Поэзия тютчева кратко

Вы находитесь здесь: Home Тютчев Федор Иванович

СОЛЬФЕДЖИО на 5.
Музыкальная школа без проблем с Аудио-тренажёром.1,2,3,4 и 7 классы Подробнее.

Характеристика творчества Тютчева

Особенности творчества
«Тютчев не был плодовит как поэт (его наследие— около 300 стихотворений). Начав печататься рано (с 16 лет), он печатался редко, в малоизвестных альманахах, в период 1837—47 гг. почти не писал стихов и вообще мало заботился о своей репутации поэта». (Михайловский, 1939, с. 469.)
«Тоска, — свидетельствовал И.С. Аксаков, — составляла как бы основной тон его поэзии и всего его нравственного существа. Как это часто случается с поэтами, мука и боль стали для Тютчева сильнейшими активаторами. Молчавший четырнадцать лет поэт не только вернулся к литературной деятельности, но именно после смерти Е.А. Денисьевой, на седьмом десятке, когда поэты окончательно выдыхаются, создал лучшие свои стихи. У него не было «творческих замыслов», часов, отведенных для работы, тетрадей, черновиков, заготовок, вообще всего того, что зовется творческим трудом. Он не корпел над стихами. Свои озарения он записывал на приглашениях, салфетках, почтовых листках, в случайных тетрадях, просто на клочках бумаги, попавших под руку. П.И. Капнист свидетельствовал: «Тютчев в задумчивости написал лист на заседании цензорского совета и ушел с заседания, бросив его на столе». Не подбери Капнист написанного, никогда б не узнали «Как ни тяжел последний час. «. Бессознательность, интуитивность, импровизация — ключевые понятия для его творчества». Гарин, 1994, т. 3, с. 324, 329, 336-337, 364.)

Поэзию Тютчева хотя и разделяют тематически на лирику политическую, гражданскую, пейзажную, любовную, но часто оговариваются, что это разделение условно: за разными тематическими пластами стоит единый принцип видения мира — философский.

Ф. И. Тютчев как поэт-философ

У него не то что мыслящая поэзия, а поэтическая мысль; не чувство рассуждающее, мыслящее — а мысль чувствующая и живая. От этого внешняя художественная форма не является у него надетой на мысль, как перчатка на руку, а срослась с нею, как покров кожи с телом это сама плоть мысли. (И.С.Аксаков).

Каждое его стихотворение начиналось мыслию, но мыслию, которая, как огненная точка, вспыхивала под влиянием глубокого чувства или сильного впечатления; вследствии этого мысль г. Тютчева никогда не является читателю нагою и отвлечённою, но всегда сливается с образом, взятым из мира души или природы, проникается им, и сама его проникает нераздельно и неразрывно. (И.С.Тургенев).

Политическая лирика Ф. И. Тютчева

Поэт, без которого по словам Л.Н.Толстого «нельзя жить», до конца дней своих был и осознавал себя политиком, дипломатом, историком. Он постоянно находился в центре политической, общественной жизни Европы, мира, России, даже на смертном одре спрашивал: «Какие пришли политические новости?».Он был современником войны 1812 года, восстания декабристов, «мрачного семилетия» в России, революций 1830 и 1848 года на Западе. Политик Тютчев наблюдал и оценивал события, поэт говорил о своем времени как о роковой эпохе.

Блажен, кто посетил сей мир В его минуты роковые!
«Цицерон», 1830

При этом у Тютчева-поэта нет стихов о конкретных исторических событиях. Есть философский отклик на них, отстранёность, надмирность их видения, взгляд не участника, а созерцателя событий.

Он не был сторонником революций, каких-либо переворотов, не сочувствовал декабристам:

О жертвы мысли безрассудной, Вы уповали, может быть, Что станет вашей крови скудной, Чтоб вечный полюс растопить! Едва, дымясь, она сверкнула

На вековой громаде льдов, Зима железная дохнула — И не осталось и следов.

Возможно, сама жизнь поэта, вечное стремление совместить противоположные начала, определила и его видение мира. Идея двойственности, двойного бытия человека и природы, разлад миров лежит в основе философской лирике, размышлений Тютчева-поэта.

Ощущение пребывания человека на краю, на границе двух миров, ожидание и чувство катастрофы стало основной темой философской лирики Тютчева.

Человек и природа, считает Тютчев, едины и нераздельны, они живут по общим законам бытия.

Дума за думой; волна за волной —
Два проявленья стихии одной:
В сердце ли тесном, в безбрежном ли море,
Здесь — в заточенье, там — на просторе, —
Тот же всё вечный прибой и отбой,
Тот же всё призрак тревожно — пустой.
«Волна и дума», 1851.

Человек — малая часть природы, мирозданья, он не свободен жить по своей воле, его свобода — иллюзия, призрак:

Лишь в нашей призрачной свободе
Разлад мы с нею сознаём.
«Певучесть есть в морских волнах»,1865.

Разлад, созданный самим же человеком, приводит к дисгармонии его бытия, внутреннего мира, к разладу человека с внешним миром. Создаются два противоборствующих начала: одно — воплощение тьмы, хаоса, ночи, бездны, смерти, другое — это свет, день, жизнь.Например, в стихотворении «День и ночь» двучастная композиция соотносится с основными мотивами стихотворения чередованием дня и ночи, света и тьмы, жизни и смерти.

Но меркнет день — настала ночь;
Пришла и с мира рокового
Ткань благодатную покрова,
Сорвав, отбрасывает прочь
И бездна нам обнажена
С своими страхами и мглами,
И нет преград меж ей и нами —
Вот отчего нам ночь страшна!
«День и ночь»,1839

Лирический герой Тютчева постоянно пребывает на грани миров: дня и ночи, света и тьмы, жизни и смерти. Его страшит мрачная пропасть, которая каждое мгновенье может открыться пред ним, поглотить его.

И человек, как сирота бездомный,
Стоит теперь и немощен и гол,
Лицом к лицу пред пропастию тёмной.
«Святая ночь на небосклон взошла», 1848-5о-е годы

Днём, даже при вечернем свете, мир спокоен, прекрасен, гармоничен. Об этом мире многие пейзажные зарисовки Тютчева.Есть в осени первоначальной
Короткая, но дивная пора —
Весь день стоит как бы хрустальный,
И лучезарны вечера
1857
Есть в светлости осенних вечеров
Умильная, таинственная прелесть
1830

Ночью приходит тьма, обнажается

Ужас бездны, смерти, трагедии

Небесный свод, горящий славой звёздной,
Таинственно глядит из глубины, —
И мы плывём пылающею бездной
Со всех сторон окружены.
« Как океан объемлет шар земной», 1830.

Тема человека как малой частицы мироздания, которая не в силах противиться власти вселенской тьмы, судьбы, рока, ведёт начало от стихов

Ломоносова, Державина, будет продолжена в стихах поэтов начала ХХ века..

Чародейкою зимою
Околдован, лес стоит-
И под снежной бахромою,
Неподвижною, немою
Чудной жизнью он блестит.
1852

Любовная лирика. Адресаты любовной лирики

Адресаты любовной лирики Тютчева

Первой женой поэта стала Элеонора Петерсон, урожденная графиня Ботмер. От этого брака были три дочери: Анна, Дарья и Екатерина.

Овдовев, поэт женился в 1839 г. на Эрнестине Дернберг, урожденной баронессе Пфеффель. В Мюнхене у них родились Мария и Дмитрий, а младший сын Иван — в России.

В 1851 г. ( с Денисьевой он уже был знаком) Тютчев пишет жене Элеоноре Федоровне: «Нет в мире существа умнее тебя. Мне не с кем больше поговорить. Мне, говорящему со всеми». И в другом письме: «. хотя ты и любишь меня в четыре раза меньше, чем прежде, ты все же любишь меня в десять раз больше, чем я того стою».

Через два года после смерти мужа Элеонора Федоровна случайно нашла в своем альбоме листок с подписью по-французски: «Для вас (чтобы разобрать наедине)». Далее шли стихи, написанные в том же 1851 г.:

Не знаю я, коснется ль благодать
Моей души болезненно-греховной,
Удастся ль ей воспрянуть и восстать,
Пройдет ли обморок духовный?

Но если бы душа могла
Здесь, на земле, найти успокоенье,
Мне благодатью ты б была —
Ты, ты, мое земное провиденье.

Любовь Тютчева к Елене Денисьевой принесла поэту и великое счастье и величайшее горе. Чувство Тютчева было подчинено законам его бытия, творчества. Любовь соединила жизнь и смерть, счастье и горе, явилась перекличкой миров.

Наиболее ярко «двойное бытие» расколотой человеческой души выражено в любовной лирике Тютчева.

В 1850 г. 47-летний Тютчев познакомился с двадцатичетырехлетней Еленой Александровной Денисьевой, подругой своих дочерей. Четырнадцать лет, до самой смерти Денисьевой, длился их союз, родилось трое детей. Тютчев оставил в стихах исповедь о своей любви.

«Такого глубокого женского образа, наделенного индивидуальными психологическими чертами, никто до Тютчева в лирике не создал, — говорит Лев Озеров. — По характеру своему этот образ перекликается с Настасьей Филипповной из «Идиота» Достоевского и Анной Карениной у Толстого».

В течение четырнадцати лет Тютчев вел двойную жизнь. Любя Денисьеву, он не мог расстаться с семьей.

В минуты страстного чувства к Денисьевой, он пишет своей жене: «Нет в мире существа умнее тебя и мне не с кем больше поговорить».
Внезапная утрата Елены Александровны, последовавший за её смертью ряд потерь, обострили чувства рубежа, границы миров. Любовь к Денисьевой — это для Тютчева смерть, но и высшая полнота бытия, «блаженство и безнадёжность», «поединок роковой» жизни и смерти:

Вот бреду я вдоль большой дороги
В тихом свете гаснущего дня
Тяжело мне замирают ноги
Друг мой милый видишь ли меня?

Всё темней, темнее над землёю —
Улетел последний отблеск дня
Вот тот мир, где жили мы с тобою,
Ангел мой, ты видишь ли меня?

«Накануне годовщины 4 августа 1864 г.» , 1865.

Жанровое своеобразие лирики Ф. И. Тютчева

Литературовед Ю. Тынянов первый заметил, и многие исследователи согласились с ним в том, что для лирики Ф. Тютчева не характерно разделение стихотворений на жанры. А жанрообразующую роль у него играет фрагмент, «жанр почти внелитературного отрывка».

Фрагмент — это мысль, словно выхваченная из потока размышлений, чувство — из нахлынувших переживаний, из непрерывного потока чувств, действие, поступок — из чреды дел человека: «Да, вы сдержали ваше слово», «Итак, опять увиделся я с вами», «И в Божьем мире то ж бывает».
Форма фрагмента подчеркивает бесконечное течение, движение мысли, чувства, жизни, истории. Но и вся поэтика Тютчева отражает идею всеобщего бесконечного движения, в основе стихотворения часто — мимолётное, мгновенное, быстротекущее в жизни человека и природы:

И как, виденье, внешний мир ушёл.
Столетье за столетьем пронеслось.
Как неожиданно и ярко
На влажной неба синеве
Воздушная воздвиглась арка
В своем минутном торжестве.

Особенности композиции лирических стихотворений

Тютчевская мысль о противостоянии и, в то же время, о единстве миров природы и человека, мира внешнего и внутреннего, часто воплощается в двучастной композиции его стихотворений: «Предопределение», «Цицерон», «Ещё земли печален вид» и многих других.

Другой композиционный приём поэта — это прямое изображение чувств — таков денисьевский цикл, некоторые пейзажные зарисовки.

Песок сыпучий по колени
Мы едим — поздно — меркнет день,
И сосен, по дороге, тени
Уже в одну слилися тень.
Черней и чаще бор глубокий —
Какие грустные места!
Ночь хмурая, как зверь стоокий,
Глядит из каждого куста!

Для лирики Тютчева характерна предельная сжатость пространства стиха, отсюда его афористичность.

Умом Россию не понять,
Аршином общим не измерить:
У ней особенная стать —
В Россию можно только верить.

28 ноября 1866 Под влиянием поэтов-классицистов XVIII века в тютчевской лирике немало риторических вопросов, восклицаний:

О, сколько горестных минут,
Любви и радости убитой!

Откуда, как разлад возник?
И отчего же в общем хоре
Душа не то поёт, что море,
И ропщет мыслящий тростник?

Возможно, под впечатлением занятий с С. Раичем, в стихах Тютчев часто обращается к мифологическим, античным образам: «беспамятство, как

Атлас, давит сушу. », ветреная Геба, кормя Зевесова орла»

Говоря о поэтической манере Тютчева, позднее станут употреблять термин «чистая поэзия».
(Философская лирика — понятие довольно условное. Так принято называть глубокие размышления в стихах о смысле бытия, о судьбах человека, мира, мироздания, о месте человека в мире. К философской лирике принято относить стихи Тютчева, Фета, Баратынского, Заболоцкого. )

. у всех поэтов, рядом с непосредственным творчеством, слышится делание, обработка. У Тютчева деланного нет ничего: все творится. Оттого нередко в его стихах видна какая то внешняя небрежность: попадаются слова устарелые, вышедшие из употребления, встречаются неправильные рифмы, которые, при малейшей наружной отделке, легко могли бы быть заменены другими.

Этим определяется и отчасти ограничивается его значение как поэта. Но это же придает его поэзии какую-то особенную прелесть задушевности и личной искренности. Хомяков — сам лирический стихотворец — говорил и, по нашему мнению, справедливо, что не знает других стихов, кроме тютчевских, которые бы служили лучшим образом чистейшей поэзии, которые бы в такой мере, насквозь, durch und durch, были проникнуты поэзией. И.С.Аксаков.

Характеристика творчества Тютчева, творчество тютчева, особенности творчества Тютчева, тютчев творчество

Стихи Ф.И.Тютчева о любви

Одной из центральных тем в зрелом творчестве Тютчева была тема любви. Любовная лирика отразила его личную жизнь, полную страстей, трагедий и разочарований.

Вскоре после приезда в Мюнхен (по видимому, весной 1823 г.) Тютчев был влюблен в совсем ещё юную (15-16 лет) Амалию фон Лирхенфельд. Она происходила из знатного германского рода и была двоюродной сестрой русской императрицы Марии Федоровны. Амалия была одарена редкой красотой, ею восхищались Гейне, Пушкин, Николай I и др. Баварский король Людвиг повесил ее портрет в своей галерее красивых женщин Европы. К концу 1824 г. Любовь Тютчева к Амалии достигла высшего накала, что выразилось в стихотворении «Твой милый взор, невинной страсти полный…»

В 1836 г. Тютчев, уже давнехонько женатый человек, написал одно из обаятельнейших своих стихотворений, воссоздав поразившую его душу встречу с Амалией: «Я помню пора золотое…». Возлюбленная в этом стихотворении как своего рода средоточие целого прекрасного мира. Память сердца оказалась сильнее и времени, и незатухающей боли. И все же в этой элегии живет грустное чувство увядания. Оно и в угасании дня, и в облике руин замка, и в прощании солнца с холмом, и в догорании заката. Эта элегия напоминает нам стихотворение А.С.Пушкина «Я помню чудное мгновенье…», посвященное Анне Керн. Стихотворения обращены к любимой женщине и основываются на воспоминании о необыкновенной встрече. В обоих шедеврах идет речь о мимолетности чудного мгновенья и золотой поры, которые запечатлела память. Спустя тридцать четыре года в 1870 г. Судьба подарила Тютчеву и Амалии ещё одно дружеское свидание. Они встретились на целебных водах в Карисбаде. Возвратившись к себе в номер после прогулки, Тютчев написал стихотворение-признание «Я встретил вас…» (есть романс на эти стихи. Его великолепно исполнял И.С.Козловский). Стихотворение было озаглавлено «К.Б.». Поэт Яков Полонский утверждал, что буквы обозначают сокращение слов «баронессе Крюденер».

В 1873 г. Амалия пришла навестить парализованного умирающего Тютчева. На следующий день он продиктовал дочери письмо: «Вчера я испытал минуту жизненного волненья вследствие моего свидания с моей доброй Амалией Крюденер, которая пожелала в последний раз повидать меня на этом свете… В ее лице прошлое лучших моих лет явилось вручить мне прощальный поцелуй». Так Тютчев выразился о своей первой любви.

В 1826 г. Тютчев женился на вдове русского дипломата Элеоноре Петерсон, урожденной графине Ботмер. Жена Элеонора беспредельно любила Тютчев. Он же о своей любви к ней написал стихотворение, когда уже прошло более 30 лет со дня их свадьбы и ровно 20 лет со дня смерти Элеоноры.

Так мило благодатна,

Воздушна и светла

Душе моей стократно

Любовь твоя была…

Тютчев прожил с Элеонорой 12 лет. По свидетельству очевидцев, Тютчев был так ошеломлен смертью жены, что, проведя ночь у ее гроба, поседел от горя. Стихотворение «Еще томлюсь тоской желаний…» посвящено жене Тютчева и написано через 10 лет после ее смерти.

Ряд искренних любовных признаний адресовал Тютчев и второй своей жене Эрнестине Федоровне Тютчевой, урожденной баронессе Пфеффель. Одна из первых красавиц того времени, она была европейски образована, духовно близка поэту, хорошо чувствовала его стихи, отличалась стоическим самообладанием и была редкостно умна. «Нет в мире существа умнее тебя», – писал ей Тютчев. В цикл стихов, посвященных Эрнестине Тютчевой, входят такие произведения, как «Люблю глаза твои, мой друг…» (1836), «Мечта» (1847), «Вверх по течению вашей жизни» (1851), «Она сидела на полу…» (1858), «Все отнял у меня казнящий Бог…» (1873) и др.

В этих стихотворениях поразительно сочетается любовь земная, отмеченная чувственностью, страстью, более того демонизмом, и чувство неземное, небесное. Ощущается тревога в стихах, страх перед возможной «бездной», которая может предстать перед любящими, но лирический герой старается эти пропасти преодолеть. Значительно чаще в любовной лирике Тютчева живет ощущение открывшейся бездны, хаоса, бурного разгула страстей, рокового начала. Безграничное счастье переходит в трагедию, а властное влечение к душе родной превращается в «поединок роковой», борьбу неравную «двух сердец» («Предопределение», 1850 – 1851). Эти черты трагического сказались и в стихотворении «Близнецы» (1850), где любовь оказывается сопоставленной с самоубийством.

Но наиболее обнажено трагически-роковой поединок предстает у поэта в его удивительном цикле любовной лирики «денисьевском» (1850 – 1868). Эти стихотворения носят автобиографический характер. Они отражают четырнадцатилетний любовный роман поэта и Елены Александровны Денисьевой, имя которой и дало название этим лирическим шедеврам. Во взаимоотношениях Тютчева и бывшей воспитанницы Смольного института было редкостное сочетание обожания и страстности любви, взаимного влечения и преклонения, беспредельной радости и страдания. Однако, ценность этих стихов не ограничивается переживанием поэта Тютчева и конкретной женщины. Автобиографическое начало и личное переходит в общечеловеческое. Стихотворения этого цикла часто звучат как исповедь: «О как убийственно мы любим…», «Не говори: меня он как и прежде, любит…», «Чему молилась ты с любовью…», «Я очи знал, – о, эти очи. «, «Последняя любовь», «Весь день она лежала в забытьи…» (1864), «О, тот самый Юг, о, эта Ницца…» (1864), «Есть и в моем страдальческом застое…» (1865), «Накануне годовщины 4 августа 1864 года» (1865), «Опять стою я над Невой…» (1868).

Все эти стихотворения исполнены трагизма, боли, горечи лирического героя; он запутался в своих отношениях, двойственном положении, ощущается чувство вины перед Денисьевой, мука и боль, тоска и отчаяние. Тютчев дает романтическую концепцию любви. Любовь – стихийная страсть. Это столкновение двух личностей, и в этой борьбе страдает, сгорает, как более слабая, Денисьева. Лирическая героиня угасает, суть человеческая ее измучена общественным порицанием света. И Тютчев, и Денисьева понимали, что вина прежде всего лежит на Тютчеве, но он не предпринимал ничего, чтобы облегчить участь любимой женщины. Она, страстно любя его, не могла отказаться от этой связи. Основные пути раскрытия внутреннего мира героя – монологи. Для цикла характерны восклицательные предложения, междометия.

«Весь день она лежала в забытьи…»

Стихотворение посвящено воспоминаниям о последних часах жизни Денисьевой, звучит боль об утрате любимого человека. Тютчев вспоминает, как в последний день своей жизни была она в бессознательном состоянии, а за окном шел августовский дождина, весело журча по листьям. Придя в себя, Елена Александровна длительно вслушивалась в шум дождя, осознавая, что умирает, но все ещё тянется к жизни. Вторая часть стихотворения – описание обстановки и состояния героя, убитого горем. Герой страдает, но человек, оказывается, все может пережить, только боль в сердце остается. Стихотворение написано ямбом, перекрестная женская и мужская рифма, многосоюзие придают стихотворению плавность, повтор звуков ш, л, с сообщает тихий шелест летнего дождя. Для стихотворения характерны восклицательные предложения, междометия, многоточия передают тяжелое душевное состояние героя. Художественные тропы: эпитеты («теплый летний дождь»), метафоры («и сердце на клочки не разорвалось…»)

Эрнестина Федоровна Тютчева и Елена Александровна Денисьева – две звезды, две женщины в сердце Тютчева. Он звал их Нести и Леля.

Тему любви и образы возлюбленных женщин Тютчев сумел поднять на ту же художественную высоту, что и тему природы, личности и мира.

Поэзия тютчева кратко

  1. Основными темами творчества Тютчева и Фета являются природа, любовь, философские размышления о тайнах бытия – то есть темы вечные, не ограниченные той или иной эпохой.
  2. Расцвет творчества Тютчева и Фета приходится на 40-60-е годы XIX века, когда громогласно отвергалось «чистое искусство» во имя практической пользы, когда декларировалась гражданственность поэзии, делалась ставка на преобразование всего общественного строя России, результатом которого должны были стать равенство, свобода и социальная справедливость.

Всю свою жизнь Фет отстаивал «чистую красоту», которой служит свободное искусство, он был уверен, что никакие социальные преобразования не могут принести в мир свободу и гармонию, ибо они могут существовать только в искусстве. Политическое мировоззрение Тютчева во многом совпадает с фетовским. Поэт видел в революции только стихию разрушения, спасение от кризиса, охватившего Россию, следовало, по мысли Тютчева, искать в единении славян под эгидой русского «всеславянского» царя. Такая «христианская империя», по его убеждению, сможет противостоять революционному и «антихристианскому» Западу. Однако реальные исторические события не отвечали идеалистическим устремлениям поэта. Россия проиграла Крымскую войну, а реформа 1861 года вскрыла острые социальные конфликты. «Судьба России, – писал Тютчев, – уподобляется кораблю, севшему на мель, который никакими усилиями экипажа не может быть сдвинут с места, и лишь одна приливающая волна народной жизни в состоянии поднять его и пустить в ход».

Многие современники Тютчева и Фета, придерживаясь других политических взглядов, отдавали должное таланту поэтов-лириков. Тургенев писал: «О Тютчеве не спорят: кто его не чувствует, тем самым доказывает, что он не чувствует поэзии». Даже осуждая Фета за его гражданскую пассивность, равнодушие к общественным нуждам, Чернышевский называл его «даровитейшим из нынешних наших лирических поэтов». Даже Некрасов, декларативно и прямолинейно утверждающий гражданственность лирики, говорит, что «человек, понимающий поэзию и охотно открывающий душу свою ее ощущениям, ни в одном русском авторе, после Пушкина, не почерпнет столько поэтического наслаждения, сколько доставит ему г. Фет».
Любовная лирика обоих великих поэтов пронизана мощным драматическим, трагедийным звучанием, что связано с обстоятельствами их личной жизни. Каждый из них пережил смерть любимой женщины, оставившую в душе незаживающую рану.

«Денисьевский цикл» Ф. И. Тютчева посвящен любви, пережитой поэтом «на склоне лет» к Елене Александровне Денисьевой. Этот удивительный лирический роман длился 14 лет, закончившись смертью Денисьевой от чахотки в 1864 году. Но в глазах общества это были «беззаконные», постыдные отношения. Поэтому и после смерти любимой женщины Тютчев продолжал винить себя в ее страданиях, в том, что не сумел оградить ее от «суда людского». Стихотворения о последней любви поэта по глубине психологического раскрытия темы не имеют себе равных в русской литературе:

О, как на склоне наших лет
Нежней мы любим и суеверней.
Сияй, сияй, прощальный свет
Любви последней, любви вечерней!

Огромная сила воздействия на читателя этих строк коренится в их искренности и безыскусности выражения глубокой, выстраданной мысли о скоротечности огромного, неповторимого счастья, которого уже не вернуть. Любовь в представлении Тютчева – это тайна, высший дар судьбы.

Любовь, любовь – гласит преданье –
Союз души с душой родной –
Их съединенье, сочетанье,
И роковое их слиянье,
И. поединок роковой.

Однако подобная метаморфоза все-таки не способна убить любовь; более того, страдающий человек не желает избавиться от мук любви, ибо она дарит ему полноту и остроту мироощущения. «Денисьевский цикл» Тютчева стал нерукотворным памятником его юной возлюбленной, ровеснице его дочери. Она, подобно Беатриче Данте или Лауре Петрарки, обрела бессмертие. Теперь эти стихи существуют отдельно от трагической истории любви, но вершиной мировой любовной лирики они стали потому, что их питала сама жизнь.

Любовная лирика А. А. Фета также неотделима от его судьбы, его личной драмы, которая объясняет то, что во всех его стихах, то усиливаясь, то слабея, звучит «отчаянная, рыдающая нота». Будучи унтер-офицером Кирасирского полка, Фет познакомился с Марией Лазич, дочерью бедного херсонского помещика. Они полюбили друг друга, но будущий поэт не решился жениться на девушке, так как не имел достаточных средств. Он писал об этом в марте 1849 года близкому другу, А. Борисову: «Это существо стояло бы до последней минуты сознания моего передо мною – как возможность возможного для меня счастия и примирения с гадкой действительностью. Но у нее ничего, и у меня ничего. » Кроме того, женитьба заставила бы Фета поставить крест на всех его планах. В 1851 году Мария погибла: сгорела от неосторожно брошенной спички. Предполагали даже, что это было самоубийство. Во всяком случае, А. Фет до конца своих дней не мог забыть Марию, испытывая горькое чувство вины и раскаяния. Ей посвящены многие стихотворения поэта: «Старые письма», «Недвижные очи, безумные очи», «Солнца луч промеж лип. «, «Долго снились мне вопли рыданий твоих» и многие другие. Острый накал чувства, мучительная энергия переживания как бы преодолевает смерть. Поэт говорит с возлюбленной как с живой, добиваясь у нее ответа, даже завидуя ее безмолвию и небытию:

Очей тех нет – и мне не страшны гробы,
Завидно мне безмолвие твое,
И, не судя ни тупости, ни злобы,
Скорей, скорей в твое небытие!

В этих стихах, наполненных страстью и отчаянием, звучит отказ поэта примириться с вечной разлукой, со смертью любимой. Здесь даже «небытие» ощущается как нечто позитивное, как неразрывная уже связь с ней. Преодолевая трагедию, Фет превращает ее в драматическую радость, в гармонию, в постоянный источник вдохновения.
Тютчевские «пейзажи в стихах» неотделимы от человека, его душевного состояния, чувства, настроения:

Мотылька полет незримый
Слышен в воздухе ночном.
Час тоски невыразимой.
Все во мне, и я во всем.

Образ природы помогает выявить и выразить сложную, противоречивую духовную жизнь человека, обреченного вечно стремиться к слиянию с природой и никогда не достигать его, ибо оно несет за собою гибель, растворение в изначальном хаосе. Таким образом, тема природы органически связывается у Ф. Тютчева с философским осмыслением жизни.

Фетовское восприятие пейзажа передает тончайшие нюансы человеческих чувств и настроений в их причудливой изменчивости:

Какая ночь! Все звезды до единой
Тепло и кротко в душу смотрят вновь,
И в воздухе за песней соловьиной
Разносятся тревога и любовь.

Весеннее обновление природы порождает в душе лирического героя неясные предчувствия счастья, взволнованного ожидания любви.

  • Беспристрастное время все расставило по своим местам, всему дало объективную и верную оценку. Кому сейчас, в начале третьего тысячелетия, интересны идейные политические баталии 60-х годов XIX века? Кого всерьез могут занимать злобные выпады и упреки в гражданской пассивности, адресованные великим поэтам? Все это стало лишь предметом изучения истории. А поэзия Тютчева и Фета все так же свежа, удивительна, неповторима. Этих поэтов можно назвать предтечами символизма. Их поэзия волнует, будоражит, заставляет замирать от сладкой тоски и боли, потому что вновь и вновь приоткрывает перед нами бездонную тайну человеческой души.
  • Любовная лирика в поэзии Тютчева и Фета

    Не будет преувеличением сказать, что к теме любви обращаются все поэты. И, наверное, для каждого любовная лирика связана с личными переживаниями. Поэтому в творчестве разных поэтов эта тема звучит всегда по-разному. Любовная лирика занимает большое место в поэзии и Тютчева, и Фета, при этом существенно отличаясь как раскрытием темы любви в целом, так и отдельными акцентами, настроениями, нюансами. У Тютчева тема любви полностью раскрывается в лирическом цикле, посвященном Е. А. Денисьевой. В поэзии Тютчева до 50-х годов прошлого века образы женщин появлялись редко и на втором плане.

    Женская тема в этих стихах была побочной и второстепенной. Теперь же в лирику Тютчева входит женский образ, многосторонний, сложный женский характер. Тютчев одним из первых поэтов попытался в своих стихах встать на позицию женщины, попытался изобразить ее внутренний мир. Пушкин и Лермонтов в любовной лирике описывали только свои переживания и чувства, не уделяя особого внимания тому, что происходило в душе женщины. Тютчев продолжает традицию Некрасова и создает цикл стихотворений с одной героиней, чей образ имеет даже большее значение, чем образ самого героя. Для понимания стихотворений этого цикла важно знать реальную историю любви Тютчева и Денисьевой.

    Будучи женатым, в 1849 году Тютчев познакомился с Денисьевой и влюбился в нее. Тютчев не делал тайны из своего увлечения, не скрывал его от петербургского света. И поэтому жизнь его возлюбленной, оказавшейся в таком сложном поло-женин, превратилась в настоящий ад. Перед Денисьевой закрылись двери многих петербургских салонов и домов, ее перестали принимать, игнорировали ее существование. Однако Тютчев не считался с мнением света и продолжал жить в двух семьях (от Тютчева у Денисьевой рождались дети, которых поэт потом усыновлял). Тютчев вытерпел немало косых взглядов и не мог чувствовать себя совершенно свободным в столичном обществе. Еще тяжелее были его переживания за свою возлюбленную, положение которой было невыносимым (Тютчев это сознавал). Отсюда в любовной лирике Тютчева основной является тема вины лирического героя за страдания, принесенные своей возлюбленной. Эта тема звучит почти в каждом любовном стихотворении Тютчева:

    • О, как убийственно мы любим.
    • Как в буйной слепоте страстей
    • Мы то всего вернее губим,
    • Что сердцу нашему милей.
    • Судьбы ужасным приговором
    • Твоя любовь для ней была,
    • И незаслуженным укором
    • На жизнь ее она легла!

    Образ толпы — частый спутник любовных стихотворений Тютчева. Толпа, свет попрали самые заветные, ценные чувства женщины:

    • Толпа, нахлынув, в грязь втоптала
    • То, что в душе ее цвело.
    • Чему молилась ты с любовью,
    • Что, как святыню, берегла.
    • Судьба людскому суесловью
    • На поруганье предала.

    Любовь для Тютчева — это роковой поединок, всепоглощающая роковая страсть, слепая, разрушительная стихия. Во многих стихотворениях любовь — это не радость и счастье, а муки, горести, страдания, прежде всего, для героини.

    • О нет! Он жизнь мою бесчеловечно губит,
    • Хоть вижу, нож в руке его дрожит.
    • Я стражду, не живу. им, им одним живу я.
    • Но эта жизнь. О, как горька она!

    пишет Тютчев от лица своей героини. В стихотворении «Весь день она лежала в забытьи. » Тютчев описывает последствия той роковой страсти, показывает, как опустошает и убивает любовь душу женщины:

    • Любила ты, и так, как ты, любить
    • Нет, никому еще не удавалось!
    • О господи. И это пережить.
    • И сердце на клочки не разорвалось.

    Денисьевский цикл — это художественный дневник. От стихотворения к стихотворению нам раскрывается история любви Тютчева и Денисьевой. Однако цикл лишен сюжетности. В стихах описываются лишь некоторые, самые важные моменты отношений двух влюбленных. В цикле мало сведений и о динамике любви, о ее возникновении, развитии. Поэтика денисьевского цикла отличается от поэтики других произведений Тютчева. В любовных стихотворениях возникают психологизм и детализация чувств, ранее не характерные для поэзии Тютчева.

    Читая стихи денисьевского цикла, читатель представляет образ его героини. Тютчев всегда подчеркивает, что его героиня выше, чище, чем герой, она нравственно превосходит героя, так как страдает больше, чем он. Тютчев поэтизирует, идеализирует женщину, она становится центром всего лучшего, светлого в этом цикле. Большой трагедией для Тютчева стала смерть Денисьевой.

    • Жизнь, как подстреленная птица.
    • Подняться хочет и не может.
    • Нет ни полета, ни размаху
    • Висят поломанные крылья.
    • И вся она, прижавшись к праху.
    • Дрожит от боли и бессилья.

    Жизнь в такой тяжелой обстановке, постоянные переживания подорвали ее здоровье, она умерла. После ее смерти Тютчев не перестает писать стихи, посвященные ей. Однако Тютчеву невыносимее всего, страшнее всего было ощущать, как в его душе умирают все лучшие воспоминания, связанные с его возлюбленной:

    • Минувшее не веет легкой тенью,
    • А под землей, как труп, лежит оно.

    Тютчев просит Бога не дать забыть ему о своей любимой, просит, чтобы память о ней навсегда осталась с ним:

    • О, господи, дай жгучего страданья
    • И мертвенность души моей рассей:
    • Ты взял ее, но муку вспоминанья.
    • Живую муку мне оставь о ней.

    В жизни Фета тоже была огромная потеря. Трагически погибла его возлюбленная Мария Лазич. После ее смерти Фет очень меняется, меняются его взгляды на жизнь и на искусство. Фет разделяет свою жизнь на две сферы: реальную и идеальную. И только идеальную сферу он переносит в свою поэзию. Теперь в Фете стали жить как будто бы два человека: один — жестокий, прагматичный помещик, другой — мелодичный поэт, певец любви и природы. Фет стал поэтом и идеологом «чистого» искусства. Он был твердо уверен, что действительность и поэзия — диаметрально противоположные, несовместимые вещи и что никакие отголоски реальной жизни не должны проникать в поэзию. Выше всего Фет ценил красоту, преклонялся перед ней. Красотой для него является природа, любовь и музыка. Все стихотворения Фета в основном посвящены этим трем идеалам, среди которых любовь занимает главное место.

    Любовь, по Фету, — это сладостные моменты сближения и соединения душ. Фет не описывает целиком любовное чувство, как Тютчев, любовь у Фета распадается на отдельные впечатления, переживания, поэт передает момент чувства, мимолетное движение человеческой души. Показательно в этом отношении стихотворение «Шепот. Робкое дыханье. ». Мир природы и мир человеческого чувства оказываются неразрывно связанными в этом стихотворении. В этих «мирах» поэт выделяет еле заметные переходные состояния, трудноуловимые изменения. И чувство, и природа показаны в стихотворении в отрывочных деталях, отдельных штрихах. Однако у читателя они складываются в единый образ свидания, создают единое впечатление. Стихотворение лишено глаголов, оно состоит из одних имен (прилагательных и существительных). Это придает ему особую мелодичность, напевность. Вообще музыкальность — это неотъемлемое качество всех любовных стихов Фета и поэзии Фета в целом. Музыка, любовь и природа слиты в поэтическом мире Фета, они неотделимы друг от друга.

    «На заре ты ее не буди. » — один из ярких примеров музыкальности лирики Фета. Жанр этого стихотворения можно определить как романс. Стихотворение лишено сюжета, читатель ничего не знает о его героине, потому что Фет не рассказывает о ней и о ее внутреннем мире, а как бы рисует картину. Но это картина не статичная, она не лишена движения. Фет описывает едва уловимые оттенки душевных переживаний героини. Именно эти штрихи и составляют, по Фету, существо человека.

    В стихотворении «Сияла ночь. » героиня именно через музыку, пение выражает все свои чувства, любовь:

    Ты пела до зари, от слез изнемогая, Что ты одна — любовь, что нет любви иной, И так хотелось жить, чтоб, звука не роняя, Тебя любить, обнять и плакать над тобой.

    У Фета нет конкретного цикла любовных стихотворений, посвященных Марии Лазич. Однако Фет не мог забыть свою первую, самую большую любовь. Образ Марии Лазич, память об их отношениях не переставали возникать в поэзии Фета на протяжении всей его жизни, причем более всего и проникновеннее всего1 Фет писал о своей первой любви в стихотворениях, вошедших в цикл «Вечерние огни», в период, наиболее удаленный от драматического романа с М. Лазич:

    Та трава, что вдали на могиле твоей. Здесь, на сердце, чем ста ре оно, тем свежей, И я знаю, взглянувши на звезды порой, Что взирали на них мы, как боги, с тобой.

    Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
    Добавить комментарий

    ;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: