ПОЭТ И ТОЛПА

Поэт по лире вдохновенной
Рукой рассеянной бряцал.
Он пел — а хладный и надменный
Кругом народ непосвященный
Ему бессмысленно внимал.

И толковала чернь тупая:
«Зачем так звучно он поет?
Напрасно ухо поражая,
К какой он цели нас ведет?
О чем бренчит? чему нас учит?
Зачем сердца волнует, мучит,
Как своенравный чародей?
Как ветер, песнь его свободна,
Зато как ветер и бесплодна:
Какая польза нам от ней?»

Молчи, бессмысленный народ,
Поденщик, раб нужды, забот!
Несносен мне твой ропот дерзкий,
Ты червь земли, не сын небес;

1) Прочь, непосвященные (лат.)

Тебе бы пользы всё — на вес
Кумир ты ценишь Бельведерский.
Ты пользы, пользы в нем не зришь.
Но мрамор сей ведь бог. так что же?
Печной горшок тебе дороже:
Ты пищу в нем себе варишь.

Нет, если ты небес избранник,
Свой дар, божественный посланник,
Во благо нам употребляй:
Сердца собратьев исправляй.
Мы малодушны, мы коварны,
Бесстыдны, злы, неблагодарны;
Мы сердцем хладные скопцы,
Клеветники, рабы, глупцы;
Гнездятся клубом в нас пороки.
Ты можешь, ближнего любя,
Давать нам смелые уроки,
А мы послушаем тебя.

Подите прочь — какое дело
Поэту мирному до вас!
В разврате каменейте смело,
Не оживит вас лиры глас!
Душе противны вы, как гробы.
Для вашей глупости и злобы
Имели вы до сей поры
Бичи, темницы, топоры; —
Довольно с вас, рабов безумных!
Во градах ваших с улиц шумных
Сметают сор, — полезный труд! —
Но, позабыв свое служенье,
Алтарь и жертвоприношенье,
Жрецы ль у вас метлу берут?
Не для житейского волненья,
Не для корысти, не для битв,
Мы рождены для вдохновенья,
Для звуков сладких и молитв.

«Поэт и толпа» А. Пушкин

Поэт по лире вдохновенной
Рукой рассеянной бряцал.
Он пел — а хладный и надменный
Кругом народ непосвященный
Ему бессмысленно внимал.

И толковала чернь тупая:
«Зачем так звучно он поет?
Напрасно ухо поражая,
К какой он цели нас ведет?
О чем бренчит? чему нас учит?
Зачем сердца волнует, мучит,
Как своенравный чародей?
Как ветер, песнь его свободна,
Зато как ветер и бесплодна:
Какая польза нам от ней?»

Молчи, бессмысленный народ,
Поденщик, раб нужды, забот!
Несносен мне твой ропот дерзкий,
Ты червь земли, не сын небес;
Тебе бы пользы всё — на вес
Кумир ты ценишь Бельведерский.
Ты пользы, пользы в нем не зришь.
Но мрамор сей ведь бог. так что же?
Печной горшок тебе дороже:
Ты пищу в нем себе варишь.

Нет, если ты небес избранник,
Свой дар, божественный посланник,
Во благо нам употребляй:
Сердца собратьев исправляй.
Мы малодушны, мы коварны,
Бесстыдны, злы, неблагодарны;
Мы сердцем хладные скопцы,
Клеветники, рабы, глупцы;
Гнездятся клубом в нас пороки.
Ты можешь, ближнего любя,
Давать нам смелые уроки,
А мы послушаем тебя.

Подите прочь — какое дело
Поэту мирному до вас!
В разврате каменейте смело,
Не оживит вас лиры глас!
Душе противны вы, как гробы.
Для вашей глупости и злобы
Имели вы до сей поры
Бичи, темницы, топоры; —
Довольно с вас, рабов безумных!
Во градах ваших с улиц шумных
Сметают сор, — полезный труд! —
Но, позабыв свое служенье,
Алтарь и жертвоприношенье,
Жрецы ль у вас метлу берут?
Не для житейского волненья,
Не для корысти, не для битв,
Мы рождены для вдохновенья,
Для звуков сладких и молитв.

Дата создания: 1828 г.

*Прочь, непосвященные (лат.)

Анализ стихотворения Пушкина «Поэт и толпа»

Пушкин неоднократно задавался вопросом о том, какова же роль поэта в социуме. Он понимал, что рифмованные строки могут полностью изменить мир и заставить людей мыслить по-иному. Примером тому являлось восстание декабристов, литературным вдохновителем которого и являлся Пушкин. Однако провал тайного заговора не только стал для поэта самым большим жизненным разочарованием, но и заставил переосмыслить свое предназначение. В 1828 году Пушкин написал стихотворение «Поэт и толпа», в котором провел очень четкую грань между творческими людьми и «чернью», которая в большинстве своем относится к стихам пренебрежительно и не пытается вникать в их смысл. Поэт в произведении автора представлен как высшее существо, которому нет никакого дела до «хладного и надменного» народа, не понимающего, для чего вообще нужны стихи.

Действительно, в первой половине 19 века литературное творчество не несло в себе какой-либо социальной значимость, его задачи сводились к тому, чтобы развлекать людей. И именно так к стихам относились все без исключения слои российского общества. Для них «песнь поэта» была свободной и, в то же время бесплодной, «как ветер», т. е. не представляла какой-либо ценности. Между тем, сам поэт считал, что это далеко не так. Просто люди еще не готовы признавать за литераторами право быть пророками и формировать общественное мировоззрение. Поэтому, отвечая в своем стихотворении соотечественникам на вопрос, что же несет в себе современная поэзия, Пушкин отмечает: «Мы рождены для вдохновенья, для звуков сладких и молитв». Расшифровка этой фразы достаточно проста – поэт убежден, что основной проблемой общества является его приземленность и бездушие. Люди погрязли в мирских делах и заботах настолько, что даже в стихах пытаются отыскать некое рациональное зерно. Точно так же они не могут наслаждаться другими произведениями искусства, потому что «печной горшок тебе дороже, ты пищу в нем себе варишь».

Пушкин открыто признается в том, что «мы малодушны, мы коварны, бесстыдны, злы, неблагодарны», отмечая, что этими качествами обладает подавляющее большинство людей. Они настолько далеки от духовной жизни, что поэт просто отказывается достучаться до их сердец, заявляя: «Довольно с вас, рабов безумных!». При этом автор считает рабством не физическую, а именно духовную зависимость от материальных благ, на фоне которой люди попросту теряют способность видеть прекрасное и деградируют из поколения в поколение, лишая себя будущего. Эта тенденция характерна не только для низших слоев общества, которые вынуждены каждый день беспокоиться о хлебе насущном, чтобы выжить, но и для знати, которая погрязла в пороках и развлечениях, перестав различать, что по-настоящему является ценным, а что – временным и приходящим. Обращаясь к своему народу, поэт отмечает: «Ты червь земли, не сын небес; тебе бы пользы все – на вес».

При этом автор не видит возможности переломить общественное сознание, поэтому утверждает: «Не оживит вас лиры глас!». Он разочарован в том, что поэту в обществе по-прежнему отводится роль шута, и никого не интересует, какие именно чувства и мысли он вкладывает в свои произведения. Таким образом, Пушкин осознанно отрекается от того мира, в котором живет, так как понимает, что ему суждено быть услышанным лишь единицами. Однако он не отказывается от творчества и продолжает писать стихи «не для житейского волненья, не для корысти, не для битв», а для того, чтобы сделать мир немного прекраснее и разбудить в душах хоть некоторых людей благородные, чистые и светлые чувства.

Отцы пустынники и жены непорочны…

Отцы пустынники и жены непорочны,
Чтоб сердцем возлетать во области заочны,
Чтоб укреплять его средь дольних бурь и битв,
Сложили множество божественных молитв;

Но ни одна из них меня не умиляет,
Как та, которую священник повторяет
Во дни печальные Великого поста;
Всех чаще мне она приходит на уста

И падшего крепит неведомою силой:
Владыко дней моих! дух праздности унылой,
Любоначалия, змеи сокрытой сей,
И празднословия не дай душе моей.

Но дай мне зреть мои, о Боже, прегрешенья,
Да брат мой от меня не примет осужденья,
И дух смирения, терпения, любви
И целомудрия мне в сердце оживи.

«Отцы пустынники и жены непорочны…»

«Отцы пустынники и жены непорочны…». Великий пост

Великий пост – особенное время в церковном году. Он готовит нас к главному христианскому празднику – Пасхе. Великий пост – это прежде всего особое богослужение. Кто заходил в православный храм в эти дни, тот наверняка чувствовал особую атмосферу – светлую печаль поста. На службах во время Великого поста бывает больше чтения, чем пения, а песнопения поются особым великопостным напевом. Несколько раз в течение службы на амвон выходит священник и, совершая земные поклоны, читает молитву Преподобного Ефрема Сирина:

Господи и Владыко живота моего,
Дух праздности, уныния, любоначалия
И празднословия не даждь ми,
Дух же целомудрия, смиренномудрия,
Терпения и любве даруй ми, рабу Твоему.
Ей, Господи, Царю, даруй ми зрети
Моя прегрешения и не осуждати брата моего,
Яко благословен еси во веки веков. Аминь.

Эта молитва была написана много лет назад, в IV веке, – из такой глуби веков она дошла к нам благодаря тому, что из года в год повторялась за церковным богослужением. Она вдохновила Пушкина на одно из лучших его стихотворений.

Отцы пустынники и жены непорочны,
Чтоб сердцем возлетать во области заочны,
Чтоб укреплять его средь дольних бурь и битв,
Сложили множество божественных молитв;
Но ни одна из них меня не умиляет,
Как та, которую священник повторяет
Во дни печальные Великого поста;
Всех чаще мне она приходит на уста
И падшего крепит неведомою силой:
Владыка дней моих! Дух праздности унылой,
Любоначалия, змеи сокрытой сей,
И празднословия не дай душе моей.
Но дай мне зреть мои, о Боже, прегрешенья,
Да брат мой от меня не примет осужденья,
И дух смирения, терпения, любви
И целомудрия мне в сердце оживи.

Преподобный Ефрем Сирин

Автор воспетой поэтом молитвы – преподобный Ефрем Сирин – жил в Сирии (отсюда и его прозвание Сирин) и был одним из пустынников, о которых говорит Пушкин в первой строке стихотворения. Может быть, Пушкин чувствовал сходство между его судьбой и своей. В 1828 году Пушкин написал стихотворение «Воспоминание»:

Когда для смертного умолкнет шумный день
И на немые стогны града
Полупрозрачная наляжет ночи тень
И сон, дневных трудов награда.
В то время для меня влачатся в тишине
Часы томительного бденья:
В бездействии ночном живей горят во мне
Змеи сердечной угрызенья;
Мечты кипят; в уме, подавленном тоской,
Теснится тяжких дум избыток;
Воспоминание безмолвно предо мной
Свой длинный развивает свиток;
И с отвращением читая жизнь мою,
Я трепещу и проклинаю,
И горько жалуюсь, и горько слезы лью,
Но строк печальных не смываю.

В этом стихотворении выразилось если не покаяние, то нравственная мука человека, страдающего от совершенных грехов. В лирическом герое «Воспоминания» мы узнаем самого Пушкина.
Покаяние – это главная тема проповедей и поучений преподобного Ефрема Сирина. Поэтому Церковь и называет его учителем покаяния. Как и у Пушкина, ранняя молодость его прошла бурно. «В молодые годы был я злоязычен, – вспоминал он о себе, – бил, ссорил других, препирался с соседями, завиствовал, к странным был бесчеловечен, с друзьями жесток, с бедными груб, за маловажные дела входил в ссоры, поступал безрассудно, предавался худым замыслам и блудным мыслям». Но после особенного вразумления Божия он раскаялся и переменил свою жизнь. Как и герой пушкинского стихотворения, по ночам он часто плакал о своих грехах. «На ложе моем, – писал он в одном из своих гимнов, – помыслил я о Тебе, Человеколюбец, и в полночь восстал прославить благость Твою. Привел себе на память долги и грехи свои и пролил потоки слез».

Молитва Ефрема Сирина

Молитва Ефрема Сирина читается в дни Великого поста. Это по преимуществу молитва покаяния. Но Великий пост приводит нас к Пасхе. Покаяние же приводит к радости, о которой один из замечательных проповедников XVIII века архиепископ Белорусский Георгий (Конисский) сказал так: «Радость плотская ограничивается наслаждением: по мере, как затихает гудок, затихает и веселость. Но радость духовная есть радость вечная; она не умаляется в бедах, не кончается при смерти, но переходит и по ту сторону гроба». Связь покаяния и радости, Креста и Воскресения становится одной из тем каменноостровского цикла.

Источник: «Сибирская пушкинистика сегодня». Новосибирск, 2000

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: