Похабные стихи пушкина

Пронин сказал:
— У вас очень красивые чулки.
Ирина Мазер сказала:
— Вам нравятся мои чулки?
Пронин сказал:
— О, да. Очень.— И схватился за них рукой.
Ирина сказала:
— А почему вам нравятся мои чулки?
Пронин сказал:
— Они очень гладкие.
Ирина подняла свою юбку и сказала:
— А видите, какие они высокие?
Пронин сказал:
— Ой, да, да.
Ирина сказала:
— Но вот тут они уже кончаются. Тут уже идет голая нога.
— Ой, какая нога! — сказал Пронин.
— У меня очень толстые ноги,— сказала Ирина.— А в бедрах я очень широкая.
— Покажите,— сказал Пронин.
— Нельзя,— сказала Ирина,— я без пантолон.
Пронин опустился перед ней на колени.
Ирина сказала:
— Зачем вы встали на колени?
Пронин поцеловал ее ногу чуть повыше чулка и сказал:
— Вот зачем.
Ирина сказала:
— Зачем вы поднимаете мою юбку ещё выше? Я же вам сказала, что я без панталон.
Но Пронин все-таки поднял ее юбку и сказал:
— Ничего, ничего.
— То есть как это так, ничего? — сказала Ирина.
Но тут в дверь кто-то постучал. Ирина быстро одернула свою юбку, а Пронин встал с пола и подошел к окну.
— Кто там? — спросила Ирина через двери.
— Откройте дверь,— сказал резкий голос.
Ирина открыла дверь, и в комнату вошел человек в черном пальто и в высоких сапогах. За ним вошли двое военных, низших чинов, с винтовками в руках, а за ними вошел дворник. Низшие чины встали около двери, а человек в
черном пальто подошел к Ирине Мазер и сказал:
— Ваша фамилия?
— Мазер,— сказала Ирина.
— Ваша фамилия? — спросил человек в черном пальто, обращаясь к Пронину.
Пронин сказал:
— Моя фамилия Пронин.
— У вас оружие есть? — спросил человек в черном пальто.
— Нет,— сказал Пронин.
— Сядьте сюда,— сказал человек в черном пальто, указывая Пронину на стул.
Пронин сел.
— А вы,— сказал человек в черном пальто, обращаясь к Ирине,- наденьте ваше пальто. Вам придется с нами поехать.
— Зачем? — сказал Ирина.
Человек в черном пальто не ответил.
— Мне нужно переодеться,— сказала Ирина.
— Нет,— сказал человек в черном пальто.
— Но мне нужно ещё кое-что на себя надеть,— сказала Ирина.
— Нет,— сказал человек в черном пальто.
Ирина молча надела свою шубку.
— Прощайте,— сказала она Пронину.
— Разговоры запрещены,— сказал человек в черном пальто.
— А мне тоже ехать с вами? — спросил Пронин.
— Да,— сказал человек в черном пальто.— Одевайтесь.
Пронин встал, снял с вешалки свое пальто и шляпу, оделся и сказал:
— Ну, я готов.
— Идемте,— сказал человек в черном пальто.
Низшие чины и дворник застучали подметками.
Все вышли в коридор.
Человек в черном пальто запер дверь Ирининой комнаты и запечатал ее двумя бурыми печатями.
— Даешь на улицу,— сказал он.
И все вышли из квартиры, громко хлопнув наружной дверью.

Похабные стихи пушкина

Я помню радостные крики,
Твои прерывистые стоны,
Лица восторженные лики,
И телу верная истома.

Я помню дрожь, что пробежала,
От тела твоего ко мне.
Как ты уставшая лежала,
А я ещё был в глубине.

Я помню, как нам пел Малежик,
Но всё растаяло как дым.
Я вас любил так искренне, так нежно,
Как дай вам бог любимым быть другим.

06.06.2007

—>Категория : шуточные стихи | —>Добавил : Bondi (26.04.2014) —>Просмотров : 1277 | —>Комментарии : 6 | —>Рейтинг : 5.0 / 2

—>Всего комментариев : 6

Я помню всё. И это тоже.
Ты на АРАПА был похож.
Всё это чудные мгновенья,
Но всё же, Пушкина, — не трожь!

Люби себе кого, захочешь,
Малежик — пусть поёт для вас,
Недолюбив уже хохочешь,
И искры сыплются из глаз.

Причём здесь стоны, ваши крики?
Причём накал страстей такой?
Причём восторженные лики?
Когда бедны вы друг душой

На шуточный стих, такой же ответ.
А ваш стих понравился.

Ловелас (нецензурная)

«Блуждают слухи о тебе у нас.
Ты был и есть отменный ловелас?»
«Да, сотен шесть имел!
Потом со счёта сбился».
«Шесть сотен, говоришь?
А как ты их добился?
Все дамы разные характеры, фигуры.
Что ты им говорил?
Какие «Шуры-муры?»
«Я дамам говорю:
Ну, хватит шурить-мурить!
Позвольте Вам, не медля «запиндюрить?!»
«Какое хамство это говорить!
Так можно и по роже получить?»
«Порой бывает так!
Получишь и по роже.
Но чаще запиндюриваю всё же!»

1991 г.Сюжет слышал как байку
рифмовка своя.

источник: на семдесят процентов авторская получена от: Юрий Зайцев (Люблин)

Cообщения с 11 по 20

В науке, искусстве, в творчестве да и вообще в жизни люди обычно сравнивают свои поступки с поступками великих. А с кем же ещё? Ну не с Вами же. Упоминая о Пушкине и Лермонтове я только хочу сказать, что, так называемые, «скабрезные стишки» имеют место быть даже у великих! Что же говорить о простых творцах?

ПРОХОЖИЙ Написано 18 декабря 2011, в 23:48

Послушайте, я вовсе не собирался отнимать у Зайцева его права рифмоплетить низкопробные стишки. Это право есть у каждого человека. Но выкладывать их на всеобщее обозрение, наверное, надо пройдя через какую-то цензуру. Для начала — САМОцензуру.
Я не думаю, что Пушкин свои похабные стихи также афишировал, как свои гениальные творения. Они наверное, просто были известны в каком-то узком, дружеском кругу, где допускаются какие-то интимные и неприглядные вещи.
Вообще, обсуждение темы похабных стихов Пушкина меня каждый раз откровенно шокирует. Многим людям почему-то доставляет какую-то радость наличие такого рода стихов из под пера гения. В чем смысл этого умиления? Может кто-то объяснить?

PAMA3AH Написано 19 декабря 2011, в 03:07

Просто наличие таких стихов как-то приземляет, приближает, как бы очеловечивает гения или просто известного человека. А то они порой так бронзевеют, что становятся неподступны. (принцессы не пмсают, короли не пукают, Ленин в бане не рваздевается и т.д.) Так что это понятное и естественное желание Зайцева подражать и следовать.
Напрасно вы стремитесь принизить стихотворный дар поэта Зайцева. Это не делает вам чести. С точки зрения профессии он точен и почти непогрешим. Ну, а темы он волен выбирать сам. Согласитесь — откровенного хамства и мата в его произведениях нет. Всё корректно, хотя и на грани фола. Возможно, именно по этому в комментах нет высказываний поддерживающих Вас.

ПРОХОЖИЙ Написано 19 декабря 2011, в 09:44

Прохожий, почитайте внимательно комментарии еще раз. Тут уже несколько человек высказались отрицательно к данному «шедевру» «гения» Зайцева.
Если у него есть «дар», то им еще надо правильно пользоваться. Само по себе наличие «дара», не освобождает от требования соблюдать норм этики и морали.

PAMA3AH Написано 19 декабря 2011, в 10:45

Что это за поэзия, воспевающая «животное» начало в человеке? Человек — не животное, но существо духовное!

Виталий Написано 19 декабря 2011, в 14:07

По мотивам анекдота про поручика Ржевского

Интересующаяся Написано 23 декабря 2011, в 14:38

Молодец Зайцев! Достойно ответил РАМАЗАНУ на его ханжеские обзывания и грубость. Взял и опубликовал своё стихотворение «Про весёлую строку, про интим и про Луку» Достойно ответил не опускаясь до грубостей и хамства. Молодец!

ПРОХОЖИЙ Написано 27 декабря 2011, в 21:22

Быдлу всегда будет нравиться подобные стишки, и всякий «отпор» данный «противным интеллигентам» будет вызывать бурный восторг у невоспитанного читателя.
Я ничего не имею против это. Пусть кому нравится — рисуют калом на стекле и выдают это за высокое искусство.
————
Я просто ставлю вопрос: — Зачем здесь, на этом сайте, такая банальная пошлость?

PAMA3AH Написано 28 декабря 2011, в 17:41

Рамазан прав! Зачем так долго муссировать пошлость, видимо
это кого-то цепляет и уже 10 дней вмсит на обсуждении!
Давайте вспомним о Рождестве!

Егор Написано 28 декабря 2011, в 20:13

Каждый писатель имеет своего читателя.
У некоторых их даже два.

Злюрик Написано 29 декабря 2011, в 15:22

Большая просьба: 1. Сообщение писать по теме притчи, которая обсуждается
2. Сообщение должно быть информационным
3. Администрация оставляет за собой право удалить неподписанные, «пустые» или оскорбляющие личность сообщения

Убрать комментарии / Отправить другу

Пожалуйста: при копировании притчи «Ловелас (нецензурная)» с данного сайта, делайте ссылку на наш сайт или на автора (если имеется)

Матерные стихи Пушкина

/Внимание! Материал содержит ненормативную лексику./

Масштаб любого гения трудно оценить и современникам, и потомкам. Первым — потому что «большое видится на расстоянии», вторым — потому, что кроме расстояния, восприятию мешает множество чужих суждений и оценок…

Так и с творчеством Пушкина: все знают, что гений, а адекватного восприятия нет. С одной стороны, высокие строки «Избранного», тысячи раз перепечатанные, спетые на разный мотив и заученные наизусть с начальной школы. С другой — сборники матерных стихов все того же Александра Сергеевича Пушкина. Полноте, один ли это поэт?!

Да, один. Единственный и неповторимый, Пушкин А. С. И гений его прежде всего и состоял в глубоком владении русским языком: не надуманным рафинированным языком аристократии, но и не примитивным просторечием. Из сказок няни, из разговоров дворовых мужиков, из самых разных книг, из вольных бесед лицеистов, из общения с самыми образованными людьми своего времени вырастал и выкристаллизовывался Поэт, который впервые заставит «изъясняться по-русски» не только женскую любовь, но и русскую поэзию как таковую.

Это с песнях про райские кущи площадная брань неуместна. А когда спокойно пишешь «про дождь, про лен, про скотный двор», мат оказывается всего лишь частью выразительных средств языка.

Так и вышло у Пушкина. С юношеских пор друзья отмечали его умение вставить в свою речь крепкое словцо. И в стихах Пушкина мат тоже присутствует, как бы ни старалась цензура последовавших веков прикрыть его многочисленными многоточиями. Причем заметим, что речь идет не про сказки или любовные стихи, а про дружеские эпиграммы, или стихи о вольных похождениях в младые годы, или про сатирические произведения, или же мат «точечно» используется в описаниях бытовых сцен и привычек — одним словом, Пушкин владеет матерщиной так же умело и органично, как и всеми прочими средствами русского языка. Стоит ли ставить это ему в вину?

Сегодня трудно сказать, насколько сам поэт был готов к публичному распространению своих матерных стихов. Скорей всего, в большинстве случаев эти строки адресовались в письмах конкретным людям или предназначались для дружеских бесед, а вовсе не для эпатирования широкой публики. И уж совсем неестественно выглядят попытки собрать и опубликовать отдельно только похабные строки Пушкина.

Поэзия гения упряма и не поддается «причесыванию» так же, как и его африканские кудри. Но присутствие мата в стихах не меняет роли Пушкина в истории русской литературы.

Недавно тихим вечерком

Недавно тихим вечерком
Пришел гулять я в рощу нашу
И там у речки под дубком
Увидел спящую Наташу.
Вы знаете, мои друзья,
К Наташе вдруг подкравшись, я
Поцеловал два раза смело,
Спокойно девица моя
Во сне вздохнула, покраснела;
Я дал и третий поцелуй,
Она проснуться не желала,
Тогда я ей засунул х.й —
И тут уже затрепетала.

К кастрату раз пришел скрыпач

К кастрату раз пришел скрыпач,
Он был бедняк, а тот богач.
«Смотри, сказал певец безм.дый, —
Мои алмазы, изумруды —
Я их от скуки разбирал.
А! кстати, брат, — он продолжал, —
Когда тебе бывает скучно,
Ты что творишь, сказать прошу».
В ответ бедняга равнодушно:
— Я? я м.де себе чешу.

Как широко, как глубоко!

Как широко,
Как глубоко!
Нет, бога ради,
Позволь мне сзади.

Хоть тяжело подчас в ней бремя,
Телега на ходу легка;
Ямщик лихой, седое время,
Везет, не слезет с облучка.

С утра садимся мы в телегу;
Мы рады голову сломать
И, презирая лень и негу,
Кричим: пошел! еб.на мать!

Но в полдень нет уж той отваги;
Порастрясло нас; нам страшней
И косогоры и овраги;
Кричим: полегче, дуралей!

Катит по-прежнему телега;
Под вечер мы привыкли к ней
И, дремля, едем до ночлега —
А время гонит лошадей.

Орлов с Истоминой в постели

Орлов с Истоминой в постеле
В убогой наготе лежал.
Не отличился в жарком деле
Непостоянный генерал.
Не думав милого обидеть,
Взяла Лаиса микроскоп
И говорит: «Позволь увидеть,
Чем ты меня, мой милый, *б».

А шутку не могу придумать я другую…

Будь мне наставником в насмешливой науке,
Едва лукавый ум твой поимает звуки,
Он рифму грозную невольно затвердит
И память темное прозванье сохранит.

Блажен Фирсей, рифмач миролюбивый,
Пред знатью покорный, молчаливый,
Как Шаликов, добра хвалитель записной,
Довольный изредка журнальной похвалой,

Невинный фабулист или смиренный лирик.
Но Феб во гневе мне промолвил: будь сатирик.
С тех пор бесплодный жар в груди моей горит,
Браниться жажду я — рука моя свербит.

Клим пошлою меня щекотит остротой.
Кто Фирс? ничтожный шут, красавец молодой,
Жеманный говорун, когда-то бывший в моде,
Толстому тайный друг по греческой методе.
Ну можно ль комара тотчас не раздавить
И в грязь словцом одним глупца не превратить?

А шутку не могу придумать я другую,
Как только отослать Толстого к х*ю.

И в глупом бешенстве кричу я наконец
Хвостову: ты дурак, — а Стурдзе: ты подлец.

Так точно трусивший буян обиняком
Решит в харчевне спор падежным кулаком.

От всенощной вечор идя домой…

От всенощной вечор идя домой,
Антипьевна с Марфушкою бранилась;
Антипьевна отменно горячилась.
«Постой, — кричит, — управлюсь я с тобой;
Ты думаешь, что я уж позабыла
Ту ночь, когда, забравшись в уголок,
Ты с крестником Ванюшкою шалила?
Постой, о всем узнает муженек!»
— Тебе ль грозить! — Марфушка отвечает:
Ванюша — что? Ведь он еще дитя;
А сват Трофим, который у тебя
И день и ночь? Весь город это знает.
Молчи ж, кума: и ты, как я, грешна,
А всякого словами разобидишь;
В чужой пи*де соломинку ты видишь,
А у себя не видишь и бревна.

Сводня грустно за столом…

Сводня грустно за столом
Карты разлагает.
Смотрят барышни кругом,
Сводня им гадает:
«Три девятки, туз червей
И король бубновый —
Спор, досада от речей
И притом обновы…

А по картам — ждать гостей
Надобно сегодня».
Вдруг стучатся у дверей;
Барышни и сводня
Встали, отодвинув стол,
Все толкнули ,
Шепчут: «Катя, кто пришел?
Посмотри хоть в щелку».

Что? Хороший человек…
Сводня с ним знакома,
Он целый век,
Он у них, как дома.
в кухню руки мыть
Кинулись прыжками,
Обуваться, пукли взбить,
Прыскаться духами.

Гостя сводня между тем
Ласково встречает,
Просит лечь его совсем.
Он же вопрошает:
«Что, как торг идет у вас?
Барышей довольно?»
Сводня за щеку взялась
И вздохнула больно:

«Хоть бывало худо мне,
Но такого горя
Не видала и во сне,
Хоть бежать за море.
Верите ль, с Петрова дня
Ровно до субботы
Все девицы у меня
Были без работы.

Четверых гостей, гляжу,
Бог мне посылает.
Я им вывожу,
Каждый выбирает.
Занимаются всю ночь,
Кончили, и что же?
Не платя, пошли все прочь,
Господи мой боже!»

Гость ей: «Право, мне вас жаль.
Здравствуй, друг Анета,
Что за шляпка! что за шаль,
Подойди, Жанета.
А, Луиза, — поцелуй,
Выбрать, так обидишь;
Так на всех и ,
Только вас увидишь».

«Что же, — сводня говорит, —
Хочете ль Жанету?
В деле так у ней горит
Иль возьмете эту?»
Бедной сводне гость в ответ:
«Нет, не беспокойтесь,
Мне охоты что-то нет,
Девушки, не бойтесь».

Он ушел — все стихло вдруг,
Сводня приуныла,
Дремлют девушки вокруг,
Свечка
Сводня карты вновь берет,
Молча вновь гадает,
Но никто, никто нейдет —
Сводня засыпает.

Накажи, святой угодник…

Накажи, святой угодник,
Капитана Борозду,
Разлюбил он, греховодник,
Нашу матушку пи*ду.

Увы! напрасно деве гордой
Я предлагал свою любовь!
Ни наша жизнь, ни наша кровь
Ее души не тронет твердой.
Слезами только буду сыт,
Хоть сердце мне печаль расколет.
Она на щепочку ,
Но и не позволит.

К портрету Каверина

первый вариант (без цензуры)

В нем пунша и войны кипит всегдашний жар,
На Марсовых полях он грозный был рубака,
Друзьям он верный друг, в бордели он ебака,
И всюду он гусар.

В нем пунша и войны кипит всегдашний жар,
На Марсовых полях он грозный был воитель,
Друзьям он верный друг, красавицам мучитель,
И всюду он гусар.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: