Преступление и наказание по русской правде

Преступление и наказание по Русской Правде представляли собой регулирование уголовного и исполнительного производства. Русская Правда не знала понятия преступления. На ее языке преступление — это обида, т.е. причинение морального, материального или физического вреда определенному лицу. Существовало только два рода преступлений: против личности и имущественные. Не было ни государственных, ни должностных, ни иных преступлений.

Субъектами преступления являлись все, кроме холопов, за которых отвечали их хозяева. Однако в некоторых случаях потерпевший мог сам расправиться с холопом-обидчиком, не обращаясь к государственным органам, вплоть до убийства холопа, посягнувшего на свободного человека. Русская Правда не знала ни возрастного ограничения уголовной ответственность, ни понятия невменяемости.

В Русской Правде было предусмотрено понятие соучастия: все соучастники преступления отвечали поровну, распределение функций пока не отмечалось. Форма вины по Русской Правде еще не была определена. Различались лишь умысел и неосторожность. Умысел разделялся на прямой и косвенный.

Преступные деяния определялись не системно, а казуально, примерами.

Виды преступлений по Русской Правде: 1) преступления против личности:

2) убийство. Правда Ярослава признавала возможность кровной мести либо денежное взыскание. Правда Ярославичей отменила кровную месть и ввела штрафы в зависимости от социального положения убитого: за убийство привилегированных людей — княжьих мужей (дружинников, княжеских слуг — огнищан, подъездных) устанавливался двойной уголовный штраф — 80 гривен; за горожан, купцов, мечников — 40 фивен; за холопа — 5 гривен. Виды убийств: убийство в ссоре или на пиру; убийство в разбое (в этом случае устанавливалось самое тяжкое наказание — поток и разграбление, что означало превращение преступника и членов его семьи в рабов с конфискацией всего имущества);

1) причинение телесных повреждений: нанесение ран, отсечение руки, ноги, лишение глаза (назначался штраф в размере 12,20 гривен, который уплачивался князю в качестве урока в пользу пострадавшего);

2) преступления против чести, оскорбление действием — вырывание бороды, усов, толкание (штраф — 12 гривен);

3) преступления против собственности. Прежде всего, устанавливалась жестко дифференцированная ответственность за покушение на имущество феодалов и иных лиц (за порчу межевых знаков, бортных деревьев (пчельников), пашенных межей, за поджог двора и гумна). За конокрадство устанавливалась высшая мера наказания — поток и разграбление.

Виды наказаний по Русской Правде: — кровная месть; — поток и разграбление. Сущность этой меры не совсем ясна. Во всяком случае, в разное время и в разных местах поток и разграбление понимались по-разному. Иногда это означало убийство осужденного и прямое растаскивание его имущества, иногда — изгнание и конфискацию имущества, иногда — продажу в холопы; — штрафы: вира; продажа; урок; половничество.

«Преступление и наказание»

60-е годы XIX в. Бедный район Петербурга, примыкающий к Сенной площади и Екатерининскому каналу. Летний вечер. Бывший студент Родион Романович Раскольников покидает свою каморку на чердаке и относит в заклад старухе процентщице Алене Ивановне, которую готовится убить, последнюю ценную вещь. На обратном пути он заходит в одну из дешёвых распивочных, где случайно знакомится со спившимся, потерявшим место чиновником Мармеладовым. Тот рассказывает, как чахотка, нищета и пьянство мужа толкнули его жену, Катерину Ивановну, на жестокий поступок — послать его дочь от первого брака Соню для заработка на панель.

На следующее утро Раскольников получает из провинции письмо от матери с описанием бед, перенесённых его младшей сестрой Дуней в доме развратного помещика Свидригайлова. Он узнает о скором приезде матери и сестры в Петербург в связи с намечающимся замужеством Дуни. Жених — расчётливый делец Лужин, желающий строить брак не на любви, а на бедности и зависимости невесты. Мать надеется, что Лужин материально поможет её сыну кончить курс в университете. Размышляя о жертвах, которые приносят ради близких Соня и Дуня, Раскольников укрепляется в намерении убить процентщицу — никчёмную злую «вошь». Ведь благодаря её деньгам от незаслуженных страданий будут избавлены «сотни, тысячи» девушек и юношей. Однако отвращение к кровавому насилию вновь поднимается в душе героя после увиденного им сна-воспоминания о детстве: сердце мальчика разрывается от жалости к забиваемой до смерти клячонке.

И все же Раскольников убивает топором не только «гадкую старушонку», но и её добрую, кроткую сестру Лизавету, неожиданно вернувшуюся в квартиру. Чудом уйдя незамеченным, он прячет похищенное в случайном месте, даже не оценив его стоимости.

Вскоре Раскольников с ужасом обнаруживает между собой и другими людьми отчуждение. Заболевший от пережитого, он, однако, не в состоянии отвергнуть тяготящие его заботы товарища по университету Разумихина. Из беседы последнего с врачом Раскольников узнает, что по подозрению в убийстве старухи арестован маляр Миколка, простой деревенский парень. Болезненно реагируя на разговоры о преступлении, сам он также вызывает подозрение у окружающих.

Пришедший с визитом Лужин шокирован убожеством каморки героя; их разговор перерастает в ссору и заканчивается разрывом. Особенно задевает Раскольникова близость практических выводов из «разумного эгоизма» Лужина (который кажется ему пошлостью) и собственной «теории»: «людей можно резать…»

Бродя по Петербургу, больной юноша страдает от своей отчуждённости с миром и уже готов сознаться в преступлении перед властями, как видит раздавленного каретой человека. Это Мармеладов. Из сострадания Раскольников тратит на умирающего последние деньги: того переносят в дом, зовут доктора. Родион знакомится с Катериной Ивановной и Соней, прощающейся с отцом в неуместно ярком наряде проститутки. Благодаря доброму делу герой ненадолго ощутил общность с людьми. Однако, встретив у себя на квартире приехавших мать и сестру, вдруг осознает себя «мёртвым» для их любви и грубо прогоняет их. Он снова одинок, но у него появляется надежда сблизиться с «переступившей», как и он, абсолютную заповедь Соней.

Заботы о родных Раскольникова берет на себя Разумихин, едва ли не с первого взгляда влюбившийся в красавицу Дуню. Тем временем оскорблённый Лужин ставит невесту перед выбором: либо он, либо брат.

Чтобы узнать о судьбе заложенных у убитой вещей, а на самом деле — рассеять подозрения некоторых знакомых, Родион сам напрашивается на встречу с Порфирием Петровичем, следователем по делу об убийстве старухи процентщицы. Последний вспоминает о недавно опубликованной в газете статье Раскольникова «О преступлении», предлагая автору разъяснить свою «теорию» о «двух разрядах людей». Получается, что «обыкновенное» («низшее») большинство всего лишь материал для воспроизводства себе подобных, именно оно нуждается в строгом моральном законе и обязано быть послушным. Это «твари дрожащие». «Собственно люди» («высшие») имеют другую природу, обладая даром «нового слова», они разрушают настоящее во имя лучшего, даже если понадобится «переступить» через ранее установленные для «низшего» большинства нравственные нормы, например, пролить чужую кровь. Эти «преступники» затем становятся «новыми законодателями». Таким образом, не признавая библейских заповедей («не убий», «не укради» и др.), Раскольников «разрешает» «право имеющим» — «кровь по совести». Умный и проницательный Порфирий разгадывает в герое идеологического убийцу, претендующего на роль нового Наполеона. Однако у следователя нет улик против Родиона — и он отпускает юношу в надежде, что добрая натура победит в нем заблуждения ума и сама приведёт его к признанию в содеянном.

Действительно, герой все больше убеждается, что ошибся в себе: «настоящий властелин громит Тулон, делает резню в Париже, забывает армию в Египте, тратит полмиллиона людей в московском походе», а он, Раскольников, мучается из-за «пошлости» и «подлости» единичного убийства. Ясно, он «тварь дрожащая»: даже убив, «не переступил» через нравственный закон. Сами мотивы преступления двоятся в сознании героя: это и проверка себя на «высший разряд», и акт «справедливости», согласно революционно-социалистическим учениям передающий достояние «хищников» их жертвам.

Приехавший вслед за Дуней в Петербург Свидригайлов, по-видимому, виновный в недавней смерти своей жены, знакомится с Раскольниковым и замечает, что они «одного поля ягоды», хотя последний и не вполне победил в себе «Шиллера». При всем отвращении к обидчику сестры Родиона привлекает его кажущаяся способность наслаждаться жизнью, несмотря на совершенные преступления.

Во время обеда в дешёвых номерах, куда Лужин из экономии поселил Дуню с матерью, происходит решительное объяснение. Лужин уличается в клевете на Раскольникова и Соню, которой тот якобы отдал за низменные услуги деньги, самоотверженно собранные нищей матерью на его учёбу. Родные убеждаются в чистоте и благородстве юноши и сочувствуют Сониной судьбе. Изгнанный с позором Лужин ищет способ опорочить Раскольникова в глазах сестры и матери.

Последний тем временем, вновь ощутив мучительное отчуждение от близких, приходит к Соне. У неё, «переступившей» заповедь «не прелюбодействуй», ищет он спасение от невыносимого одиночества. Но сама Соня не одинока. Она принесла себя в жертву ради других (голодных братьев и сестёр), а не других ради себя, как её собеседник. Любовь и сострадание к близким, вера в милосердие Бога никогда не покидали её. Она читает Родиону евангельские строки о воскрешении Христом Лазаря, надеясь на чудо и в своей жизни. Герою не удаётся увлечь девушку «наполеоновским» замыслом о власти над «всем муравейником».

Мучимый одновременно страхом и желанием разоблачения, Раскольников вновь приходит к Порфирию, будто бы беспокоясь о своём закладе. Вроде бы отвлечённый разговор о психологии преступников в конце концов доводит юношу до нервного срыва, и он почти выдаёт себя следователю. Спасает его неожиданное для всех признание в убийстве процентщицы маляра Миколки.

В проходной комнатке Мармеладовых устроены поминки по мужу и отцу, во время которых Катерина Ивановна в припадке болезненного самолюбия оскорбляет хозяйку квартиры. Та велит ей с детьми немедленно съехать. Вдруг входит Лужин, проживающий в том же доме, и обвиняет Соню в краже сторублёвой ассигнации. «Вина» девушки доказана: деньги обнаруживаются в кармане её фартука. Теперь в глазах окружающих она ещё и воровка. Но неожиданно находится свидетель того, что Лужин сам незаметно подсунул Соне бумажку. Клеветник посрамлён, а Раскольников объясняет присутствующим причины его поступка: унизив в глазах Дуни брата и Соню, он рассчитывал вернуть расположение невесты.

Родион и Соня уходят к ней на квартиру, где герой признается девушке в убийстве старухи и Лизаветы. Та жалеет его за нравственные муки, на которые он себя обрёк, и предлагает искупить вину добровольным признанием и каторгой. Раскольников же сокрушается только о том, что оказался «тварью дрожащей», с совестью и потребностью в человеческой любви. «Я ещё поборюсь», — не соглашается он с Соней.

Между тем Катерина Ивановна с детьми оказывается на улице. У неё начинается горловое кровотечение, и она умирает, отказавшись от услуг священника. Присутствующий здесь Свидригайлов берётся оплатить похороны и обеспечить детей и Соню.

У себя дома Раскольников находит Порфирия, который убеждает юношу явиться с повинной: «теория», отрицающая абсолютность нравственного закона, отторгает от единственного источника жизни — Бога, творца единого по природе человечества, — и тем самым обрекает своего пленника на смерть. «Вам теперь воздуху надо, воздуху, воздуху!» Порфирий не верит в виновность Миколки, «принявшего страдание» по исконной народной потребности: искупить грех несоответствия идеалу — Христу.

Но Раскольников ещё надеется «переступить» и нравственность. Перед ним — пример Свидригайлова. Их встреча в трактире открывает герою печальную истину: жизнь этого «ничтожнейшего злодея» пуста и тягостна для него самого.

Взаимность Дуни — единственная надежда для Свидригайлова вернуться к источнику бытия. Убедившись в её бесповоротной нелюбви к себе во время бурного разговора на его квартире, он через несколько часов застреливается.

Тем временем Раскольников, гонимый отсутствием «воздуха», прощается с родными и Соней перед признанием. Он все ещё убеждён в верности «теории» и полон презрения к себе. Однако, по настоянию Сони, на глазах народа покаянно целует землю, перед которой «согрешил». В полицейской конторе он узнает о самоубийстве Свидригайлова и делает официальное признание.

Раскольников оказывается в Сибири, в каторжном остроге. Мать умерла от горя, Дуня вышла замуж за Разумихина. Соня поселилась возле Раскольникова и навещает героя, терпеливо снося его мрачность и равнодушие. Кошмар отчуждённости продолжается и здесь: каторжане из простонародья ненавидят его как «безбожника». Напротив, к Соне относятся с нежностью и любовью. Попав в тюремный госпиталь, Родион видит сон, напоминающий картины из Апокалипсиса: таинственные «трихины», вселяясь в людей, порождают в каждом фанатичную убеждённость в собственной правоте и нетерпимость к «истинам» других. «Люди убивали друг друга в бессмысленной злобе», пока не истребился весь род человеческий, кроме нескольких «чистых и избранных». Ему открывается наконец, что гордость ума ведёт к розни и гибели, а смирение сердца — к единству в любви и к полноте жизни. В нем пробуждается «бесконечная любовь» к Соне. На пороге «воскресения в новую жизнь» Раскольников берет в руки Евангелие.

Разворачиваются события в 60-е годы девятнадцатого века, в Петербурге. Одним теплым летним вечером бывший студент Родион Раскольников относит свою последнюю дорогую вещь старой процентщице Алене Ивановне. Он планирует убить старуху, и этим поступком избавить от мучений остальных молодых людей, зависящих от нее.

Возвращаясь, он заходит в кабак, где знакомится со спившимся чиновником Мармеладовым. Тот рассказывает историю о том, как его жена из-за нищеты и чахотки отправила дочь Соню на панель. Утром пришло письмо от матери с рассказом о мучениях сестры Раскольникова, попавшей к помещику Свидригайлову. Мать сообщает, что скоро приедет с Дуней в Петербург, в связи со свадьбой сестры. Ее жених Лужин скорее пользуется нищенским положением невесты, нежели испытывает к ней чувства.

Раздумывая о тех жертвах, которые приносят девушки во имя благополучия своих семей, Раскольников сомневается. Но он все же решается на убийство. От его рук погибла не только старуха, но и внезапно появившаяся ее сестра Лизавета. Похищенное имущество он спрятал в укромном месте, не успев толком посмотреть на него. Пережитое не оставляет его в покое, он близко к сердцу принимает все разговоры о происшествии. Ему известно, что арестовали деревенского парнишку Миколку. Родион практически готов признаться в содеянном.

Прогуливаясь, он натыкается на пострадавшего от кареты человека. Это его недавний знакомый Мармеладов. Помогая ему последними деньгами, Раскольников привозит его домой и вызывает врача. Там же знакомится с Катериной Ивановной и Соней. На какое-то время ему легче. Но, увидев в своей каморке приехавших к нему мать и сестру, он выгоняет их.

Чувствуя себя одиноким, он надеется на понимание такой же грешной как он, Сони. Его друг Разумихин заботится о родных Родиона. В сестру он влюбился с первого взгляда, и узнавший об этом Лужин ставит ультиматум: он или брат. Родион, дабы отвести от себя подозрения, ищет встречи с Порфирием Петровичем, расследовавшим дело старухи. В процессе беседы, опытный следователь приходит к выводу, что перед ним идеологический убийца. Порфирий Петрович надеется, что угрызения совести приведут Раскольникова с признанием. Родион близок к этому. Обедая в одном из номеров, куда поселились Дуня с матерью, раскрывается обман Лужина. Он убеждал присутствующих, что Родион отдал Соне за ее низменные услуги те деньги, которые мать собрала для учебы. Лужина выгоняют.

Раскольников ищет приюта у Сони, но их взгляды на жизнь разнятся. Он снова приходит на встречу со следователем и почти выдает себя. Лужин снова обманом пытается вернуть доверие невесты, но Раскольников его разоблачает. Оказавшаяся на улице Катерина Ивановна умирает от кровотечения. Свидригайлов предлагает помочь Соне и детям.

Свидригайлов, так и не добившись взаимности от Дуни, застрелился. Раскольников решается на признание, и его отправляют в ссылку в Сибирь. Мать, не выдержав горя, умерла. Разумихин женился на Дуне. Соня приехала вслед за любимым, и терпеливо переносит его равнодушие. Но со временем, к нему приходит понимание поступков и их следствия, и он ищет ответы в Евангелие.

Анализ романа Преступление и наказание — Ф.М. Достоевский

В центре романа — бывший студент Родион Романович Раскольников. Ему хронически не хватает денег, он живет в маленькой («похожей на гроб») комнатке и вынужден пользоваться услугами старухи-процентщицы.

Однако он создает весьма интересную теорию «крови по совести», согласно которой все люди делятся на две категории: твари дрожащие и право имеющие. Последние обязаны устранять препятствия, которые мешают человечеству обрести счатье. При этом не важно, что именно является препятствием – живой человек или просто палка. Когда на одной чаше весов всего лишь жизнь, а на другой – «тысячи добрых дел», то выбор здесь однозначен.

Уверовав в теорию, Раскольников решает, что он сам – «право имеет», и проверяет это, т.е. решает убить никому не нужную старушку-процентщицу. Ведь тогда он сможет забрать ее деньги и раздать их страждущим. «Одна никчемная старушонка и тысячи добрых дел» – выбор очевиден. Он убивает ее, а заодно – невовремя оказавшуюся в доме ее сестру, проститутку Лизавету.

Однако после убийства Раскольников чувствует не удовлетворение, а раскаяние. Он мучается, понимая, что вовсе он не «право имеет» – выходит, что он такая же тварь дрожащая, как и все остальные. Осознав это, Раскольников не выдерживает и идет сдаваться в полицию.

Очевидно, что на самом деле Раскольников – человек хороший и добрый, просто сознание его было затуманено придуманной теорией. К тому же, обстановка, в которой он живет, вполне способствует и умопомешательству, и самому совершению преступления. В этом романе Достоевский показывает Петербург 1860-х годов, причем не величественный имперский город, а самое его дно – доходные дома, трущобы, малоизвестную Сенную площадь вместо торжественной Сенатской. Человек, живущий в столь мрачной среде, вряд ли может оставаться здоровым.

Образы героев романа Преступление и наказание

Что касается образов героев, то роман построен на системе двойников: у каждого персонажа есть своего рода зеркальное отражение:

1) Раскольников – Лужин. У них у обоих есть своя теория: «крови по совести» у Раскольникова и «целого кафтана» у Лужина. Они сразу чувствуют это, поэтому ненавидят друг друга. Но Лужин (он собирается жениться на сестре Раскольникова Дуне) довольно гнусный персонаж, он способен на подлость.

2) Раскольников – Лебезятников. Этот персонаж – целиком и полностью карикатура на принципы, которые озвучивал в своих романах Н.Г. Чернышевский. Создается насмешливый образ.

3) Раскольников – Свидригайлов. Он двойник, поскольку тоже вынужденный убийца, на его совести несколько смертей. Но еще они сходятся в том, что оба понимают свои действия, то, что это нехорошо. В итоге, Расколькников сдается полиции, а Свидригайлов кончает с собой.

4) Раскольников – Соня Мармеладова: самое резкое противопоставление двух позиций. Сравнение их основано на том, что Раскольников живет разумом, а Соня – верой. И если мораль Раскольникова оказывается больной из-за теории, то Соня, несмотря на торговлю своим телом, чиста духовно.

Соня – вторая главная героиня романа. Она не понимает теорию Раскольникова, не понимает, как можно жертвовать другими ради своего блага – ей свойственно приносить в жертву себя, ее душа приспособлена к страданиям. И в этой черте характера у нее тоже есть двойники:

1) Соня – Лизавета. Они обе проститутки, обе безропотно принимают страдания, которые на них обрушиваются. Лизавете кротко принимает свою смерть, но Соня, наоборот, помогает спастись Раскольникову.

2) Соня – Дуня. Внешне эти девушки похожи мало: Дуня – решительный человек, она социально активна и благополучна. Однако Дуня тоже жертвует собой ради брата и матери (например, работает на Свидригайлова и соглашается на брак с Лужиным), тоже живет верой, а не рассудком.

3) Соня – Миколка. Оба они желают страдать. Миколка признает в том, что совершил преступление Раскольникова, даже не зная, кто виноват на самом деле. Он все время живет с мыслью о боге, стремится очистить душу через страдания.

Таким образом, в романе сталкиваются два мира: правда рассудка и правда веры. До самого эпилога не ясно, чем закончится их борьба. Но все-таки побеждает вера: когда Соня приезжает к Раскольникову на каторгу и привозит ему Евангелие, он читает и понимает, что действительно необходимо раскаиваться и старадать.

Однако некоторые герои не участвуют в этой борьбе. Например, Порфирий Петрович и Разумихин – они простые обыватели, они не думают о «правде». Принимают теорию Раскольникова, но не торопятся использовать ее в жизни.

У Порфирия Петровича, следователя, своя правда – гражданская. Он хочет, чтобы в государстве был порядок, а не хаос; по его мнению, одному человеку непозволительно распоряжаться судьбами других.

Нужна помощь в учебе?

Предыдущая тема: «Сверхчеловек» в литературе: байронические мотивы у Пушкина и Лермонтова
Следующая тема:&nbsp&nbsp&nbspГорький «Старуха Изергиль»: композиция рассказа, образы героев

Все неприличные комментарии будут удаляться.

Преступление и Наказание / Роман

Бунт героя, лежащий в основе его теории, порожден социальным неравенством общества. Не случайно разговор с Мармеладовым стал последней каплей в чаше сомнений Раскольникова: он окончательно решается убить старуху-процентщицу. Деньги — спасение для обездоленных людей, считает Раскольников. Судьба Мармеладова опровергает эти убеждения. Беднягу не спасают даже деньги его дочери, он раздавлен морально и уже не может подняться со дна жизни.
Установление социальной справедливости насильственным путём Раскольников объясняет как «кровь по совести». Писатель дальше развивает эту теорию, и на страницах романа появляю-ся герои — «двойники» Раскольникова. «Мы одного поля ягоды» ,- говорит Свидригайлов Родиону, подчёркивая их сходство. Свидригайлов и Лужин исчерпали идею отказа от «принципов» и «идеалов» до конца. Один потерял ориентиры между добром и злом, другой проповедует личную выгоду — всё это логическое завершение мыслей Раскольникова. Не зря на себялюбивые рассуждения Лужина Родион отвечает: «Доведите до последствий, что вы давеча проповедовали, и выйдет, что людей можно резать».
Раскольников считает, что преступать закон могут только «на-стоящие люди» , так как они действуют на благо человечеству. Но Достоевский со страниц романа провозглашает: любое убийство недопустимо. Эти идеи выражает Разумихин, приводя простые и убедительные аргументы, что преступлению противится человеческая натура.
К чему же в результате приходит Раскольников, считая себя вправе уничтожать «ненужных» людей для блага униженных и оскорблённых? Он сам поднимается над людьми, становясь человеком «необыкновенным». Поэтому Раскольников делит людей на «избранных» и «тварей дрожащих». И Достоевский, снимая с наполеоновского пьедестала своего героя, говорит нам, что не счастье людей волнует Раскольникова, а его занимает вопрос: «. вошь ли я, как все, или человек? Тварь ли я дрожащая или право имею. » Родион мечтает властвовать людьми, так проявляется суть героя-индивидуалиста.
Опровергая жизненные цели своего героя, проповедуя христианские принципы, Достоевский вводит в роман образ Сони. Писатель видит «величайшее счастье» в уничтожении своего «я» , в безраздельном служении людям — эту «правду» Ф.М. воплотил в Соне. Противопоставляя эти образы, Достоевский сталкивает революционное атеистическое бунтарство Раскольникова с христианским смирением, любовью к людям и Богу Сонечки. Всепрощающая любовь Сони, её вера убеждают Родиона «страдание принять» . Он признаётся в преступлении, но только на каторге, постигая евангельские истины, приходит к раскаянию. Соня возвращает Раскольникова к людям, от которых он был отдалён совершённым преступлением. «Их воскресила любовь. »
Разрушив «стройную» теорию Раскольникова, его «простую арифметику» , Достоевский предостерёг человечество от опасности революционных бунтов, провозгласил идею ценности любой человеческой личности. Писатель считал, что «есть один закон — закон нравственный».

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Преступление и наказание

Наравне с землей, водой, воздухом и огнем, — деньги суть пятая стихия, с которой человеку чаще всего приходится считаться. В этом одна из многих, возможно, даже главная причина того, что сегодня, через сто лет после смерти Достоевского, произведения его сохраняют свою актуальность. Принимая во внимание вектор экономической эволюции современного мира, т.е. в сторону всеобщего обнищания и унификации жизненного уровня, Достоевского можно рассматривать как явление пророческое. Ибо лучший способ избежать ошибок в прогнозах на будущее — это взглянуть в него сквозь призму бедности и вины. Именно этой оптикой и пользовался Достоевский. (И. Бродский о Достоевском).

Аудиокнига Фёдор Достоевский. Рассказы слушать онлайн, скачать в mp3

Фёдор Достоевский. Рассказы

Фёдор Михайлович оказал огромное влияние на формирование мировоззрения самого Русского Царя Александра III. Воспитатель царских детей Д. С. Арсеньев от имени Александра II просит — «чтобы Федор Михайлович своими беседами повлиял благотворно на юных великих князей»

8 мая 1880 года в Мраморном дворце Великого князя Константина Константиновича состоялся вечер Федора Михайловича Достоевского. «Федор Михайлович читал из «Карамазовых», — писал на следующий день Константин Константинович в своем дневнике. — Цесаревна всем разливала чай, слушала крайне внимательно и осталась в восхищении. Я упросил Федора Михайловича прочесть исповедь старца Зосимы, одно из величайших произведений (по-моему).

Потом он прочел «Мальчик у Христа на елке». Елена (Шереметева, внучка императора Николая I) плакала, крупные слезы катились по ее щекам. У цесаревны глаза тоже подернулись влагой».

1. Мальчик с ручкой
2. Мальчик у Христа на Ёлке
3. Ёлка и свадьба

Аудиокнигу Фёдор Достоевский. Рассказы читает Пётр Каледин

Биография Достоевского Фёдора Михайловича

Биография Достоевского Фёдора Михайловича

Биография, история жизни Достоевского Фёдора Михайловича

По линии отца, Достоевские — одна из ветвей рода Ртищевых, который берёт свое начало от Аслан-Челеби-мурзы, крещенного московским князем Дмитрием Донским. Ртищевы входили в ближайшее окружение князя серпуховского и боровского Ивана Васильевича, который в 1456 году, рассорившись с Василием Тёмным, уехал в Литву. Там Иван Васильевич стал князем Пинским. Степану Ртищеву он пожаловал села Калечино и Леповицу. В 1506 году сын Ивана Васильевича, Фёдор, пожаловал Даниле Ртищеву часть села Досто́ева в Пинском повете. Отсюда и «Досто́евские». Предки писателя по отцовской линии с 1577 года получили право на использование Радвана — польского дворянского герба. Отец Достоевского много пил и был чрезвычайно жесток. «Мой дед Михаил, — сообщает Любовь Достоевская, — обращался всегда очень строго со своими крепостными. Чем больше он пил, тем свирепее становился, до тех пор, пока они, в конце концов, не убили его». Мать Достоевского, Мария Фёдоровна (1800—1837), происходила из богатой русской купеческой семьи Нечаевых. Она была прекрасной и доброй женщиной. Ее образ сильно повлиял на мировоззрение писателя.

Фёдор Михайлович Достоевский родился 30 октября (11 ноября) 1821 года в Москве.

Он был вторым из 7 детей, оставшихся в живых.

Когда Достоевскому было 16 лет, его мать умерла от чахотки, и отец отправил старших сыновей, Фёдора и Михаила (впоследствии также ставшего писателем), в пансион К. Ф. Костомарова в Петербурге.

1837 год стал важной датой для Достоевского. Это год смерти его матери, год смерти Пушкина, творчеством которого он (как и его брат) зачитывается с детства, год переезда в Петербург и поступления в Главное инженерное училище, а ныне Военный инженерно-технический университет. Благодаря чему он получил не только качественное инженерное образование, но и возможность продолжения культурного развития. В 1839 году он получает известие об убийстве отца крепостными крестьянами. Достоевский участвует в работе кружка Белинского. За год до увольнения с военной службы Достоевский впервые переводит и издаёт «Евгению Гранде» Бальзака (1843). Год спустя выходит в свет его первое произведение «Бедные люди», и он сразу становится знаменитым: В. Г. Белинский высоко оценил это произведение. Но следующая книга «Двойник» наталкивается на непонимание.

Вскоре после публикации «Белых ночей» писатель был арестован (1849) в связи с «делом Петрашевского». Хотя Достоевский отрицал предъявленные ему обвинения, суд признал его «одним из важнейших преступников».

«Военный суд находит подсудимого Достоевского виновным в том, что он, получив в марте сего года из Москвы от дворянина Плещеева… копию с преступного письма литератора Белинского, — читал это письмо в собраниях: сначала у подсудимого Дурова, потом у подсудимого Петрашевского. А потому военный суд приговорил его за недонесение о распространении преступного о религии и правительстве письма литератора Белинского… лишить на основании Свода военных постановлений… чинов и всех прав состояния и подвергнуть смертной казни расстрелянием«.

Каторга и ссылка

Суд и суровый приговор к смертной казни (22 декабря 1849) на Семёновском плацу был обставлен как инсценировка казни. В последний момент осуждённым объявили о помиловании, назначив наказание в виде каторжных работ. Один из приговорённых к казни, Григорьев, сошёл с ума. Ощущения, которые он мог испытывать перед казнью, Достоевский передал словами князя Мышкина в одном из монологов в романе «Идиот».

Во время короткого пребывания в Тобольске на пути к месту каторги (11—20 января 1850) писатель встретился с жёнами сосланных декабристов: Ж. А. Муравьёвой, П. Е. Анненковой и Н. Д. Фонвизиной. Женщины подарили ему Евангелие, которое писатель хранил всю жизнь.

Следующие четыре года Достоевский провёл на каторге в Омске. Сохранились воспоминания одного из очевидцев каторжной жизни писателя. В 1854 году Достоевский был освобождён и отправлен рядовым в седьмой линейный сибирский батальон. Необходимо понимать, что на улучшение социального статуса, даже в положении рядового, влиял факт наличия у него образования, полученного в Высшем инженерном учебном заведении. Во время службы в Семипалатинске он подружился с Чоканом Валихановым, будущим известным казахским путешественником и этнографом. Там молодому писателю и молодому учёному поставлен общий памятник. Здесь у него начался роман с Марией Дмитриевной Исаевой, которая была замужем за учителем гимназии Александром Исаевым, горьким пьяницей. Через некоторое время Исаева перевели на место судебного заседателя в Кузнецк. 14 августа 1855 года Фёдор Михайлович получает письмо из Кузнецка: муж М. Д. Исаевой скончался после долгой болезни.

18 февраля 1855 года умирает император Николай I. Достоевский пишет верноподданническое стихотворение, посвящённое его вдове, императрице Александре Фёдоровне, и в результате становится унтер-офицером. 20 октября 1856 года Достоевский был произведён в прапорщики.

6 февраля 1857 года Достоевский обвенчался с Марией Исаевой в русской православной церкви в Кузнецке. Сразу после венчания они отправляются в Семипалатинск, но по дороге у Достоевского происходит эпилептический припадок, и они на четыре дня останавливаются в Барнауле. 20 февраля 1857 года Достоевский и его жена возвращаются в Семипалатинск.

Период заключения и военной службы был поворотным в жизни Достоевского: из ещё не определившегося в жизни «искателя правды в человеке» он превратился в глубоко религиозного человека, единственным идеалом которого на всю последующую жизнь стал Христос.

В 1859 году в «Отечественных записках» Достоевский публикует свои повести «Село Степанчиково и его обитатели» и «Дядюшкин сон».

30 июня 1859 года Достоевскому выдают временный билет № 2030, разрешающий ему выезд в Тверь, и 2 июля писатель покидает Семипалатинск. В 1860 году Достоевский с женой и приёмным сыном Павлом вернулся в Петербург, но негласное наблюдение за ним не прекращалось до середины 1870-х годов. С начала 1861 года Фёдор Михайлович помогает брату Михаилу издавать собственный журнал «Время», после закрытия которого в 1863 году братья начинают выпускать журнал «Эпоха». На страницах этих журналов появляются такие произведения Достоевского, как «Униженные и оскорблённые», «Записки из мёртвого дома», «Зимние заметки о летних впечатлениях» и «Записки из подполья».

Достоевский предпринимает поездку за границу с молодой эмансипированной особой Аполлинарией Сусловой, в Баден-Бадене увлекается разорительной игрой в рулетку, испытывает постоянную нужду в деньгах и в это же время (1864 год) теряет жену и брата. Непривычный уклад европейской жизни довершает разрушение социалистических иллюзий юности, формирует критическое восприятие буржуазных ценностей и неприятие Запада.

Через полгода после смерти брата издание «Эпохи» прекращается (февраль 1865 года). В безвыходном материальном положении Достоевский пишет главы «Преступления и наказания», посылая их М. Н. Каткову прямо в журнальный набор консервативного «Русского вестника», где они печатаются из номера в номер. В это же время под угрозой потери прав на свои издания на 9 лет в пользу издателя Ф. Т. Стелловского он обязался написать ему роман, на что у него не хватает физических сил. По совету друзей Достоевский нанимает молодую стенографистку Анну Сниткину, которая помогает ему справиться с этой задачей. В октябре 1866 года за двадцать один день был написан и 25 числа закончен роман «Игрок».

Роман «Преступление и наказание» был оплачен Катковым очень хорошо, но чтобы эти деньги не отобрали кредиторы, писатель уезжает за границу со своей новой женой Анной Сниткиной. Поездка отражена в дневнике, который в 1867 году начала вести Сниткина-Достоевская. По пути в Германию супруги остановились на несколько дней в Вильне.

Сниткина обустроила жизнь писателя, взяла на себя все экономические вопросы его деятельности, а с 1871 года Достоевский навсегда бросил рулетку.

Последние 8 лет писатель прожил в городе Старая Русса Новгородской губернии. Эти годы жизни были очень плодотворными: 1872 — «Бесы», 1873 — начало «Дневника писателя» (серия фельетонов, очерков, полемических заметок и страстных публицистических заметок на злобу дня), 1875 — «Подросток», 1876 — «Кроткая», 1879—1880 — «Братья Карамазовы». В это же время два события стали значительными для Достоевского. В 1878 году император Александр II пригласил к себе писателя, чтобы представить его своей семье, и в 1880 году, всего лишь за год до смерти, Достоевский произнёс знаменитую речь на открытии памятника Пушкину в Москве. В эти годы писатель сближается с консервативными журналистами, публицистами и мыслителями, переписывается с видным государственным деятелем К. П. Победоносцевым.

Несмотря на известность, которую Достоевский обрел в конце своей жизни, поистине непреходящая, всемирная слава пришла к нему после смерти. В частности, Фридрих Ницше признавал, что Достоевский был единственный психолог, у которого он мог кое-чему поучиться («Сумерки идолов»).

26 января (7 февраля) 1881 года сестра Достоевского Вера Михайловна приехала в дом к Достоевским, чтобы просить брата отказаться от своей доли рязанского имения, доставшейся ему по наследству от тётки А. Ф. Куманиной, в пользу сестёр. По рассказу Любови Фёдоровны Достоевской, была бурная сцена с объяснениями и слезами, после чего у Достоевского пошла кровь горлом. Возможно, этот неприятный разговор стал первым толчком к обострению его болезни (эмфиземы) — через два дня писатель скончался.

Похоронен в Александро-Невской лавре в Санкт-Петербурге.

Фёдор Достоевский: Европугало

Фёдор Достоевский, «Дневник писателя», 1877 г.

Не будет у России, и никогда ещё не было, таких ненавистников, завистников, клеветников и даже явных врагов, как все эти славянские племена, чуть только их Россия освободит, а Европа согласится признать их освобождёнными. И пусть не возражают мне, не оспаривают, не кричат на меня, что я преувеличиваю и что я ненавистник славян! Я, напротив, очень люблю славян, но защищаться не буду, потому что знаю, что всё точно так именно сбудется, как я говорю.

Нам отнюдь не надо требовать от славян благодарности, к этому нам надо приготовиться вперёд. Начнут же они, по освобождении, свою новую жизнь, повторяю, именно с того, что выпросят себе у Европы, у Англии и Германии, например, ручательство и покровительство об их свободе. И хоть в концерте европейских держав будет и Россия, но они именно в защиту от России это и сделают. И внутри себя, прямо вслух, объявят себе и убедят себя в том, что России они не обязаны ни малейшею благодарностью. Напротив, что от властолюбия России они едва спаслись. А не вмешайся Европа, так Россия проглотила бы их тотчас же, «имея в виду расширение границ и основание великой Всеславянской империи на порабощении славян жадному, хитрому и варварскому великорусскому племени».

Это хитрое учение, наверно, существует у них уже и теперь, а впоследствии оно неминуемо разовьётся у них в научную и политическую аксиому. Даже о турках станут говорить с большим уважением, чем об России.

Нам надо серьёзно приготовиться к тому, что все эти славяне с упоением ринутся в Европу и до потери личности своей заразятся европейскими формами.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Преступление и Наказание

Бунт героя, лежащий в основе его теории, порожден социальным неравенством общества. Не случайно разговор с Мармеладовым стал последней каплей в чаше сомнений Раскольникова: он окончательно решается убить старуху-процентщицу. Деньги — спасение для обездоленных людей, считает Раскольников. Судьба Мармеладова опровергает эти убеждения. Беднягу не спасают даже деньги его дочери, он раздавлен морально и уже не может подняться со дна жизни.
Установление социальной справедливости насильственным путём Раскольников объясняет как «кровь по совести». Писатель дальше развивает эту теорию, и на страницах романа появляю-ся герои — «двойники» Раскольникова. «Мы одного поля ягоды» ,- говорит Свидригайлов Родиону, подчёркивая их сходство. Свидригайлов и Лужин исчерпали идею отказа от «принципов» и «идеалов» до конца. Один потерял ориентиры между добром и злом, другой проповедует личную выгоду — всё это логическое завершение мыслей Раскольникова. Не зря на себялюбивые рассуждения Лужина Родион отвечает: «Доведите до последствий, что вы давеча проповедовали, и выйдет, что людей можно резать».
Раскольников считает, что преступать закон могут только «на-стоящие люди» , так как они действуют на благо человечеству. Но Достоевский со страниц романа провозглашает: любое убийство недопустимо. Эти идеи выражает Разумихин, приводя простые и убедительные аргументы, что преступлению противится человеческая натура.
К чему же в результате приходит Раскольников, считая себя вправе уничтожать «ненужных» людей для блага униженных и оскорблённых? Он сам поднимается над людьми, становясь человеком «необыкновенным». Поэтому Раскольников делит людей на «избранных» и «тварей дрожащих». И Достоевский, снимая с наполеоновского пьедестала своего героя, говорит нам, что не счастье людей волнует Раскольникова, а его занимает вопрос: «. вошь ли я, как все, или человек? Тварь ли я дрожащая или право имею. » Родион мечтает властвовать людьми, так проявляется суть героя-индивидуалиста.
Опровергая жизненные цели своего героя, проповедуя христианские принципы, Достоевский вводит в роман образ Сони. Писатель видит «величайшее счастье» в уничтожении своего «я» , в безраздельном служении людям — эту «правду» Ф.М. воплотил в Соне. Противопоставляя эти образы, Достоевский сталкивает революционное атеистическое бунтарство Раскольникова с христианским смирением, любовью к людям и Богу Сонечки. Всепрощающая любовь Сони, её вера убеждают Родиона «страдание принять» . Он признаётся в преступлении, но только на каторге, постигая евангельские истины, приходит к раскаянию. Соня возвращает Раскольникова к людям, от которых он был отдалён совершённым преступлением. «Их воскресила любовь. »
Разрушив «стройную» теорию Раскольникова, его «простую арифметику» , Достоевский предостерёг человечество от опасности революционных бунтов, провозгласил идею ценности любой человеческой личности. Писатель считал, что «есть один закон — закон нравственный».

Классика ру

— О, молчите, молчите! — вскрикнула Соня, всплеснув руками. — От бога вы отошли, и бог вас поразил, дьяволу предал.

— Кстати, Соня, это когда я в темноте-то лежал и мне все представлялось, это ведь дьявол смущал меня? а?

— Молчите! Не смейтесь, богохульник, ничего, ничего-то вы не понимаете! О господи! Ничего-то, ничего-то он не поймет!

— Молчи, Соня, я совсем не смеюсь, я ведь и сам знаю, что меня черт тащил. Молчи, Соня, молчи! — повторил он мрачно и настойчиво. — Я все знаю. Все это я уже передумал и перешептал себе, когда лежал тогда в темноте. Все это я сам с собой переспорил, до последней малейшей черты, и все знаю, все! И так надоела, так надоела мне тогда вся эта болтовня! Я все хотел забыть и вновь начать, Соня, и перестать болтать! И неужели ты думаешь, что я как дурак пошел, очертя голову? Я пошел как умник, и это-то меня и сгубило! И неужель ты думаешь, что я не знал, например, хоть того, что если уж начал я себя спрашивать и допрашивать: имею ль я право власть иметь? — то, стало быть, не имею права власть иметь. Или что если задаю вопрос: вошь ли человек? — то, стало быть, уж не вошь человек для меня, а вошь для того, кому этого и в голову не заходит и кто прямо без вопросов идет. Уж если я столько дней промучился: пошел ли бы Наполеон или нет? — так ведь уж ясно чувствовал, что я не Наполеон. Всю, всю муку всей этой болтовни я выдержал, Соня, и всю ее с плеч стряхнуть пожелал: я захотел, Соня, убить без казуистики, убить для себя, для себя одного! Я лгать не хотел в этом даже себе! Не для того, чтобы матери помочь, я убил — вздор! Не для того я убил, чтобы, получив средства и власть, сделаться благодетелем человечества. Вздор! Я просто убил; для себя убил, для себя одного: а там стал ли бы я чьим-нибудь благодетелем или всю жизнь, как паук, ловил бы всех в паутину и их всех живые соки высасывал, мне, в ту минуту, все равно должно было быть. И не деньги, главное, нужны мне были, Соня, когда я убил; не столько деньги нужны были, как другое. Я это все теперь знаю. Пойми меня: может быть, тою же дорогой идя, я уже никогда более не повторил бы убийства. Мне другое надо было узнать, другое толкало меня под руки: мне надо было узнать тогда, и поскорей узнать, вошь ли я, как все, или человек? Смогу ли я переступить или не смогу! Осмелюсь ли нагнуться и взять или нет? Тварь ли я дрожащая или право имею.

— Убивать? Убивать-то право имеете? — всплеснула руками Соня.

— Э-эх, Соня! — вскрикнул он раздражительно, хотел было что-то ей возразить, но презрительно замолчал. — Не прерывай меня, Соня! Я хотел тебе только одно доказать: что черт-то меня тогда потащил, а уж после того мне объяснил, что не имел я права туда ходить, потому что я такая же точно вошь, как и все! Насмеялся он надо мной, вот я к тебе и пришел теперь! Принимай гостя! Если б я не вошь был, то пришел ли бы я к тебе? Слушай, когда я тогда к старухе ходил, я только попробовать сходил. Так и знай!

— Да ведь как убил-то? Разве так убивают? Разве так идут убивать, как я тогда шел! Я тебе когда-нибудь расскажу, как я шел. Разве я старушонку убил? Я себя убил, а не старушонку! Тут так-таки разом и ухлопал себя, навеки. А старушонку эту черт убил, а не я. Довольно, довольно, Соня, довольно! Оставь меня, — вскричал он вдруг в судорожной тоске, — оставь меня!

Он облокотился на колена и, как в клещах, стиснул себе ладонями голову.

— Экое страдание! — вырвался мучительный вопль у Сони.

— Ну, что теперь делать, говори! — спросил он, вдруг подняв голову и с безобразно искаженным от отчаяния лицом смотря на нее.

— Что делать! — воскликнула она, вдруг вскочив с места, и глаза ее, доселе полные слез, вдруг засверкали. — Встань! (Она схватила его за плечо; он приподнялся, смотря на нее почти в изумлении.) Поди сейчас, сию же минуту, стань на перекрестке, поклонись, поцелуй сначала землю, которую ты осквернил, а потом поклонись всему свету, на все четыре стороны, и скажи всем, вслух: «Я убил!» Тогда бог опять тебе жизни пошлет. Пойдешь? Пойдешь? — спрашивала она его, вся дрожа, точно в припадке, схватив его за обе руки, крепко стиснув их в своих руках и смотря на него огневым взглядом.

Он изумился и был даже поражен ее внезапным восторгом.

— Это ты про каторгу, что ли, Соня? Донести, что ль, на себя надо? — спросил он мрачно.

— Страдание принять и искупить себя им, вот что надо.

— Нет! Не пойду я к ним, Соня.

— А жить-то, жить-то как будешь? Жить-то с чем будешь? — восклицала Соня. — Разве это теперь возможно? Ну как ты с матерью будешь говорить? (О, с ними-то, с ними-то что теперь будет!) Да что я! Ведь ты уж бросил мать и сестру. Вот ведь уж бросил же, бросил. О господи! — вскрикнула она, — ведь он уже это все знает сам! Ну как же, как же без человека-то прожить! Что с тобой теперь будет!

— Не будь ребенком, Соня, — тихо проговорил он. — В чем я виноват перед ними? Зачем пойду? Что им скажу? Все это один только призрак. Они сами миллионами людей изводят, да еще за добродетель почитают. Плуты и подлецы они, Соня. Не пойду. И что я скажу: что убил, а денег взять не посмел, под камень спрятал? — прибавил он с едкою усмешкой. — Так ведь они же надо мной сами смеяться будут, скажут: дурак, что не взял. Трус и дурак! Ничего, ничего не поймут они, Соня, и недостойны понять. Зачем я пойду? Не пойду. Не будь ребенком, Соня.

— Замучаешься, замучаешься, — повторяла она, в отчаянной мольбе простирая к нему руки.

— Я, может, на себя еще наклепал, — мрачно заметил он, как бы в задумчивости, — может, я еще человек, а не вошь и поторопился себя осудить. Я еще поборюсь.

Надменная усмешка выдавливалась на губах его.

— Этакую-то муку нести! Да ведь целую жизнь, целую жизнь.

— Привыкну. — проговорил он угрюмо и вдумчиво. — Слушай, — начал он через минуту, — полно плакать, пора о деле: я пришел тебе сказать, что меня теперь ищут, ловят.

— Ах, — вскрикнула Соня испуганно.

— Ну что же ты вскрикнула! Сама желаешь, чтоб я в каторгу пошел, а теперь испугалась? Только вот что: я им не дамся. Я еще с ними поборюсь, и ничего не сделают. Нет у них настоящих улик. Вчера я был в большой опасности и думал, что уж погиб; сегодня же дело поправилось. Все улики их о двух концах, то есть их обвинения я в свою же пользу могу обратить, понимаешь? и обращу; потому я теперь научился. Но в острог меня посадят наверно. Если бы не один случай, то, может, и сегодня бы посадили, наверно даже, может, еще и посадят сегодня. Только это ничего, Соня: посижу, да и выпустят. потому нет у них ни одного настоящего доказательства и не будет, слово даю. А с тем, что у них есть, нельзя упечь человека. Ну, довольно. Я только, чтобы ты знала. С сестрой и матерью я постараюсь как-нибудь так сделать, чтоб их разуверить и не испугать. Сестра теперь, впрочем, кажется, обеспечена. стало быть, и мать. Ну, вот и все. Будь, впрочем, осторожна. Будешь ко мне в острог ходить, когда я буду сидеть?

Оба сидели рядом, грустные и убитые, как бы после бури выброшенные на пустой берег одни. Он смотрел на Соню и чувствовал, как много на нем было ее любви, и странно, ему стало вдруг тяжело и больно, что его так любят. Да, это было странное и ужасное ощущение! Идя к Соне, он чувствовал, что в ней вся его надежда и весь исход; он думал сложить хоть часть своих мук, и вдруг, теперь, когда все сердце ее обратилось к нему, он вдруг почувствовал и сознал, что он стал беспримерно несчастнее, чем был прежде.

— Соня, — сказал он, — уж лучше не ходи ко мне, когда я буду в остроге сидеть.

Соня не ответила, она плакала. Прошло несколько минут.

— Есть на тебе крест? — вдруг неожиданно спросила она, точно вдруг вспомнила.

Он сначала не понял вопроса.

— Нет, ведь нет? На, возьми вот этот, кипарисный. У меня другой остался, медный, Лизаветин. Мы с Лизаветой крестами поменялись, она мне свой крест, а я ей свой образок дала. Я теперь Лизаветин стану носить, а этот тебе. Возьми. ведь мой! Ведь мой! — упрашивала она. — Вместе ведь страдать пойдем, вместе и крест понесем.

— Дай! — сказал Раскольников. Ему не хотелось ее огорчить. Но он тотчас же отдернул протянутую за крестом руку.

— Не теперь, Соня. Лучше потом, — прибавил он, чтоб ее успокоить.

— Да, да, лучше, лучше, — подхватила она с увлечением, — как пойдешь на страдание, тогда и наденешь. Придешь ко мне, я надену на тебя, помолимся и пойдем.

В это мгновение кто-то три раза стукнул в дверь.

— Софья Семеновна, можно к вам? — послышался чей-то очень знакомый вежливый голос.

Соня бросилась к дверям в испуге. Белокурая физиономия господина Лебезятникова заглянула в комнату.

Лебезятников имел вид встревоженный.

— Я к вам, Софья Семеновна. Извините. Я так и думал, что вас застану, — обратился он вдруг к Раскольникову, — то есть я ничего не думал. в этом роде. но я именно думал. Там у нас Катерина Ивановна с ума сошла, — отрезал он вдруг Соне, бросив Раскольникова.

— То есть оно, по крайней мере, так кажется. Впрочем. Мы там не знаем, что и делать, вот что-с! Воротилась она — ее откуда-то, кажется, выгнали, может, и прибили. по крайней мере, так кажется. Она бегала к начальнику Семена Захарыча, дома не застала; он обедал у какого-то тоже генерала. Вообразите, она махнула туда, где обедали. к этому другому генералу, и, вообразите, — таки настояла, вызвала начальника Семена Захарыча, да, кажется, еще из-за стола. Можете представить, что там вышло. Ее, разумеется, выгнали; а она рассказывает, что она сама его обругала и чем-то в него пустила. Это можно даже предположить. как ее не взяли — не понимаю! Теперь она всем рассказывает, и Амалии Ивановне, только трудно понять, кричит и бьется. Ах да: она говорит и кричит, что так как ее все теперь бросили, то она возьмет детей и пойдет на улицу, шарманку носить, а дети будут петь и плясать, и она тоже, и деньги собирать, и каждый день под окно к генералу ходить. «Пусть, говорит, видят, как благородные дети чиновного отца по улицам нищими ходят!» Детей всех бьет, те плачут. Леню учит петь «Хуторок», мальчика плясать, Полину Михайловну тоже, рвет все платья; делает им какие-то шапочки, как актерам; сама хочет таз нести, чтобы колотить, вместо музыки. Ничего не слушает. Вообразите, как же это? Это уж просто нельзя!

PROZAIK.ORG

Уважаемые читатели! Виртуальная библиотека ПРОЗАиК — это наиболее полная коллекция бесплатных книг классического жанра, представленная в электронном варианте. Здесь вы найдете книги таких жанров как русская классическая, советская классика и поэзия, драматургия и фантастика, детективная проза и приключения. Все книги можно скачать в удобном формате бесплатно либо прочитать онлайн. Продуманная форма поиска литературы позволит вам без труда найти любимый роман Льва Толстого или последнее творение Эдгара По. Желаем Вам приятного чтения.

О проекте ПРОЗАиК
Онлайн библиотека ПРОЗАиК – некоммерческий литературный проект, основанный коллективом энтузиастов из Украины для быстрого и удобного ознакомления с современной и классической русскоязычной литературой, исключительно в образовательных целях.

Создатели электронной библиотеки не имеют от публикаций никакой материальной выгоды. Все выложенные на сайте электронные копии, без сомнения, являются собственностью их авторов и охраняются международными нормами по защите авторских и смежных прав.

Эти книги онлайн предназначены исключительно для ознакомления. Для иных целей Вам следует купить лицензионное бумажное или электронное издание. Если Вы храните у себя в каком-либо виде материалы, полученные с нашего сайта, то тем самым можете нарушать законы об интеллектуальной собственности и авторском праве, что может повлечь за собой преследование по соответствующим статьям действующего законодательства.

Программы для чтения электронных книг в библиотеке Классики

За всё время существования электронных библиотек в сети Интернет практика показала, что такие онлайн библиотеки способствуют популяризации литературных произведений и стимулируют к ним интерес читателей, не нанося никакого материального ущерба авторам.

Но если Вы всё же считаете, что размещение информации о Ваших произведениях на сайте Электронной библиотеки ПРОЗАиК нарушает Ваши права, и Вы не хотите видеть здесь такую информацию, Вы можете связаться с администрацией ресурса и потребовать удаления Ваших произведений из базы данных электронной библиотеки. Скорее всего, для этого Вам потребуется документально подтвердить свои права на данные произведения.

К сожалению, мы не имеем возможности в столь короткий срок связаться со всеми авторами и правообладателями для получения официального разрешения на размещение в библиотеке электронных копий книг. Поэтому мы будем признательны, если Вы проинформируете нас и подтвердите согласие на размещение Ваших книг в базе данных электронной библиотеки ПРОЗАиК.

Читателям и владельцам сайтов
Мы очень рады, что Вы считаете наш интернет сайт полезным и нужным для литературного сообщества пользователей русскоязычного Интернета.

Если у вас есть возможность помочь сайту развиваться, ежедневно обновлять библиотеку и добавлять новые полезные функции – отправьте ссылку на сайт ПРОЗАиК знакомым в LiveJournal, ICQ, электронной почтой или напишите о библиотеке на своём блоге или сайте.

Также, если у Вас есть свой сайт, Вы можете рассказать посетителям о библиотеке классики небольшой ссылкой: ПРОЗАиК – Библиотека Классики

О чем, прозаик, ты хлопочешь?
Давай мне мысль, какую хочешь:
Её с конца я завострю,
Летучей рифмой оперю.

Взложу на тетиву тугую,
Послушный лук согну в дугу,
А там пошлю наудалую,
И горе нашему врагу!

Жанры
На этой странице Вы можете найти книгу по жанру, но все же самый удобный вариант — воспользоваться поиском.

Детективы и Триллеры
Детектив
Классический детектив
Полицейский детектив
Детская литература
Детская образовательная литература
Детская проза
Детские остросюжетные
Детские приключения
Прочая детская литература
Сказка
Любовные романы
Классические любовные романы
Поэзия, Драматургия
Драматургия
Поэзия
Приключения
Вестерн
Исторические приключения
Морские приключения
Приключения про индейцев
Природа и животные
Прочие приключения
Путешествия и география
Проза
Историческая проза
Классическая проза
Контркультура
Русская классическая проза
Советская классическая проза
Фантастика
Космическая фантастика
Научная Фантастика
Социально-психологическая фантастика
Ужасы и Мистика
Фэнтези
Юмористическая фантастика
Документальная литература
Биографии и Мемуары
Искусство и Дизайн
Прочая документальная литература
Публицистика
Домоводство, Дом и семья
Сад и огород
Спорт
Хобби и ремесла
Компьютеры и Интернет
Интернет
Программирование
Программы
Наука, Образование
Биология
История
Культурология
Технические науки
Физика
Философия
Химия
Религия и духовность
Эзотерика
Справочная литература
Прочая справочная литература
Старинная литература
Древнерусская литература
Европейская старинная литература
Мифы. Легенды. Эпос
Юмор
Анекдоты
Юмористическая проза
Юмористические стихи

Преступление и наказание (спектакль) – Федор Достоевский

Спектакль по роману Ф.М.Достоевского «Преступление и наказание» поставлен в традиционной манере, с сохранением основных сюжетных линий и адресован всем, кто хочет ознакомиться с великим произведением русской классической литературы или открыть для себя любимый роман с новой, необычной стороны.В записи спектакля принимали участие известные артисты московских театров.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Adblock detector
20.10.2014, 16:32