Пророк», анализ стихотворения Лермонтова

Приступая к анализу произведения, нужно в первую очередь обратить внимание на время его создания. 1841 год, до гибели Лермонтова оставались считанные недели. Несмотря на то, что поэт был достаточно молод, его уже тревожили вечные вопросы бытия, правды и смысла жизни. Возможно, что этим стихотворением он продолжил начатый с кем-либо спор о предназначении поэтов, возможно, ещё раз убедился, что жребий их печален в этом мире.

Горечь в стихотворении ощущается с первой строфы: «в очах людей читаю я страницы злобы и порока». Обобщение «людей» (ведь по размеру строфы вполне можно было написать «иных») показывает, насколько сильно его разочарование в ближних своих. Дар предвиденья, полученный от «вечного судии», может оказаться проклятием.

Зная, что именно должно быть ценимо в земной жизни, пророк не может молчать. Но, говоря об этом знании, о настоящих ценностях, он подвергается гонениям. И проявляет слабость — уходит от людей.

В пустыне лирический герой находит мир: живёт, «как птица, даром Божьей пищи», его слушают звёзды и ему покорны твари земные. Но таков ли удел предназначен тому, кого небеса наделили даром предвиденья? Возможно, пророк понимает, что не таков, иначе зачем бы ему возвращаться в шумный град, пусть он и «пробирается по нему торопливо». Но злобная критика, осмеяние вновь побеждают его.

Из семи строф стихотворения только одна, четвёртая, не проникнута горьким чувством. Во всех остальных есть слова, ударяющие словно плетью: «злоба», «бросали каменья», «бежал я нищий», «самолюбиво», «глупец». А последняя строфа полностью состоит из порицания: «угрюм, худ, бледен», «наг и беден», «презирают все его». Горечь лирического достигает здесь своего апогея, и то, что стихотворение обрывается на высказывании самодовольного старца, не даёт никакой надежды на изменение отношения к пророку. Это же подчёркивается и преемственностью поколений: «старцы детям говорят», то есть из года в год на поэтов (пророков) смотрят и будут смотреть, как на отверженных. Поэтому после прочтения стихотворения остаётся впечатление полной безнадёжности.

Написанное четырёхстопным ямбом, произведение насыщено устаревшими словами и формами: «судия», «в очах», «главу», «град». Это придаёт словам пророка торжественность, вызывая ассоциации со священными текстами. Тем большее складывается впечатление, что ясновидение не обманывает лирического героя, и жизнь земная останется такой же бездуховной, и пророческий голос не будет услышан людьми.

Лермонтов, и всегда склонный к меланхолии, в этом стихотворении отчётливо выражает неверие в лучший мир на земле. Сравнивая себя с пророком, он приписывает и себе гонения и непонимание окружающих. И остаётся в уверенности, что любого поэта — настоящего поэта — постигнет та же участь.

Сравнительный анализ стихотворений А.С. Пушкина «Пророк» и М.Ю. Лермонтова «Пророк».

Тема поэта и поэзии является классической для русской литературы. Так, два самых ярких представителя золотого века – Пушкин и Лермонтов – также не оставили без внимания эту тему. Но они, естественно, по-разному подошли к решению проблемы о назначении поэтического творчества.

Тема поэта для Лермонтова была глубоко личной. Вместе с тем, лермонтовские стихотворения о роли поэта и поэзии связаны с предшествующей литературой (декабристская лирика, романтическая).

В стихотворениях Пушкина акцент сделан на внутренней позиции поэта-пророка, который, хотя и не принят «толпой», не способен изменить голосу собственной совести. Поэт у Пушкина брезгливо отталкивается от толпы, гонит её:

Подите прочь – какое дело

Поэту мирному до вас!

Внутренняя позиция поэта не подвергается критике или осуждению. Поэт охотно идет на разрыв с толпой и устремляется к союзу с народом в будущем:

И долго буду тем любезен я народу,

Что чувства добрые я лирой пробуждал…

(«Я памятник себе воздвиг нерукотворный…»)

Лермонтову исторический оптимизм Пушкина уже кажется иллюзией («Дума»). Ему недостаточно одной лишь веры в справедливость внутренней позиции поэта. Ему нужно иметь оправдание в реальности, получить неопровержимую объективную опору. Однако действительность зачастую противоречит идеальным представлениям о высокой миссии поэта.

У поэтов есть стихотворения с одним и тем же названием – «Пророк», которые являются своеобразными декларациями Пушкина и Лермонтова.

Стихотворение Александра Сергеевича написано в 1826-м году. Оно рассказывает о перерождении обычного человека в поэта-пророка. Автор указывает на необходимые пророку качества:

Отверзлись вещие зеницы,

Как у испуганной орлицы…

И внял я неба содроганье,

И горний ангелов полет…

И жало мудрыя змеи

В уста замершие мои

Вложил десницею кровавой…

И угль пылающий огнем,

Во грудь отверстую водвинул…

После мучительных метаморфоз перерожденный человек остается недвижим, потому что, несмотря на то, что он получил замечательные способности, он не имеет цели. Тогда Бога глас воззвал к поэту: «Глаголом жги сердца людей».

Последнюю строфу можно считать, по мнению Пушкина, назначением поэзии. К тому же поэт в самом начале стихотворения фразой – «Духовной жаждою томим» — отделяет «искателя» от остальных, намекая на невозможность заполнения сердца и духа в условиях жизни среди толпы. Как известно, Пушкин вообще во многих стихах противопоставляет «толпу» и «творца». Поэт уходит от общества: «В пустыне мрачной я влачился…»

В лермонтовском же стихотворении «Пророк» 1841-го года, являющимся как бы продолжением пушкинского, уже не поэт гонит толпу, а толпа изгоняет пророка. Лермонтовский поэт (получивший, видимо, те же способности, что и у Пушкина) не понят «ближними». Действительно, у Пушкина пророк, получая назидание от Бога, оставляется в покое, мы не знаем его дальнейшей судьбы. Лермонтов же как бы продолжает историю:

Провозглашать я стал любви

И правды чистые ученья:

В меня все ближние мои

Бросали бешено каменья.

Поэт расширяет понятие «толпа», которое становится синонимом слова «народ». Это подчеркивает глубину разрыва между пророком и толпой. Пушкинский же поэт, сознательно порывая с толпой, не мыслил разрыва с народом. Неслучаен призыв к нему Бога: «Глаголом жги сердца людей». То есть творчество поэта должно быть посвящено служению людям, должно быть к ним направлено.

У Лермонтова же этот разрыв стал фактом: «любви и правды чистые ученья» дороги только для поэта, реальное же их значение ничтожно.

Сознание полной, абсолютной, в отличие от Пушкина, оторванности пророка от людей сообщает стихотворению Лермонтова трагизм, но все же не ведет к отрицанию поэзии как высшего искусства:

Завет предвечного храня,

Мне тварь покорна там земная;

И звезды слушают меня.

Да, у Лермонтова искусство пока не служит народу, оно не «жжет глаголом», оно лишь для немногих, но исключительность и божественность назначения поэта и поэзии все равно подчеркивается.

0 человек просмотрели эту страницу. Зарегистрируйся или войди и узнай сколько человек из твоей школы уже списали это сочинение.

/ Сочинения / Пушкин А.С. / Разное / Сравнительный анализ стихотворений А.С. Пушкина «Пророк» и М.Ю. Лермонтова «Пророк».

Смотрите также по разным произведениям Пушкина:

Анализ стихотворения «Пророк» Лермонтова

С чем у нас ассоциируется первая половина 19 века? В первую очередь, это жандармистская политика государства, политические преследования оппозиционных движений, усиление гнета над низшими слоями общества.

Все литературные произведения того периода выражали открытое противостояние действующей системе, однако наиболее яркая смелая непокорность присуща стихам Лермонтова.

Наверное, произведения М. Ю. Лермонтова не носили бы такой бунтарский характер, если бы он сам не стал жертвой деспотичной государственной машины, которая фактически сломала его жизнь.

Предпосылки к началу бунтарства в творчестве Лермонтова

Юношеские мечты поэта о том, что его государство станет гуманистическим и либеральным, защищающим права и свободы граждан необратимо начали разбиваться об суровую реальность действительности.

Лермонтову, как и каждому патриоту своей Родины, хотелось видеть Россию другой. Это желание и было высказано на раннем этапе творчества. Императорская власть, чтобы предотвратить возможные оппозиционные вспышки в обществе, приняла суровые меры против вольнодумства Лермонтова – отправила его воевать на Кавказ.

Там противостояние и бунтарство автора еще больше усилилось и вылилось в настоящую антиправительственную борьбу.

«Пророк» как призма собственного сознания

Стихотворение « Пророк» Лермонтов создал как продолжение пушкинского одноименного произведения. Вся сумасшедшая энергетика автора, неуемное желание свободы мысли и слова нашли выход в этом произведении.

«Пророк» в фактическом смысле стал зеркалом для власти и общества того времени. Социум, уже настолько втянулся в тот вектор жизни, который навязало ему государство, что уже перестал замечать то, что превратился в раба Императора.

Более того, нация в своем большинстве не воспринимала людей, которые старались просветить ее и вдохновить на изменения. Такую толпу, которая лишена способности не только мыслить, но и реально воспринимать окружающий мир, Лермонтов изображает в « Пророке».

Лирический герой, которым овладела жажда свободы, старается вразумить окружающих его людей, но натыкается на стену непонимания. Его охватывает отчаяние, ведь он не может спокойно смотреть, как нация погибает в собственной непросвещенности и безразличие к происходящим событиям.

Прототипом главного героя является сам автор, Лермонтов продолжает миссию пророка Пушкина, однако народ не готов к тому, чтобы принять его мысли и последовать за ним, более того, не видит объективных причин это делать.

В этом заключается весь трагизм произведения. Нация, не созревшая для открытого бунтарства и противостояния, обрекает себя на продолжение жизни в обмане, в покорности, и в моральной грязи.

В конце произведения, Лермонтов называет людей просто толпой, так как они потеряли то, что делало их полноценным сознательным обществом. Однако, несмотря на это лирический герой не отчаивается и верит, что будущие поколения, которые сменят своих «слепых» родителей, исполнят его миссию.

Нужна помощь в учебе?

Предыдущая тема: Лермонтов: судьба поэта, основные мотивы лирики
Следующая тема:&nbsp&nbsp&nbspРазмышления Лермонтова о жизни, любви, творчестве в поэзии

Все неприличные комментарии будут удаляться.

Сравнительный анализ стихотворений А. С. Пушкина и М. Ю. Лермонтова >

В 1826 году А. С. Пушкин, находясь в ссылке в Михайловском, пишет стихотворение «Пророк». Чуть позже, отправляясь на аудиенцию к Николаю I, который вызвал А. Пушкина из Михайловского в Петербург, поэт захватывает листок со стихотворением с собой. Почему же Пушкин придал такое важное значение этому стихотворению? После расправы над декабристами Пушкин переживает сильное потрясение и долгое время не пишет стихов. Находясь в ссылке в Михайловском, преследуемый мыслью «о друзьях, братьях, товарищах», он обдумывает свою новую роль в обществе и свои возможности влияния на ход русской истории через фигуру Николая I. Поэт сознает, что обладает огромной властью над современниками. Образ библейского пророка, поучающего и спасающего свой народ, служит для А. Пушкина примером.
Стихотворение сложилось под непосредственным впечатлением от службы в церкви. Готовность к жертве, выраженная в библейской «Книге Исайи», служит А. Пушкину примером. В отчаянном письме к Плетневу Пушкин восклицает: «Душа! Я пророк, ей-богу, пророк!»
Вживаясь в образ пророка, А. Пушкин почти текстуально следует за теми главами «Книги Исайи», где Исайя рассказывает нам, как обыкновенный человек превращается в пророка. Библейская лексика, обилие церковнославянизмов создают высокую торжественность стиля и сообщают пушкинскому стихотворению сакральный смысл. Ведь пророк доносит до людей не свои собственные мысли, а то, что он услышал от Бога.
Подтвердим прямую связь пушкинского и библейского пророка текстуально.
Библия:

И послан бысть по мне един от
Серафимов.
И прикоснулся к устам моим и рече:
се прекоснуся сие устам
твоим, и. беззакония твоя, и
грехи твоя очистит.
В руце своей имаше угль горяшь.
О, окаянный аз, яко.
И рече: или, и рцы людям
У Пушкина:

Глаголом жги сердца людей! сим.
И шестикрылый Серафим на перепутье мне явился.
И он к устам моим приник,
И вырвал грешный мой язык,
И празднословный И лукавый.
И уголь, пылающий огнем.
Как труп в пустыне я лежал.
Конечно, славянский текст стихов Исайи творчески переосмыслен поэтом, и мы не можем говорить о простом заимствовании. Переложение псалмов и других библейских текстов — устойчивая традиция русской поэзии XVIII— XIX веков. В. К. Тредиаковский, М. В. Ломоносов, Г. Р. Державин — поэты русского классицизма — вспоминаются нам в связи с этой традицией. И А. Пушкин, сохраняя завораживающе торжественный стиль, свойственный классицистическим переложениям священных текстов, создает величайший философский манифест. По-моему, не столько перелагающий смысл Библии, сколько утверждающий мысль самого Александра Сергеевича Пушкина о жертвенном служении народу мудреца и поэта-пророка. Пушкинское стихотворение разные исследователи прочитывали по-своему. Некоторые ставили его в один ряд со стихотворениями о роли поэта и поэзии («Поэт», «Поэту», «Поэт и толпа»), кое-кто рад был расценить пушкинского «Пророка» как политический демарш. Глубоко верующие люди видят в образе поэта-пророка посредника между Богом и людьми.
Проблему взаимоотношения пророка со всеми людьми, а не только с «мирской властью» решает и М. Ю. Лермонтов в своем стихотворении «Пророк», являющемся откликом на пушкинское (написано спустя 15 лет, в 1841 г.). Лермонтов начинает с того, чем закончил Пушкин:
С тех пор как Вечный Судия
Мне дал всеведенье пророка.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Adblock detector