевщине и холерных бунтах 1830 года, все равно этого вряд ли хватило бы на создание такой жестокой картины будущего России. Тут и становится понятно: Лермонтову открылось виденье.

Владимир Даль толкует виденье как привиденье , явление грезы во сне и наяву, образы неплотские, зримые духом. В Полном церковнославянском словаре толкование шире: необыкновенное явление во сне и наяву; созерцание, умозрение; и наконец: «виденьем называется один из способов, посредством которых Бог сообщал пророкам Свою волю, иногда это слово обозначает все способы откровения».

Итак, это еще – откровение.

Юноше – поэту открылось будущее отчизны – и он, внешне бесстрастно, не обнаруживая своих чувств, записывает свое пророческое видение.

Лермонтову, возможно, были известны замыслы декабристов про убийство царя и его семьи – хотя свидетельств о том нет. Но в «Предсказании» ни намека о декабристах: тут речь идет о восстании «черни», под которой можно понимать всю чернь – и в народе, и в дворянстве.

Тиран, свергший царскую корону, видится Лермонтову в образе, очень напоминающем Наполеона. Это, конечно, под впечатлением от прочитанного и своих собственных дум. А мы воспринимаем эти слова не иначе, как абсолютно точное мистическое предсказание о вожде мирового пролетариата и организаторе страшной революции – о Ленине (плащ, в котором Ленин выступал на броневике, и возвышенный блестящий лоб – то же самое чело). Таким образом, Лермонтов предсказал революцию 1917 года, которая закончилась братоубийственной гражданской войной .

5. Стихотворение «Сон» было написано поэтом намного позднее. Это одно из самых удивительных произведений, каких еще не было не только у него, но и во всей русской и мировой литературе.

В полдневный жар в долине Дагестана

С свинцом в груди лежал недвижим я;

Глубокая ещё дымилась рана,

По капле кровь точилася моя.

Лежал один я на песке долины;

Уступы скал теснилися кругом,

И солнце жгло их жёлтые вершины

И жгло меня — но спал я мёртвым сном.

И снился мне сияющий огнями

Вечерний пир в родимой стороне.

Меж юных жен, увенчанных цветами,

Шёл разговор весёлый обо мне.

Но в разговор весёлый не вступая,

Сидела там задумчиво одна,

И в грустный сон душа её младая

Бог знает чем была погружена;

И снилась ей долина Дагестана;

Знакомый труп лежал в долине той;

В его груди дымясь чернела рана,

И кровь лилась хладеющей струёй.

Интуиции гения, до предела обостренной, порой открываются такие глубины собственной души, которые немыслимо представить обычному человеку. За несколько месяцев до роковой дуэли Лермонтов видел себя неподвижно лежащим на песке среди скал в горах Кавказа, с глубокою раной от пули в груди и видящим в сонном видении близкую его сердцу, но отдаленную тысячами верст женщину, видящую в сомнамбулическом состоянии его труп в той долине.

Тут из одного сна выходит, по крайней мере, три: 1) сон здорового Лермонтова, который видел себя самого смертельно раненным, 2) но, видя умирающего Лермонтова, здоровый Лермонтов видел вместе с тем и то, что снится умирающему Лермонтову. Но таким сном дело не оканчивается, а является сон 3) поэт видел не только сон своего сна, но и тот, который снился сну его сна- сновидение в кубе.

Во всяком случае, остается факт, что Лермонтов не только предчувствовал свою роковую смерть, но и прямо видел ее заранее, то есть Лермонтов обладал несомненной способностью видеть то, что скрыто от взоров обыкновенных людей. Он видел как наяву свою близкую смерть — и прощался с любовью. С той единственной своей земной Мадонной, для которой творил и с которой постоянно говорил в глубине души.

6. Мистика, как мерцающее, светящееся непостижимым светом облако, словно бы окружает имя Лермонтова. Душа поэта – осознается это или нет кем – либо, да и всеми нами – живет в наших душах, в нашей жизни. И навсегда останется жить.

Тема сна в лирике М. Ю. Лермонтова

Главная > Реферат >Литература и русский язык

Тема сна в лирике М. Ю. Лермонтова.

Порой, когда мы чем-то взволнованы и просто хотим отдохнуть от всего, что нас тревожит, от всего, что нарушает нашу внутреннюю гармонию, мы ищем утешения, успокоения и поддержки в чужих мыслях и чувствах. Но ведь не каждый способен раскрыть свою душу окружающим настолько, что без лишних слов будет ясен скрытый смысл сказанного. Для этого нужен особый талант, талант, присущий людям, умеющим выражать себя в своём творчестве. Как правило, эти люди – актёры и композиторы, художники и скульпторы и, конечно же, писатели и поэты. Когда плохо мне, когда я не могу успокоить свою душу, я открываю томик М.Ю.Лермонтова.

Почему именно Лермонтов? Я считаю, что никто из русских поэтов, кроме Михаила Юрьевича, не сумел отразить в своих произведениях все оттенки человеческих чувств столь глубоко и полно, как это сделал он.

Я много читала книг о жизни М.Ю. Лермонтова, долго рассматривала его портреты, стараясь понять, каким же он был человеком.

Всматриваясь в каждое из изображений этого великого поэта, мы понимаем, что художники старательно пытались передать выражение его глаз. Самое удивительное то, что каждый из портретов передаёт взгляд Лермонтова совершенно по-разному. И дело, видимо, не в портретистах (каждый старался выразить душу поэта), а в отношениях гения с теми, кто пытался передать его наружность. А как иначе, если описания столь разные: для одних глаза Лермонтова предстают маленькими чёрными угольками, эдакими глазами вора, взгляд – беглый, хитрый, холодный. Другие же говорят о нём, как о человеке с бездонными, очень выразительными карими глазами, в которых явственно проглядывал ум. Чёрные ресницы придавали взгляду ещё большую выразительность. Этот взгляд производил чарующее впечатление на всех тех, кто был симпатичен поэту. Во время вспышек гнева глаза Лермонтова были ужасны, и это замечали все, находящиеся рядом с ним, люди. Скорее всего, чем ближе поэту был человек, тем добрее, милее и, следовательно, естественней представал перед ним Михаил Юрьевич. Недаром высокопоставленные лица, к которым автор «Мцыри» относился с некой долей отвращения, отзывались о нем, как о грубом, язвительном молодом человеке.

И, пожалуй, наиболее точно передаёт ускользающую от многих, удивительную, особенную черту поэта беглый рисунок Д. П. Палена (Лермонтов в профиль, в смятой фуражке).

Однополчанин Лермонтова, Д. П. Пален, создал этот рисунок сразу после Валерикского боя. Об этом страшном сражении, в котором с обеих сторон погибло две тысячи воинов, Михаил Юрьевич написал замечательное стихотворение – «Я к вам пишу случайно…». Более это стихотворение известно как «Валерик». В нём поэт описывает страшный бой:

И два часа в струях потока

Бой длился. Резались жестоко,

Как звери, молча, с грудью грудь…

Мутная от крови вода, сотни убитых, вид раненых и умирающих друзей и недругов – всё это так противоречило чудесной природе Кавказа:

А там, вдали, грядой нестройной,

Но вечно гордой и спокойной,

Тянулись горы – и Казбек

Сверкал главой остроконечной.

И поэт не мог не сопоставить спокойствие и величие природы, и тщетность усилий жалких людей. Поэтому поэт восклицает:

Чего он хочет. небо ясно,

Под неба места много всем,

Но беспрестанно и напрасно

Один враждует он – зачем?

Теперь, зная историю создания портрета, всмотритесь внимательнее в лицо Лермонтова. Перед нами человек, погружённый в себя, отрешившийся от всего земного. Его глубокие, бездонные глаза наполнены вселенской печалью. Где надменный, горделивый взгляд, где высокомерие и презрение к окружающим? Я вижу человека, жалеющего всех без исключения, понимающего людей. Именно таким я себе представляю Михаила Юрьевича.

Но это лично моё мнение, а что же думали о Лермонтове великие поэты?

«Это было странное, загадочное существо – Царскосельский лейб-гусар…Он подражал в стихах Пушкину и Байрону, и вдруг начал писать нечто такое, где он никому не подражал, зато всем уже целый век хочется подражать ему. Слово слушается его, как змея заклинателя: от почти площадной эпиграммы до молитвы. Слова, сказанные им о влюблённости, не знают себе равных ни в какой из поэзий мира. Это так неожиданно, так просто и так бездонно.

Я уже не говорю о его прозе. Здесь он обогнал самого себя на сто лет и в каждой вещи разрушает миф о том, что проза – достояние лишь зрелого возраста…» — так говорила о Лермонтове А. Ахматова.

В. Брюсов заметил в характере великого поэта какую-то особенную черту, которая сопровождала каждое из его произведений:

Казался ты и сумрачным и властным,

Безумной вспышкой непреклонных сил;

Но ты мечтал об ангельски–прекрасном,

Ты демонски-мятежное любил!

Ты никогда не мог быть безучастным,

От гимнов ты к проклятиям спешил,

И в жизни верил всем мечтам напрасным,

Ответа ждал от женщин и могил.

Но не было ответа. И угрюмо

Ты затаил, о чём таилась дума,

И вышел к нам с усмешкой на устах.

И мы тебя, поэт, не разгадали,

Не поняли младенческой печали

В твоих как будто кованых стихах!

Природа наделила Лермонтова многими талантами: он неплохо играл на скрипке, слыл хорошим шахматистом и математиком, знал несколько иностранных языков, брал уроки живописи у Заболотского, и великий художник разглядел в нём особый талант к живописи. Вы только вглядитесь в нарисованных им коней – у каждого свой неповторимый характер.

Наш взгляд поражают и его акварельные пейзажи. Как прекрасно он изображал Кавказ. Взгляните на его рисунки. Рукой художника водила любовь к этим местам.

Несомненно, главным талантом Михаила Юрьевича оставалось отменное владение словом. Поэтесса Белла Ахмадулина однажды назвала Лермонтова «высочайшим юношей Вселенной». В этих словах звучит и преклонение перед талантом, и утверждение вечной устремлённости поэта к небу.

К 18 годам Лермонтов стал настоящим мастером поэзии. Написал несколько поэм и драм, а также 250 лирических стихотворений. Удивительно, но к издателям он не обращался вовсе: так высока была его требовательность к себе. В 1837 году публика впервые услышала его мощный голос. А ему оставалось жить всего 4 года! Но даже за столь короткий срок он успел сказать так много и с такой полнотой душевного чувства и философской мысли, что обессмертил себя. Под пулями, в опасных ущельях его никогда не покидало постоянное предчувствие смерти. Этим настроением дышат его «гранёные» стихотворения и поэмы.

Лично для меня произведения Лермонтова бессмертны. Они остаются актуальными и через полтора века после написания. Как тонко подмечены поэтом самые тайные, самые сокровенные мысли человека, его мечты и чувства. Кто-то, возможно, не согласится со мной, скажет, что и другие поэты писали о том же. Но творения Лермонтова разительно отличаются от работ других великих поэтов. Нет в них той особой радости, праздничности, яркости, которую можно встретить в стихотворениях Пушкина.

Вот какое объяснение этому я нашла в статье Д. Мережковского «М.Ю. Лермонтов- поэт сверхчеловечества»:

«Пушкин – дневное, Лермонтов – ночное светило русской поэзии. Вся она между ними колеблется, как между двумя полюсами – созерцанием и действием. У Пушкина жизнь стремится к поэзии, действие — к созерцанию; у Лермонтова поэзия стремится к жизни, созерцание — к действию». (Д. Мережковский статья «М. Ю. Лермонтов поэт сверхчеловечества», стр. 56)

Откройте томик Лермонтова на любой странице, вас «встретят» унылые, печальные образы. Но чем это можно объяснить? С чем связан столь мрачный взгляд на жизнь?

Сама судьба не благоволила к поэту. Это общеизвестные факты. Раннее сиротство. Ему не было и трёх лет, когда умерла мать. Бабушка, Елизавета Алексеевна Арсеньева, окружила внука заботой и вниманием, ничего не жалея для милого «Мишеля». Но поставленное условие (завещать всё её огромное состояние внуку, если отец не будет вмешиваться в его жизнь) сделало Лермонтова круглым сиротой:

Ужасная судьба отца и сына

Жить розно и в разлуке умереть…

Вторая причина грусти и уныния Лермонтова — во времени, когда он творил. Д. П. Муравьёв писал об этом так: « Широкая и светлая поэзия Пушкина выросла на почве надежд и доверия к жизни, веры в безграничные силы и возможности человека. И «дней Александровских прекрасное начало», и напряжение народных сил в Отечественной войне, и подъём национального самосознания питали эти надежды и веру. Но надежды оказывались несбыточными, вера – несостоятельной. Росли сомнения и стремление пересмотреть и переоценить силы человека, его положение в мире и само представление об этом мире. И на смену светлому, непосредственному и открытому взгляду на мир, на смену доверию жизни и упоению жизни приходит эпоха разочарования, анализа, рефлексии, скепсиса и «тоски по жизни» (Коровина В. Я. Учебник литературы 9 класс, часть первая стр. 252 Изд. «Просвещение» 2006 год Москва)

И третья причина, на мой взгляд, кроется в самом характере поэта. Юноша Лермонтов много читал, и рано усвоенные им книжные романтические идеалы образовали внутренний мир будущего поэта.

Его индивидуализм объясняется высокими требованиями, которые поэт предъявлял к жизни. Он искал в ней гармонии, гармонии человека и мира. А, не найдя, разочаровался в действительности.

Так какие же темы больше других волновали поэта?

Это и внутренний мир человека, и любовь к женщине, и отношения человека и общества, и любовь к Родине, и роль поэта в мире.

Перечитывая стихотворения Лермонтова, написанные в разные годы, можно заметить, что очень часто поэт употребляет слово «сон». Всего я нашла около 25 упоминаний. Вот неполный перечень этих произведений в первом томе собраний стихотворений М. Ю. Лермонтова:

Стр. 54 «Ночь III»

«Темно, всё спит . Лишь только жук ночной…»

Ночное светило

К 200-летию со дня рождения М.Ю. Лермонтова

«Пушкин – дневное, Лермонтов – ночное светило русской поэзии.
Вся она между ними колеблется, как между двумя полюсами – созерцанием и действием».
(Д.С. Мережковский)

Михаил Юрьевич Лермонтов — поэт трагической судьбы, не только в силу житейских обстоятельств и преждевременной гибели (катастрофически повторяющей безвременную кончину Пушкина), но и в силу радикальных противоречий его личности и творчества.

В сочинениях и жизни поэта критики порою усматривали преимущественно «страшную напряжённость и сосредоточенность мысли на себе», пустынность и эгоизм, демоническую гордыню. От мэтров русской литературы и философии звучали упрёки в неисполнении Лермонтовым своего призвания. Отмечали, что божественно гениальный поэтический дар, обладающий провиденциальной интуицией и способный открыть новые пути человечеству, не только не получил должного развития, но был растрачен попусту; воспевал и идеализировал демонизм, облекая в красивые формы ложные мысли и чувства, делал их привлекательными для неопытной души читателя.

В нынешнее время в обывательском сознании периодически возникает новая предельно заниженная тональность высказываний по отношению к творчеству великого поэта. Вот анекдотически неправдоподобная, но реальная реплика с экрана местного ТВ: «Нужен ли горожанам памятник Лермонтову? Он здесь почти не бывал, только проездом. Актуальнее поставить памятник тельцу – всё-таки символ власти и богатства, непонятно почему кто-то против этого».

Преддверие замечательной даты – 200-летия со дня рождения Михаила Юрьевича Лермонтова (2 октябряпо старому стилю, 15-е – по новому) – хороший повод совершить усилие понимания, в том числе и обратившись к трудам некоторых выдающихся исследователей-эссеистов, поэтов, сумевших, на наш взгляд, приоткрыть в какой-то мере тайну его личности, жизни и творчества.

Мы не можем забыть, что молодой гусарский офицер Михаил Лермонтов – единственный, кто ответил на смерть Пушкина. В какой-то мере этот поступок по своему ненарочитому мужеству и действенности слова напоминает трагическую историю, которая произойдёт почти сто лет спустя, когда Осип Мандельштам напишет «Мы живём под собою не чуя страны. »

Лидия Корнеевна Чуковская в своих воспоминаниях об Анне Ахматовой описывает такой эпизод. В ответ на прозвучавшую цитату из книги Герцена «Былое и думы», где он говорит о сходстве итальянского романтического поэта Джакомо Леопарди с Лермонтовым, Анна Андреевна заметила: «Вряд ли кто-нибудь на этой планете может напоминать Лермонтова».

В то же время невозможно не видеть две явные противоположные тенденции в личности и творчестве Лермонтова. Первая, обозначающаяся уже в ранних стихах, – богоборческая, в которой можно разглядеть разновидность модного тогда байронизма. Но если бунт Байрона – бунт именно против общества, уводящий его в добровольное изгнание и к очагам освободительных движений, то бунт Лермонтова имеет иную природу. Лермонтов – мистик по существу. И его Демон – не литературный приём, не средство эпатировать аристократию или буржуазию, а попытка выразить некий глубочайший опыт души. Быть может, самое тяжёлое, «роковое» в судьбе Лермонтова – не окончательное торжество зла над добром (которое видели в его творчестве Вл. Соловьёв и Достоевский), а «бесконечное раздвоение, колебание воли, смешение добра и зла, света и тьмы» (которое видел Мережковский).

Он был похож на вечер ясный:
Ни день, ни ночь – ни мрак, ни свет.

Богоборческая тенденция проявлялась у Лермонтова не только в слое мистического опыта, но и в слое интеллектуальном (холодный и горький скепсис, скорбные, разъедающие пессимистические раздумья), и в слое повседневной жизни (кутежи и бретёрство, юношеский разврат и военное удальство, вызывающе провоцирующее поведение).

Вторая тенденция личности и жизни поэта была предельно полярной. Это была другая реальность, просвечивающая сквозь зримую всеми и выраженная в стихах небывалой поэтической музыкальности и глубокой светлой веры: «В полночный час в долине Дагестана. », «Когда волнуется желтеющая нива. », «Ветка Палестины», картины природы в «Мцыри», «Демоне» и многих других.

«Кто привык представлять себе Лермонтова «байронёнком» или доморощенным демоном, – писал Георгий Адамович, – пусть вспомнит «Люблю отчизну я. «» Он считал, что эпатирующее поведение Лермонтова, его вызов «отмщения Творцу» по большей части был неким тактическим приёмом. Он носил маску и хотел казаться не тем, кем был. На самом деле Лермонтов искал иного применения и иного выражения своим силам.

Д.С. Мережковский приводит в своей статье о Лермонтове подтверждающие биографические эпизоды: «До какой степени «пошлость» его — только болезненный выверт, безумный надрыв, видно из того, с какою лёгкостью он сбрасывает её, когда хочет. В детстве он напускался на бабушку, когда она бранила крепостных, выходил из себя, когда вели кого-нибудь наказывать, и бросался на отдавших приказание с палкою, с ножом, – что под руку попало. Однажды в Пятигорске, незадолго до смерти, обидел неосторожным словом жену какого-то маленького чиновника и потом бегал к ней, извинялся перед мужем, так что эти люди не только простили его, но и полюбили, как родного».

Между двумя противоположными тенденциями шла внутренняя напряжённая борьба. «В нём жили два человека», – свидетельствует близко знавший Лермонтова человек. Вся жизнь поэта была наполнена мучительными поисками: к чему приложить разрывающую его внутреннюю силу. Его бунт можно назвать не эмпирическим, а метафизическим. Он нёс в себе черты религиозной святыни, несмирения, возможно, ведущего в перспективе к более глубокому и подлинному смирению.

Путь Лермонтова и его творчество можно охарактеризовать как драматичный опыт поиска подлинности жизни, её правды и глубины. Поэтому несмотря ни на что в нём есть место и пространство, где перед нами открываются гениальные пророческие откровения о Боге, мире и человеке.

По материалам статей В.С. Соловьёва, Д.С. Мережковского, Г.В. Адамовича, Д.Л. Андреева

Когда волнуется желтеющая нива,
И свежий лес шумит при звуке ветерка,
И прячется в саду малиновая слива
Под тенью сладостной зелёного листка;

Когда, росой обрызганный душистой,
Румяным вечером иль утра в час златой,
Из-под куста мне ландыш серебристый
Приветливо кивает головой;

Когда студёный ключ играет по оврагу
И, погружая мысль в какой-то смутный сон,
Лепечет мне таинственную сагу
Про мирный край, откуда мчится он, –

Тогда смиряется души моей тревога,
Тогда расходятся морщины на челе, –
И счастье я могу постигнуть на земле,
И в небесах я вижу Бога!

Ангел

По небу полуночи ангел летел,
И тихую песню он пел;
И месяц, и звёзды, и тучи толпой
Внимали той песне святой.
Он пел о блаженстве безгрешных духов
Под кущами райских садов;
О Боге великом он пел, и хвала
Его непритворна была.
Он душу младую в объятиях нёс
Для мира печали и слёз;
И звук его песни в душе молодой
Остался — без слов, но живой.
И долго на свете томилась она,
Желанием чудным полна;
И звуков небес заменить не могли
Ей скучные песни земли.

Сон

В полдневный жар в долине Дагестана
С свинцом в груди лежал недвижим я;
Глубокая ещё дымилась рана,
По капле кровь точилася моя.

Лежал один я на песке долины;
Уступы скал теснилися кругом,
И солнце жгло их жёлтые вершины
И жгло меня — но спал я мёртвым сном.

И снился мне сияющий огнями
Вечерний пир в родимой стороне.
Меж юных жён, увенчанных цветами,
Шёл разговор весёлый обо мне.

Но, в разговор весёлый не вступая,
Сидела там задумчиво одна,
И в грустный сон душа её младая
Бог знает чем была погружена;

И снилась ей долина Дагестана;
Знакомый труп лежал в долине той;
В его груди, дымясь, чернела рана,
И кровь лилась хладеющей струёй.

События 15 октября

15 октября 1608 года родился Эванжелиста Торричелли — итальянский математик и физик, придумавший ртутный барометр и объяснивший наличием воздушного давления факт подъема ртути в трубке. Изобретение барометра считается основной заслугой Торричелли, между тем он сам долго не публиковал своих наблюдений над полой трубкой с ртутью, потому что главным делом своим полагал теоретическую математику.

В честь Торричелли названа единица давления торр (миллиметр ртутного столба).

В 1814 году, в ночь с 14 на 15 октября родился великий русский поэт Михаил Лермонтов.

«Проза Лермонтова чудо. Еще большее чудо, чем его стихи», — восхищался Лев Гумилев.

«Пушкин – дневное, Лермонтов – ночное светило русской поэзии», — такое определение давал Дмитрий Мережковский.

А Анна Ахматова в статье о Лермонтове писала: «…Слова, сказанные им о влюбленности, не имеют себе равных ни в одной поэзии мира. Это так просто, так неожиданно и так бездонно:

Есть речи – значенье
Темно иль ничтожно
Но им без волненья
Внимать невозможно.

«Если бы он написал только это стихотворение, он был бы уже великим поэтом», — утверждала Ахматова.

Пушкин и Лермонтов – эти два имени слились у нас в сознании еще со школьных лет. Но какие они были разные! В статье «Ремесло поэта» Валерий Брюсов отмечал, что Пушкин работал над стихами, делал их, а у Лермонтова стихи выходили из головы уже законченными. Пушкин желал, чтобы слух о нем прошел по всей Руси великой, Лермонтов же задумывался над тем, не лучше ли оставить свои мечты навсегда в глубине души, да и нет у языка сил, чтобы выразить сокровенные думы – «стихом размеренным и словом ледяным не передашь ты их значенья».
Михаил Лермонтов был убит на дуэли 27 июля 1841 года.

15 октября 1841 года родился знаменитый русский предприниматель и меценат Савва Мамонтов.

Он занимался строительством железных дорог и умножил отцовское состояние. В частности, Мытищинский вагоностроительный завод – это бывшее мамонтовское предприятие.

«Миллионер, железнодорожник и кругом артист. Оперу держит, картины пишет, стихи сочиняет, бюсты ваяет, баритоном поет, Цуки танцы показывал, Шаляпина открыл и на ноги поставил, Васнецова в люди вывел, Коровину дорогу расчистил, теперь с Врубелем возится, как мать с новорожденным… Куда не двинь его в искусство, с какой стороны не тронь, во всем знаток и работник…» — так писал о Мамонтове в 1910 году писатель и публицист Александр Амфитеатров.

15 октября 1929 года в Белграде в семье скульптора и преподавательницы философии родился Милорад Павич, выдающийся сербский поэт, писатель, переводчик и историк сербской литературы 17-19 веков. Специалист по сербскому барокко и поэзии символизма.

«Я думаю, что литература забрала значительную часть моей жизни. Поэтому я написал, что у меня нет биографии, есть только библиография», — говорит он.

По словам Павича, «роман – это сизифов труд, с той только разницей, что камень, к счастью, не возвращается к вам, а скатывается с другой стороны горы прямо в руки читателю».

Его книги переведены на многие языки. Его роман «Хазарский словарь», вышедший в 1984 году, стал бестселлером.

«Что касается вопроса о влиянии писателя на мир, скажу, что мир был бы хуже, чем он есть, если бы, начиная с Гомера и до сегодняшнего дня, не существовало художественного творчества, которое все-таки делает мир лучше, — говорит Павич. — От издателей я знаю, что по всему миру численность моих читателей превосходит численность армии любого государства… А это все-таки что-то значит».

Сегодня Милораду Павичу исполняется 78 лет.

15 октября 1941 года Сталин подписал совершенно секретное, особой важности постановление Государственного Комитета Обороны «Об эвакуации столицы города Москва».

«Ввиду неблагоприятного положения в районе Можайской оборонительной линии», говорилось в документе, Государственный Комитет Обороны постановил: поручить товарищу Молотову заявить иностранным миссиям, чтобы они сегодня же эвакуировались в Куйбышев (на Кагановича возлагается обеспечение своевременной подачи составов для миссий, на НКВД во главе с Берия – организация их охраны).

«Сегодня же, — говорилось далее в приказе, — эвакуировать Президиум Верховного Совета, а также Правительство во главе с заместителем председателя Совета Народных Комиссаров товарищем Молотовым». И в скобках: «Товарищ Сталин эвакуируется завтра или позднее, смотря по обстановке».

Органам Наркомата Обороны и Наркомвоенмора предписывалось немедленно эвакуироваться в город Куйбышев, а основной группе Генштаба – в Арзамас.

«В случае появления войск противника у ворот Москвы, — говорилось в последнем пункте приказа, — поручить НКВД (товарищам Берия и Щербакову) произвести взрыв предприятий, складов и учреждений, которые нельзя будет эвакуировать, а также всё электрооборудование метро (исключая водопровод и канализацию)».

Уже на следующий день, 16 октября, Сталин выехал на передовую в район села Ленино-Лупиха в дивизию генерала Афанасия Белобородова, чтобы изучить боевой дух и морально-политический настрой солдат. Главком беседовал с ранеными бойцами, лично награждал их орденами и медалями СССР и в итоге принял твёрдое решение – Москву не покидать. Люди, остававшиеся в те дни в столице, рассказывали позже, какой ошеломляюще-благоприятный эффект произвела на москвичей весть о том, что Сталин решил до победного конца быть с ними. Народ верил: пока Сталин находится в Москве, ничего катастрофического с ней не произойдёт.

15 октября 1964 года был введен в действие крупнейший в мире нефтепровод «Дружба».

Нефтепровод «Дружба» стоит в одном ряду с такими грандиозными проектами прошлого века, как Днепрогэс, БАМ, Магнитка… Решение о его строительстве принимали руководители нескольких стран — членов Совета экономической взаимопомощи: СССР, Венгрии Чехословакии, Польши и ГДР. После распада социалистического лагеря и СССР центр управления российской частью нефтепровода переместился из Львова в Брянск.

15 октября 1976 года было официально объявлено о том, что популярного дуэта «Айк и Тина Тёрнер» больше не существует.

К тому времени Тина, одержимая желанием начать сольную карьеру, уже ушла от своего супруга, который сдерживал ее творческую самостоятельность и время от времени поколачивал. Об Айке забыли, а Тина стала суперзвездой. Правда далеко не сразу, ждать пришлось аж до 1984 года, когда вышел ее альбом «Прайвит дэнсе», получивший три награды «Грэмми» и ставший платиновым.

15 октября 1990 года за вклад в снижение международной напряжённости и осуществление политики гласности Михаилу Горбачеву была присуждена Нобелевская премия мира. В заявлении Нобелевского комитета, в частности, отмечалось: «В последние годы в отношениях между Востоком и Западом произошли весомые перемены. Конфронтация сменилась переговорами. Старые европейские государства вновь обрели свободу. Темпы гонки вооружений замедляются, и мы наблюдаем безусловный и активный прогресс на пути к контролю над вооружениями и разоружению. Ряд региональных конфликтов разрешен или, по крайней мере, приблизился к разрешению. ООН начинает играть ту роль, которая первоначально ей отводилась в международном сообществе, где властвует закон.

Эти исторические перемены вызваны рядом факторов, но в 1990 году Нобелевский комитет хочет воздать должное Михаилу Горбачеву за определяющий вклад, который он во многих случаях внес в эти процессы. Возросшая открытость, которую он привнес в советское общество, также способствовала укреплению международного доверия. По мнению комитета, этот мирный процесс, в который Горбачев внес такую весомую лепту, открывает новые возможности перед мировым сообществом для решения его актуальных проблем, невзирая на идеологические, религиозные, исторические и культурные различия».

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Adblock detector