Я улыбаться перестала… — А

«Я улыбаться перестала…» Анна Ахматова

Я улыбаться перестала,
Морозный ветер губы студит,
Одной надеждой меньше стало,
Одною песней больше будет.
И эту песню я невольно
Отдам на смех и поруганье,
Затем, что нестерпимо больно
Душе любовное молчанье.

Анализ стихотворения Ахматовой «Я улыбаться перестала…»

Брак Анны Ахматовой и Николая Гумилева с самого начала был обречен на крах. Двум творческим людям было крайне сложно ужиться под одной крышей, хотя во многим их взгляды на литературу совпадали. Тем не менее, Гумилев знал, что женится на женщине, которая никогда не согласиться стать домохозяйкой в привычном понимании этого слова и не сможет довольствоваться ролью примерной супруги и матери. Кроме этого, Анна Ахматова выходила замуж не по любви, а из чувства сострадания к человеку, который испытывал к ней очень сильные чувства. Впрочем, прошло совсем немного времени, и супруги поменялись ролями: Ахматова без памяти влюбилась в своего избранника, а Гумилев охладел к той, которую когда-то боготворил. В итоге Ахматова, отчаявшись, стала изображать в своих стихах образы мнимых любовников, чтобы скрыть собственные чувства, хотя втайне и надеялась на то, что сможет растопить заледеневшее сердце супруга. Однако в 1915 году поэтесса оставила попытки вернуть Гумилева, который все меньше и меньше времени проводил с семьей. Подтверждает это и стихотворение «Я улыбаться перестала…» — одно из немногих, которое поэтесса посетила не вымышленному персонажу, а своим взаимоотношениям с супругом.

Свою семейную жизнь Ахматова характеризует просто и емко: «Одной надеждой меньше стало, одною песней больше будет». Теперь она уже не питает иллюзий по поводу того, что этот брак еще можно спасти. И дело не только в Гумилеве, который попросту сбегает из дома при каждом удобном случае, маскируя свое нежелание терпеть рядом властную и целеустремленную супругу любовью к путешествиям. Сама Ахматова ловит себя на мысли, что ее чувства к мужу постепенно угасают. Отсутствие любви ее угнетает настолько, что поэтесса готова выставить на всеобщее обозрение свои взаимоотношения с Гумилевым, лишь бы заглушить душевную боль.

Очень скоро Ахматова осознает, что эта тактика не приносит ожидаемых результатов. Ведь на фоне многочисленных стихов, посвященных воображаемым мужчинам, строки, адресованные мужу, попросту теряются. Именно поэтому поэтесса заставит себя переломить ситуацию и забыть человека, который ей дорог. Гордая и непокорная, она заведет новый роман с женатым мужчиной лишь ради того, чтобы вычеркнуть из своей жизни законного супруга, ведь «нестерпимо больно душе любовное молчанье», которое лишает смысла само существование Ахматовой, воспевающей любовь в каждой своей строчке.

Анализ стихотворения

В начале XIX столетия в России появилось новое литературное направление, пришедшее на смену классицизму и сентиментализму — романтизм. Основоположником этого жанра в России стал В.А.Жуковский. Одним из ярких образцов романтической лирики Жуковского является элегия «Море», написанная им в 1822 году.
В этом стихотворении поэт рисует море в трех картинах: в спокойном состоянии, в бурю и после нее. В спокойной морской глади отражается и лазурь неба и «облака золотые» и блеск звезд. В бурю же море бьется, вздымает волны. Не сразу оно успокаивается и после нее, несмотря на внешнее спокойствие, в своей глубине, как говорит лирический герой, оно скрывает смятение. Нетрудно заметить, что Жуковский не просто описывает морской пейзаж. Поэт говорит о чем-то сокровенном, дорогом ему. Море представляется лирическому герою живым, мыслящим и чувствующим существом, таящим в себе «глубокую тайну». Автор через описание природы показывает нам свои переживания. Настроение лирического героя слито с настроением моря. Когда читаешь строки:
Ты живо, ты дышишь; смятенной любовью,
Тревожною думой наполнено ты.
Понимаешь, что речь здесь идет не только о море, но и о чувствах лирического героя, пришедшего к берегу моря, чтобы успокоить взволнованную душу.
Но вскоре спокойствие моря нарушается: какая-то высшая сила разрушает гармонию моря и неба, появляются темные тучи. Море, разлучившееся с небом, становится тревожным, вздымает волны, начинает бороться. Возможно, такая же борьба двух начал происходит и в душе автора. Свет побеждает тьму: тучи уходят, и мгла исчезает. Но буря не проходит бесследно — море еще долго волнуется, вспоминая о ней. Так и память человека, пережив несчастье, не скоро забывает о нем. Теперь перед лирическим героем представляется совсем другое море — обманчивое. Хотя с виду оно по-прежнему спокойное и красивое, то на самом деле оно полно смятения и страха.
Есть предположение, что в основе этой элегии лежат конкретные биографические факты жизни Жуковского: любовь поэта к Марии Протасовой, встретившая непреклонное сопротивление со стороны матери девушки.
Для написания этой элегии Жуковский использовал множество различных тропов. Эпитеты «безмолвное море», «лазурное море», «испуганны волны», «покойная бездна» помогают поэту точнее описать морскую гладь, увидеть в ней нечто большее, чем просто воду. Так как море в этом стихотворении передает чувства автора, оно переполнено различными метафорами и олицетворениями, стихотворение буквально построенно на них. При описании бури Жуковский использовал особый прием — аллитерацию, то есть повторение одних и тех же звуков в нескольких словах:
Ты бьешься, ты воешь, ты волны подъемлешь,
Ты рвешь и терзаешь враждебную мглу.
С помощью аллитерации поэт передает рокот набегающих волн. Также в стихотворении присутствует множество обращений, анафор.
«Море» написано четырехстопным амфибрахием, женской рифмой. Такой способ стихосложения хорошо передает безмолвное море и движение волн в элегии.
У Жуковского получилось оригинальное, необыкновенной красоты произведение. Прочитав это стихотворение до конца, понимаешь, что перед тобой действительно элегия — грустное, печальное произведение, прочитав которое, хочется о многом задуматься.

136319 человек просмотрели эту страницу. Зарегистрируйся или войди и узнай сколько человек из твоей школы уже списали это сочинение.

/ Сочинения / Жуковский В.А. / Стихотворения / Анализ стихотворения

Смотрите также по произведению «Стихотворения»:

Анализ стихотворения Пушкина «Паж, или Пятнадцатый год»

Стихотворение «Паж, или Пятнадцатый год» связано с «Моцартом и Сальери» боковыми ходами смысла. Стихотворению предпослан эпиграф «С’ est L’ age de Cherubin» («Это возраст Керубино» – франц.), который связывает облик пажа со знаменитым персонажем Бомарше и Моцарта. Керубино как бы становится героем пушкинского стихотворения. Не менее важна «близость образа Керубино человеческому облику Моцарта (а также Бомарше и Пушкина)». Л.И. Вольперт, которой принадлежит цитата, упоминает далее и «знаменитую канцону Керубино», которую исполняет слепой скрипач в «Моцарте и Сальери», прибавляя: «По-французски слово “Керубино” означает также “херувим” (”Cherubin”), и в восприятии Сальери образ легкомысленного мальчишки-пажа ассоциируется с этим значением его имени и отбрасывает отблеск на обоих своих “создателей”:

Что пользы в нем? Как некий херувим,

Он несколько занес нам песен райских…»

По этим косвенным ассоциациям стихотворение и драма притягиваются друг к другу, а значит, и мотив открытого отравления получает большую вероятность и значимость.

Взглянем, наконец, на кульминацию «Моцарта и Сальери» с точки зрения сценичности. Вполне возможно, что, идя от традиционной версии, мы невольно отклоняемся от законов сценического воплощения пушкинской драматургии. Так, Я.М. Смоленский, выясняя их, пишет «о быстроте и решительности действия – качествах, диктуемых одновременно логикой психологического импульса и ритмом стиха», иллюстрируя свою мысль как раз моментом бросания яда «Этот миг, подготовленный всем ходом трагедии и решающий ее главный конфликт, служит обычно камнем преткновения для исполнителя». Воспользовавшись описанием С.Н. Дурылина, он показывает, как на этом «камне» споткнулся К.С. Станиславский в известном спектакле МХТ в 1915 г.: «У Пушкина Сальери говорит:

Вот яд, последний дар моей Изоры,

Осьмнадцать лет ношу его с собою…

Речь идет о порошке, который можно носить в перстне, в амулете, мгновенно всыпать его в бокал, где он тотчас растворится. Режиссеру показалось это слишком простым. Сальери вынимал из металлическог

Мы приходим, таким образом, к тому, что условность стиха и, следовательно, стихотворной драмы не совпадает по типу с условностью прозаической драмы, требует иной системы оправданий и переживаний. Это значит, что слова и стихи могут продиктовать особый смысл того или иного поступка и даже вызвать к сценической жизни совершенно неожиданный поступок, если автором не было ничего специально оговорено. Нельзя ли предположить в таком случае полную правомерность новой версии отравления Моцарта?

Вовсе не случайно, что мысль об открытом бросании яда пришла в голову именно режиссеру. Трудности решения кульминации таковы, что, например, В.Э. Рецептер в своем принципиально поэтическом спектакле, игранном в Ленинграде в 1978 г. (Моцарт – В.Э. Рецептер, Сальери – И.И. Краско), просто исключает какой бы то ни было способ бросания яда: у исполнителей в руках даже нет стаканов. Эксплицитно В.Э. Рецептер придерживается традиционной версии, играется именно она, но характерно именно это полное отсутствие «прозаического» реквизита, само интуитивное намерение сыграть отравление поэтически условно и неопределенно, идя вслед за стихотворным текстом Пушкина.

Примерный анализ стихотворения вского

Средняя общеобразовательная школа № 549 была создана в 1988 году. Школа с углубленным изучением английского языка.

Адрес: Санкт-Петербург, ул. Маршала Захарова, д. 28/А

Телефон: (812) 742-73-21 (секретарь), 751-44-32 (учебная часть начальной школы)

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Adblock detector