Роман «Евгений Онегин»

Роман «Евгений Онегин» занимает центральное место в творчестве А.С. Пушкина. Это самое крупное произведение поэта, самое известное, оно в наибольшей степени повлияло на развитие русской литературы.
Роману были отданы восемь лет упорной работы (1823-1831).Это самый плодотворный период творчества Пушкина. То обстоятельство, что поэт работал над «Евгением Онегиным» долгие годы, сыграло свою роль. Шло время, совершались значительные события в мире, в стране, в жизни самого писателя. Заканчивал роман уже и тот, и не тот человек, который его начинал.
«Громаден труд Пушкина, создавшего первый русский роман да еще в стихах», писал Белинский.
Почему роман в стихах? Стихотворная форма намного сильнее воздействует на читателя, чем проза, красота повествования достигается за счет строгой формы. Роману свойственны афористичность, образно-метафорическое воссоздание жизни, музыкальность.
Белинский назвал «Евгения Онегина» «энциклопедией русской жизни пушкинского времени». По словам критика, впервые в русской литературе с такой широтой и правдивостью была воссоздана целая историческая эпоха. Многих изумляла формулировка критика: что же это за энциклопедия, если весь роман посвящен светскому франту и его окружению в Петербурге и в деревне? Само понятие «энциклопедия», вызывавшее в сознании тяжелые увесистые тома, как бы вступало в противоречие с этим небольшим по объему произведением, которое, однако, оказалось «томов премногих тяжелей». Роман Пушкина по конкретному историз­му, по широте охвата русской жизни и масштабу поставленных в нем этических, социальных, национальных проблем был и остается, может быть, самым уникальным, но и самым загадоч­ным явлением всей русской литературы.
Портрет эпохи складывается в романе из множества деталей и подробностей, среди которых равно важными оказываются такие несопоставимые, на первый взгляд, вещи, как круг чте­ния и распорядок сельской жизни, быт молодого петербуржца и песня крестьянских девушек, особенности воспитания и образования и моды того времени, предметы российского импорта и экспорта и загадки природы, творческая биография автора и «наука страсти нежной», разные лики русской природы и трагедия Наполеона перед пылающей Москвой. Кое-что Пушкин бросает вскользь, как бы между прочим, а на другом специально задерживается, чтобы привлечь внимание читателя. Но, повторив вслед за Анной Ахматовой слова о Пушкине — «авторе незаменимых слов», — согласимся, что в картине России, созданной поэтом, нет ничего незначительного, всё важно и существенно.
Конечно, главное место в романе отведено Онегину, Лен­скому, Татьяне и Ольге. Именно в них, как писал Белинский, «отразилось русское общество в один из важнейших моментов своего развития». Главные герои романа, принадлежащие к одному сословию, тем не менее несут разную содержательную нагрузку: Онегин — типичный петербуржец , получивший традиционное воспитание и, несмотря на яркую индивидуальность, ведущий традиционный для своей среды образ жизни. Ленский — поэт, романтик, который «из Германии туманной привез учености плоды». Татьяна, «русская душою», — само­бытная и сильная женская натура, впитавшая тем не менее все «привычки милой старины». Ольга — почти дитя природы, если бы не ограниченность и пошлость того круга, к которому она принадлежит. Только соединив в романе судьбы героев, заставив их взаимодействовать, автор и мог дать обобщенный портрет русского дворянства начала XIX века. Все впечатления своей собственной жизни Пуш­кин осмысляет в романе и в форме лирических признаний, ли­рических отступлений, и в описании судеб героев.
Впрочем, подробности жизни главных героев не могут ус­кользнуть даже от самого невнимательного читателя, но ими далеко не исчерпывается энциклопедичность романа.
Уже в первой главе, целиком посвященной Онегину, мы уз­наем и о репертуаре русского театра («Волшебный край! Там в юны годы, сатиры смелый властелин, блистал Фонвизин, друг свободы, и переимчивый Княжнин. », и Озеров, и Катенин, и Корнель. ), и о труде разносчика, извозчика, и об Адаме Смите, книгами которого увлекается главный герой, и об импорте в Россию («Все, чем для прихоти обильной торгует Лондон щепетильный, что по Балтическим волнам за лес и са­ло возят к нам»), и о многих мелочах быта, без которых нельзя считать исторически точным изображение жизни в ее многоликости.
Быт поместного дворянства написан не менее подробно и точно:
Она езжала по работам,
Солила на зиму грибы,
Вела расходы, брила лбы,
Ходила в баню по субботам,
Служанок била осердясь.
Однако не только мать Татьяны представлена в романе так подробно, но и все окружение Лариных, причем не только со­седи помещики, но и крестьяне, быт которых во многом совпа­дает с бытом хозяев:
Они хранили в жизни мирной
Привычки милой старины.
У них на масленице жирной
Водились русские блины …
Наивность и простота сельского быта трогают душу поэта, но вовсе не вызывают у него сентиментальных восклицаний и не заслоняют от Пушкина всей косности и неподвижности этой размеренной жизни.
А кроме Петербурга и деревни, есть еще Москва, которая входит в сюжет романа прежде всего как ярмарка невест, куда везут Татьяну. Но автор расширяет сюжетные рамки, напоминая читателям о подвиге Москвы в 1812 году:

Как часто в горестной разлуке,
В моей блуждающей судьбе,
Москва, я думал о тебе .
Но и этого мало. Пушкин создает блестящий портрет московского барства, весь проникнутый ассоциациями со знаменитой грибоедовской Москвой. Полагаясь на читателя, который, конечно, вспомнит этот «старый образец», воспетый Грибоедовым, Пушкин укладывает в одну строфу целый слой московского общества:

Но в них не видно перемены,
Всё в них на старый образец:
У тетушки княжны Елены
Всё тот же тюлевый чепец,
Всё белится Лукерья Львовна,
Всё то же лжет Любовь Петровна,
Иван Петрович так же глуп,
Семен Петрович так же скуп.

Пушкин не просто охватывает взглядом разные слои русского общества, но глубоко проникает в них, погружая читателя в неповторимый мир национальной стихии.
Конечно, широта охвата национальной жизни не могла быть полной и без сыновнего чувства поэта к родной природе:

Гонимы вешними лучами,
С окрестных гор уже снега
Сбежали мутными ручьями
На потопленные луга.
Улыбкой ясною природа
Сквозь сон встречает утро года .

Может быть, именно эти особенности пушкинского романа имел в виду Белинский, когда говорил, что «Евгений Онегин» — в высшей степени народное произведение», что это «первое ис­тинно национальное русское произведение». Конечно, и чув­ство родной природы, и стихия русского языка, и природа рус­ского человека с его неудовлетворенностью — все это вместе складывается в единое понятие национальной сти­хии. И все-таки главное в самом понятии народность, когда мы размышляем над «Евгением Онегиным», — это ясное осозна­ние отличия народности от простонародности. Именно поэто­му Белинский был готов услышать, что многие удивятся его мыс­ли о народности пушкинского романа. В эпоху Белинского еще господствовало странное мнение, «будто бы русский во фраке или русская в корсете уже не русские и что русский дух дает себя чувствовать только там, где есть зипун, лапти, сивуха и кислая капуста». Отстаивая свое утверждение, Белинский ссылается и на Гоголя, считавшего, что «истинная национальность состоит не в описании сарафана, но в самом духе народа».
Безусловно, пленительными, естественными и в высшей степени поэтическими являются в «Евгении Онегине» и сцены Татьяны с няней, которую поэт, конечно же, списал с Арины Родионовны, и описание дворового мальчика с Жучкой в ко­ляске, и знаменитая «Песня девушек», которую должны петь крестьянки, чтобы не есть господской ягоды. Но народность романа не в этих превосходных сценах, или, во всяком случае не только в них, но прежде всего в изображении мыслящего человека и его среды.
В том-то и состояла гениальная «находка» поэта, что героем своего произведения он сделал не купеческого сынка и не потенциального бунтаря типа Чацкого, а светского человека, в котором автора привлекали типично русские черты: «мечтам невольная преданность, не подражательная странность и резкий охлажденный ум». Только такой герой и мог держать автора в плену все долгие годы работы над романом. И, конечно, Татьяна Ларина, «русская душою», «милый идеал» Пушкина. Показательно, однако, что и Татьяна, как Онегин, не сливается со средой скотининых, пустяковых и прочих соседей, ещё ярче оттеняющих самобытность любимой героини Пушкина.
«Собранье пестрых глав», как насмешливо писал сам автор о своем романе, стало первым истинно национальным русским романом, «в котором отразился век и современный человек изображен довольно верно».

«Евгений Онегин», анализ романа Александра Пушкина

Первые строки романа в стихах «Евгений Онегин» легли на бумагу в мае 1823 года во время кишиневской ссылки. В основном произведение было окончено в сентябре 1830 года, но работу над текстом Пушкин не прекращал до своей трагической дуэли. Можно сказать, что это был труд всей его жизни, который Александр Сергеевич назвал «подвигом».

За семь лет несколько раз менялся замысел произведения, менялся и сам автор. Если в первых главах чувствуется сильное влияние романтизма на творчество Пушкина, то в конце романа поэт предстает перед читателями реалистом. В целом «Евгений Онегин» – картина русской жизни, где представлены Петербург, Москва и провинция, а также все сословия – от высшего света до крестьянства.

Роман «Евгений Онегин» в некотором роде является энциклопедией России первой четверти XIX века. Внимательно его читая, можно узнать меню ресторанов того периода, репертуары театров, народные обычаи, светские манеры, капризы моды и многое другое.

Сама форма произведения (роман в стихах) была новаторской. До этого русская литература не знала похожих образцов. Первоначально в «Евгении Онегине» было девять глав, но, по требованию цензуры, Пушкин убрал одну из них, опубликовав отдельные ее части под названием «Отрывки из путешествия Онегина».

Для своего произведения поэт разработал особую стихотворную строфу, которая получила название «онегинской». В ней четырнадцать строк, написанных четырехстопным ямбом: три четверостишия и заключительная пара. Первое четверостишие имеет перекрестную рифмовку и задает тему, второе с парной рифмовкой эту тему развивает. В третьем четверостишии с опоясанной рифмой наступает кульминация фрагмента, которая получает завершение в итоговом двустишии. Онегинской строфой написано все произведение, кроме песни девушек, писем Татьяны и Евгения.

Пушкин беседует с читателем непринужденно, сочетая повествование о судьбе героев с краткими или довольно пространными лирическими отступлениями. Автору с легкостью удается разговорный тон, в котором присутствуют все оттенки речи: шутки, размышления, признания, жалобы.

Поражает разнообразие рифм в романе:

  • традиционные: любовь – кровь;
  • глагольные: хранила – ходила;
  • составные: и я – меня;
  • с иностранными словами: дыша – entrechat;
  • и даже с инициалами: стекле – О. да Е.

Пушкин почти не прибегает к метафорам и гиперболам, применяя в основном эпитеты. И этого оказывается достаточно для создания неповторимых картин русской природы, описания балов, театральных представлений, деревенского быта и городской жизни.

В романе есть три главных героя: Онегин, Татьяна и Автор. Причем, образ Автора не следует ассоциировать с самим Пушкиным. В нем отразились многие черты поэта, но все же – это литературный персонаж. Перед читателем предстает образ человека мудрого, жизнелюбивого, чуть ироничного, доброго и обаятельного. Он выступает свидетелем описываемых событий, а иногда – их участником.

Поэт создал роман о своем современнике, типичном молодом дворянине. Портрет Онегина легко узнаваем. Модные гостиные того времени были заполнены такими молодыми людьми: скучающими франтами с острым умом и холодным сердцем. Получив воспитание и образование, пушкинский герой ведет светскую жизнь, заполненную бесконечными развлечениями и любовными романами, но пустую и однообразную.

Особенность Евгения в том, что такое бесцельное существование его не устраивает. «Томясь душевной пустотой» он отгораживается от света, пытается что-то изменить в своей жизни. Чтение, пробы пера, хозяйственные реформы в поместье показывают его стремление быть полезным. Но Онегин с детства не приучен к работе: «труд упорный ему был тошен». Поэтому он так и остался скучающим созерцателем.

Отвергнув ложные ценности светского общества, Евгений не нашел для себя ценности подлинные – любовь и дружбу. Столкнувшись с настоящими чувствами, он не может их распознать, не выдерживает испытания дружбой Ленского и любовью Татьяны. Вступив в борьбу с общественным мнением, Онегин остается от него зависимым. Его недостойное поведение на именинах Татьяны – холодный расчет и тщеславие, а согласие на дуэль – следствие эгоизма и страха перед сплетнями. Только убийство Ленского пробуждает в Онегине человеческие чувства, а любовь к Татьяне – завершает перерождение героя.

Романтическая восторженность и наивная вера в дружбу, а также благородство отличают Ленского от рационального скептика Онегина. Но у этих героев есть и нечто общее. Пылкий идеалист Ленский, как и Евгений, получил европейское воспитание. Он тоже чувствует себя лишним в провинциальном обществе, бежит от него. Вовсе не случайно эти молодые люди сошлись. Оба – незаурядные личности, поэтому им интересно друг с другом.

Самый любимый персонаж Пушкина – Татьяна Ларина. Она стала первой в русской литературе героиней с подчеркнуто национальным характером. Татьяна – «русская душою», воспитанная на народных традициях и обычаях, представляется автору «милым идеалом». Она любит природу, старинные сказки и предания, следует народным обрядам.

Эта простая провинциальная барышня, воспитанная на романах, наделена «сердцем пламенным и нежным», высокой нравственностью, чувством долга и сильной волей. Татьяна, как и Онегин, чувствует себя чужой в водовороте провинциальных мелких интриг и сплетен. Она «странная» и совсем не похожа на свою сестру – милую простушку Ольгу.

Как чистая и открытая девушка стала изысканной светской дамой, Пушкин не показывает. До последнего монолога «новая» Татьяна остается загадкой. Жаль, что ей так и не удается понять Онегина, поверить в его любовь. Фальшь и мелочность высшего света смогли отравить даже ее, заразить той болезнью, от которой мучительно избавлялся Евгений.

Пушкин стремится представить своих героев реальными персонажами. Для этого он использует несколько приемов: описывает известные места, упоминает знаменитых современников – Каверина, Истомину, Вяземского. Рассуждения на злободневные темы, прямое обращение к читателю создают атмосферу реальности, обостряют восприятие, заставляют сопереживать героям.

Простая любовная драма в изложении Пушкина превращается в философские размышления о судьбах поколений, о месте человека в жизни, об ответственности за близких людей. Открытый финал и многочисленные недосказанности в ходе повествования заставляют задуматься над образом мыслей и поступками героев, чтобы «превосходным образом воспитать в себе человека».

Произведение пушкина евгений онегин

«Энциклопедией русской жизни и в высшей степени народным произведением» назвал В. Г. Белинский роман Пушкина, раскрыв в двух статьях, озаглавленных «Сочинения Пушкина», огромные достоинства романа, делающие его великим произведением русской литературы. «Евгений Онегин» — реалистический роман в стихах, роман-дневник, произведение лиро-эпическое.
Этот роман критик называет «историческим», связывая его содержание с общественным развитием, с ростом самосознания русского общества накануне восстания декабристов.
Пушкин начал писать «Евгения Онегина» в мае 1823 года в Кишиневе, а окончил 25 сентября 1830 года в Болдино. В 1831 году Пушкин вновь обращается к роману. По замыслу в романе должно было быть девять глав. Но впоследствии автор изъял восьмую главу и на ее место поставил девятую. Была написана и десятая глава, но ее поэт сжег. Опубликованный в 1833 году роман содержал восемь глав.
А. С. Пушкин в «Евгении Онегине» размышляет о смысле жизни в определенных исторических условиях. Поэта волнует судьба молодого дворянина, просвещенного, критически относящегося к действительности, неудовлетворенного светской жизнью, ее пустотой и праздностью, но пассивного. Белинский считал передовое дворянство носителем пробудившегося самосознания в эпоху двадцатых годов XIX века. Пока только самосознания.
Евгений Онегин, главный герой романа, представитель дворянской интеллигенции, изображен реалистически. Его жизненная беда — в отрыве от русского народа. Он не знает ни страны, ни жизни простых людей, ни их труда. Но Евгений — не только светский франт, но и человек с недюжинными задатками. Он умен, бескорыстен, благороден.
«Бездеятельность и пошлость жизни душат его, он даже не знает, что ему надо, что ему хочется, но он знает, что ему не надо, что ему не хочется», — пишет Белинский. Недовольство собой и окружением свойственно герою Пушкина. Эта неудовлетворенность — свидетельство того, насколько Онегин выше светского общества. Его эгоизм Белинский называет страдающим эгоизмом, эгоизмом поневоле, в силу исторических обстоятельств.
Критик считал болезнь Евгения болезнью века, так как причиной ее являлась уродливая атмосфера эпохи. «Силы этой богатой натуры остались без приложения, жизнь без смысла, а роман без конца», — писал в своих статьях Белинский.
А. С. Пушкин оставляет своего героя на распутье, «в минуту, злую для него». Не торопясь решать судьб у Онегина, поэт как бы указывает на неопределенность вариантов ее развития в сложной и противоречивой обстановке.
В то же время нравственные страдания героя — знак великого общественного пробуждения. Вот почему появление «Онегина», по словам Белинского, есть акт сознания русского общества, вот почему роман имеет историческое значение.
Драматическая судьба дворянской молодежи эпохи декабризма выражена не только в образе Онегина, но и в образе Ленского. Онегину и Ленскому в романе противопоставлена Татьяна, она близка к родному народу, русской природе, ее образ помогает раскрыть основную идею романа: только общение с народом может спасти интеллигенцию, сделать ее жизнь содержательной, труд полезным.
Простая деревенская девушка, потом — светская дама, Татьяна сохраняет свою внутреннюю сущность в любых жизненных ситуациях, она есть «существо исключительное; натура глубокая, любящая, страстная».
Содержание романа не исчерпывается этими проблемами. Иначе бы Белинский не назвал его «энциклопедией русской жизни». Форма «свободного» романа позволила Пушкину охватить различные стороны жизни русского общества двадцатых годов XIX века — петербургское аристократическое общество и московское барство, стоящее рангом ниже, в омуте которых заглушаются прекрасные порывы, гибнут незаурядные натуры. Автор стремится раскрыть сущность дворянского общества, показать его ничтожество, косность, отсталость.
А. С. Пушкин изображает простонародную старину, провинциальное дворянство, от взгляда поэта не ускользает ограниченность его интересов:
Их разговор благоразумный О сенокосе, о вине, О псарне, о своей родне, Конечно, не блистал ни чувством, Ни поэтическим огнем, Ни остротою, ни умом, На страницах романа поэт размышляет о любви и дружбе, о жизни с ее печалями и радостями, об искусстве, литературе, театре, который Пушкин назвал «волшебным краем». Глазами поэта мы видим трудовое утро Петербурга:
Встает купец, идет разносчик, На биржу тянется извозчик, С кувшином охтенка спешит. . Ихлебник, немец аккуратный, В бумажном колпаке, не раз Уж отворял свой васисдас. Прекрасен в романе пейзаж, порой он имеет и самостоятельное значение реалистического бытового фона, на котором протекает жизнь героев. Описание осени, зимы, весенние картины очень выразительны: Улыбкой ясною природа Сквозь сон встречает утро года, Синея, блещут небеса.
Однако пейзаж, помимо прочего, помогает раскрыть характер героя. Картина утренней зари и описание поздней зимы подтверждают одну из черт характера Тани — любовь к природе.
Татьяна (русская душою, Сама не зная почему) С ее холодною красою Любила русскую зиму.
Прекрасные картины сельской природы оказываются необходимыми автору, чтобы показать равнодушие к природе Онегина.
Деревня, где скучал Евгений, Была прелестный уголок. И далее:
. Вдали
Пред ним пестрели и цвели Луга и нивы золотые, Мелькали села; здесь и там Стада бродили по лугам, И сени расширял густые Огромный, запущенный сад, Приют задумчивых дриад. Своеобразие в построение романа вносят лирические отступления, в которых поэт высказывает личное отношение к событиям и героям. Например, рассказ о юности Онегина сопровождается замечаниями о неполноценности дворянского воспитания и образования. Пушкин подчеркивает духовную близость ему главных героев («Онегин — добрый мой приятель», «Татьяны милый идеал») и размышляет о любимом роде занятий, о литературе, о желании писать в прозе.
Лирические отступления как бы воссоздают образ самого Пушкина — человека умного, любящего, гуманного. Это и послужило поводом Белинскому сказать: «»Онегин»» — самое задушевное произведение Пушкина, самое любимое дитя его фантазии, здесь вся жизнь, вся душа, вся любовь его; здесь его чувства, понятия, идеалы».
Для романа автор создает новый вид строфы, которая получила название «онегинской». Она состоит из четырнадцати строк: трех четверостиший с перекрестной, парной и опоясывающей рифмовкой и одного двустишия с парной рифмовкой, нередко являющегося обобщением или звучащего как афоризм:
Привычка свыше нам дана, Замена счастию она.
«Онегинская» строфа позволяет вместить законченную мысль, целый эпизод, картину. Она написана любимым пушкинским размером — четырехстопным ямбом. Язык романа отличается живостью, простотой, выразительностью.
Широкое «энциклопедическое» изображение русской жизни своего времени Пушкиным дало право Белинскому сказать: «В своей поэме он умел коснуться так многого, намекнуть о столь многом, что принадлежит исключительно к миру русского общества».
Великий критик назвал также роман не только энциклопедией русской жизни, но и в высшей степени народным произведением, вкладывая в этот термин очень широкое содержание; он считал, что народным является такое произведение, в котором поставлены важнейшие для жизни всего народа вопросы и разрешены они в духе наиболее прогрессивных идей эпохи. То есть народность произведения заключается в его тематике, идее, в создании национальных русских образов, в изображении русской природы, в использовании разговорного народного русского языка.
Подчеркивая исторический характер «Онегина», чувствуя в нем декабристские настроения, критик-демократ дает высокую оценку главным героям романа: «Итак, в лице Онегина, Ленского, Татьяны Пушкин изобразил русское общество в одном из фазисов его образования, его развития».

Читальный зал

Исследования и монографии

О словарях, «содержащих нормы современного русского литературного языка при его использовании в качестве государственного языка Российской Федерации»

Варианты русского литературного произношения

Динамика сюжетов в русской литературе XIX века

Художественный текст: Основы лингвистической теории и элементы анализа

К истокам Руси

О языке Древней Руси

Не говори шершавым языком

Доклад МИД России «Русский язык в мире» (2003 год)

Конкурсные публикации

Поэтика романа А. С. Пушкина «Евгений Онегин»

В двадцатые годы XIX века у русской публики большой популярностью пользовались романтические романы Вальтера Скотта и его многочисленных подражателей. Особенно любим был в России Байрон, чья возвышенная разочарованность эффектно контрастировала с недвижностью отечественной повседневности. Романтические произведения привлекали своей необычностью: титанические характеры героев, страстные чувства, экзотические картины природы волновали воображение. И казалось, что на материале русской обыденности невозможно создать произведение, способное заинтересовать читателя.

Появление первых глав «Евгения Онегина» вызвало широкий культурный резонанс. Восторженные рецензии чередовались с едкими сатирическими статьями, неоднозначность оценок была вызвана беспрецедентностью художественного опыта, предпринятого поэтом. Необычна была уже сама форма произведения. Роман в литературной «табели о рангах» считался произведением низкого жанра в сравнении с поэмой; он основывался на бытовом сюжете, в числе его героев, как правило, не было исторических фигур. Пушкин, сознавая сложность творческой задачи, решается на объединение различных жанровых эстетик, добиваясь создания оригинального художественного мира. Синтезируя романную эпичность со стихотворным ритмом, автор достигает гармоничной целостности; многочисленные жизненные коллизии подвергаются им психологическому анализу, а разнообразные проблемы разрешаются морально-этическими оценками.

Пушкинский энциклопедизм нельзя свести только к панорамной широте изображения действительности. Принципы художественного типизирования, морально-философского концептирования открыли возможность не только зафиксировать реалии быта или общественной жизни, но и вскрыть генезис явлений, иронически связать их с понятиями и категориями, в комплексе воссоздающими практические и мыслительные контуры национального мироздания.

Пространство и время, социальное и индивидуальное сознание раскрываются художником в живых, незавершенных фактах действительности, освещаемых лирическим, а подчас ироническим взглядом. Пушкину не свойственно морализаторство. Воспроизведение социальной жизни свободно от дидактики; светские обычаи, театр, балы, обитатели усадеб, детали быта – повествовательный материал, не претендующий на поэтическое обобщение, – неожиданно предстает занимательнейшим предметом исследования. Система противопоставлений (петербургский свет – поместное дворянство; патриархальная Москва – русский денди; Онегин – Ленский; Татьяна – Ольга и т. д.) упорядочивает многообразие жизненной действительности, изначально отрицающее любые попытки каталогизации. Назидательность как средство выявления и декларации авторской позиции претит масштабу пушкинского гения. Скрытая и явная ирония сквозит в описании помещичьего существования. Любование «милой стариной» , деревней, явившей национальному миру женский идеал, неотделимо от насмешливых характеристик соседей Лариных. Мир обыденных забот развивается картинами фантастических грез, вычитанных из книг, и чудесами святочных гаданий.

Масштабность и в то же время камерность сюжета, единство эпических и лирических характеристик позволили автору дать самобытную интерпретацию жизни, ее наиболее драматических конфликтов, которые максимально воплотились в образе Евгения Онегина. Современная Пушкину критика не раз задавалась вопросом о литературных и социальных корнях образа главного героя. Часто звучало имя байроновского Чайлд Гарольда, но не менее распространено было указание на отечественные истоки бытийного феномена.

Байронизм Онегина, разочарованность персонажа подтверждаются его литературными пристрастиями, складом характера, взлядами: «Что ж он? Ужели подражанье, ничтожный призрак, иль еще москвич в Гарольдовом плаще. » – рассуждает Татьяна о «герое своего романа» . Детерминированность пушкинского персонажа исторической действительностью отмечалась русскими мыслителями. Герцен писал, что «в Пушкине видели продолжателя Байрона» , но «к концу своего жизненного пути Пушкин и Байрон совершенно отдаляются друг от друга» , что выражается в специфике созданных ими характеров: «Онегин – русский, он возможен лишь в России: там он необходим, и там его встречаешь на каждом шагу. Образ Онегина настолько национален, что встречается во всех романах и поэмах, которые получают какое-либо признание в России, и не потому, что хотели копировать его, а потому, что его постоянно находишь возле себя или в себе самом» .

Воспроизведение с энциклопедической полнотой существа проблем и характеров, актуальных для социальной действительности 20-х годов XIX века, достигается не только подробнейшим изображением жизненных коллизий, склонностей, симпатий, моральных ориентации, духовного мира современников, но и особыми эстетическими средствами и композиционными решениями, к наиболее значимым из которых относятся эпиграфы. Цитаты из знакомых читателю и авторитетных художественных источников открывают для автора возможность создать многоплановый образ, рассчитанный на органичное восприятие контекстных значений, выполняя роль предварительных разъяснений, своеобразной экспозиции пушкинского повествования. Поэт перепоручает цитате из прецедентного текста роль коммуникативного посредника, расширяющего культурное пространство интерпретации «Евгения Онегина».

Фрагмент стихотворения Вяземского «Первый снег», избранный в качестве идейно-тематического пролога первой главы, ориентирован на создание косвенной характеристики героя и относится также и к обобщающей картине мировоззрения и настроений, присущих «молодой горячности» : «И жить торопится и чувствовать спешит» . Погоня героя за жизнью и скоротечность искренних чувств аллегорически вычитывались из названия печального раздумья Вяземского «Первый снег» ( «Единый беглый день, как сон обманчивый, как привиденья тень, Мелькнув, уносишь ты обман бесчеловечный!» . Финал стихотворения – «И чувства истощив, на сердце одиноком нам оставляет след угаснувшей мечты. » – соотносится с духовным состоянием Онегина, у которого «уж нет очарований» .

В ироничной прелюдии второй главы «О rus. О Русь!» разрабатываются буколические мотивы европейской культуры в контексте отечественной патриархальной сюжетики. Соотнесение классически образцового Горациевого с неизменным миром помещичьих усадеб вносит в тему рассказа о Лариных ощущение вечного покоя и недвижности, которые контрастируют с жизненной активностью персонажа, уподобленного в первой главе «первому снегу» , стремительно окутывающему землю и уходящему в воспоминание.

Цитата из Мальфилатра «Она была девушка, она была влюблена» становится темой третьей главы, раскрывающей внутренний мир Татьяны. Пушкин предлагает формулу эмоционального состояния героини, которая определит основу любовных перипетий последующей литературы. Автор изображает различные проявления души Татьяны, исследует обстоятельства формирования образа, впоследствии ставшего классической моральной нормой культуры, оппозиционной чрезмерной страстности, душевной распущенности и сну души. Героиня Пушкина открывает галерею женских характеров русской литературы, объединяющих искренность чувств с особой чистотой помыслов, идеальные представления со стремлением воплотить себя в реальном мире.

Четвертая глава открывается максимой Неккера «Нравственность – в природе вещей» . Возможны различные интерпретации этого известного в начале XIX века изречения. С одной стороны, моральная сентенция является увещеванием решительного поступка Татьяны, однако следует учитывать и то, что героиня в сюжете признания в любви повторяет рисунок поведения, намеченный романтическими произведениями. С другой стороны, этическая рекомендация Неккера предстает аксиомой отповеди Онегина, мало напоминающего Грандисона и Ловласа, но являющего не менее оригинальный тип самопроявления: он использует сюжет свидания для поучения, настолько увлекаясь назидательной риторикой, что вероятность осуществления любовных ожиданий девушки исключается. Символичность ситуации любовного объяснения состоит в том, что рождается особая процедура поведения участников фабулы встречи, когда культурная компетентность читателя оказывается излишней и события перестают соответствовать знакомому литературному ритуалу: чувственность, романтические клятвы, счастливые слезы, молчаливое согласие, выраженное глазами, и т. д. сознательно отвергаются автором ввиду претенциозной сентиментальности и литературности конфликта. Лекция на морально-этические темы видится более убедительной для человека, имеющего представление об основах «природы вещей» .

В поэтической структуре «Евгения Онегина» сон Татьяны задает особый метафорический масштаб осмысления и оценки внутреннего мира героини и самого повествования. Автор раздвигает пространство рассказа до мифопоэтической аллегории. Цитирование Жуковского в начале пятой главы – «О, не знай сих страшных снов ты, моя Светлана!» – отчетливо вскрывает ассоциацию с творчеством предшественника, подготавливает драматическую фабулу. Поэтическая трактовка «чудного сна» – символический пейзаж, фольклорные эмблемы, барочно-сентименталистские аллюзии – объединяет частное со вселенским, чаемую гармонию с ощущением жизненного хаоса. Драматическая суть бытия, представленная в метафорике вещего видения, предваряет трагическую непреложность разрушения привычного для героини мира. Эпиграф-предостережение, осуществляя символическое иносказание, очерчивает и пределы богатого духовного содержания образа. В композиции романа, основанной на приемах контраста и параллелизма и упорядоченной зеркальными проекциями (письмо Татьяны – письмо Онегина; объяснение Татьяны – объяснение Онегина и т. д.), отсутствует антиномичная пара сну героини. «Бодрствующий» Онегин задан в плоскости реального социального существования, его натура освобождена от ассоциативно-поэтического контекста. И напротив, природа души Татьяны распространена на бесконечное многообразие бытовых реалий и мифологических сфер бытия.

Эпиграф-эпитафия, открывающий шестую главу романа – «Там, где дни облачны и кратки, родится племя, которому умирать не больно» , – интегрирует пафос «На жизнь мадонны Лауры» Петрарки в сюжет романтика Владимира Ленского, чуждого объективной предметности мелочей российской жизни, создавшего иной мир в душе, отличие которого от окружающих и подготавливает трагедию персонажа. «Безболезненность смерти» предлагается как идея приятия предначертанного, независимо от того, когда оно осуществится. Мотивы поэзии Петрарки необходимы автору, чтобы приобщить персонаж к разработанной западной культурой философской традиции стоического умирания, прерывающего краткосрочность жизненной миссии «певца любви» .

Тройной эпиграф к седьмой главе создает разнообразные по смыслу и интонации (панегирическую, ироническую, сатирическую) преамбулы повествования. Дмитриев, Баратынский, Грибоедов, объединенные высказываниями о Москве, представляют разнообразие спектра оценок национального мифа. Поэтические характеристики древней столицы найдут развитие в сюжете романа, наметят специфику решения конфликтов, определят особую нюансировку поведения героев. Двустишие из цикла «Стихов о разводе» Байрона, избранное в качестве эпиграфа восьмой главы, пронизано элегическими настроениями, метафорически передающими авторскую печаль прощания с романом и героями, расставания Онегина с Татьяной.

Эстетика эпиграфов наряду с другими художественными решениями Пушкина формирует дискуссионно-диалогический потенциал произведения, окрашивая прецедентные художественные явления в особые смысловые интонации, подготавливая новый масштаб обобщения классических образов. Взаимопроникновение текстов, пересечение событийных эпизодов и эмоциональных мнений составляют основу диалогической динамики культуры, ту соразмерность и пропорциональность, которая уравновешивает противоречивость субъективных устремлений писателей и поэтов в познании природы художественной истины.

ФУНКЦИЯ ЭПИГРАФА В ПРОИЗВЕДЕНИЯХ РУССКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ XIX ВЕКА

а) античность, философия, риторика, лирика;

б) искусство говорящих предметов.

  • Эпиграф в жанровой структуре произведений «нового времени». Опыты, максимы, характеры – истоки формирования эпиграфа.
  • Эпиграф как выражение политических и эстетических воззрений писателей.
  • Историко-познавательная функция эпиграфа.
  • Функциональные аспекты эпиграфа. Проблема жанра:

    а) афористическое изречение, предваряющее тексты романтиков, патетические стихотворения Пушкина;

    б) пословица («Капитанская дочка» Пушкина, «Ревизор» Гоголя, «Кому на Руси жить хорошо» Некрасова);

    в) частное письмо («Евгений Онегин», «Пиковая дама» Пушкина);

    г) библейская реминисценция («Мцыри» Лермонтова, «Анна Каренина» Л. Толстого, «Бесы» Достоевского);

    д) литературная реминисценция («Евгений Онегин», «Повести Белкина» Пушкина, «Бесы», «Бедные люди» Достоевского);

    е) стилизация («Пиковая дама», «Повести Белкина» Пушкина, «Обрыв» Гончарова);

    ж) диалог («Пиковая дама» Пушкина, «Отцы и дети» Тургенева, «Железная дорога» Некрасова).

  • Эпиграф в литературе эпохи романтизма и реализма. Тематика. Стилистическое своеобразие.
  • Эпиграф-парадокс. Традиции и новаторство.
    1. Литературный энциклопедический словарь. – М., 1990
    2. Домашнев А. И. Интерпретация художественного текста. – М., 1989
    3. Веселовский А. Н. Историческая поэтика. – М., 1993
    4. Красухин Г. Г. В присутствии Пушкина. – М., 1993

    Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
    Добавить комментарий

    ;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

    Adblock detector