Псевдонимы Гоголя

П ервый рассказ Гоголя появился в журнале «Отечественные записки» в изуродованном виде: издатель Свиньин решил выправить слог молодого писателя. Гоголь оказался беззащитным перед таким самоуправством — рассказ «Бисаврюк, или Вечер накануне Ивана Купала», в котором повествуется о кровавой жертве, сам пал жертвой ретивого издателя.
Жертва была не напрасна. Гоголя заметили, он стал всё чаще печатать статьи и рассказы в журналах и альманахах — и наконец его мечты начали сбываться: он достал рекомендательное письмо к одному из друзей Пушкина — поэту Жуковскому. Тот тепло приветствовал Гоголя и поручил заботу о нём Плетнёву, поэту и критику, вхожему в царскую семью (он преподавал русский язык наследникам). Плетнёв, который был старше Гоголя чуть ли не вдвое, стал его преданным другом и помощником.
Плетнёв начал хлопотать о Гоголе — и нашёл ему место преподавателя истории в Патриотическом институте, где воспитывались дочери военных. Преподаватель получал неплохое жалование и имел довольно высокий чин. Гоголь читал лекции и писал статьи, в которых развивал оригинальные взгляды на историю. Он связывал ландшафты земли с характерами народов и собирался создать многотомный труд по истории Малороссии.
Судьба молодого писателя быстро переменилась. Его усилия не пропали даром. Он нашёл подтверждение своим надеждам. Как только стал писать о преданиях Малороссии, всё вдруг преобразилось как по волшебству. Появились влиятельные друзья, помогли устроиться ему на службу, пришла удача. Гоголь «развил успех» и написал целую книгу рассказов, в которых истории любви и женитьбы перекрещиваются с действиями нечистой силы, колдунов и чертей. Открывает книгу «Сорочинская ярмарка». Недаром Гоголь родился в ярмарочном селе Сорочинцы. Он впитал с молоком матери дух веселья, выдумки и комизма. Молодой Гоголь писал с таким знанием дела, с такой свободой, с какой может изъясняться только опытный сочинитель. Может быть, дело в том, что писатель — человек праздничный и общение с его сочинениями дает ощущение радости? Ярмарочный мальчик знает, чем привлечь публику.
Плетнёв посоветовал Гоголю издать книгу под псевдонимом. Надо явиться публике новым автором — чтобы неверное впечатление о его таланте, которое составили люди, лично знакомые с Гоголем, не помешало успеху рассказов. Гоголь разорвал отношения со Свиньиным и описал в юмористическом ключе историю первой публикации в предисловии к сборнику «Вечера на хуторе близ Диканьки». Гоголь водил за нос читателя, делал вид, что эти рассказы записаны пасечником Рудым Панько. Сам псевдоним возник не на пустом месте — Гоголь имел светло-рыжие волосы («рудый» — значит рыжий).
Выход в свет первой книги «Вечера на хуторе близ Диканьки» принёс Гоголю славу — Белинский вторил восторженным откликам Пушкина. Молодёжь зачитывалась Гоголем, начала говорить его языком. Гоголь в следующие три года выпустил ещё две книги повестей о любимой Малороссии. После пяти лет жизни в столице Гоголь начал писать о Петербурге. В сборнике «Арабески» он так хитро смешал рассказы и статьи, что всё сложилось в затейливые узоры. Читатель вовлекается в игру, в которой одни и те же предметы видны то вблизи, в жизни отдельного человека, то вдали, в жизни целых народов. Гоголь как будто предлагал взглянуть на человеческую жизнь то в телескоп, то в микроскоп, то въяве, то во сне, то глазами учёного, то сумасшедшего. Гоголь жаловался на здоровье, говорил, что ему вредит петербургский холод. Делал он это с дальним прицелом — мечтал переехать в Киев, занять там место профессора во вновь открывающемся университете. Это ему не удалось — и он начал преподавать в Петербургском университете, куда к нему на лекцию по всемирной истории пришли Пушкин и Жуковский, вызвав столпотворение среди студентов. Гоголь оставил домашние уроки, которые ему нашли раньше покровители — и начал жить «на широкую ногу»: снял дачу под Петербургом, наделал долгов и оделся как франт.

Г.А. Качалов. Вид Невского проспекта от Мойки.
Гравюра по рисунку М.И. Махаева. 1751 — 1753 гг.

П риятели Гоголя по Нежинскому лицею, земляки, которые служили и учились в столице, приводили к нему своих друзей — были среди них художники, военные, студенты. В кружок Гоголя входил Павел Анненков, будущий издатель и критик. Гоголь давал всем смешные прозвища, совпадающие с именами известных иностранных писателей: Бальзак, Гюго, Дюма. Гоголь же сочинил о друзьях смешные куплеты. Время проходило в разговорах об искусстве и литературе. Молодые люди развенчивали дутые авторитеты и имели свой взгляд на низости модных журналистов. Гоголь был душой компании, а Анненков оказался в ней вроде шпиона — он оставил воспоминания о Гоголе, где придирчиво и строго судил его вкусы и взгляды, поступки и слова. Но нигде нет и намёка на нравственные недостатки Гоголя — напротив, Анненков говорит об искренности человека, которого многие считали комедиантом и плутом. Благодаря Анненкову мы знаем о жизни Гоголя то, что он скрывал от посторонних глаз.
Гоголь терпеть не мог светских болтунов — но уважал всех, кто разбирался в каком-нибудь специальном деле: медицине, производстве, торговле. Таких людей он мог выспрашивать часами, наматывая на ус новые сведения. Гоголь любил песни и «солёные анекдоты», не прочь был подшутить над близкими. Шутки эти были полны мягкого юмора: розыгрыши, насмешки и подтрунивание не имели своей целью унизить человека. Гоголь был тактичен и не напоминал друзьям о своей славе — после успеха первых книг он был вхож в самые знатные дома Петербурга.
Порой Гоголь мог и жестоко пошутить. Однажды к нему пришёл художник Мокрицкий с узелком. Гоголь спросил, что в узелке. Художник ответил: «там святое». Это раззадорило насмешника — он быстро выхватил узелок, развязал — и, обнаружив там какие-то тряпки, плюнул на них и выбросил в окно. Бедный художник едва не выпрыгнул вслед за узелком. Выскочил опрометью на улицу, где и нашёл свои тряпочки невредимыми. Оказалось, что он с великим трудом добыл у какого-то князя костюмчики детей, которые ему были нужны для картины. Гоголь потом ещё долго смеялся над незадачливым художником, который «святыми» назвал детские костюмы.
Гоголь находил поддержку в своём кружке, в лице приятелей, обращённых к нему со вниманием и любовью. В других кругах ему приходилось хитрить, чтобы добиться своего.
Современники замечали лукавство Гоголя. Но это было не низкое лукавство, направленное только к своей выгоде. Гоголь искренне ставил выше всего искусство и хотел отдать себя служению Отечеству. Если бы не поддержка круга близких ему людей, вряд ли он смог бы так много написать в Петербурге, так многого добиться. Это была не та протекция и помощь влиятельных лиц, на которую он рассчитывал, запасшись рекомендательными письмами. Это было душевное участие, искренняя вера в талант, восхищение, которое возможно только между близкими друзьями. И веру эту он черпал из двух источников — от друзей пушкинского круга и от своих земляков. В холодном городе южане жались друг к другу.

Гоголь и Пушкин

О дним из первых дел по приезде в Петербург было представиться Пушкину. Гоголь пришёл сам, без приятелей или рекомендаций — и постучал с улицы в дверь дома, где жил поэт. Слуга ответил, что барин почивает. Гоголь подумал, что Пушкин всю ночь писал стихи — но слуга объяснил, что тот играл в карты. Это нанесло удар по школьной идеализации Пушкина — Гоголь представлял поэта только в окружении «облака вдохновения».
Через два года Плетнёв писал Пушкину: «Надобно тебя познакомить с молодым писателем, который обещает что-то очень хорошее. Жуковский от него в восторге. Я нетерпеливо желаю подвести его к тебе под благословение. Он любит науки только для них самих и, как художник, готов для них подвергать себя всем лишениям. Это меня трогает и восхищает».
Пушкин был на десять лет старше Гоголя. Встретились они, когда Пушкину был тридцать один год, а Гоголю — двадцать один. Пушкин недавно женился. Жизнь его изменилась — поэт остепенился, оставил дружеские пирушки, стал писать больше рассказов, чем стихов. Гоголь оказался для Пушкина подарком судьбы. «Маленькое сокровище» — так назвала Гоголя одна из подруг Пушкина, красавица Смирнова. К моменту знакомства у Гоголя уже была готова первая часть «Вечеров на хуторе близ Диканьки». В России одновременно появилось два рассказчика — Гоголь и Пушкин.
Мечты Гоголя сбылись — он обрёл дружбу с первым поэтом России! Гоголь происходил из хуторских, захудалых дворян, не имел ни хороших манер, ни блестящего образования, ни вида и звания. Пушкин почувствовал в Гоголе такой талант, который всё искупал. Пушкин был очень привередлив на знакомства, а похвалиться дружбой с ним могли во всей России два-три человека. Пушкин уважительно и задушевно обращался с Гоголем. Великий поэт в зените своей славы навещал малоизвестного молодого сочинителя. Пушкин требовал новых рассказов, рылся в бумагах Гоголя, выуживал и читал их.
Гоголь сочинял всё по-своему, выдумывал новые слова, использовал малороссийские выражения, нарушал правила правописания и грамматики. Получалось смешно и увлекательно — «неправильный» язык Гоголя передавал приключенческий и волшебный дух его историй. Предания старины, легенды о пугачевском бунте, о царствовании Петра Первого и славе предков вдохновляли Пушкина. Когда он встретился с Гоголем, тот был увлечён историей Малороссии и народными легендами. Надо ли удивляться, что Пушкин и Гоголь коротко сошлись? Спесивые бездельники, которых ничего не трогало, кроме своих интересов, не могли понять, почему Пушкин так внимателен к Гоголю. Пушкин увлекался не только рассказами Гоголя, он пытался «прочитать» самого Гоголя, получше узнать «хитрого малоросса».
Гоголь знал образ жизни, облик культуры, который сохранялся с незапамятных времён. Когда он писал о запорожских казаках и изображал исторические события, то нередко ошибался на столетие в ту или иную сторону. Кто-то ставил ему это в вину. Но казачья вольница была для Гоголя только примером, с помощью которого он описал быт древних обществ. Такие общества жили «по традиции» — так, как заведено испокон веков. Запорожская Сечь напоминает и рыцарские дружины средневековой Европы, и древние касты воинов «кшатриев», которые известны из индийских сказаний. Это сходство не случайно — четыре тысячи лет назад часть племён, которые населяли юг России и Украину, ушла в Индию. Следы общих предков остались и в индийских сказках и в русских, малороссийских. Гоголь со своими смешными рассказами, с весёлыми «безделками» оказался владельцем неоценимых сокровищ. Пушкин и его друзья это почувствовали. Но в то время историческая наука ещё не была так развита, чтобы можно было оценить значение рассказов Гоголя. Интерес к его историям объясняли «забавностью» их содержания.
Гоголь смотрел на своих современников из глубины веков, на столичную жизнь — из хуторской. Это позволяло ему наблюдать за внешней, парадной жизнью со скрытой усмешкой. Преимущества Гоголя состояли в том, что он был выходцем из другого мира, почти иностранцем. Страна обитания Гоголя терялась где-то во тьме веков, в глубине души, на просторах причерноморских степей. Пушкин внимательно прислушивался к сообщениям из этой «страны» — приглядывался к Гоголю, вчитывался в его тексты, вслушивался в слова.
Гоголь вёл себя с Пушкиным так мило и хитро, что выклянчил у него несколько сюжетов, которые тот придумал для себя. Гоголь ссылался на отсутствие достойных тем и высоких идей, которые бы его могли увлечь, на хандру и невозможность писать, сумел разжалобить Пушкина и получил от него сюжеты комедии «Ревизор» и поэмы «Мёртвые души». Эти вещи стали главными свершениями Гоголя. Пушкин шутя жаловался друзьям, что «хитрый малоросс украл» у него лучшие сюжеты.
Успех комедии в Москве и Петербурге позволил Гоголю собрать деньги для поездки в Италию, о которой он давно мечтал. Гоголь решил, что тёплый климат и путешествия помогут его сочинительству. С детства привык он к переездам, и сидеть на одном месте в Петербурге ему наскучило.

Н.В. Гоголь. Наброски профиля А.С. Пушкина. 1837 г.

«Н ет гранита, которого бы не пробили человеческие силы и желание. Вот секрет здоровья: быть как можно более спокойным, стараться беситься и веселиться сколько можешь, до упадку, хотя бывает и не всегда весело, и помнить мудрое правило, что всё на свете трын-трава. В этих немногих, но значительных словах заключается вся мудрость человеческая».
Так писал Гоголь своему другу Максимовичу в тот момент, когда решался вопрос: быть ли Гоголю профессором в Киеве.
Когда писатель преподавал в Петербургском университете, то лучшие свои лекции он читал по бумаге: это были статьи, написанные для сборника «Арабески». Если на лекции являлись важные гости — начальство Гоголя или Пушкин и Жуковский, тут писатель доставал свои статьи и читал их. В обычное время он что-то мямлил, старался кончить лекцию пораньше или вовсе не приходил. Часто студенты ждали своего лектора час и более. Как-то раз его так же заждался и Пушкин. Гоголь имел свой взгляд на историю, он был полон оригинальных мыслей. Он не мог пересказывать чужие мнения, чем занимаются обычно преподаватели. Гоголь был исследователем, учёным — ему надо было к каждой лекции писать по статье, в которой бы сочеталась научность и увлекательность. Это отнимало очень много времени. Статья быстро читается и долго пишется. Каждую неделю надо читать новую лекцию. Писать в неделю по статье Гоголь не мог. Преподавание требовало всех сил. Время и энергию надо было отрывать у сочинительства. Гоголь решил отказаться от преподавания. Очень жаль: потому что он писал в своих статьях такие вещи, к которым историки пришли только через сто-сто пятьдесят лет. Например, вплоть до недавнего времени Средневековье считалось мрачным. И только в середине ХХ века учёные обнаружили блеск и яркость этой эпохи. Гоголь же об этой яркости написал отдельную статью ещё в первой половине Х1Х века. Но кто из историков воспринимал Гоголя всерьёз? Историки ссылаются на историков, не верят писателям, особенно весёлым. А зря.

Биография

Родился в местечке Великие Сорочинцы Миргородского уезда Полтавской губернии в семье помещика. Назвали Николаем в честь чудотворной иконы святого Николая, хранившейся в церкви села Диканька.

Дом доктора М.Я.Трохимовского в Сорочинцах, где родился Гоголь

У Гоголей было свыше 1000 десятин земли и около 400 душ крепостных. Предки писателя со стороны отца были потомственными священниками, однако уже дед Афанасий Демьянович оставил духовное поприще и поступил в гетмановскую канцелярию; именно он прибавил к своей фамилии Яновский другую — Гоголь, что должно было продемонстрировать происхождение рода от известного в украинской истории 17 в. полковника Евстафия (Остапа) Гоголя (факт этот, впрочем, не находит достаточного подтверждения).

Мария Ивановна и Василий Афанасьевич

Отец писателя, Василий Афанасьевич Гоголь-Яновский (1777-1825), служил при Малороссийском почтамте, в 1805 г. уволился с чином коллежского асессора и женился на Марии Ивановне Косяровской (1791-1868), происходившей из помещичьей семьи. По преданию, она была первой красавицей на Полтавщине. Замуж за Василия Афанасьевича она вышла четырнадцати лет. В семье, помимо Николая, было еще пятеро детей.

Родительский дом в Васильевке

Детские годы Гоголь провел в имении родителей Васильевке (другое название — Яновщина). Культурным центром края являлись Кибинцы, имение Д. П. Трощинского (1754-1829), дальнего родственника Гоголей, бывшего министра, выбранного в поветовые маршалы (в уездные предводители дворянства); отец Гоголя исполнял у него обязанности секретаря. В Кибинцах находилась большая библиотека, существовал домашний театр, для к-рого отец Гоголь писал комедии, будучи также его актером и дирижером.

Дмитрий Прокопович Трощинский

В 1818-19 Гоголь вместе с братом Иваном обучался в Полтавском уездном училище, а затем, в 1820-1821, брал уроки у полтавского учителя Гавриила Сорочинского, проживая у него на квартире. В мае 1821 поступил в гимназию высших наук в Нежине. Здесь он занимается живописью, участвует в спектаклях — как художник-декоратор и как актер, причем с особенным успехом исполняет комические роли. Пробует себя и в различных литературных жанрах (пишет элегические стихотворения, трагедии, историческую поэму, повесть). Тогда же пишет сатиру «Нечто о Нежине, или Дуракам закон не писан» (не сохранилась).

Нежин. Гимназия высших наук

Однако мысль о писательстве еще «не всходила на ум» Гоголю, все его устремления связаны со «службой государственной», он мечтает о юридической карьере. На принятие Гоголем такого решения большое влияние оказал проф. Н. Г. Белоусов, читавший курс естественного права, а также общее усиление в гимназии вольнолюбивых настроений. В 1827 здесь возникло «дело о вольнодумстве», закончившееся увольнением передовых профессоров, в том числе Белоусова; сочувствовавший ему Гоголь дал на следствии показания в его пользу.

Александр Данилевский и его жена Ульяна Похвиснева

Окончив гимназию в 1828 г., Гоголь в декабре вместе с другим выпускником А. С. Данилевским (1809-1888), едет в Петербург. Испытывая денежные затруднения, безуспешно хлопоча о месте, Гоголь делает первые литературные пробы: в начале 1829 г. появляется стихотворение «Италия», а весной того же года под псевдонимом «В. Алов» Гоголь печатает «идиллию в картинах» «Ганц Кюхельгартен». Поэма вызвала резкие и насмешливые отзывы Н. А. Полевого и позднее снисходительно-сочувственный отзыв О. М. Сомова (1830 г.), что усилило тяжелое настроение Гоголя.

В конце 1829 г. ему удается определиться на службу в департамент государственного хозяйства и публичных зданий Министерства внутренних дел. С апреля 1830 до марта 1831 г. служит в департаменте уделов (вначале писцом, потом помощником столоначальника), под началом известного поэта-идиллика В. И. Панаева. Пребывание в канцеляриях вызвало у Гоголя глубокое разочарование в «службе государственной», но зато снабдило богатым материалом для будущих произведений, запечатлевших чиновничий быт и функционирование государственной машины.

В этот период выходят в свет «Вечера на хуторе близ Диканьки» (1831-1832). Они вызвали почти всеобщее восхищение.

Верх гоголевской фантастики — «петербургская повесть» «Нос» (1835; опубликована в 1836 г.), чрезвычайно смелый гротеск, предвосхитивший некоторые тенденции искусства ХХ в. Контрастом по отношению к и провинциальному и столичному миру выступала повесть «Тарас Бульба», запечатлевшая тот момент национального прошлого, когда народ («казаки»), защищая свою суверенность, действовал цельно, сообща и притом как сила, определяющая характер общеевропейской истории.

Собственноручный рисунок Н.В. Гоголя
к последней сцене «Ревизора»

Осенью 1835 г. он принимается за написание «Ревизора», сюжет которого подсказан был Пушкиным; работа продвигалась столь успешно, что 18 января 1836 г. он читает комедию на вечере у Жуковского (в присутствии Пушкина, П. А. Вяземского и других), а в феврале-марте уже занят ее постановкой на сцене Александрийского театра. Премьера пьесы состоялась 19 апреля. 25 мая — премьера в Москве, в Малом театре.

В июне 1836 г. Гоголь уезжает из Петербурга в Германию (в общей сложности он прожил за границей около 12 лет). Конец лета и осень проводит в Швейцарии, где принимается за продолжение «Мертвых душ». Сюжет был также подсказан Пушкиным. Работа началась еще в 1835 г., до написания «Ревизора», и сразу же приобрела широкий размах. В Петербурге несколько глав были прочитаны Пушкину, вызвав у него и одобрение и одновременно гнетущее чувство.

В ноябре 1836 г. Гоголь переезжает в Париж, где знакомится с А. Мицкевичем. Затем переезжает в Рим. Здесь в феврале 1837 г., в разгар работы над «Мертвыми душами», он получает потрясшее его известие о гибели Пушкина. В приступе «невыразимой тоски» и горечи Гоголь ощущает «нынешний труд» как «священное завещание» поэта.

В декабре 1838 года в Рим приехал Жуковский, сопровождавший наследника (Александра II). Гоголь был чрезвычайно образован приездом поэта, показывал ему Рим; рисовал с ним виды.

В сентябре 1839 г. в сопровождении Погодина Гоголь приезжает в Москву и приступает к чтению глав «Мертвых душ» — вначале в доме Аксаковых, потом, после переезда в октябре в Петербург, у Жуковского, у Прокоповича в присутствии своих старых друзей. Всего прочитано 6 глав. Восторг был всеобщий.

В мае 1842 г. «Похождения Чичикова, или Мертвые души» вышли в свет.

После первых, кратких, но весьма похвальных отзывов инициативу перехватили хулители Гоголя, обвинявшие его в карикатурности, фарсе и клевете на действительность. Позднее со статьей, граничившей с доносом, выступил Н.А.Полевой.

Вся эта полемика проходила в отсутствие Гоголя, выехавшего в июне 1842 за границу. Перед отъездом он поручает Прокоповичу издание первого собрания своих сочинений. Лето Гоголь проводит в Германии, в октябре вместе с Н. М. Языковым переезжает в Рим. Работает над 2-м томом «Мертвых душ», начатым, по-видимому, еще в 1840; много времени отдает подготовке собрания сочинений. «Сочинения Николая Гоголя» в четырех томах вышли в начале 1843 г., так как цензура приостановила на месяц уже отпечатанные два тома.

Трехлетие (1842-1845), последовавшее после отъезда писателя за границу — период напряженной и трудной работы над 2-м томом «Мертвых душ».

В начале 1845 г. у Гоголя появляются признаки нового душевного кризиса. Писатель едет для отдыха и «восстановления сил» в Париж, но в марте возвращается во Франкфурт. Начинается полоса лечения и консультаций с различными медицинскими знаменитостями, переездов с одного курорта на другой ? то в Галле, то в Берлин, то в Дрезден, то в Карлсбад. В конце июня или в начале июля 1845 г., в состоянии резкого обострения болезни, Гоголь сжигает рукопись 2-го тома. Впоследствии (в «Четырех письмах к разным лицам по поводу «Мертвых душ» — «Выбранные места») Гоголь объяснил этот шаг тем, что в книге недостаточно ясно были показаны «пути и дороги» к идеалу.

Гоголь продолжает работать над 2-м томом, однако, испытывая возрастающие трудности, отвлекается на другие дела: составляет предисловие ко 2-му издания поэмы (опубликовано в 1846 г.) «К читателю от сочинителя», пишет «Развязку Ревизора» (опубликована 1856), в которой идея «сборного города» в духе теологической традиции («О граде божием» Блаженного Августина) преломлялась в субъективную плоскость «душевного города» отдельного человека, что выдвигало на первый план требования духовного воспитания и совершенствования каждого.

В 1847 г. в Петербурге были опубликованы «Выбранные места из переписки с друзьями». Книга выполняла двоякую функцию — и объяснения, почему до сих пор не написан 2-й том, и некоторой его компенсации: Гоголь переходил к изложению своих главных идей — сомнение в действенной, учительской функции художественной литературы, утопическая программа выполнения своего долга всеми «сословиями» и «званиями», от крестьянина до высших чиновников и царя.

Выход «Выбранных мест» навлек на их автора настоящую критическую бурю. Все эти отклики настигли писателя в дороге: в мае 1847 г. он из Неаполя направился в Париж, затем в Германию. Гоголь не может прийти в себя от полученных «ударов»: «Здоровье мое. потряслось от этой для меня сокрушительной истории по поводу моей книги. Дивлюсь, сам, как я еще остался жив».

Зиму 1847-1848 Гоголь проводит в Неаполе, усиленно занимаясь чтением русской периодики, новинок беллетристики, исторических и фольклорных книг — «дабы окунуться покрепче в коренной русский дух». В то же время он готовится к давно задуманному паломничеству к святым местам. В январе 1848 морским путем направляется в Иерусалим. В апреле 1848 после паломничества в Святую землю Гоголь окончательно возвращается в Россию, где большую часть времени проводит в Москве, бывает наездами в Петербурге, а также в родных местах — Малороссии.

Дом №7 на Никитском бульваре. Здесь Гоголь
прожил свои последние пять лет

В середине октября Гоголь живет в Москве. В 1849-1850, Гоголь читает отдельные главы 2-го тома «Мертвых душ» своим друзьям. Всеобщее одобрение и восторг воодушевляют писателя, который работает теперь с удвоенной энергией. Весною 1850 Гоголь предпринимает первую и последнюю попытку устроить свою семейную жизнь — делает предложение А. М. Виельгорской, но получает отказ.

В октябре 1850 Гоголь приезжает в Одессу. Состояние его улучшается; он деятелен, бодр, весел; охотно сходится с актерами одесской труппы, которым он дает уроки чтения комедийных произв., с Л. С. Пушкиным, с местными литераторами. В марте 1851 г. покидает Одессу и, проведя весну и раннее лето в родных местах, в июне возвращается в Москву. Следует новый круг чтений 2-го тома поэмы; всего было прочитано до 7 глав. В октябре присутствует на «Ревизоре» в Малом театре, с С. В. Шумским в роли Хлестакова, и остается доволен спектаклем; в ноябре читает «Ревизора» группе актеров, в числе слушателей был и И. С. Тургенев.

Екатерина Михайловна Хомякова

1 января 1852 г. Гоголь сообщает Арнольди, что 2-й том «совершенно окончен». Но в последних числах месяца явственно обнаружились признаки нового кризиса, толчком к которому послужила смерть Е. М. Хомяковой, сестры Н. М. Языкова, человека, духовно близкого Гоголю. Его терзает предчувствие близкой смерти, усугубляемое вновь усилившимися сомнениями в благотворности своего писательского поприща и в успехе осуществляемого труда. 7 февраля Гоголь исповедуется и причащается, а в ночь с 11 на 12 сжигает беловую рукопись 2-го тома (сохранилось в неполном виде лишь 5 глав, относящихся к различным черновым редакциям; опубликованы в 1855 г.). 21 февраля утром Гоголь умер в своей последней квартире в доме Талызина в Москве.

Похороны писателя состоялись при огромном стечении народа на кладбище Свято-Данилова монастыря, а в 1931 останки Гоголя были перезахоронены на Новодевичьем кладбище.

Бывшая могила Н.В. Гоголя в Свято-Даниловом
монастыре в Москве

Псевдонимы Гоголя

Краткая биография Николая В. Гоголя (1 апреля 1809 — 4 марта 1852).

Николай Васильевич Гоголь – величайший русский писатель, драматург, публицист, критик, классик русской литературы — появился на свет 1 апреля (20 марта по ст. ст.) 1809 г. Его родиной была Полтавская губерния, село Большие Сорочинцы Миргородского уезда. Он был сыном помещика средней руки. Образование Николай начал получать в десятилетнем возрасте, поступив в Полтавское уездное училище, затем в ходе частных уроков, а в 1821 г. уехал на Черниговщину, чтобы влиться в ряды учащихся Нежинской гимназии высших наук.

Успехами в учебе он не блистал, что отчасти объяснялось не очень качественным уровнем организации преподавания в только что созданном учебном заведении. Изъяны в образовании компенсировались стремлением к знаниям самого Николая и его товарищей. Ими был налажен выпуск рукописного журнала, в котором появились первые литературные — как стихотворные, так и прозаические — пробы пера будущего классика. Горячо интересовался молодой Гоголь и театром, зарекомендовав себя хорошим актером и декоратором. К моменту окончания гимназии Гоголь грезил великим служением обществу, полагая, что у него есть все основания для блестящих успехов на этом поприще, но даже не помышлял об ипостаси профессионального литератора.

Преисполненный больших надежд, устремлений и пока неясных планов, в декабре 1828 г. Гоголь приезжает в Санкт-Петербург. Суровая действительность, невозможность найти себя привнесли в его настрой горький оттенок разочарования. Неудачная попытка стать актером, тяготы службы в Департаменте государственного хозяйства и публичных зданий и позднее — Департамента уделов делали все более привлекательной идею посвящения себя литературному творчеству. Впрочем, в канцелярской службе были и плюсы: она позволила Гоголю изнутри познакомиться с жизнью и работой чиновников, и эта осведомленность впоследствии сослужила хорошую службу при написании произведений.

В 1829 г. Гоголь опубликовал первое свое сочинение, предназначенное для широкой публики, — романтическую идиллию под названием «Ганц Кюхельгартен», которую он подписал псевдонимом В. Алова. Его дебютное сочинение, написанное еще в Нежине, вызвало на себя огонь критики, поэтому Гоголь собственноручно уничтожил тираж. Неудача не отвратила от мыслей о литературной славе, но заставила искать другие пути. Еще зимой 1829 г. Гоголь постоянно просил в письмах мать, чтобы та присылала ему описание национальных украинских традиций и обычаев. Обнаружив, что жизнь в Малороссии интересна очень многим, Гоголь вынашивал мысли о произведении, которое, с одной стороны, могло бы прийтись ко двору, а с другой — удовлетворить его потребности в литературном творчестве. Уже в 1829 г. были написаны или, по крайней мере, начаты «Майская ночь» и «Сорочинская» ярмарка, в начале 1830 г. в журнале «Отечественные записки» опубликован «Вечер накануне Ивана Купала».

Зимой 1831 г. инспектор Патриотического института Плетнев рекомендовал Гоголя на должность преподавателя, а в мае познакомил его с Пушкиным. Это событие стало поистине судьбоносным в биографии Гоголя, оказав на него как на человека и на писателя огромное влияние. В 1834 г. молодой Гоголь становится адъюнктом по кафедре истории Петербургского университета и входит в круг лиц, идущих в авангарде отечественной художественной литературы. Он воспринимал свое служение Слову как высочайший нравственный долг, который необходимо свято исполнять. Этот период стал самым напряженным в его литературной деятельности. В 1830-1832 гг. выходят «Вечера на хуторе близ Диканьки», которые приносят их автору громкую славу.

Укрепили репутацию Гоголя как блестящего писателя сборники «Арабески» и «Миргород», опубликованные в 1835 г. Знакомство с ними позволило В. Белинскому присвоить Гоголю статус «главы литературы, главы поэтов». Литературное творчество становится главным и единственным занятием писателя с лета 1834 г. В этом же году был задуман «Ревизор», причем фабула произведения была подсказана Пушкиным (та же история повторилась затем с «Мертвыми душами»). В 1836 г. Александрийский театр поставил «Ревизора», однако снижение социальной остроты при перенесении его на сцену принесло автору разочарование.

Накопившееся за несколько лет огромное напряжение физических и моральных сил привели писателя к мысли предпринять путешествие за границу, чтобы отдохнуть. Почти десяток лет, не считая недолгих перерывов, он провел в различных городах Германии, Франции, Швейцарии, Австрии, Чехии. Пребывание за пределами родины, с одной стороны, успокоило, напитало новыми впечатлениями и силами, но с другой — в его душе вызревали перемены, которые впоследствии приобрели фатальный, роковой характер.

Оказавшись весной 1837 г. в Риме, городе, который он полюбил, как свою вторую родину, Николай Васильевич начинает работать над «Мертвыми душами», которые были задуманы в 1835 г. В 1841 г. работа над первым томом закончена, и осенью Гоголь возвращается в Россию, чтобы опубликовать свои труды. С трудом, не без помощи влиятельных знакомых пройдя горнило петербургской цензуры, исключившей отдельные места, автор получает добро на «Мертвые души» и публикует их в Москве в 1842 г.

Летом автор поэмы снова отбыл за границу, переезжая из страны в страну, из города в город. Главные изменения совершались, между тем, в его внутреннем мире. Гоголь считал себя создателем чего-то провиденциального, видел в себе мессию, призванного обличать пороки людей и в то же время совершенствоваться самому, и для него этот путь лежал через религию. Неоднократные тяжелые недуги способствовали усилению его религиозности и пророческих настроений. Все вышедшее из-под своего пера он считал недостойным его высокого предназначения и греховным.

Разразившийся в 1845 г. тяжелый душевный кризис сподвигает Гоголя написать завещание и сжечь рукопись второго тома поэмы «Мертвые души». Пережив это страшное состояние, писатель в знак избавления от погибели принимает решение постричься в монахи, но ему не удается реализовать эту идею. И тогда он приходит к мысли о служении богу на литературном поприще, к нему приходит понимание того, как необходимо писать, чтобы все общество «устремилось к прекрасному».

Мысль собрать все написанное в последние годы была реализована в виде книги «Выбранные места из переписки с друзьями», изданной в 1847 г. в Санкт-Петербурге. Из-за менторского, надменного тона, нечеткости идейной позиции, нежелания присоединяться к западникам и славянофилам, которые в 1840-ых гг. активно оспаривали друг у друга право на истину, «Выбранные места» остались непонятыми и осужденными. Тяжело переживая провал, Гоголь искал утешение в религии, считал необходимым продолжать работать только после поездки по святым местам. В очередной раз в биографии писателя начинается период пребывания за границей. В конце 1747 г. местом жительства для него стал Неаполь, и оттуда в начале 1848 г. он совершил паломничество в Палестину.

Весной 1848 г. состоялось окончательное возвращение Н.В. Гоголя в Россию. Работа над вторым томом «Мертвых душ» была продолжена на фоне интенсивной внутренней борьбы. Здоровье писателя, между тем, с каждым днем ухудшалось. Смерть его доброй знакомой Хомяковой произвела на него крайне тягостное впечатление и обострила страх собственной близкой кончины. Ситуацию усугубило негативное отношение протоиерея Матфея Константиновского (он был гостем в доме графа Толстого, где жил в это время Гоголь) к рукописи второй части поэмы, его призыв уничтожить некоторые главы.

Проводив 5 февраля Константиновского, Гоголь перестает выезжать из дому, начинает с особым рвением молиться и говеть, хотя время Великого Поста еще не наступило. В ночь с 11 на 12 февраля (по ст. ст.) 1852 г. писатель сжигает свои труды, среди которых были и рукописи «Мертвых душ». 18 февраля он окончательно слег и перестал принимать пищу, отказывался от предлагаемой помощи врачей и друзей, которые тщетно пытались исправить ситуацию. 20 февраля медики, собравшиеся на консилиум, приняли решение лечить Гоголя принудительно, однако это только лишило его последних сил — уже к вечеру он был в беспамятстве, а 4 марта утром умер.

Его похоронили в Москве, на кладбище Данилова монастыря, который в 1930 г. был закрыт. 1 мая 1931 г. могила Гоголя была вскрыта с последующим перенесением останков на Новодевичье кладбище. Существует не подтвержденная официально информация о том, что Гоголь был похоронен спящим летаргическим сном, т.е. его настигла участь, которой он всегда опасался. Смерть великого писателя окружена шлейфом мистики, как, впрочем, и его жизнь, и не понятые многими устремления мятущейся души.

Имена в интернете

О создании никнеймов, об именах и псевдонимах, и о том, зачем нам все это нужно.

Страницы

Псевдонимы Гоголя.

В молодости двадцатилетний Гоголь, вступая на литературное поприще как поэт, идиллию «Ганц Кюхельгартен» выпустил под псевдонимом В. Алов. Но когда в «Северной пчеле» и «Московском телеграфе» появились отрицательные отзывы, Гоголь скупил у книгопродавцев все оставшиеся у них экземпляры идиллии и уничтожил их.

Точно так же поступил 19-летний Некрасов, на первой книжке стихов «Мечты и звуки» (1840) поставивший лишь свои инициалы Н. Н. После того как Жуковский и Белинский пеодобрительпо отозвались об этом сборнике, он взял обратно из книжных лавок все непроданные экземпляры и сжег их. Поэтому ныне «Мечты и звуки», так же как и «Ганц Кюхельгартен» — библиографическая редкость.

Почти столь же реально была обрисована фигура пасичника Рудого Панька — имя этого персонажа тоже являлось псевдонимом Гоголя, который даже приглашал читателей к себе в гости. Это имя на заглавном листе «Вечеров на хуторе близ Диканьки» сразу вызывало представление об украинском деревенском деде в белой свитке, в широкополом соломенном бриле, с густыми сивыми усами, щедром на прибаутки и всякие бывальщины. Этот псевдоним-маска содержал намек на личность автора: рудый (рыжий) — указание на цвет волос; Панько (уменьши-тельное от Панас) — прозвище по деду, часто даваемое на Украине (деда Гоголя звали Афанасием).

Гоголь в «Литературной газете» (1831) под отрывком из повести «Страшный кабан» поставил П. Глечик — имя, встречающееся в одной из ранее изданных его повестей. В «Северных цветах на 1831 г.» «Главу из исторического романа» Гоголь подписал оооо. Эти четыре «о» входили в его полную фамилию, написанную по тогдашней транскрипции (Гоголь-Яновской). Статья «Несколько мыслей о преподавании географии» (1831) вышла за подписью Г. Янов, что тоже являлось одним из псевдонимов Гоголя.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Adblock detector