Повесть гоголя мертвые души

В царской России 30-х годов XIX века настоящим бедствием для народа было не только крепостное право, но и обширный бюрократический чиновничий аппарат. Призванные стоять на страже законности и правопорядка представители административной власти думали только о собственном материальном благе, обворовывая казну, вымогая взятки, издеваясь над бесправными людьми. Таким образом, тема разоблачения чиновничьего мира была очень актуальной для русской литературы. К ней не раз обращался Гоголь в таких произведениях, как «Ревизор», «Шинель», «Записки сумасшедшего». Она нашла выражение и в поэме «Мертвые души», где, начиная с седьмой главы, чиновничество находится в центре внимания автора. Несмотря на отсутствие детально и подробно нарисованных образов, подобных героям-помещикам, картина чиновничьего быта в поэме Гоголя поражает своей широтой.

Двумя-тремя мастерскими штрихами писатель рисует замечательные портреты-миниатюры. Это и губернатор, вышивающий по тюлю, и прокурор с весьма черными густыми бровями, и низенький почтмейстер, остряк и философ, и многие другие. Эти бегло обрисованные лица запоминаются благодаря характерным смешным деталям, которые наполнены глубоким смыслом. В самом деле, почему начальник целой губернии характеризуется как добряк, который иногда вышивает по тюлю? Наверное, потому, что как о руководителе о нем нечего сказать. Отсюда легко сделать вывод о том, как халатно и недобросовестно относится губернатор к своим должностным обязанностям, к гражданскому долгу. То же можно сказать и о его подчиненных. Гоголь широко использует в поэме прием характеристики героя другими персонажами. Например, когда нужен был свидетель для оформления покупки крепостных, Собакевич говорит Чичикову, что прокурор, как человек праздный, верно, сидит дома. А ведь это один из самых значительных чиновников города, который должен вершить правосудие, следить за соблюдением законности. Характеристика прокурора в поэме усиливается описанием его смерти и похорон. Он не делал ничего, кроме бездумного подписывания бумаг, так как предоставил все решения стряпчему, «первому хапуге в мире». Очевидно, причиной его смерти стали слухи о продаже «мертвых душ», так как именно он нес ответственность за все происшедшие в городе незаконные дела. Горькая гоголевская ирония слышится в раздумьях о смысле жизни прокурора: «. зачем он умер, или зачем жил, один Бог ведает». Даже Чичиков, глядя на похороны прокурора, невольно приходит к мысли, что единственное, чем может запомниться покойник, &#151 это густыми черными бровями.

Крупным планом дает писатель типичный образ чиновника Ивана Антоновича Кувшинное рыло. Пользуясь своим положением, он вымогает взятки у посетителей. Смешно читать о том, как Чичиков положил перед Иваном Антоновичем «бумажку», «которую тот совершенно не заметил и накрыл тотчас книгою». Но грустно от сознания того, в каком безвыходном положении оказывались российские граждане, зависящие от нечестных, корыстолюбивых людей, представляющих государственную власть. Эту мысль подчеркивает гоголевское сравнение чиновника гражданской палаты с Вергилием. На первый взгляд, оно недопустимо. Но гаденький чиновник, как и римский поэт в «Божественной комедии», ведет Чичикова по всем кругам бюрократического ада. Значит, это сравнение усиливает впечатление от того зла, которым пропитана вся административная система царской России.

Гоголь приводит в поэме своеобразную классификацию чиновничества, деля представителей этого сословия на низших, тонких и толстых. Писатель дает саркастическую характеристику каждой из этих групп. Низшие &#151 это, по гоголевскому определению, невзрачные писари и секретари, как правило, горькие пьяницы. Под «тонкими» автор подразумевает среднюю прослойку, а «толстые» &#151 это губернская знать, которая крепко держится за свои места и ловко извлекает немалые доходы из своего высокого положения.

Гоголь неистощим в выборе удивительно точных и метких сравнений. Так, он уподобляет чиновников эскадрону мух, которые налетают на лакомые куски рафинада. Губернских чиновников характеризуют в поэме и их обычные занятия: игра в карты, попойки, обеды, ужины, сплетни Гоголь пишет о том, что в обществе этих государственных служащих процветает «подлость, совершенно бескорыстная, чистая подлость». Их ссоры не заканчиваются дуэлью, потому что «все они были гражданские чиновники». У них другие методы и средства, благодаря которым они пакостят друг другу, что бывает тяжелее любой дуэли. В образе жизни чиновников, в их поступках и взглядах нет сколько-нибудь существенных различий. Гоголь рисует это сословие как воров, взяточников, бездельников и мошенников, которые связаны друг с другом круговой порукой. Поэтому так неуютно чувствуют себя чиновники, когда раскрылась афера Чичикова, ибо каждый из них вспомнил свои грехи. Если они будут пытаться задержать Чичикова за его мошенничество, то и он сможет обвинить их в нечестности. Возникает комическая ситуация, когда люди, облеченные властью, помогают аферисту в его незаконных махинациях и боятся его.

Чем интересна читателям поэма «Мертвые души»

Музей восковых фигур. Гоголь.

Так получилось, что поэма «Мертвые души» стала главным произведением всей сознательной писательской жизни Н.В.Гоголя. Замысел этой книги (кстати, как и комедии «Ревизор») был, как предполагают исследователи, подсказан или подарен Гоголю Пушкиным, в черновиках которого, действительно, сохранились планы ненаписанных произведений, отчасти напоминающие те, что вышли затем из-под пера Гоголя.

Первый том «Мертвых душ» увидел свет в 1842 году. Автору пришлось «повоевать» с тогдашней цензурой, которая никак не хотела пропускать такое название. Ведь православие было официальной религией Российской империи и во многом определяло уклад жизни столичного дворянства даже в середине XIX века, хотя религиозность многих и была чисто формальной. Но по религиозным канонам души считались бессмертными, вот почему на Гоголя так ополчились в цензурном ведомстве. Пришлось ему пойти на уступки и сочинить название в духе авантюрного или плутовского романа: «Мертвые души, или Похождения Чичикова».

И именно название произведения, пожалуй, и является той первой причиной, по которой само произведение может сохранять интерес и для современного читателя. Хоть Россия уже давно является светским государством, и никто никого в свою веру не «тащит», но тезис о бессмертии души у многих прочно сидит в головах. И если предположить, что человек вообще не имеет представления о том, кто такой Гоголь, и что он написал, название может «зацепить» и заставить раскрыть книгу.

Другая причина – это жанровое обозначение произведения, которое стоит непосредственно за его названием. Гоголь выбрал вариант «поэма». Это и необычно для современного читателя. Ведь со школы у многих из нас со словом «поэма» ассоциируется стихотворное начало, рифмованные строки. А здесь сплошная проза, нигде никаких столбиков, в которые обычно располагаются стихи. Так что книга Гоголя, скорее, могла быть названа повестью или романом. Разве что по объему поэма сопоставима с романом – и то отчасти. Роман все-таки иногда предполагает несколько томов, как, например, «Война и мир» Л.Н. Толстого, а содержание поэмы укладывается в десяток страниц. Вот и возникает вопрос – почему Гоголь назвал свое произведение «поэмой»? Нет ли ответа в тексте? По этой причине и можно начать читать.

Стиль любого крупного художника (в широком смысле этого слова), разумеется, уникален и неповторим. Знатоки уверенно отличат Пушкина от Достоевского, или Чехова от Булгакова. Словесная «вязь» Гоголя тоже узнаваема почти сразу. С одной стороны, обилие развернутых описаний – места, обстановки, внешности персонажей – способно отпугнуть читателя, в особенности юного. Но здесь многое зависит от того, будет ли книга рекомендована извне, кем-то, или читатель проявит интерес к ней самостоятельно. Лучше, если найдется старший наставник. А еще лучше, когда отдельные фрагменты поэмы будут прочитаны вслух – не всё же читать глазами и про себя. Мелодика звучащей речи завораживает и как раз обозначает те или иные стилевые особенности. Гоголь любит плести словесные кружева. Его мышление поэтично и вызывает массу ассоциаций. Это непривычно для неподготовленного читателя, но это же и привлекает внимание. Стоит только автору начать описывать какой-нибудь эпизод, так тут же действие расширяется. Например, появляется какой-то молодой человек в самом начале книги – и с такими подробностями Гоголь его описывает, словно он станет главным действующим лицом. А ничего подобного – просто прохожий. Или когда Чичиков подъезжает к дому помещицы Коробочки, и лают собаки, Гоголь вдруг начинает проводить параллели этого лая с певчим из церковного хора. Таким образом, Гоголь почти никогда не высказывается прямолинейно. У него одна подробность наслаивается на другую, а сама мысль неизменно выражается с помощью метафор и сравнений. К такому стилю надо привыкать, но если привыкнешь, полюбишь и оценишь – то лучше писателя и книги для тебя уже не будет.

Иногда Гоголю бывает достаточно одного слова, чтобы внятно охарактеризовать персонажа или группу лиц. Например, когда речь заходит о московских чиновниках, то говорится о том, что одни читали Карамзина, другие газету «Московские ведомости», третьи ДАЖЕ и совсем ничего не читали. Все мы знаем, что слово «даже» служит для усиления мысли. А здесь совсем иначе – высшая степень любви чиновников к чтению означает полное отсутствие этой любви. А городской прокурор умер оттого, что, может быть, впервые в жизни стал напряженно думать. Разве не мастер Гоголь?

Гоголь принадлежит к одному из первых отечественных классиков, кто уделял такое большое внимание художественной детали. Эту особенность переняли от него Чехов, Бунин, Набоков. Причем, деталь детали рознь – некоторые описания просто пробегаешь глазами, и взгляд ни на чем не задерживается, а в отдельных случаях почти сразу понимаешь – ага, автор не просто так упоминает о чем-либо! И примеров немало: книга в кабинете помещика Манилова, заложенная на четырнадцатой странице, которую тот читал уже два года. Здесь комический эффект заключается в своеобразном топтании на месте. Эпитет, которым Гоголь характеризует Коробочку, — просто шедевр: «дубинноголовая». Плюшкин настолько потерял лицо и человеческий облик, что Чичиков поначалу принял его за старуху-ключницу, а о том, что Плюшкина зовут Степаном, мы, читатели, узнает только по отчеству его дочери, которую зовут Александра Степановна. Собакевич походит внешностью на средних размеров медведя, и зовут-то его тоже Михайло Семенович (почти Михайло Потапович – как в русских народных сказках). Ноздрев назван «историческим человеком», но не в том смысле, что подобен Суворову, Наполеону, Сталину или другим реальным историческим персонажам, а потому, что имеет несчастную привычку вечно попадать в какие-нибудь истории, где ему же в первую очередь и достается.

А чтобы узнать подробности про Чичикова, про его биографию, книгу придется все равно прочитать до конца, потому что вся информация находится в заключительной главе. Почему так поступил автор? Наверно, доверяет читателю, хочет, чтобы тот составил собственное представление, кто такой Чичиков, что это за «фрукт». Кстати, было бы небезынтересно сопоставить «подлеца» Чичикова с предпринимателями нашего времени. Это тема отдельного сочинения и даже сравнительно-сопоставительного социологического исследования.

И еще один момент, способный заинтересовать любознательного читателя. Оказывается, первоначальный замысел Гоголя настолько разросся, что писатель решил не ограничиваться одним томом. Тем более, что в нем герои «один пошлее другого» и Русь показана только «с одного боку». Гоголь задумал трилогию, подражая «Божественной комедии» Данте. Он написал «Ад» и работал над вторым томом, где появлялись положительные персонажи. Но работа не заладилась с самого начала. Несколько раз автор сжигал уже готовый труд. Последний раз он сделал это накануне смерти. От второго тома остались только наброски и отрывки отдельных глав. По ним трудно делать выводы, что могло бы представлять собой целое. А третий том, где Чичиков, по замыслу, должен был бы раскаяться и получить прощение из рук самого царя, и вовсе не был написан. Возможно, Гоголь чувствовал, что обманывает сам себя, что российская действительность не давала ему поводов для оптимизма. И все-таки интересно – а вдруг существует где-нибудь второй том «Мертвых душ»? И, прочитав первый, разве не захочется узнать о дальнейшем развитии событий?

Отпугнуть от чтения «Мертвых душ», конечно, может объем. В девятом классе изучаются небольшие по объему произведения, а это выделяется на их фоне. Но никакой краткий пересказ и никакой фильм не сравнятся с эстетическим удовольствием от прочтения книги непосредственно. Главное, чтобы был вовремя привит вкус к такому чтению. А сделать это может только семья. Иначе прочитаешь «Мертвые души», «Евгения Онегина», «Героя нашего времени» из-под палки, потом постараешься забыть, как страшный сон, и больше к ним не возвращаться. Жаль, если так произойдет…

Сочинение из коллекции П.Н. Малофеева ©

Другие материалы о Н.В. Гоголе:

Соединение реального и сказочного в повести Н. В. Гоголя «ночь перед рождеством» (1 вариант)

Школьное сочинение

  • 1. Изображение народных обычаев в повести Н. В. Гоголя «Ночь перед рождеством»
  • 2. Образ кузнеца Вакулы (по повести Н. В. Гоголя «Ночь перед Рождеством») (1 вариант)

Все похожие сочинения (6) ↓

Говорят, в ночь перед Рождеством происходят всякие фантастические события, исполняются заветные желания, становятся реальностью чудеса и сказки. Вот почему в повести Н. В. Гоголя «Ночь перед Рождеством» так тесно переплетены быт, привычная людям жизнь и сказка, волшебство.

Казалось бы, что сказочного может быть в обычной занесенной метелью украинской деревеньке? Однако же оказывается, что «многоуважаемая» многими жителями села Солоха, мать кузнеца Вакулы, — ведьма. А козак Пацюк — бывший запорожец — умеет есть вареники, даже не прибегая к помощи рук: они сами, окунаясь в сметану, прыгают ему в рот. И это только начало. Стремясь воспользоваться последней перед Рождеством возможностью навредить добрым и честным людям, сам черт, хитрый, воровитый и нахальный, явился к жителям Диканьки.

Для начала он, ни много, ни мало, украл с неба месяц, потому что темные делишки гораздо лучше удаются именно мрачной, беспросветной ночью. Однако не удалось разгуляться нечистой силе, ведь за черта взялся сам кузнец Вакула! И пришлось чертяке, отрабатывая собственные грехи, возить кузнеца на шее то в Петербург, на прием к самой царице, то обратно в деревню.

Вот какие веселые и часто непредсказуемые события ожидают читателя, взявшегося за удивительную повесть Н. В. Гоголя. Розыгрыши и народные песни, приключения и любовь, сказка и быт украинского села никому не дадут заскучать, если вы перелистаете книжные страницы.

«Повесть о капитане Копейкине» (анализ фрагмента поэмы Гоголя «Мертвые души»)

«Повесть о капитане Копейкине» (анализ фрагмента поэмы Гоголя «Мертвые души») В поэме Гоголя «Мертвые души» повествуется об афере Чичикова, о мелких интригах и сладкой лжи этого низкого человека. И вдруг читатель доходит до «Повести о капитане Копейкине». Казалось бы, эта история не имеет никакого отношения к действию поэмы. Да и действие поэмы происходит в губернском городе и в близлежащих помещичьих имениях, а действие «Повести о капитане Копейкине» — в Петербурге. Но связь, несомненно, имеется. Эту повесть рассказывает чиновникам почтмейстер в тот момент, когда они решают кто же такой Чичиков. Рассказывает с явным желанием внушить им, что Чичиков и есть Копейкин. Это и есть самая видимая нить, соединяющая «Повесть о капитане Копейкине» с действием поэмы. Если убрать эту повесть из произведения, то, казалось бы, ничего не изменится. Но Гоголь не зря ввел эту повесть в свою поэму. Читатель на миг отвлекается от повествования, и одно впечатление сменяется другим. Гоголь нарушает связь событий, история о купле – продаже «мертвых душ» нарушается, но в конце повести понимаешь, что писатель продолжил основную тему поэмы о застывшей, омертвевшей человеческой душе. В этом месте тема стала более четкой и яркой. Капитан Копейкин был участником войны тысяча восемьсот двенадцатого года, потерял в той войне руку и ногу, прибыл в Петербург, чтобы выпросить для себя пенсию. Вот каков Петербург Гоголя: «Ну, можете представить себе: эдакой какой-нибудь, то есть, капитан Копейкин и очутился вдруг в столице, которой подобно, так сказать, нет в мире! Вдруг перед ним свет, так сказать, некоторое поле жизни, сказочная Шехерезада мосты там висят эдаким чертом, можете представить себе, без всякого, то есть прикосновения, — словом, Семирамида ». Он устроился в недорогой трактир, так как денег на житье у него было очень мало и решил, что пойдет к знатному вельможе на прием. Здесь Гоголь с присущим ему блеском рассказывает и в гротесковой манере высмеивает роскошь и богатство высших чинов: « какая-нибудь ручка у дверей, так что нужно, знаете, забежать наперед в мелочную лавку, да купить на грош мыла, да прежде часа два тереть им руки, да потом уже решился ухватится за нее » или еще : «избенка, понимаете, мужичья: стеклышки в окнах, полуторасаженные зеркала, так что вазы и все, что там ни есть комнатах кажутся как бы внаруже, драгоценные мраморы на стен! ах, металлические галантереи ». Вот туда-то и попал Копейкин на прием и даже получил надежду на решение своего дела: « без сомнения, вы будете вознаграждены как следует; ибо не было еще примера, чтобы у нас в России человек, приносивший, относительно так сказать, услуги отечеству, был оставлен без призрения!» Но с каждым приходом надежда его таяла, пока его самого не выслали из города. Копейкин-инвалид войны обивает пороги высокой комиссии, прося пенсию, и так и не получает ее. Капитан столкнулся с тупым равнодушием чиновников, с безразличием к своей судьбе. Эти «мертвые души» не хотят видеть в нем человека, пострадавшего на войне, терпеливого, непритязательного и честного: «Нельзя, не принимает, приходите завтра!».

Доведенный до отчаяния, Копейкин решает: «Когда генерал говорит, чтобы я поискал сам средств помочь себе хорошо, найду средства!» Не прошло и двух месяцев, как в рязанских лесах объявилась шайка разбойников «и атаман-то этой шайки был, сударь мой, не кто другой» — нетрудно догадаться, что этокапитан Копейкин. С помощью этой повести Гоголь, как через увеличительное стекло, показал нам жестокость и черствость власть имущих, нежелание последних увидеть боль и горести простого народа, раскрыл нам гнилую сущность чиновничьего аппарата. Список литературы

Два письма моиP письма М. С. Щепкину от 28 ноября (н. ст.) 1842Pг. и М. С. Щепкину от 3 декабря (н. ст.) 1842Pг. Письмо о постановке «Ревизора» остается неизвестным. за брошюруP брошюру К. С. Аксакова: Несколько слов по поводу поэмы Гоголя «Мертвые души». М. 1842 (см. примеч. к письму К. С. Аксакову, около 29 ноября (н. ст.) 1842Pг.). Ответ Шевыреву см. письмо С. П. Шевыреву от 28 февраля (н. ст.) 1843Pг. чтобы вы изменили к кому-нибудь ваши отношения Гоголь имеет в виду, в частности, М. Н. Загоскина и Н. Ф. Павлова, о враждебном отношении которых к «Женитьбе» и «Игрокам» писал Аксаков. вроде кривой рожи В своем письме Аксаков писал, что Загоскин принял на свой счет эпиграф к «Ревизору» и «с пеной у рта кричит: да где же у меня рожа крива?» (стр. 92). Восклицание Загоскина было использовано Гоголем в «Развязке Ревизора». Со вторым изданием Имеется в виду второе издание «Мертвых душ». Ольга Семеновна написала См. другое письмо О. С. Аксаковой к М. И. Гоголь Сб. «Памяти Гоголя». Киев. 1902, отд. III, стр. 69. О. С

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: