Лингвистический анализ стихотворения Лермонтова “Прощай, немытая Россия”

1841 г… новое изгнание … М.Ю. Лермонтов уезжал на Кавказ в угрюмом настроении. Он чувствовал, что его посылают на верную гибель. Гнев, ярость, презрение владели его рукой, когда он писал знаменитые строки:

Прощай, немытая Россия,
Страна рабов, страна господ,
И вы, мундиры голубые,
И ты, им преданный народ .

Быть может, за стеной Кавказа
Сокроюсь от твоих пашей,
От их всевидящего глаза,
От их всеслышащих ушей.

Основная идея стихотворения — неприятие всех сторон русской действительности находит свое выражение в образной системе, выступающей как форма поэтической мысли.

В качестве средств организации языковых элементов в единую образную систему Лермонтов использовал различные поэтические способы и приемы, одним из которых является антитеза.

Композиция стихотворения строится на принципе противопоставления двух его частей- “в первой строфе объектированная констатация реальности, вторая повернута в план “ субъективный”, здесь все окрашено присутствием лирического “я” (“сокроюсь”)”.

Единство стихотворения создается общим идейно-эмоцио-нальным и ритмико-интонационным настроем, а также структурной связью частей. С эмоционально окрашенным словом “прощай”, являющемся зачином стихотворения, тесно связан образ лирического “Я”. Перефразируя “мундиров голубых” из первой строфы “пашами” во второй, автор усиливает образ деспотической действительности “немытой России”.

Предметом поэтического осмысления в стихотворении являются не отдельные стороны русской жизни, а все самодержавно –крепостническое общество николаевской России.

Основную смысловую и эмоциональную нагрузку несет первая строка- “Прощай немытая Россия.” .Оскорбительно-дерзкое определение (“немытая”) официальной России усугубляется и усиливается в следующих строках. В контрастном противопоставлении “мундиров голубых” и “им преданного народа”. Все это вместе взятое,- “крепостное рабство, жандармский произвол и жалкая “преданность” ему- передает в поэтической формуле Лермонтова как нечто единое, чему он говорит решительное “прощай”. Эта формула предопределяет синтаксическую организацию и тональность стихотворной речи.

Каждая строфа состоит из одного простого осложненного предложения: первое осложнено риторическими обращениями, а второе-однородными членами и вводным словом. Одно это делает строфы в интонационном отношении более напряженными.

Интонационное напряжение усиливается введением инверсии, нарушающей прямой порядок расположения слов, который является доминирующим в стихотворении. Инверсированы две последние строки первой строфы:

И вы, мундиры голубые,
И ты, им преданный народ.

Обычно прямой порядок слов в строке придает речи плавность, делает речь ровной в интонационном отношении. Однако это не наблюдается в тексте стихотворения благодаря синтаксическим параллелизмам, лексическим повторам, вводным словам и переносам:

Страна рабов, страна господ > повтор и внутристрочный

И вы, мундиры голубые
И ты, им преданный народ > повтор и синтаксический параллелизм

Быть может, за стеной Кавказа
Сокроюсь от твоих пашей, > перенос
От их всевидящего глаза,

> повтор и синтаксический

От их всеслышащих ушей параллелизм

Повышение интонационной напряженности, в особенности наиболее значительные из них, приходятся на такие фрагменты стихотворения, которые в смысловом отношении весьма существенны: в первой строфе контрастирующие образы “немытой России” (страна рабов, страна господ; мундиры голубые и им преданный народ), во второй строфе образ жандармов в качестве “пашей”, а также образ страдающего, негодующего лирического героя, предполагавшего освободиться от “всевидящего глаза” и “всеслышащих ушей” деспотических “мундиров голубых”.

Размещение повторов и параллелизмов, выступающих как главное средство создания экспрессивности, определяет постепенное нарастание эмоциональной напряженности к концу стихотворения.

Особое, центральное положение в совокупности языковых выразительных средств принадлежит лексике: она создает смысловую, понятийную основу художественных образов, а также определенные стилевые эффекты, которые придают стихотворению ту или иную тональность.

Лексическая материя стихотворения образуется 32 словами, из которых 12 существительных, 5 прилагательных, 1 глагол, 6 местоимений, 2 союза, 4 предлога, 2 модальных слова. В нем авторские фразеологизмы представлены перифразами “немытая Россия” и “мундиры голубые”.

Большинство существительных представляет тематическую группу слов с общественно-политической семантикой (Россия, страна рабов, страна господ, мундиры, народ, Кавказ, паша). Из приведенных в тексте существительных только 4 использованы

в переносном значении (мундиры — метонимия; страна рабов, за стеной Кавказа, от пашей- метафоры). Среди прилагательных наблюдаются лишь качественно-оценочные единицы с социально-психологической семантикой: немытая, голубые, преданный, всевидящий, всеслышащий. Названные прилагательные являются необычными и емкими поэтическими определениями. Как много сказано одним лишь эпитетом немытая Россия (т.е.отсталая, неразвитая, нецивилизованная); преданный народ (т.е. выражающий духовное рабство).

Отрицательная экспрессия, заключенная в этих словах, передает жгучую ненависть лирического героя к насильникам и соответствует общему эмоциональному тону стихотворения.

Острое лирическое волнение и патетическое напряжение передается повторением предлога от. С этим предлогом связан мотив избавления, спасения от насилия бездумных “мундиров”.

Местоимения (и вы, и ты, от их) логически подчеркивают, противопоставляют те понятия, к которым с гневом обращается лирический герой. В параллельных конструкциях за этими словами “чувствуется эмоциональная жестикуляция”.

Единственный глагол (сокроюсь) вместе с модальным словом (быть может) является связующим звеном текста. Он вводит образ страдающего лирического героя, который говорит “прощай” всей “немытой России” и предполагает освободиться от преследования “пашей” за стеной Кавказа”.

В тексте наблюдаются в основном слова высокого книжного стиля (прощай, преданный, сокроюсь, всевидящий и др. сюда относится также и экзотизм-паша) и нейтральные слова (ты, вы, твоих, страна, глаз, уши и др.). Независимо от стилистической принадлежности эти слова приобретают в тексте эмоциональную оценку отрицательной иронической окраски.

На фоне высоких книжных и нейтральных слов “горит ярким блеском лишь один разговорный эпитет немытая Россия” , который несет большую эмоциональную и смысловую нагрузку.

Сочетанием слов с различной эмоциональной и стилистической окраской создается в стихотворении стилистическая доминанта. В соответствии с интонационно-тематическим содержанием стилистическая доминанта приобретает патетически-изобличительный характер.

Такая тональность вызвана общим ритмическим рисунком, который создают не только лексические и синтаксические средства, но и стихотворный размер и паузы, рифма и фоника поэтического текста.

Стихотворение “Прощай…” написано четырехстопным ямбом

с чередующейся мужской и женской рифмой с цензурой, разбивающей каждую строку на две половины:

Проща’й / немы’тая Росси’я/

Страна’ рабо’в, страна’ госпо’д

И вы’ / мунди’ры голубы’е/

И ты’ /им пре’данный наро’д/

Из восьми стихов поэтического текста в одном (втором) 4 ударных слога, а в семи- по 3 ударных слога Все строки, кроме второй, пиррихиальные. В 1,3,4,7,8 стихах пиррихий следует после второй, а в 5 и 6-после первой стопы.

Пиррихий выполняет не только экспрессивную функцию

(т.е. способствует усилению напряжения), но и содержательную.

Слова, на которых приходится пиррихий, несут особую смысловую нагрузку. Это в основном эпитеты: немытая, голубые, преданный, всевидящего, всеслышащих.

Пиррихий, приходящий на слова всеслышащего, всевидящих, выполняет особую семантико-стилистическую функцию.

От их всевидящего глаза,

От их всеслышащих ушей.

Благодаря пиррихию (—) сила ударного слога перед безударными усиливается, и безударный интервал увеличивается, поэтому слова произносятся с интонацией протяженности, придающей им гротескное значение. Усиление атрибутивной характеристики “пашей” до гротескного значения способствуют также звуковые повторы ([ф] се…аш) и ритмико-интонационный и синтаксический параллелизм.

Ритмико-интонационный повтор, наблюдаемый по всему тексту, сохраняет эмоциональное напряжение и способствует реализации патетического типа стихотворной речи.

Рифма в первой строфе (господ — народ) выделяет, акцентирует контрастирующие слова со звуковым повтором на [0]: страна рабо’в, страна госпо’д, им преданный наро’д.

Во второй строфе в рифмующихся словах (пашей-ушей) выделенный опорный звук [ш], повторяясь в других словах (например, всевидящего, всеслышащих), усиливает звуковую ощутимость рифмы и акцентирует слово “пашей”, которое входит в ряд контрастирующих слов в первой строфе. С помощью рифмы выделяются основные тематические группы слов.

В стихотворении наблюдается лейтмотивная звукопись. По всему тексту рассыпаны опорные звуки слов в зачинной строке

“Прощай, немытая Россия”. Аллитерационный ряд на твердые, резкие согласные Р8, Н6, m61 в первой строфе в сочетании с ассонансом на гласные а3,ы4 придают тексту особую звучность и усиливают образ “немытой России”.

Во второй строфе усиливается неблагозвучие. Отрицательное эмоциональное состояние, негодование лирического героя передается аллитерацией на свистящие, шипящие, глухие согласные: С6, (ж-ш)6, m6,Х4 и ассонансом на О3, Ы4. Неблагозвучие выполняет эмоционально-выразительную функцию и соответствует его интонационно-тематическому содержанию.

Михаил Лермонтов
«Прощай, немытая Россия»

Прощай, немытая Россия,
Страна рабов, страна господ,
И вы, мундиры голубые, 1
И ты, им преданный народ.

Быть может, за стеной Кавказа
Укроюсь от твоих пашей, 1
От их всевидящего глаза,
От их всеслышащих ушей.

1 речь идет о жандармах III отделения.

«Прощай, немытая Россия…» М. Лермонтов

Прощай, немытая Россия,
Страна рабов, страна господ,
И вы, мундиры голубые,
И ты, им преданный народ.

Быть может, за стеной Кавказа
Сокроюсь от твоих пашей,
От их всевидящего глаза,
От их всеслышащих ушей.

Анализ стихотворения Лермонтова «Прощай, немытая Россия…»

В творчестве Михаила Лермонтова есть немало спорных произведений, которые были созданы под воздействием сиюминутного порыва либо душевных переживаний. По воспоминаниям очевидцев, поэт был достаточно неуравновешенным, вспыльчивым и обидчивым человеком, который мог затеять ссору из-за любого пустяка и очень болезненно реагировал на то, как к нему относятся окружающие. Одним из такие произведений, которое отражает, в первую очередь, моральное состояние автора и умышленно представляет мир в мрачных тонах, является стихотворение «Прощай, немытая Россия…». Оно было создано зимой 1841 года в Санкт-Петербурге, накануне отъезда поэта на Кавказ. Лермонтов провел в северной российской столице больше месяца, рассчитывая выйти в отставку и поставить жирный крест на военной карьере, которая его тяготила. Однако по настоянию бабушки был вынужден отказаться от этой идеи. Светские рауты не прельщали поэта, вызывая в нем острое чувство раздражения, возвращаться на службу тоже не хотелось. Кроме этого, рассчитывая посвятить свою жизнь литературе, Лермонтов осознавал, что из-за своих резких и обличительных стихов находится в опале, и двери многих знатных домов для него уже закрыты.

Пребывая в столь скверном расположении духа, поэт видел мир исключительно в черных тонах. И если в его раннем творчестве присутствует лирика, то стихи последнего года трудно отнести к категории романтических. «Прощай, немытая Россия» — произведение, которое выворачивает наизнанку всю подноготную страны. Первая его строчка является очень емкой и точной, характеризуя не только общественный уклад, но и образ мыслей людей, «немытый», примитивный и лишенный изящества. Кроме этого, символом России для поэта являются «мундиры голубые», в которых щеголяли стражи правопорядка, подавившие восстание декабристов, а также «преданный народ», даже и не помышляющий о том, что жить можно совсем по-другому.

«Быть может, за стеной Кавказа сокроюсь от твоих пашей» — пишет Михаил Лермонтов, давая понять, что устал от постоянной цензуры и невозможности открыто выражать свои взгляды. При этом поэта не только угнетает двойственность его положения, но и пугает перспектива повторить судьбу тех, кто уже отправлен на каторгу. Поэтому очередное назначение на Кавказ представляется Лермонтову наилучшим выходом из ситуации, хотя очередной виток в армейской службе он воспринимает, как добровольную каторгу. Тем не менее, автор выражает надежду, что именно эта поездка поможет ему скрыться от «всевидящего глаза» и «всевидящих ушей» царской охранки, которая пристально следит за каждым шагом поэта.

Будучи по натуре человеком достаточно свободолюбивым и своенравным, Лермонтов, тем не менее, подавляет в себе желание открыто выступить против существующего режима. У него еще свежи в памяти те нападки и унижения, которым незадолго до гибели подвергся Пушкин. Быть публично осмеянным для Лермонтова равнозначно самоубийству, и пребывание на Кавказе, по его мнению, позволит улечься волнениям, которые неизменно вызывали стихи поэта, изредка появляющиеся в печати.

Однако Лермонтов вряд ли предполагал, что прощается с Россией навсегда. Хотя бытует мнение, что поэт не только предчувствовал свою гибель, но и стремился к смерти. Тем не менее, страна, которую автор так любил и восхищался ее героическим прошлым, осталась в творческом наследии поэта именно такой – немытой, грубой, жестокой, порабощенной и превращенной в одну огромную тюрьму для сильных духом и свободных людей, к которым Лермонтов, несомненно, причислял и себя.

База
стихотворений

Авторы стихов

Прощай, немытая Россия

1841 г. новое изгнание М.Ю. Лермонтов уезжал на Кавказ в угрюмом настроении.

Он чувствовал, что его посылают на верную гибель. Гнев, ярость, презрение владели его рукой, когда он писал знаменитые строки:

Основная идея стихотворения — неприятие всех сторон русской действительности находит свое выражение в образной системе, выступающей как форма поэтической мысли.

В качестве средств организации языковых элементов в единую образную систему Лермонтов использовал различные поэтические способы и приемы, одним из которых является антитеза.

Композиция стихотворения строится на принципе противопоставления двух его частей- “в первой строфе объектированная констатация реальности, вторая повернута в план “ субъективный”, здесь все окрашено присутствием лирического “я” (“сокроюсь”)”.

Единство стихотворения создается общим идейно-эмоцио-нальным и ритмико-интонационным настроем, а также структурной связью частей. С эмоционально окрашенным словом “прощай”, являющемся зачином стихотворения, тесно связан образ лирического “Я”. Перефразируя “мундиров голубых” из первой строфы “пашами” во второй, автор усиливает образ деспотической действительности “немытой России”.

Предметом поэтического осмысления в стихотворении являются не отдельные стороны русской жизни, а все самодержавно –крепостническое общество николаевской России.

Основную смысловую и эмоциональную нагрузку несет первая строка- “Прощай немытая Россия.” .Оскорбительно-дерзкое определение (“немытая”) официальной России усугубляется и усиливается в следующих строках. В контрастном противопоставлении “мундиров голубых” и “им преданного народа”. Все это вместе взятое,- “крепостное рабство, жандармский произвол и жалкая “преданность” ему- передает в поэтической формуле Лермонтова как нечто единое, чему он говорит решительное “прощай”. Эта формула предопределяет синтаксическую организацию и тональность стихотворной речи.

Каждая строфа состоит из одного простого осложненного предложения: первое осложнено риторическими обращениями, а второе-однородными членами и вводным словом. Одно это делает строфы в интонационном отношении более напряженными.

Интонационное напряжение усиливается введением инверсии, нарушающей прямой порядок расположения слов, который является доминирующим в стихотворении. Инверсированы две последние строки первой строфы:

Обычно прямой порядок слов в строке придает речи плавность, делает речь ровной в интонационном отношении. Однако это не наблюдается в тексте стихотворения благодаря синтаксическим параллелизмам, лексическим повторам, вводным словам и переносам:

Повышение интонационной напряженности, в особенности наиболее значительные из них, приходятся на такие фрагменты стихотворения, которые в смысловом отношении весьма существенны: в первой строфе контрастирующие образы “немытой России” (страна рабов, страна господ; мундиры голубые и им преданный народ), во второй строфе образ жандармов в качестве “пашей”, а также образ страдающего, негодующего лирического героя, предполагавшего освободиться от “всевидящего глаза” и “всеслышащих ушей” деспотических “мундиров голубых”.

Размещение повторов и параллелизмов, выступающих как главное средство создания экспрессивности, определяет постепенное нарастание эмоциональной напряженности к концу стихотворения.

Особое, центральное положение в совокупности языковых выразительных средств принадлежит лексике: она создает смысловую, понятийную основу художественных образов, а также определенные стилевые эффекты, которые придают стихотворению ту или иную тональность.

Лексическая материя стихотворения образуется 32 словами, из которых 12 существительных, 5 прилагательных, 1 глагол, 6 местоимений, 2 союза, 4 предлога, 2 модальных слова. В нем авторские фразеологизмы представлены перифразами “немытая Россия” и “мундиры голубые”.

Большинство существительных представляет тематическую группу слов с общественно-политической семантикой (Россия, страна рабов, страна господ, мундиры, народ, Кавказ, паша). Из приведенных в тексте существительных только 4 использованы в переносном значении (мундиры — метонимия; страна рабов, за стеной Кавказа, от пашей- метафоры). Среди прилагательных наблюдаются лишь качественно-оценочные единицы с социально-психологической семантикой: немытая, голубые, преданный, всевидящий, всеслышащий. Названные прилагательные являются необычными и емкими поэтическими определениями. Как много сказано одним лишь эпитетом немытая Россия (т.е.отсталая, неразвитая, нецивилизованная); преданный народ (т.е. выражающий духовное рабство).

Отрицательная экспрессия, заключенная в этих словах, передает жгучую ненависть лирического героя к насильникам и соответствует общему эмоциональному тону стихотворения.

Острое лирическое волнение и патетическое напряжение передается повторением предлога от. С этим предлогом связан мотив избавления, спасения от насилия бездумных “мундиров”.

Местоимения (и вы, и ты, от их) логически подчеркивают, противопоставляют те понятия, к которым с гневом обращается лирический герой. В параллельных конструкциях за этими словами “чувствуется эмоциональная жестикуляция”.

Единственный глагол (сокроюсь) вместе с модальным словом (быть может) является связующим звеном текста. Он вводит образ страдающего лирического героя, который говорит “прощай” всей “немытой России” и предполагает освободиться от преследования “пашей” за стеной Кавказа”.

В тексте наблюдаются в основном слова высокого книжного стиля (прощай, преданный, сокроюсь, всевидящий и др. сюда относится также и экзотизм-паша) и нейтральные слова (ты, вы, твоих, страна, глаз, уши и др.). Независимо от стилистической принадлежности эти слова приобретают в тексте эмоциональную оценку отрицательной иронической окраски.

На фоне высоких книжных и нейтральных слов “горит ярким блеском лишь один разговорный эпитет немытая Россия” , который несет большую эмоциональную и смысловую нагрузку.

Сочетанием слов с различной эмоциональной и стилистической окраской создается в стихотворении стилистическая доминанта. В соответствии с интонационно-тематическим содержанием стилистическая доминанта приобретает патетически-изобличительный характер.

Такая тональность вызвана общим ритмическим рисунком, который создают не только лексические и синтаксические средства, но и стихотворный размер и паузы, рифма и фоника поэтического текста.

Из восьми стихов поэтического текста в одном (втором) 4 ударных слога, а в семи- по 3 ударных слога Все строки, кроме второй, пиррихиальные. В 1,3,4,7,8 стихах пиррихий следует после второй, а в 5 и 6-после первой стопы.

Пиррихий выполняет не только экспрессивную функцию (т.е. способствует усилению напряжения), но и содержательную.

Слова, на которых приходится пиррихий, несут особую смысловую нагрузку. Это в основном эпитеты: немытая, голубые, преданный, всевидящего, всеслышащих.

Пиррихий, приходящий на слова всеслышащего, всевидящих, выполняет особую семантико-стилистическую функцию.

Во второй строфе в рифмующихся словах (пашей-ушей) выделенный опорный звук [ш], повторяясь в других словах (например, всевидящего, всеслышащих), усиливает звуковую ощутимость рифмы и акцентирует слово “пашей”, которое входит в ряд контрастирующих слов в первой строфе. С помощью рифмы выделяются основные тематические группы слов.

В стихотворении Лермонтова “Прощай, немытая Россия” все языковые средства и фонетические, и лексические, и синтаксические, -служат наиболее полному раскрытию темы, в конечном счете, идеи художественного текста.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Adblock detector