Прости — Н

Прости! Не помни дней паденья,
Тоски, унынья, озлобленья, —
Не помни бурь, не помни слез,
Не помни ревности угроз!

Но дни, когда любви светило
Над нами ласково всходило
И бодро мы свершали путь, —
Благослови и не забудь!

Анализ стихотворения Некрасова «Прости»

В 1842 году Некрасов встретил женщину, оказавшую огромное влияние на всю его жизнь. Авдотья Яковлевна Панаева была не только одной из красивейших дам Петербурга, она также славилась умом, писательским талантом, выступала в качестве хозяйки модного литературного салона, собиравшегося в доме ее супруга — Ивана Панаева. Сначала она была холодна к Некрасову. Ответила красавица на чувства поэта только в 1846 году, положив начало одному из самых оригинальных романов культурной России второй половины девятнадцатого столетия. Дело в том, что Николай Алексеевич переехал в дом Авдотьи Яковлевны и ее мужа. Около шестнадцати лет они жили втроем. Самое интересное — Панаев сумел сохранить неплохие отношения с Некрасовым. Вместе литераторы работали над журналом «Современник». Странный роман поэта завершился в 1863 году. Панаева ушла от Некрасова практически сразу после смерти своего законного мужа.

Любви к Авдотье Яковлевне Николай Алексеевич посвятил серию стихотворений, известную под названием «панаевский цикл». В него входит и миниатюра «Прости», датированная 1856 годом. Она пользовалась огромной популярностью у русских композиторов. На данный момент существует около сорока композиций. В частности, музыку для стихотворения написали Римский-Корсаков, Чайковский, Кюи. Произведение представляет собой искреннее, нежное, трогательное прощание с любимой женщиной. Лирический герой просит забыть ее все, что может вызвать негативные эмоции, — дни тоски, озлобления, уныния, проявления ревности, слезы. При этом он призывает помнить лучшие времена, когда в паре царила любовь.

«Панаевский цикл» — своеобразный роман в стихах. По произведениям, включенным в него, нетрудно проследить, как развивались отношения Николая Алексеевича и Авдотьи Яковлевны. Становится понятно, насколько сложно порой приходилось влюбленным, как тяжело они переживали ссоры. При этом Некрасов описывает не только чувства лирического героя. Он создает женский характер, показывая его в развитии, в различных проявлениях. Такой подход к любовной лирике был новаторским для русской поэзии девятнадцатого столетия. Еще один важный момент — человеческую природу Некрасов в «панаевском цикле» постигал не в духе «натуральной школы», к которой был близок. В этом смысле он, скорее, следовал за Достоевским, что отмечается многими литературоведами, изучавшими творчество Николая Алексеевича.

Прости, анализ стихотворения Некрасова

Вступление «Тяжелый год — сломил меня недуг. » и «Тяжелый крест достался ей на долю. » тоже сводят эти стихи в некое единство. Устойчивость сообщают и постоянные эпитеты: «роковой» — один из самых любимых; «прости» соотносимо с «прощанием».
Все эти стихи следуют как бы корректирующими парами, которые поддерживают «сюжет» лирического романа. Мотив писем («Письма») углубляет перспективу, расширяет «роман» во времени. А какой высокий взлет человечности заключает в себе драматический диалог стихотворения «Тяжелый крест достался ей на долю. ».
Еще Чернышевский называл это некрасовское стихотворение лучшим лирическим произведением на русском языке. Стихотворение — одно из самых трагичных у Некрасова,— стихотворение высокого строя, -который определен прежде всего удивительным единством основного образа, осеняющего все стихотворение, — образа креста. Он соответствует высокости страдания и окончательного перед ликом близящейся смерти разговора.
«Тяжелый крест достался ей на долю. » — начало стихотворения. Здесь, в первой строке, это еще только отвлеченное обозначение тягот, едва обновленный житейский оборот («нести крест»). Но он в этом качестве не остается, находит продолжение, на наших глазах материализуется, прямо вызывает уже образ надмогильного креста, получает, так сказать, поддержку в наглядности, развиваясь в мрач ном, повторенном в четырех подряд строфах рефрене: «Близка моя могила. Близка моя могила. Холодный мрак могилы. Близка моя могила. ». Слова последней строфы: «Как статуя прекрасна и бледна, Она молчит. «— располагаются в ряду тех же ассоциаций. То, что началось почти бытовым разговорным оборотом, завершилось скульптурным образом, памятником ей и ее страданию. Как глубоки в своей неразрешимости конфликт героев и призвание правоты каждого из них!
Гармоническим, подлинно пушкинским аккордом заканчивается вся эта история нелегкой, проходившей в борениях любви, — стихотворением «Прости»:

Но дни, когда любви светило Над нами ласково всходило И бодро мы свершали путь, — Благослови и не забудь!
Некрасов не только прозаизировал поэзию любви, но и поэтизировал ее прозу. Сколько светлого и гуманного сказал Некрасов в стихах о так называемой падшей женщине, предупреждая во многом картины и образы Достоевского. Прежде всего здесь должно быть названо «Еду ли ночью. », после которого Чернышевский заявил, что Россия приобретает великого поэта, а Тургенев, даже в пору близости Некрасову довольно сдержанно относившийся к стихам поэта, писал Белинскому: «Скажите от меня Некрасову, что его стихотворение в 9-й книжке («Современника». — Н. С.) меня совершенно с ума свело; денно и нощно твержу я это удивительное произведение — и уже наизусть выучил». И здесь мало указать на то, что стихотворение описывает жизнь социальных низов, что здесь вводятся элементы социальной биографии, что оно связано с тематикой и поэтикой «натуральной школы» и т. п. Уже первая фраза «Еду ли ночью по улице темной. » как бы возвращает к известному пушкинскому вступлению «Брожу ли я вдоль улиц шумных. », но одновременно отталкивается от него и ему противостоит.
Если пушкинские мысль и чувство по мере движения стихов все более и далее удаляются от конкретности, восходят к всеобщему, к жизни и к смерти в их почти космическом значении, то Некрасов углубляется в воспоминания, в конкретный, такой исключительный и в то же время такой обычный случай из жизни бедняков. Мотив социальности поддержан краткой биографической «справкой» о героине. Но этот мотив, случай из социальной жизни, социальная биография вставлены в рамку романтическую. Реальная история оказывается романтически воспринятой и рассказанной. Первые строки стихотворения создают мрачный романтический колорит:

И на его фоне возникает мотив воспоминания:

Друг беззащитный, больной и бездомный, Вдруг предо мной промелькнет твоя тень!

В самом рассказе есть недомолвки и оборванность, почти таинственная; нет ни концов, ни начал: «Где ты теперь?»
Создается ощущение странной заброшенности героев в мире, мотив судьбы открывает стихотворение и закрывает его, соединяясь с мотивом беззащитности:

это из начала стихотворения. А вот конец:

Зло, не переставая быть социальным, воспринято и как более универсальное. Всеобщий характер определений (горемычная нищета, злая борьба, роковая судьба) как бы преодолевает исключительность ситуации, не давая ей остаться случаем, казусом, вовлекая ее в общее движение жизненных стихий. Реалистическое начало совместилось с романтическим.
В тесных, казалось бы, рамках лирического стихотворения, в необычайно концентрированном виде Некрасов предсказывает некоторые открытия Достоевского-романиста. Это, в частности, характер социального изгоя, в котором шевелятся проклятия миру, бесполезно замирающие. Сама ситуация повторится в «Преступлении и наказании», где во имя спасения семьи от голодной смерти Соня Марме ладова пойдет на улицу: история «вечной» Сонечки Мармеладовой восходит к некрасовскому «Еду ли ночью. ». И дело не только в сюжете, но и в поэтизации ее поступка; ее физическое падение не только объясняется и оправдывается, оно героично, ибо за ним страдание и самоотверженность. Кстати, цензор Е. Волков возмущался именно безнравственностью стихов: «Нельзя без содрогания и отвращения читать этой ужасной повести! В ней так много безнравственного, так много ужасающей нищеты. И нет ни одной отрадной мысли. нет и тени того упования на благость провидения, которое всегда, постоянно подкрепляет злополучного нищего и удерживает его от преступления. Неужели, по мнению г. Некрасова, человечество упало уже так низко, что может решиться на один из этих поступков, который описан им в помянутом стихотворении? Не может быть этого!»
Так нравственная «безнравственность» стихотворения столкнулась с безнравственной «нравственностью» доноса.
Сборник 1856 года вышел в пору, когда в стране наступал новый общественный подъем. В конце 50-х годов в жизни России совершаются значительные события, последовавшие за Крымской войной, которая обнажила гнилость самодержавно-крепостнических устоев. Страна жила ожиданием перемен. Одни ждали реформ, другие надеялись на революцию. В связи с этим особенно остро вставал вопрос о народе, его месте, значении, о сути народной жизни. В 1857 году Некрасов в одном из задушевнейших своих лирических созданий — в поэме «Тишина» сделал попытку рассказать о подвиге народа в Крымской войне. Но вопрос о том, что такое народ, в поэме еще не был решен. Отсюда постоянные мучительные раздумья, подобные тем, что содержатся в стихотворении «В столицах шум, гремят витии. » или в произведении, так и названном — размышлениями. «Размышления у парадного подъезда» под заглавием «У парадного крыльца» впервые поместил в «Колоколе» Герцен с примечанием: «Мы очень редко помещаем стихи, но такого рода стихотворение нет возможности не поместить».
Не часто даже у Некрасова в эту пору сводились в таком противостоянии «верхи» и «низы», народ и его врат Несмотря на сравнительно небольшой объем, стихотворение представляет сложную композицию, нечто вроде поэмы. В центре ее — народ. (Речь идет не просто и не только о нескольких мужиках, подошедших к подъезду важного начальника и грубо отогнанных.) При всей реалистической достоверности характеристик в мужиках символизировано русское крестьянство в целом. Отсюда те обобщения, которые появляются с самого начала.
Сколько уже в первых строках определений, как будто формально ненужных, но сообщивших подлинную эпичность образу. В литературе о Некрасове поэта нередко сравнивают с художниками, обычно с так называемыми передвижниками, с Репиным, с Перовым, которые принесли в живопись новую тематику из народной жизни, изображали эту жизнь очень конкретно и точно. И сцену с мужиками в «Размышлениях у парадного подъезда» иной раз сопоставляют с прозаическими произведениями, с «физиологическим» очерком, опять-таки имея в виду конкретность и точность изображения. Но в поэзии, в стихах есть своя, особая конкретность и точность, совсем иная, чем в живописи или даже в прозе. Когда-то сам Некрасов сказал: «Дело прозы — анализ, дело поэзии — синтезис». «Синтезис» — синтез — означает прежде всего обобщение, поэтическое обобщение. Особенности поэтического изображения заключаются не только в собственно стихотворном размере или в рифмах. Можно ли представить в прозе это — «мужики, деревенские русские люди»?

Художественный анализ стихотворения Н.А. Некрасова «Умру я скоро. Жалкое наследство…»

С детства знакомы нам проникновенные стихи Николая Алексеевича Некрасова. Гражданский пафос и высокая художественность его произведений, глубокое проникновение в жизнь человека поставили Некрасова в ряд крупнейших русских писателей девятнадцатого века.
Судьба родины, её победы и поражения, успехи и жизненные трудности всегда волновали творческую интеллигенцию России. Великий поэт Некрасов не исключение из числа таких людей. И неудивительно, что тема любви к родной земле проходит через всё творчество этого поэта.
Некрасову очень тяжело было видеть страдания других людей, особенно, если дело касалось женщин и детей. На мой взгляд, этот поэт — один из ярых защитников обездоленных и обиженных жизнью, он считает своим долгом рассказать миру об этом.
Стихотворение «Умру я скоро. Жалкое наследство…» являет собой размышление автора над тем, в чём же смысл жизни и что им уже достигнуто. Тема поэта и поэзии также очень ярко прослеживается в этом произведении. Думая над тем, что останется после смерти, автор приходит к выводу, как мало сделано им. Но в одном он убеждён: ему никогда не приходилось делать того, что от него ждут другие, однако были моменты, когда поэт вынужден был говорить совсем не то, да и не так:
Не торговал я лирой, но, бывало,
Когда грозил неумолимый рок,
У лиры звук неверный исторгала
Моя рука…
Своим достоинством лирический герой, прежде всего, считает своё единство с народом. Размышляя о собственной жизни, он приходит к мысли, что много было страданий и боли. Сначала его окружали близкие и родные люди, но судьба распорядилась так, что одни давно расстались с героем, перед другими он сам вынужден был закрыть дверь: «те жребием постигнуты жестоким, а те прешли уже земной предел…» Лирический герой одинок и, может быть, хотел бы всё исправить, но теперь это невозможно.
Кроме того, данное стихотворение представляет собой обращение к родине, любовь к которой безгранична. Только эта чувство и заставило поэта говорить о страданиях русского народа:
Я призван был воспеть твои страданья,
Терпеньем изумляющий народ!
И бросить хоть единый луч сознанья
На путь, которым бог тебя ведёт…
Но излишнее малодушие и стремление к минутным благам сделали невозможным искренность и желание помочь родной земле. «И песнь моя бесследно пролетела, и до народа не дошла она…» — говорит поэт. Он чувствует свою вину перед Родиной, перед бесследно ушедшими годами. Молодость прошла и силы для борьбы кончаются. Много этих сил было потрачено на битвы, не принёсшие побед.
Поэт чувствует, что с каждым уходящим годом его чувства становятся всё беднее и беднее. Он с тоской говорит о равнодушии, которое зарождается в его душе. и только любовь к Родине делает героя настоящим:
За то, что я, черствея с каждым годом,
Её умел в душе моей спасти,
За каплю крови, общую с народом,
Мои вины, о родина! прости.
В художественном плане стихотворение замечательно тем, что в тексте автор очень часто использует яркие эпитеты: «гнев роковой, мучительная борьба, робкая тишина, печальный поэт, угрюмая Муза, колеблющийся шаг, жестокий жребий…» Мы видим, что данное выразительное средство придает тексту большую образность.
Кроме того, автор использует олицетворение и обращение к родине как к живому существу, что ещё раз указывает на отношение автора к ней:
Одна любовь сказаться в ней успела
К тебе, моя родная сторона!
Синтаксической особенностью данного произведения является большое количество восклицательных предложений. В данном случае они свидетельствуют об эмоциональном подъёме и указывают на настроение лирического героя.
На мой взгляд, на автобиографичность стихотворения указывают размышления о собственной жизни и неудачах, которые постигли поэта. Некрасов не только выразитель чаяний крестьян, но ещё и тонкий проникновенный лирик. Для него тема поэта и поэзии, тема родины, тема русского народа, тема смысла жизни тесно переплетаются.
Стихотворение поэта проникнуто светлым чувством, несмотря на чувство тоски, которое испытывает лирический герой, ибо он безгранично любит родину, становится частью её. И его жизнь уже немыслима вне этой удивительной красоты.
По моему мнению, лирика этого великого русского поэта никогда не будет забыта, ибо в своих стихотворениях он отражал те чувства и переживания, которые свойственны и близки для каждого человека.

0 человек просмотрели эту страницу. Зарегистрируйся или войди и узнай сколько человек из твоей школы уже списали это сочинение.

Прости, анализ стихотворения Некрасова

Я помню чудное мгновенье:
Передо мной явилась ты,
Как мимолетное виденье,
Как гений чистой красоты.

В томленьях грусти безнадежной
В тревогах шумной суеты,
Звучал мне долго голос нежный
И снились милые черты.

Шли годы. Бурь порыв мятежный
Рассеял прежние мечты,
И я забыл твой голос нежный,
Твои небесные черты.

В глуши, во мраке заточенья
Тянулись тихо дни мои
Без божества, без вдохновенья,
Без слез, без жизни, без любви.

Душе настало пробужденье:
И вот опять явилась ты,
Как мимолетное виденье,
Как гений чистой красоты.

И сердце бьется в упоенье,
И для него воскресли вновь
И божество, и вдохновенье,
И жизнь, и слезы, и любовь.

Если, мучимый страстью мятежной,
Позабылся ревнивый твой друг
И в душе твоей, кроткой и нежной,
Злое чувство проснулося вдруг —

Все, что вызвано словом ревнивым,
Все, что подняло бурю в груди,
Переполнена гневом правдивым,
Беспощадно ему возврати.

Отвечай негодующим взором,
Оправданья и слезы осмей,
Порази его жгучим укором —
Всю до капли досаду излей!

Но когда, отдохнув от волненья,
Ты поймешь его грустный недуг
И дождется минуты прощенья
Твой безумный, но любящий друг —

Позабудь ненавистное слово
И упреком своим не буди
Угрызений мучительных снова
У воскресшего друга в груди!

Верь: постыдный порыв подозренья
Без того ему много принес
Полных муки тревог сожаленья
И раскаянья позднего слез.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: