Пропавшая грамота

Быль, рассказанная дьячком ***ской церкви

Так вы хотите, чтобы я вам еще рассказал про деда? Пожалуй, почему же не потешить прибауткой? Эх, старина, старина! Что за радость, что за разгулье падет на сердце, когда услышишь про то, что давно-давно, и года ему и месяца нет, деялось на свете! А как еще впутается какой-нибудь родич, дед или прадед, — ну, тогда и рукой махни: чтоб мне поперхнулось за акафистом великомученице Варваре, если не чудится, что вот-вот сам все это делаешь, как будто залез в прадедовскую душу или прадедовская душа шалит в тебе. Нет, мне пуще всего наши дивчата и молодицы; покажись только на глаза им: «Фома Григорьевич! Фома Григорьевич! а нуте яку-небусь страховинну казачку! а нуте, нуте. — тара-та-та, тата-та, и пойдут, и пойдут. Рассказать-то, конечно, не жаль, да загляните-ка, что делается с ними в постеле. Ведь я знаю, что каждая дрожит под одеялом, как будто бьет ее лихорадка, и рада бы с головою влезть в тулуп свой. Царапни горшком крыса, сама какнибудь задень ногою кочергу — и боже упаси! и душа в пятках. А на другой день ничего не бывало, навязывается сызнова: расскажи ей страшную сказку, да и только. Что ж бы такое рассказать вам? Вдруг не взбредет на ум. Да, расскажу я вам, как ведьмы играли с покойным дедом в дурня. (4) Только заране прошу вас, господа, не сбивайте с толку; а то такой кисель выйдет, что совестно будет и в рот взять. Покойный дед, надобно вам сказать, был не из простых в свое время козаков. Знал и твердо-он-то, и словотитлу поставить. В праздник отхватает апостола, бывало, так, что теперь и попович иной спрячется. Ну, сами знаете, что в тогдашние времена если собрать со всего Батурина грамотеев, то нечего и шапки подставлять, — в одну горсть можно было всех уложить. Стало быть, и дивиться нечего, когда всякий встречный кланялся ему мало не в пояс.

Один раз задумалось вельможному гетьману послать зачем-то к царице грамоту. Тогдашний полковой писарь, — вот нелегкая его возьми, и прозвища не вспомню. Вискряк не Вискряк, Мотузочка не Мотузочка, Голопуцек не Голопуцек. знаю только, что как-то чудно начинается мудреное прозвище, — позвал к себе деда и сказал ему, что, вот, наряжает его сам гетьман гонцом с грамотою к царице. Дед не любил долго собираться: грамоту зашил в шапку; вывел коня; чмокнул жену и двух своих, как сам он называл, поросенков, из которых один был родной отец хоть бы и нашего брата; и поднял такую за собою пыль, как будто бы пятнадцать хлопцев задумали посереди улицы играть в кашу. На другой день еще петух не кричал в четвертый раз, дед уже был в Конотопе. На ту пору была там ярмарка: народу высыпало по улицам столько, что в глазах рябело. Но так как было рано, то все еще дремало, протянувшись на земле. Возле коровы лежал гуляка парубок с покрасневшим, как снегирь, носом; подоле храпела, сидя, перекупка, с кремнями, синькою, дробью и бубликами; под телегою лежал цыган; на возу с рыбой — чумак; на самой дороге раскинул ноги бородач москаль с поясами и рукавицами. ну, всякого сброду, как водится по ярмаркам.

Дед приостановился, чтобы разглядеть хорошенько. Между тем в ятках начало мало-помалу шевелиться: жидовки стали побрякивать фляжками; дым покатило то там, то сям кольцами, и запах горячих сластен понесся по всему табору. Деду вспало на ум, что у него нет ни огнива, ни табаку наготове: вот и пошел таскаться по ярмарке. Не успел пройти двадцати шагов — навстречу запорожец. Гуляка, и по лицу видно! Красные, как жар, шаровары, синий жупан, яркий цветной пояс, при боку сабля и люлька с медною цепочкою по самые пяты — запорожец, да и только! Эх, народец! станет, вытянется, поведет рукою молодецкие усы, брякнет подковами и — пустится! Да ведь как пустится: ноги отплясывают, словно веретено в бабьих руках; что вихорь, дернет рукою по всем струнам бандуры и тут же, подпершися в боки, несется вприсядку; зальется песней — душа гуляет. Нет, прошло времечко: не увидать больше запорожцев! Да, так встретились. Слово за слово, долго ли до знакомства? Пошли калякать, калякать так, что дед совсем уже было позабыл про путь свой. Попойка завелась, как на свадьбе перед постом великим.

Только, видно, наконец прискучило бить горшки и швырять в народ деньгами, да и ярмарке не век же стоять! Вот сговорились новые приятели, чтоб не разлучаться и путь держать вместе. Было давно под вечер, когда выехали они в поле. Солнце убралось на отдых; где-где горели вместо него красноватые полосы; по полю пестрели нивы, что праздничные плахты чернобровых молодиц. Нашего запорожца раздобар взял страшный. Дед и еще другой приплевшийся к ним гуляка подумали уже, не бес ли засел в него. Откуда что набиралось. Истории и присказки такие диковинные, что дед несколько раз хватался за бока и чуть не надсадил своего живота со смеху. Но в поле становилось, чем далее, тем сумрачнее; и вместе с тем становилась несвязнее и молодецкая молвь. Наконец рассказчик наш притих совсем и вздрагивал при малейшем шорохе.

(4) То есть в дурачки. (Прим. Н.В.Гоголя.)

В автолюксе можно купить резину летнюю 14, автомобильные диски, воспользоваться услугами шиномонтажа.

Николай Гоголь — Пропавшая грамота

Черновой автограф повести написан чернилами на четырёх листах большого формата (с оборотом) убористым почерком с многочисленными поправками и помарками. Заглавие отсутствует. Текст черновика «Пропавшей грамоты» значительно превышает по размеру окончательную, печатную редакцию, не имея сколько-нибудь принципиального отличия от неё в сюжетном и в стилевом отношении, однако даёт многочисленные варианты и разночтения. При отделке повести отпали целые фрагменты, не включенные Гоголем в окончательную редакцию. Так, в печатный текст не вошло ни подробное описание путешествия деда из пекла на хромом, ни эпизод с горшками, надувавшими щёки. Отброшен ряд колоритных деталей. Так, при характеристике деда в черновой редакции указывалось, что он «один, бывало, иной раз выходил на медведя, а подчас и пяти человек умять ему было так же, как нашему брату отпеть воскресный кондак». Автограф повести не даёт достаточных данных для определения времени её написания. Начата, по-видимому, в 1828 году. Подтверждением этому служит письмо Гоголя к матери от 23 мая 1829 года, в котором он просил описать подробности различных карточных игр, популярных в украинском обиходе. Публикация «Пропавшей грамоты» в первой книге «Вечеров…» (цензурное разрешение датировано 26 мая 1831 года) означает, что работа над повестью была завершена не позже апреля — мая 1831 года.

Во втором издании «Вечеров…» 1836 года текст «Пропавшей грамоты» был перепечатан почти без изменений, за исключением немногочисленных замен отдельных слов и порядка слов в фразах. Однако наличие этих правок, свидетельствует, что текст второго издания, по-видимому, внимательно прочитывался Гоголем.

Сюжет

Повествование начинается с сетований рассказчика, Фомы Григорьевича, на тех слушательниц, что выпытывают у него «яку-нибудь страховинну казочку», а потом всю ночь дрожат под одеялом. Затем он рассказывает историю, что случилась с его дедом, коего вельможный гетьман послал с грамотой к царице.

Дед, простившись с женой и детьми, уж наутро был в Конотопе, где о ту пору случилась ярмарка. Дед с зашитою в шапку грамотой пошёл приискать себе огнива и табаку и там познакомился с гулякой-запорожцем. Меж них «попойка завелась», и дед вскоре позабыл о деле своём. Прискучив вскоре ярмаркой, отправились они далее вместе с приставшим к ним ещё одним гулякою. Запорожец, потчуя приятелей диковинными историями весь вечер, к ночи притих, оробел и наконец открылся, что продал душу нечистому и этою ночью срок расплаты. Дед обещался не спать ночи, чтоб пособить запорожцу. Заволокло всё мраком, и путешественники принуждены были остановиться в ближайшем шинке, где всё уж спало. Уснули вскоре и оба дедовых попутчика, так что ему пришлось нести караул в одиночку. Как мог, боролся дед со сном: и обсмотрел все возы, и проведал коней, и закурил люлюку — но ничто, и даже почудившиеся ему под соседним возом роги не могли его взбодрить. Он проснулся поздним утром и не нашел уж запорожца, пропали и кони, но, что хуже всего, пропала дедова шапка с грамотой и деньгами, которою вчера поменялся дед с запорожцем на время. Дед бранил чёрта, и просил совета у бывших в шинке чумаков — все без толку. Спасибо шинкарю, за пять злотых указал он деду, где сыскать чёрта, чтоб вытребовать у него обратно грамоту [1] .

Глухою ночью ступил дед в лес и пошёл по еле приметной дорожке. Как и предупреждал шинкарь, всё в лесу стучало, ибо цыгане, вышедши из нор своих, ковали железо. Миновав все указанные приметы, дед вышел к огню, вокруг коего сидели страшные рожи. Сел и дед. Долго молчали, пока дед не принялся наудачу рассказывать свое дело. «Рожи и уши наставили, и лапы протянули». Дед кинул все свои деньги, земля задрожала, и он очутился чуть не в самом пекле. Ведьмы, чудища, черти — всё вокруг отплясывало «какого-то чертовского трепака». Вдруг он оказался за столом, ломившимся от яств, но все куски, что он брал, попадали в чужие рты. Раздосадованный дед, забыв страх, принялся браниться. Все захохотали, и одна из ведьм предложила ему трижды сыграть в дурня: выиграет — его шапка, проиграет — и света Божьего не увидит. Оба раза остался дурнем дед, хоть во второй и сам сдавал карты и были они поначалу совсем неплохи. Догадался он в третий раз потихоньку под столом карты перекрестить — и выиграл. Получив шапку, дед расхрабрился и потребовал коня своего, пригрозя перекрестить всё бесовское собрание святым крестом. Загремели пред ним лишь конские кости. Заплакал было дед, да черти дали ему другого коня, что понёс его через провалы и болота, над пропастями и крутизной страшной. Дед не удержался и сорвался, а очнулся на крыше своей хаты, весь в крови, но целый. В доме кинулись к нему испуганные дети, указывая на мать, что спящая подпрыгивала, сидя на лавке. Дед разбудил жену, которой снилась сущая чертовщина, и, решив вскоре освятить хату, немедля отправился к царице. Там, навидавшись диковин, он забыл на время и о чертях. Да, видно, в отместку, что помешкал он хату освятить, долго после, «ровно через каждый год, и именно в то самое время», жена его против воли пускалась в пляс [1] .

Николай Гоголь — Пропавшая грамота

Скачать отрывок:

Жанры: Мистика

Случайная цитата из книги

«Эх, старина, старина! Что за радость, что за разгулье падет на сердце, когда услышишь про то, что давно-давно и года ему и месяца нет, деялось на свете! »

Читать онлайн книгу «Пропавшая грамота»

Описание книги «Пропавшая грамота»

«Пропавшая грамота» — сюжет

Повествование начинается с сетований рассказчика, Фомы Григорьевича, на тех слушательниц, что выпытывают у него «яку-нибудь страховинну казочку», а потом всю ночь дрожат под одеялом. Затем он рассказывает историю, что случилась с его дедом, которого гетман послал с грамотой к царице.

Дед, простившись с женой и детьми, уж наутро был в Конотопе, где была ярмарка. С зашитой в шапку грамотой дед пошёл поискать себе огнива и табаку и познакомился с гулякой-запорожцем. Они отправились дальше вместе с приставшим к ним ещё одним гулякой. Запорожец, потчуя весь вечер приятелей диковинными историями, к ночи оробел и наконец открылся, что продал душу дьяволу и этою ночью наступает срок расплаты. Дед обещался не спать ночью, чтоб пособить запорожцу. Путешественники принуждены были остановиться в ближайшем шинке. Уснули вскоре оба дедовых попутчика, так что ему пришлось нести караул в одиночку. Как мог, боролся дед со сном, но мертвый сон сморил его, он проснулся поздним утром и не нашел ни запорожца, ни коней. Пропала и дедова шапка с грамотой, которою вчера на время поменялся дед с запорожцем. Дед попросил совета у бывших в шинке чумаков, и наконец шинкарь указал деду, где найти чёрта, чтоб вытребовать у него обратно грамоту.

Глухой ночью дед пошел по указанной шинкарем тропинке в лесу. Миновав все приметы, дед вышел к костру, вокруг которого сидели «страшные рожи». Дед рассказал о своем деле, бросил им деньги, и очутился в пекле за одним столом с ведьмами, чудищами и чертями. Одна из ведьм предложила трижды сыграть в дурня: выиграет — его шапка, проиграет — останется в пекле. Оба раза остался дурнем дед, а в третий раз догадался перекрестить карты — и выиграл. Получив шапку и коня, дед правдами и неправдами выбрался из пекла и очнулся на крыше своей хаты весь в крови. Он немедленно отправляется к царице. Там, навидавшись диковин, дед забывает на время о чертях, но после этого, «ровно через каждый год, и именно в то самое время», жена его против воли пускалась в пляс[1] и в доме творилась разная чертовщина.

История

Черновой автограф повести написан чернилами на четырёх листах большого формата (с оборотом) убористым почерком с многочисленными поправками и помарками. Заглавие отсутствует. Текст черновика «Пропавшей грамоты» значительно превышает по размеру окончательную, печатную редакцию, не имея сколько-нибудь принципиального отличия от неё в сюжетном и в стилевом отношении, однако даёт многочисленные варианты и разночтения. При отделке повести отпали целые фрагменты, не включенные Гоголем в окончательную редакцию. Так, в печатный текст не вошло ни подробное описание путешествия деда из пекла на хромом, ни эпизод с горшками, надувавшими щёки. Отброшен ряд колоритных деталей. Так, при характеристике деда в черновой редакции указывалось, что он «один, бывало, иной раз выходил на медведя, а подчас и пяти человек умять ему было так же, как нашему брату отпеть воскресный кондак». Автограф повести не даёт достаточных данных для определения времени её написания. Начата, по-видимому, в 1828 году. Подтверждением этому служит письмо Гоголя к матери от 23 мая 1829 года, в котором он просил описать подробности различных карточных игр, популярных в украинском обиходе. Публикация «Пропавшей грамоты» в первой книге «Вечеров…» (цензурное разрешение датировано 26 мая 1831 года) означает, что работа над повестью была завершена не позже апреля—мая 1831 года.

Во втором издании «Вечеров…» 1836 года текст «Пропавшей грамоты» был перепечатан почти без изменений, за исключением немногочисленных замен отдельных слов и порядка слов во фразах. Однако наличие этих правок свидетельствует, что текст второго издания, по-видимому, внимательно прочитывался Гоголем.

Пропавшая грамота

По мотивом ранних произведений И.В.Гоголя

Режиссер: Борис Ивченко.

Сценарий: Николай Гоголь.

В ролях: Иван Миколайчук, Лидия Вакула, Федор Стригун, Михаил Васильевич Голубович, Василий Симчич.

Краткое описание: Героическая народная комедия, где с лукавой усмешкой,задорным юмором показан полный приключений путь казака Василия и запорожца Андрея с гетманской грамотой в Петербург к царице и их благополучное возвращение в родную Диканьку.

Полный «отпад». После того, что творится в фильме, сам Николай Васильевич отдыхает. Это как-же ведьмы — подлюки над людьми издеваются! . «Баронесса фон-Лихтенберх», понимаешь!

Здесь не осталось ничего от Гоголя. Это не «Пропавшая» а «Пропащая грамота». Кино, сделанное в духе «Просвиты» от И.Драча — полнейшая бездарность.

В начале фильма чётко и на русском языке написано: «ПО МОТИВАМ (ранних произведений Н.В.Гоголя)». Что значит «по мотивам»? Я не литературовед, но рискну предположить, что это означает сохранение основной, стержневой мысли исходного лит. произведения с разрешением разного рода наворотов. Какова основная мысль «Пропавшей грамоты» Гоголя? Опять-же рискну выразить её словами — «Казак — всегда казак! Он и в огне не горит, и в воде не тонет.» Сохранена эта мысль у Драча? Вроде бы, да! Но, оказывается — здесь Драч творчески дополняет Гоголя — казака можно обмануть! Бicы одели москальские одёжи, напялили парики — и ввели простодушных героев в заблуждение. Не догадались те ещё раз перекрестить бесовское наваждение в виде дворца, роскошной залы и навешанных картин. То — урок и героям и зрителям. Ещё насчёт «по мотивам». В 1902 году писатель Джозеф Конрад создал рассказ «В сердце Тьмы». К концу 70-х этот рассказ превратился в фильм режиссёра Ф.Ф.Копполы «Апокалипсис сегодня». Безусловно, масштаб этих фильмов совершенно несопоставим. Но одинаковый подход виден и непрофессионалу. «Империализм разрушает уклад жизни коренных народов.» Эта мысль выражена и в лит. первоисточнике и в фильме. Но — что конкретно осталось в фильме от исходного рассказа? Фамилия героя Курц? Копьё, которое дикарь метнул в одного из матросов? Сам факт, что к Курцу по реке плывёт Некто со спец. заданием? После этих трёх фраз начинаются отличия, перечислять которые слишком долго. Но ведь никто сегодня не ругает «Апокалипсис сегодня» за то, что там МАЛО КОНРАДА. Поэтому ругань в адрес Драча по данному вопросу, на мой взгляд, совершенно некорректна. Ну а называть бездарностью актёрскую игру Ивана Миколайчука — тем более. Игру актера (забыл фамилию), сыгравшего «доброго» чёрта -«ещё тем более».

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: