Пущину пушкин стих читать

А.С.Пушкин в Лицее

Дом лицейский огромный, четырехэтажный. В нижнем этаже живут преподаватели, служащие; во втором – столовая, больница с аптекой, актовый зал, канцелярия; в третьем – классы, зал для отдыха после занятий, физический кабинет, комната для газет и журналов, библиотека. Наверху, на четвертом этаже, комнаты мальчиков – у каждого своя, маленькая, и все комнаты одинаково обставлены: железная кровать, комод, конторка, зеркало, стул, умывальник. На конторке – чернильница и подсвечник со щипцами.
В прекрасных садах Царского Села, под вековыми липами, на зеленых лужайках, у берегов Большого озера лицеисты гуляли, и часто на одной из скамеек парка сидел мальчик Пушкин.
Начались занятия, потекла размеренная лицейская жизнь. «Мы скоро сжились, свыклись. Образовалась товарищеская семья, в этой семье – свои кружки; в этих кружках начали обозначаться, больше или меньше, личности каждого; близко узнали мы друг друга, никогда не разлучаясь; тут образовались связи на всю жизнь», – вспоминал позднее Пущин.
Случайно комната Александра Пушкина, номер четырнадцать, оказалась рядом с комнатой Ивана Пущина – Жанно, как называли его лицеисты. Как часто, когда все в Лицее уже спали, мальчики вели вполголоса через невысокую перегородку задушевные разговоры. Они говорили обо всем: о каком-нибудь «вздорном случае» дня, о товарищах, об учителях, о войне, которая началась вскоре после открытия Лицея. Пущин был старше Пушкина на один год. Рассудительный, справедливый, он не раз успокаивал вспыльчивого, быстрого в своих суждениях и поступках Пушкина, которого полюбил душевно, навсегда. А за стеной по коридору шагал дежурный дядька, изредка постукивал в дверь и призывал к порядку.
Среди преподавателей были молодые профессора, такие, как Галич, Куницын. Они держали себя с лицеистами просто, говорили с ними как с равными, как с младшими товарищами, старались внушить им мысли о равенстве людей, о справедливости, о долге гражданина. Недаром обоим вскоре запрещено было преподавать, а лекции Куницына царское правительство приказало сжечь. Пушкин всегда с благодарностью вспоминал Куницына. «Он создал нас, он воспитал наш пламень», – писал он в своих стихах.
Началась Отечественная война 1812 года. Вся Россия, от мала до велика. поднялась на борьбу с иноземными захватчиками. Лицеисты жадно, с тревогой следили за военными событиями, читали газеты. Они знали, что Василий Андреевич Жуковский – один из самых тогда любимых поэтов – пошел добровольцем в действующую армию. Все они, конечно, читали его стихотворение «Певец во стане русских воинов», которое было напечатано в журнале и в 1813 году вышло отдельной книжкой.
Мимо Лицея проходили на войну гвардейские полки, в которых у лицеистов были родные и знакомые.

Вы помните: текла за ратью рать,
Со старшими мы братьями прощались
И в сень наук с досадой возвращались,
Завидуя тому, кто умирать
Шел мимо нас.

Казалось, что учиться в то время, когда отечество в опасности, невозможно. До лицеистов доходили слухи, что во многих учебных заведениях старшие учащиеся группами подавали заявления о том, что не могут учиться, и часто уходили — вернее, убегали – на войну.
В Лицее занятия продолжались своим чередом. Пушкину все давалось легко, но учился он неровно и не очень любил математику. Как-то в математическом классе вывали его к доске и задали алгебраическую задачу. Он долго переминался с ноги на ногу и писал какие-то формулы. «Что же вышло? Чему равняется икс?» – спросил наконец преподаватель. «Нулю», – улыбаясь, ответил Пушкин. «. У вас, Пушкин, в моем классе все кончается нулем. Садитесь на свое место и пишите стихи». Но случалось, что тот же преподаватель математики изгонял его из класса, когда, забыв об уроке, Пушкин весь углублялся в чтение посторонних книг. По этому поводу лицеисты даже песенку сочинили:

А что читает Пушкин?
Подайте-ка сюды!
Ступай из класса с богом,
Сюда не приходи!

Читал Пушкин очень много как на русском, так и на французском языке. За это товарищи прозвали его «французом», на что он во время войны особенно сердился. Из произведений русских писателей он увлекался тогда стихами Державина, Жуковского, Ломоносова, Батюшкова, читал комедию Фонвизина «Недоросль», только что вышедший сборник басен Крылова и много других книг. В Лицее была большая, хорошая библиотека. «Все видели, — рассказывал позднее Пущин, – что Пушкин нас опередил, многое прочел, о чем мы и не слыхали, все, что читал, помнил; но достоинство его состояло в том, что он отнюдь не думал высказываться и важничать, как это часто бывает в те годы».
В Лицее Пушкин встретил товарищей, которые, как и он, интересовались литературой, писали стихи. У Пушкина страсть к поэзии проявилась очень рано. Еще дома по вечерам, когда он долго не мог заснуть и его спрашивали: «Что ты, Саша, не спишь?» – он отвечал: «Сочиняю стихи». Ему было тогда лет семь-восемь. Очень скоро среди лицеистов образовались литературные кружки, стали издаваться рукописные журналы, и Пушкин принимал участие во всех лицейских журналах: писал стихи, песни, сочинял эпиграммы. На уроках литературы, или словесности, как тогда говорили, задавались часто сочинения, которые можно было подавать и стихами и прозой. Особенно отличался на этих уроках Пушкин – он, казалось, и думал стихами. Однажды преподаватель дал тему классного сочинения «Восход солнца», и один из товарищей Пушкина ничего не мог придумать, кроме фразы:

Грядет с заката царь природы.

Пушкин, не задумываясь, тут же подсказал ему:

«Не только в часы отдыха от ученья в рекреационной зале, на прогулках, но нередко в классах и даже в церкви ему приходили в голову разные поэтические вымыслы, и тогда лицо его то хмурилось необыкновенно, то прояснялось от улыбки, смотря по роду дум, его занимавших, – рассказывал один из товарищей Пушкина. – Набрасывая же мысли свои на бумагу, он удалялся всегда в самый уединенный угол комнаты, от нетерпения грыз обыкновенно перо и, насупя брови, надувши губы, с огненным взором читал про себя написанное». Лицеисты были очень горды, когда в 1814 году в журнале «Вестник Европы» появилось первое напечатанное стихотворение Пушкина «К другу стихотворцу», обращенное, вероятно, к Кюхельбекеру. Стихотворение это Пушкин подписал так: Александр Н.к.ш.п.
Весной этого года в Петербург переехала семья Пушкиных, и теперь родители иногда навещали сына, даже как-то на праздники брали его домой. Брат Левушка поступил в Благородный пансион при Лицее, и с ним Пушкин видался еще чаще. Левушка очень любил старшего брата, знал наизусть все его стихи и был очень доволен, когда узнал, что к Саше в Лицей приходил сам Жуковский. Жуковский действительно пришел познакомиться с Пушкиным и писал об этом поэту Петру Андреевичу Вяземскому: «Я сделал еще приятное знакомство! с нашим молодым чудотворцем Пушкиным. Я был у него на минуту в Царском Селе. Милое, живое творение! Он мне обрадовался и крепко прижал руку мою к сердцу. Это надежда нашей словесности. Нам всем надобно соединиться, чтобы помочь вырасти этому будущему гиганту, который всех нас перерастет». С тех пор Жуковский приходил иногда один, а как-то пришел с писателем Карамзиным, в другой раз – с Вяземским. Он любил читать свои стихи Пушкину, и те строки, которые Пушкин не мог сразу запомнить, Жуковский уничтожал или переделывал.
В январе 1815 года, когда лицеисты переходили на старший курс, состоялся публичный экзамен. Пушкин читал свое новое стихотворение – «Воспоминания в Царском Селе». На экзамене присутствовал поэт Гаврила Романович Державин; стихи его хорошо знали и любили в Лицее. «Державин был очень стар. Экзамен наш очень его утомил. – вспоминал позднее Пушкин. – Он дремал до тех пор, пока не начался экзамен в русской словесности. Тут он оживился. Наконец вызвали меня. Я прочел мои «Воспоминания в Царском Селе», стоя в двух шагах от Державина. Я не в силах описать состояния души моей: когда дошел я до стиха, где упоминаю имя Державина, голос мой отроческий зазвенел, а сердце забилось с упоительным восторгом. Не помню, как я кончил свое чтение; не помню, куда убежал. Державин был в восхищении; он меня требовал, хотел меня обнять. Меня искали, но не нашли. »
В те годы в Царском Селе стоял гусарский полк, вернувшийся с войны. Среди офицеров этого полка было много образованных, передовых людей. Служил здесь Петр Яковлевич Чаадаев – писатель, философ, человек очень образованный, будущий член тайного политического общества. Лицеистам старших курсов разрешалось посещать знакомых в Царском Селе, и Пушкин бывал у Карамзиных, которые обычно жили здесь летом. У них познакомился он и сблизился с Чаадаевым, который пригласил его к себе в полк. Вместе с друзьями – Пущиным, Кюхельбекером – Пушкин стал бывать у Чаадаева в кружке гусарских офицеров. Буйная, веселая пирушка часто сменялась здесь вольными разговорами о политических событиях, чтением запрещенных книг, горячими спорами. Юноша Пушкин жадно ко всему прислушивался, но не знал, что товарищи его по Лицею, Вольховский и Пущин, уже вступили в Союз спасения — первоначальную организацию будущих декабристов.
В стихах, которые Пушкин писал в эти годы, нашли свое отражение и эти споры, и вольные мысли, и мечты о счастье и свободе родины. Так, в шестнадцать лет Пушкин написал стихотворение «Лицинию», в котором есть такие строки: «Я рабство ненавижу. «; «Я сердцем римлянин; кипит в груди свобода; во мне не дремлет дух великого народа». Правда, в стихотворении говорилось о древнем Риме и древних римлянах, но главная мысль его заключалась в том, что государство может жить только тогда, когда у граждан есть свобода, и что гибнет оно от рабства и деспотизма. Ясно, что так чувствовал и так думал сам молодой поэт о своей родине, о России.
Подходили к концу лицейские дни. Открывая Лицей для детей из дворянских семей, царь Александр I хотел подготовить их для будущей государственной службы, воспитать верных себе слуг. Но он жестоко ошибся. Лицей не оправдал его надежд. Подрастая, лицеисты все больше набирались вольного духа. В стенах Лицея выросли будущие декабристы: Пущин, Кюхельбекер, – люди «с душою благородной, возвышенной и пламенно свободной». Наступил день выпуска лицеистов.

Расставаясь, лицеисты решили встречаться каждый год 19 октября – в день открытия Лицея. И никогда потом Пушкин не забывал отметить этот день. В будущем со многими товарищами разошлись у Пушкина пути, но навсегда крепкая дружба связала его с Пущиным, с поэтом Дельвигом, с Кюхельбекером.

По книге: Н.С.Шер. Рассказы о русских писателях. Детгиз, 1960

1. Надежда Сергеевна Шер (1890–1976) много лет трудилась над созданием рассказов о великих русских писателях и художниках. Одна из ее больших книг так и называется: «Рассказы о русских писателях». Вышла она впервые в Детгизе в 1957 году, очень скоро была замечена и по достоинству оценена юными читателями. Книга эта переведена на другие языки и переиздана в некоторых республиках и за рубежом.
См. главы из её книги «Рассказы о русских художниках». (вернуться)

К ПУЩИНУ
(4 МАЯ)

Любезный именинник,
О Пущин дорогой!
Прибрел к тебе пустынник
С открытою душой;
С пришельцем обнимися —
Но доброго певца
Встречать не суетися
С парадного крыльца.
Он гость без этикета,
Не требует привета
Лукавой суеты;
Прими ж его лобзанья
И чистые желанья
Сердечной простоты!
Устрой гостям пирушку;
На столик вощаной
Поставь пивную кружку
И кубок пуншевой.
Старинный собутыльник!
Забудемся на час,
Пускай ума светильник
Погаснет ныне в нас;
Пускай старик крылатый
Летит на почтовых:
Нам дорог миг утраты
В забавах лишь одних!

Ты счастлив, друг сердечный!
В спокойствии златом
Течет твой век беспечный,
Проходит день за днем;
И ты в беседе граций,
Не зная черных бед,
Живешь, как жил Гораций,
Хотя и не поэт.
Под кровом небогатым
Ты вовсе не знаком
С зловещим Гипократом,
С нахмуренным попом;
Не видишь у порогу
Толпящихся забот;
Нашли к тебе дорогу
Веселость и Эрот;
Ты любишь звон стаканов
И трубки дым густой,
И демон метроманов
Не властвует тобой.
Ты счастлив в этой доле.
Скажи, чего же боле
Мне другу пожелать?
Придется замолчать.

Дай бог, чтоб я, с друзьями
Встречая сотый май,
Покрытый сединами,
Сказал тебе стихами:
Вот кубок; наливай!
Веселье! будь до гроба
Сопутник верный наш.
И пусть умрем мы оба
При стуке полных чаш!

Пущину пушкин стих читать

Встретились и подружились некогда в царскосельском лицее два мальчика: Саша Пушкин и Ваня Пущин. Казалось, они были очень разными. Пушкин &#151 порывист и вспыльчив, Пущин &#151 уравновешен, упорен, рассудителен.

«Все мы видели, что Пушкин нас опередил, многое прочел, о чем мы и не слыхали, все, что читал, помнил, &#151 писал много лет спустя Пущин, &#151 но достоинство его состояло в том, что он отнюдь и не думал выказываться и важничать, как это очень часто бывает в те годы (каждому из нас было по 12 лет)».

Но вот они выросли. Годы лицея остались позади. Оба уже достаточно ясно сознавали, что живут они в стране бесправной, задавленной царским самовластьем. Юноша Пущин сразу выбрал для себя путь борьбы &#151 вступил в тайное общество. «Эта высокая цель жизни самой своей таинственностью и начертанием новых обязанностей резко и глубоко проникла в душу мою. &#151 вспоминал впоследствии Пущин. &#151 Первая моя мысль была &#151 открыться Пушкину: он всегда согласно со мной мыслил о деле общем. Не знаю, к счастию или к несчастию, он не был тогда в Петербурге, а то не ручаюсь, что в первых порывах, по исключительной дружбе моей к нему, я, может быть, увлек бы его с собою. Впоследствии. я уже не решался вверить ему тайну, не мне одному принадлежавшую, где малейшая неосторожность могла быть пагубна всему делу». К тому же и Пущин, и его друзья видели, что Пушкин, и не состоя в тайном обществе, своим поэтическим словом «действует, как нельзя лучше, для благой цели».

Вольнолюбивые стихи Пушкина ходили по рукам в Петербурге и по всей России. Узнал о них и царь Александр I. И приказал выслать поэта из Петербурга сначала на юг России, а затем в псковское село Михайловское, под надзор местных властей.

Здесь Пушкин жил в старой усадьбе вдвоем со старушкой няней, вдали от друзей и родных. Сюда в январе 1825 года, в санях по снежной дороге, приехал к нему верный друг Иван Пущин.

. Поэта дом опальный,
О Пущин мой, ты первый посетил;
Ты усладил изгнанья день печальный.

Так об этом приезде друга позднее написал Пушкин.

А в тайное общество Пущин принял только поэта Рылеева. Того Рылеева, который возглавил затем подготовку восстания в Петербурге.

В ноябре 1825 года, совершая поездку по югу России, в городе Таганроге, внезапно умер царь Александр I. Для членов тайного общества эта весть прозвучала как сигнал к решительным действиям.

Восстание назначили на 14 декабря. В этот день офицеры, участники восстания, решили вывести в Петербурге свои полки на Сенатскую площадь, откуда уже совсем близко было до царского Зимнего дворца.

Офицер Каховский готовился стрелять в нового императора Николая. Накануне решительного дня Рылеев обнял Каховского и сказал: «Я знаю твое самоотвержение. Убей завтра императора!» И тут Пущин тоже обнял Каховского, восхищенный отвагой этого человека.

Но 14 декабря на пронизанной холодным ветром Сенатской площади восставшие потерпели поражение. Не рассчитали свои силы. А некоторые просто растерялись &#151 восстание началось без четко продуманного плана. Из воспоминаний декабриста Розена известно, что «всех бодрее в каре стоял И. И. Пущин» и что, хотя он был в штатском, «солдаты охотно слушали его команду, видя его спокойствие и бодрость». Пущин пришел на площадь в шубе и шляпе, и, когда по восставшим начали стрелять картечью, шуба его оказалась пробита во многих местах.

Он мог бы сразу бежать из Петербурга, но не захотел. Считал своим долгом разделить участь товарищей.

Арестованный и заключенный в Петропавловскую крепость, он стойко держался на допpocax и никого из товарищей не выдал.

Весть о неудачном восстании дошла до тихого села Михайловского. Пушкин написал письмо в Петербург, поэту Дельвигу, спрашивал: «Но что Иван Пущин. Сердце не на месте, но крепко надеюсь на милость царскую». Напрасно надеялся. Уцелевший в день восстания Николай I щадить никого не хотел.

Пущина, как одного из главных зачинщиков, осудили «по первому разряду». Его приговорили к смертной казни с отсечением головы. Затем смертный приговор заменили вечной каторгой. Пятеро главных участников восстания были повешены, среди них друзья Пущина &#151 Рылеев и Каховский.

«Повешенные повешены, но каторга 120 друзей, братьев, товарищей ужасна», &#151 восклицал Пушкин в письме к поэту Вяземскому. А в черновых своих бумагах нарисовал однажды виселицу и задумчиво приписал рядом: «И я бы мог. «

Пущина погнали на каторгу за несколько тысяч верст &#151 в Забайкалье.

В морозный зимний день привели новых каторжан в читинский острог. Из-за острожного частокола Пущин услышал, что его зовет женский голос. Оказалось, это жена декабриста Муравьева, Александра Григорьевна, одна из тех самоотверженных женщин, что последовали за мужьями на каторгу. Она подозвала Пущина и передала ему, просунув меж кольев, листок бумаги.

«Александра Григорьевна проговорила мне, &#151 рассказывал в своих «Записках» Пущин, &#151 что получила этот листок от одного своего знакомого перед самым отъездом из Петербурга, хранила его до свидания со мною и рада, что могла, наконец, исполнить порученное поэтом». Порученное Пушкиным!

Пущин развернул листок, и можно себе представить, как взволновали его пушкинские строки, обращенные к нему, Пущину:

Мой первый друг, мой друг бесценный,
И я судьбу благословил,
Когда мой двор уединенный,
Печальным снегом занесенный,
Твой колокольчик огласил;
Молю святое провиденье:
Да голос мой душе твоей
Дарует то же утешенье,
Да озарит он заточенье
Лучом лицейских ясных дней!

До конца жизни Пущин хранил это послание Пушкина как святыню.

Ошеломляющее известие о смерти поэта на дуэли пришло к Пущину уже на каторжный Петровский завод, тоже в Забайкалье, куда Пущина перевели из Читы. «Кажется, если бы при мне должна была случиться несчастная его история и если б я был на месте К. Данзаса, то роковая пуля встретила бы мою грудь: я бы нашел средство сохранить поэта-товарища, достояние России», &#151 писал он одному из старых друзей в Петербург.

И это были не просто слова.

Декабрист Басаргин вспоминал о Пущине: «Его открытый характер, его готовность оказать услугу и быть полезным, его прямодушие, честность, в высшей степени бескорыстие высоко ставили его в нравственном отношении. В Чите и в Петровском он только и хлопотал о том, чтобы никто из его товарищей не нуждался. Присылаемые родными деньги клал почти все в общую артель. «

В 1839 году, вместе со многими другими декабристами, Пущин был переведен с каторги на поселение. И еще семнадцать лет провел в изгнании, в маленьких сибирских городках: сначала в Туринске, затем в Ялуторовске.

Пущину разрешено было вернуться в европейскую Россию только через тридцать лет после того, как его погнали на каторгу в Сибирь.

В Петербурге его встретил старый лицейский товарищ Константин Данзас. И рассказал о том, как раненный на дуэли Пушкин перед смертью жалел, что рядом нет Пущина:

&#151 Легче было бы умирать.

Пущин узнал об этом через двадцать лет после смерти поэта. Теперь уже и ему самому оставалось жить недолго.

Но и поныне жива память о первом друге Пушкина.

Во глубине сибирских руд (Пушкин)

← Мордвинову Во глубине сибирских руд.
автор Александр Сергеевич Пушкин (1799—1837)
Соловей и роза →
См. Стихотворения 1827 . Дата создания: 1827, опубл.: 1856. Источник: ФЭБ (1948)

Во глубине сибирских руд
Храните гордое терпенье,
Не пропадет ваш скорбный труд
И дум высокое стремленье.

5 Несчастью верная сестра,
Надежда в мрачном подземелье
Разбудит бодрость и веселье,
Придет желанная пора:

Любовь и дружество до вас
10 Дойдут сквозь мрачные затворы,
Как в ваши каторжные норы
Доходит мой свободный глас.

Оковы тяжкие падут,
Темницы рухнут — и свобода
15 Вас примет радостно у входа,
И братья меч вам отдадут.

Комментарий

Датируется концом декабря 1826 г.— началом января 1827 г. Пушкин передал это стихотворное послание сосланным декабристам А. Г. Муравьевой, отъезжавшей из Москвы к мужу на каторгу в начале января 1827 г. Известен стихотворный ответ Александра Одоевского: «Струн вещих пламенные звуки. ». См. также следующий М. Я. Цявловского:

При жизни Пушкина напечатано не было.

Автографа не сохранилось.

Источники текста: Копии в сборниках: 1. Долгорукова (Дл). 2. Пущина, его руки (Пщ1). 3. Тихонравова (Т). 4. Бартенева (Б1). Здесь запись Соболевского без третьей строфы, которая приписана Бартеневым сбоку. Соболевским позднее над текстом приписано заглавие, зачеркнута в ст. 6 после слова «Надежда» запятая, в последнем стихе начальное «И» исправлено в «А», в этом же стихе выскоблено слово «меч», вместо него поставлен знак сноски (крест), а под стихотворением приписано: «(*) в списке здесь поставлено меч, но я твердо помню, что когда Пушкин мне эти стихи читал (а они сочинены им у меня в доме), то это было иначе. П тогда слишком был благодарен государю за оказанные ему милости, чтобы мысль такая могла ему придти в голову». Это сообщение Соболевского (кроме утверждения, что стихи сочинены у него в доме) не заслуживает доверия. Напечатано Цявловским в публикации «Из Пушкинианы П. И. Бартенева. I. Тетрадь 1850-х годов» — «Летописи Литературного музея»,кн. I, 1936, стр. 539—540. 5. Лонгинова-Полторацкого (Л). Здесь к стихотворению имеется примечание такого же содержания, что и приписка Соболевского в Б1. 6. Семевского (Смв). 7. Александрова (Ал). 8. О. Киреевой (Кир). К заглавию примечание: «Эти стихи были посланы через А. Г. Муравьеву, ехавшую в Сибирь». 9. Якушкина (Я1). Под текстом имеется позднейшая приписка карандашом: «Сооб. Иван Ив. Пущиным. Стих. это привез Пуш. А. Г. Муравьевой, ехавшей в 1827 г. к мужу в Сибирь». Кроме заглавия, имеется подзаголовок «(Послание в Петровский Завод; во 2 т. П З озаглавлено в Сибирь)». К словам «Петровский Завод» стоит знак сноски, в которой сообщаются сведения о Петровском Заводе, Читинском остроге и коменданте Лепарском. 10. Майкова (М). 11. Забелина (Зб). 12. Марина (Мр). 13. Ефремова (Е.) Здесь такое примечание, как в Я1. Отдельные копии. 14. Пущина (руки неизвестного) на двух листах вместе с «Ответом» кн. А. И. Одоевского (Пщ2). 15. H. И. Лорера в его «Прибавлении к моим запискам: копии с писем и литературных произведений в прозе и стихах,— товарищей моего изгнания в Сибири» (Лр).—Здесь перед текстом пояснение: «Стихи эти были присланы Александром Сергеевичем Пушкиным в 1827 г. Александре Григорьевне Муравьевой, урожденной графине Чернышевой, в Сибирь (тайно) чрез неизвестного купца». Опубликовано (с отступлениями от подлинника) Бартеневым в «Прибавлении к моим запискам» Лорера—»Русский Архив», 1874, № 9, стб. 703, и точнее Цявловским в собрании сочинений Пушкина, изд. «Красной Нивы», т. II, 1930, стр. 32. «Описание» копии Лорера и факсимиле ст. 13—16 даны M. В. Нечкиной в статье «О Пушкине, декабристах и их общих друзьях. III. „Во глубине сибирских руд“».—»Каторга и ссылка», кн. 4 (65), 1930, стр. 24—28. 16. Путяты на отдельном листе (Пт6). 17. Путяты в записной книжке № 3 (Пт2). 18. Путяты в записной книжке № 5 (Пт3). Все три копии Путяты — в Мурановском Музее Тютчева. 19. В архиве Ю. Ф. Самарина на листе вместе с «Ответом» кн. А. И. Одоевского (Смр) — ЛБ. Сам. IV, № 132 5/17. В правом верхнем углу: «Писано Пушкиным к ссыльным декабристам и отправлено им в Сибирь». 20. В архиве В. Е. Якушкина. Из материалов Гаевского (ГвЯ3)—ПД. Ф. 244, оп. 4, № 101. Публикации: 22. Герцена в сборнике «Полярная Звезда на 1856, издаваемая Искандером», кн. 2, Лондон, 1856, стр. 13 (ПЗ). 23. H. H. Гусева «Послание в Сибирь. Неизвестные варианты стихотворения А. С. Пушкина» в «Литературной Газете», 1939, № 32 (811) от 10 июня (Ю). Публикация сделана на основании сообщения Н. Н. Гусеву архивиста Е. И. Владимирова, обнаружившего копию стихотворения «в Красноярском краевом архиве, среди бумаг библиофила Г. В. Юдина». В этой копии ст. 11 и 15 читаются:

11 Как в эти каторжные норы

15 Вас встретит радостно у входа

Кроме этого, в последней строфе не четыре, а пять стихов; перед ст. 13 имеется стих:

Мужайтесь! Русского народа

Так как этого стиха нет в копиях самих декабристов И. И. Пущина и Н. И. Лорера и ни в одном из источников кроме этой копии, стих этот мы не вводим ни в основной текст, ни в «Другие редакции и варианты».

Из всех указанных текстов наиболее авторитетным нужно признать текст Пщ1 с одной оговоркой. В нем ст. 12 имеет два варианта. Первоначально было написано:

Доходит мой призывный глас.

Затем над словом «призывный» написано: «свободный», причем слово «призывный» осталось незачеркнутым. С текстом Пщ1 (со словом «свободный») совпадают тексты: ГвЯ1, ГвЯ3, Дл, Зб, Мр и ПЗ. Из отличий от Пщ1 в отдел «Другие редакции и варианты» не вводятся отличия, дающие явно искаженный текст.

Стихотворение при переписке называлось весьма разнообразно. Приводим здесь все эти заглавия, являющиеся вместе с тем и комментарием к стихотворению:

К страдальцам 1826-го года. Ал
При посылке Цыган и 2-ой песни Онегина ссыльным. Б1
В Сибирь сосланным после 14 декабря. Дл
В Сибирь. Е, Зб, Мр, ПЗ
При посылке «Цыган» и 2-ой главы «Онегина» сосланным в Сибирь декабристам. Л
Послание к друзьям (1827). М1.
1826 г. Пт2 Пт3 Пт6
Послание А. С. Пушкина. РА
Декабристам. Кир Т
При посылке Цыган и 2 главы Онегина в Азию. Я1
Послание в Петровский Завод (в Сибирь). Смв

В ГвЯ1 ГвЯ3 Пщ1 Пщ2 и Смр заглавие отсутствует.

Печатается по Пщ1

Датируется концом декабря 1826 г.— первыми числами января (не позднее 4-го) 1827 г.

Опубликовано за границей в 1856 г. (см. выше). В России в статье Е. И. Якушкина «По поводу последнего издания сочинений А. С. Пушкина» — «Библиографические Записки», 1858, № 11, стб. 345, напечатано «К 1827 году относится послание Пушкина, начинающееся стихами:

…Храните гордое терпенье,
Не пропадет ваш скорбный труд…»

Полностью в России стихотворение напечатано в 1874 г. (см. выше).

В собрания сочинений Пушкина входит, начиная с первого издания под ред. Ефремова, 1880.

Разночтения

4 И душ высокое стремленье
9—12 следуют за ст. 1—4
— отсутствуют
10 Дойдут сквозь грозные затворы
12 Доходит мой призывный глас
13 Оковы тяжкие спадут
16 И братья меч ваш отдадут
– И братья меч вам подадут
– А братья меч вам подадут
Под текстом: 1827

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: