Поэт и гражданин

Г р а ж д а н и н (входит)

Опять один, опять суров,
Лежит — и ничего не пишет.

Прибавь: хандрит и еле дышит —
И будет мой портрет готов.

Г р а ж д а н и н

Хорош портрет! Ни благородства,
Ни красоты в нем нет, поверь,
А просто пошлое юродство.
Лежать умеет дикий зверь.

Г р а ж д а н и н

Да глядеть обидно.

Г р а ж д а н и н

Послушай: стыдно!
Пора вставать! Ты знаешь сам,
Какое время наступило;
В ком чувство долга не остыло,
Кто сердцем неподкупно прям,
В ком дарованье, сила, меткость,
Тому теперь не должно спать.

Положим, я такая редкость,
Но нужно прежде дело дать.

Г р а ж д а н и н

Вот новость! Ты имеешь дело,
Ты только временно уснул,
Проснись: громи пороки смело.

Спаситель Пушкин!- Вот страница:
Прочти и перестань корить!

Г р а ж д а н и н (читает)

П о э т (с восторгом)

Неподражаемые звуки.
Когда бы с Музою моей
Я был немного поумней,
Клянусь, пера бы не взял в руки!

Г р а ж д а н и н

Да, звуки чудные. ура!
Так поразительна их сила,
Что даже сонная хандра
С души поэта соскочила.
Душевно радуюсь — пора!
И я восторг твой разделяю,
Но, признаюсь, твои стихи
Живее к сердцу принимаю.

Не говори же чепухи!
Ты рьяный чтец, но критик дикий.
Так я, по-твоему,- великий,
Повыше Пушкина поэт?
Скажи пожалуйста.

Г р а ж д а н и н

Ну, нет!
Твои поэмы бестолковы,
Твои элегии не новы,
Сатиры чужды красоты,
Неблагородны и обидны,
Твой стих тягуч. Заметен ты,
Но так без солнца звезды видны.
В ночи, которую теперь
Мы доживаем боязливо,
Когда свободно рыщет зверь,
А человек бредет пугливо,-
Ты твердо светоч свой держал,
Но небу было неугодно,
Чтоб он под бурей запылал,
Путь освещая всенародно;
Дрожащей искрою впотьмах
Он чуть горел, мигал, метался.
Моли, чтоб солнца он дождался
И потонул в его лучах!

Нет, ты не Пушкин. Но покуда,
Не видно солнца ниоткуда,
С твоим талантом стыдно спать;
Еще стыдней в годину горя
Красу долин, небес и моря
И ласку милой воспевать.

Гроза молчит, с волной бездонной
В сияньи спорят небеса,
И ветер ласковый и сонный
Едва колеблет паруса,-
Корабль бежит красиво, стройно,
И сердце путников спокойно,
Как будто вместо корабля
Под ними твердая земля.
Но гром ударил; буря стонет,
И снасти рвет, и мачту клонит,-
Не время в шахматы играть,
Не время песни распевать!
Вот пес — и тот опасность знает
И бешено на ветер лает:
Ему другого дела нет.
А ты что делал бы, поэт?
Ужель в каюте отдаленной
Ты стал бы лирой вдохновленной
Ленивцев уши услаждать
И бури грохот заглушать?

Пускай ты верен назначенью,
Но легче ль родине твоей,
Где каждый предан поклоненью
Единой личности своей?
Наперечет сердца благие,
Которым родина свята.
Бог помочь им. а остальные?
Их цель мелка, их жизнь пуста.
Одни — стяжатели и воры,
Другие — сладкие певцы,
А третьи. третьи — мудрецы:
Их назначенье — разговоры.
Свою особу оградя,
Они бездействуют, твердя:
«Неисправимо наше племя,
Мы даром гибнуть не хотим,
Мы ждем: авось поможет время,
И горды тем, что не вредим!»
Хитро скрывает ум надменный
Себялюбивые мечты,
Но. брат мой! кто бы ни был ты,
Не верь сей логике презренной!
Страшись их участь разделить,
Богатых словом, делом бедных,
И не иди во стан безвредных,
Когда полезным можешь быть!
Не может сын глядеть спокойно
На горе матери родной,
Не будет гражданин достойный
К отчизне холоден душой,
Ему нет горше укоризны.
Иди в огонь за честь отчизны,
За убежденье, за любовь.
Иди, и гибни безупрёчно.
Умрешь не даром, дело прочно,
Когда под ним струится кровь.

А ты, поэт! избранник неба,
Глашатай истин вековых,
Не верь, что не имущий хлеба
Не стоит вещих струн твоих!
Не верь, чтоб вовсе пали люди;
Не умер бог в душе людей,
И вопль из верующей груди
Всегда доступен будет ей!
Будь гражданин! служа искусству,
Для блага ближнего живи,
Свой гений подчиняя чувству
Всеобнимающей Любви;
И если ты богат дарами,
Их выставлять не хлопочи:
В твоем труде заблещут сами
Их животворные лучи.
Взгляни: в осколки твердый камень
Убогий труженик дробит,
А из-под молота летит
И брызжет сам собою пламень!

Ты кончил. чуть я не уснул.
Куда нам до таких воззрений!
Ты слишком далеко шагнул.
Учить других — потребен гений,
Потребна сильная душа,
А мы с своей душой ленивой,
Самолюбивой и пугливой,
Не стоим медного гроша.
Спеша известности добиться,
Боимся мы с дороги сбиться
И тропкой торною идем,
А если в сторону свернем —
Пропали, хоть беги со света!
Куда жалка ты, роль поэта!
Блажен безмолвный гражданин:
Он, Музам чуждый с колыбели,
Своих поступков господин,
Ведет их к благородной цели,
И труд его успешен, спор.

Г р а ж д а н и н

Не очень лестный приговор.
Но твой ли он? тобой ли сказан?
Ты мог бы правильней судить:
Поэтом можешь ты не быть,
Но гражданином быть обязан. Поэтом можешь ты не быть, Но гражданином быть обязан. — Некрасов перефразирует и переосмысляет формулу Рылеева («Я не поэт, а гражданин») из посвящения к поэме «Войнаровский».'» href=»http://www.litera.ru/stixiya/authors/nekrasov/all.html#opyat-odin-opyat.a3″>3
А что такое гражданин?
Отечества достойный сын.
Ах! будет с нас купцов, кадетов Кадеты — воспитанники дворянских военных училищ.'» href=»http://www.litera.ru/stixiya/authors/nekrasov/all.html#opyat-odin-opyat.a4″>4 ,
Мещан, чиновников, дворян,
Довольно даже нам поэтов,
Но нужно, нужно нам граждан!
Но где ж они? Кто не сенатор,
Не сочинитель, не герой,
Не предводитель Предводитель — губернский или уездный предводитель дворянства; выборные административные должности.'» href=»http://www.litera.ru/stixiya/authors/nekrasov/all.html#opyat-odin-opyat.a5″>5 , не плантатор Плантатор — здесь: помещик, крепостник («рабовладелец»).'» href=»http://www.litera.ru/stixiya/authors/nekrasov/all.html#opyat-odin-opyat.a6″>6 ,
Кто гражданин страны родной?
Где ты? откликнись? Нет ответа.
И даже чужд душе поэта
Его могучий идеал!
Но если есть он между нами,
Какими плачет он слезами.
Ему тяжелый жребий пал,
Но доли лучшей он не просит:
Он, как свои, на теле носит
Все язвы родины своей.
. . . . .
. . . . .
Гроза шумит и к бездне гонит
Свободы шаткую ладью,
Поэт клянет или хоть стонет,
А гражданин молчит и клонит
Под иго голову свою.
Когда же. Но молчу. Хоть мало,
И среди нас судьба являла
Достойных граждан. Знаешь ты
Их участь. Преклони колени.
Лентяй! смешны твои мечты
И легкомысленные пени Пени — жалобы.'» href=»http://www.litera.ru/stixiya/authors/nekrasov/all.html#opyat-odin-opyat.a7″>7 !
В твоем сравненье смыслу нет.
Вот слово правды беспристрастной:
Блажен болтающий поэт,
И жалок гражданин безгласный!

Не мудрено того добить,
Кого уж добивать не надо.
Ты прав: поэту легче жить —
В свободном слове есть отрада.
Но был ли я причастен ей?
Ах, в годы юности моей,
Печальной, бескорыстной, трудной,
Короче — очень безрассудной,
Куда ретив был мой Пегас!
Не розы — я вплетал крапиву
В его размашистую гриву
И гордо покидал Парнас.
Без отвращенья, без боязни
Я шел в тюрьму и к месту казни,
В суды, в больницы я входил.
Не повторю, что там я видел.
Клянусь, я честно ненавидел!
Клянусь, я искренно любил!
И что ж. мои послышав звуки,
Сочли их черной клеветой;
Пришлось сложить смиренно руки
Иль поплатиться головой.
Что было делать? Безрассудно
Винить людей, винить судьбу.
Когда б я видел хоть борьбу,
Бороться стал бы, как ни трудно,
Но. гибнуть, гибнуть. и когда?
Мне было двадцать лет тогда!
Лукаво жизнь вперед манила,
Как моря вольные струи,
И ласково любовь сулила
Мне блага лучшие свои —
Душа пугливо отступила.
Но сколько б не было причин,
Я горькой правды не скрываю
И робко голову склоняю
При слове «честный гражданин».
Тот роковой, напрасный пламень
Доныне сожигает грудь,
И рад я, если кто-нибудь
В меня с презреньем бросит камень.
Бедняк! и из чего попрал
Ты долг священный человека?
Какую подать с жизни взял
Ты — сын больной больного века.
Когда бы знали жизнь мою,
Мою любовь, мои волненья.
Угрюм и полон озлобленья,
У двери гроба я стою.

Ах! песнею моей прощальной
Та песня первая была!
Склонила Муза лик печальный
И, тихо зарыдав, ушла.
С тех пор не часты были встречи:
Украдкой, бледная, придет
И шепчет пламенные речи,
И песни гордые поет.
Зовет то в города, то в степи,
Заветным умыслом полна,
Но загремят внезапно цепи —
И мигом скроется она.
Не вовсе я ее чуждался,
Но как боялся! как боялся!
Когда мой ближний утопал
В волнах существенного горя —
То гром небес, то ярость моря
Я добродушно воспевал.
Бичуя маленьких воришек
Для удовольствия больших,
Дивил я дерзостью мальчишек
И похвалой гордился их.
Под игом лет душа погнулась,
Остыла ко всему она,
И Муза вовсе отвернулась,
Презренья горького полна.
Теперь напрасно к ней взываю —
Увы! Сокрылась навсегда.
Как свет, я сам ее не знаю
И не узнаю никогда.
О Муза, гостьею случайной
Являлась ты моей душе?
Иль песен дар необычайный
Судьба предназначала ей?
Увы! кто знает? рок суровый
Всё скрыл в глубокой темноте.
Но шел один венок терновый
К твоей угрюмой красоте.

Некрасов Николай

Биография

Некрасов — народный поэт. Поэт страдания. Краткие биографические сведения. Своеобразие лирики. Тема народных страданий. Образ женщин в лирике. Тема любви. Воспоминания современников о Некрасове. Вклад Некрасова в русскую литературу.

Рождение

Некрасов родился 28 ноября 1821 года в местечке Немирово на Украине. Осенью 1824 года отставной майор Алексей Сергеевич Некрасов поселился с семьей в родовом имении Грешнево Ярославской губернии. Отец Некрасова был одним из тех помещиков, которых было много в то время: грубый, буйный, невежественный. Его главный жизненный интерес составляла псовая охота. С собаками он бывал иногда добр, а домашние и крепостные страдали от его тяжелого характера. Особенно страдала от этого мать поэта, Елена Андреевна, урожденная Закревская. Она была умной и образованной женщиной, человеком доброй души и чуткого сердца. Елена Андреевна ради счастья своих детей и их спокойствия терпела выходки своего мужа. Кажется, не было другого поэта, который так часто, с такой благоговейной любовью воскрешал бы в своих стихах образ матери. Крепостническое самодурство отца уязвляло юношескую душу будущего поэта, потому что страдали от этого все: крестьяне, он сам и горячо любимая мать. В 1832 году Некрасов поступил в Ярославскую гимназию. Юноша там не только много читал, но и сам создавал литературные произведения. Он хотел поступить в Петербургский университет, но подготовки в Ярославской гимназии оказалась недостаточной, и Некрасов определился вольнослушателем. Он в течение двух лет посещал занятия на филологическом факультете.

«Петербургскии мытарства»

Отец хотел, чтобы его сын учился в военном заведении, и, узнав об университете, он лишил Николая материальной поддержки. Тому пришлось ради куска хлеба соглашаться на поденную работу в столичных газетах и журналах. Кроме того, на публикацию первого сборника стихов «Мечты и звуки» (1840) последовала резкая критика в печати. Но эти неудачи закалили характер поэта, и с тех пор основной темой его творчества стала судьба простого человека: бесправного крестьянина, городского нищего, русской женщины крестьянки. Но литературный талант Некрасова не остался незамеченным. При поддержке Ф.А.Кони, издателя театрального журнала «Репертуар и пантеон», он знакомится с В.Г.Белинским, который оказал на поэта огромное влияние — нравственное, литературное, идеологическое. Благодаря дружбе с великим критиком Некрасов порывает с романтическими увлечениями юности и создает глубоко реалистические стихи.

Журнал Современник

В 1847 году писатель И.И.Панаев вместе с Некрасовым приобрели журнал «Современник», основанный А.С.Пушкиным. Здесь Некрасов в полной мере раскрывает свой редакционный талант. Ему удалось сплотить вокруг журнала лучшие литературные силы России 40-60-х годов Х1Х века. Поэтический расцвет Некрасова начался 1855 года. Сборник «Стихотворения Н.Некрасова» вышел в свет в октябре 1856 года. Поэт глубоко продумал художественную композицию этой книги. Стихотворение «Поэт и гражданин» (1855-1856) открывало сборник. В этом сборнике была опубликована поэма «Саша», в которой автор хотел показать, как рождаются «новые люди» и чем они отличаются от других героев. В это же время были написаны «Забытая деревня», «Школьник», «Несчастье». Первый сборник стихов принес Некрасову широкую известность. После отмены крепостного права Некрасов пишет знаменитую поэму «Коробейники» (1861). В этом произведении он расширил предполагаемый круг своих читателей и обратил в своем посвящении к народу. К тому же он за свой счет напечатал эту поэму в серии «Красные книжки» и распространил ее в народе через деревенских мелких торговцев. Такого еще не было в русской литературе. Декабристскую тему в творчестве Некрасова раскрывают поэмы «Дедушка» и «Русские женщины». Обращаясь к прошлому, поэт рассуждал о современности. В героинях декабристкой эпохи Некрасов искал и находил черты, которые объединяли их с русскими женщинами 60-70-х годов Х1Х века. 1875 года Некрасов тяжело болел. Ничто не могло остановить тяжелой, мучительной, смертельной болезни. Но Некрасов остается, верен своей Музе. И по-прежнему сохраняет Некрасов святость материнского образа. Умер Николай Алексеевич Некрасов 27 декабря 1877 года (8 января 1878).

Выразительные средства поэмы Николая Некрасова «Мороз, Красный нос»

Каждый писатель вырабатывает своеобразный стиль исходя из своих художественных задач. В зависимости от темы и идеи произведения ведется отбор средств выразительности. В поэме «Мороз, Красный нос» очень большую роль играет народно‑поэтический пласт. Поэма посвящена описанию жизни крестьян, их быту, воссозданию народного духа. Поэтому в ней органически появляются фольклорные образы, художественные средства, свойственные фольклору. Большую роль играют природные метафоры. Умерший муж Дарьи подобен соколу в представлении

Сплесни, ненаглядный, руками,

Сокольим глазком посмотри,

Тряхни шелковыми кудрями,

Сахарны уста раствори!

Передаче истинного, глубокого горя служит и особый ритм стиха, схожий своей мелодикой с народной песней, и использование народно‑поэтических эпитетов: «горючие слезы», «сизокрылый», «желанный». Прием лирического параллелизма – сравнения человека, его чувств с явлением природы – используется для описания безутешной вдовы:

Береза в лесу без вершины –

Хозяйка без мужа в дому.

Идея поэмы – прославление «величавой славянки». Образу Дарьи придается обобщенно‑лирический

Красавица, миру на диво,

Румяна, стройна, высока…

В ее описании сочетаются моменты реалистические с моментами во многом романтическими: сила, ловкость, мужество женщины гиперболизируются:

В игре ее конный не словит,

В беде – не сробеет, – спасет:

Коня на скаку остановит,

В горящую избу войдет!

Поэма Некрасова очень эмоциональна, в ней присутствуют метафорические эпитеты, гиперболические сравнения, свойственные легендарно‑сказочным жанрам устной народной поэзии. Во сне Дарьи колосья ржи сравниваются с «бусурманской ратью», что вышла воевать с женщиной.

Природа у Некрасова во всей поэме предстает чем‑то враждебным, с ней воюют, ее покоряют. Лютый холод губит Прокла, голоса животных сливаются в тревожный шум нечистой силы:

Слышу я конское ржанье,

Слышу волков завыванье,

Слышу погоню за мной…

Символика зимы, непогоды очень важна в поэме, явления природы служат знаками грядущих бед, люди будто окружены мраком, неподвластной им губительной силой:

Черная туча, густая‑густая,

Прямо над нашей деревней висит,

Прыснет из тучи стрела громовая,

В чей она дом сноровит?

Появление Мороза‑воеводы сопровождается изменением ритма стиха, изменяется характер повествования, что указывает на приближение кульминации произведения. Поэт пользуется приемом анафоры – повторения начальных частей стихов в строфе. Этот единый зачин делает поэтическую речь более экспрессивной:

Не ветер бушует над бором,

Не с гор побежали ручьи,

Обходит владенья свои.

Образ Мороза‑воеводы далеко не однозначен. Это вовсе не сказочный Морозко, который должен одарить девушку за ее стойкость. Он изначально враждебен тем жизненным устоям, к которым привыкла Дарья. Он уговаривает ее стать царицей в его ледяном царстве. То, что Некрасов – поэт в первую очередь реалистический, то, что вся его поэма посвящена изображению тяжелого быта крестьян, не приукрашенного ничем, указывает читателю на то, что Мороз‑воевода нужен автору совсем не для подражания сказке. Это символ – многозначный и глубокий по смыслу образ, он обозначает идею иносказательно. Мороз‑воевода – это символ всего того, что губит человека, всего, чему он не в силах противостоять в одиночку: изматывающего труда, порабощающих человека властителей, по вине которых он оказывается в тяжелейших жизненных обстоятельствах, враждебной природы и даже холодной смерти, не жалеющей никого.

Мы увидели, что поэт заимствует изобразительные средства из народно‑поэтического творчества, вплетает их в авторский текст. Н. А. Некрасову не свойственно многообразие собственно‑авторских поэтических приемов, сложных метафор, но от того еще более значимыми становятся созданные им символы.

Поэмы » Горе старого Наума

Волжская быль

Науму паточный завод
И дворик постоялый
Дают порядочный доход.
Наум — неглупый малый:

Задаром сняв клочок земли,
Крестьянину с охотой
В нужде ссужает он рубли,
А тот плати работой —

Так обращен нагой пустырь
В картофельное поле.
Вблизи — Бабайский монастырь,
Село Большие Соли,

Недалеко и Кострома.
Наум живет — не тужит,
И Волга-матушка сама
Его карману служит.

Питейный дом его стоит
На самом «перекате»;
Как лето Волгу обмелит
К пустынной этой хате

Тропа знакома бурлакам:
Выходит много «чарки».
Здесь ходу нет большим судам;
Здесь «паузятся» барки.

Купцы бегут: «Помогу дай!»
Наум купцов встречает,
Мигнет народу: не плошай!
И сам не оплошает.

Кипит работа до утра:
Всё весело, довольно.
Итак, нет худа без добра!
Подумаешь невольно,

Что ты, жалея бедняка,
Мелеешь год от года,
Благословенная река,
Кормилица народа!

Люблю я краткой той поры
Случайные тревоги,
И труд, и песни, и костры.
С береговой дороги

Я вижу сотни рук и лиц,
Мелькающих красиво,
А паруса, что крылья птиц,
Колеблются лениво,

А месяц медленно плывет,
А Волга чуть лепечет.
Чу! резко свистнул пароход;
Бежит и искры мечет,

Ущелья темных берегов
Стогласым эхом полны.
Не всё же песням бурлаков
Внимают эти волны.

Я слушал жадно иногда
И тот напев унылый,
Но гул довольного труда
Мне слышать слаще было.

Увы! я дожил до седин,
Но изменился мало.
Иных времен, иных картин
Провижу я начало

В случайной жизни берегов
Моей реки любимой:
Освобожденный от оков,
Народ неутомимый

Созреет, густо заселит
Прибрежные пустыни;
Наука воды углубит:
По гладкой их равнине

Суда-гиганты побегут
Несчетною толпою,
И будет вечен бодрый труд
Над вечною рекою.

Мечты. Я верую в народ,
Хоть знаю: эта вера
К добру покамест не ведет.
Я мог бы для примера

Напомнить лица, имена.
Но это будет смело,
А смелость в наши времена —
Рискованное дело!

Пока над нами не висит
Ни тучки, солнце блещет,-
Толпа трусливого клеймит,
Отважным рукоплещет,

Но поднял бурю смелый шаг,-
Она же рада шикать,
Друзья попрячутся, а враг
Спешит беду накликать.

Науму с лишком пятьдесят,
А ни детей, ни женки.
Наум был сердцем суховат,
Любил одни деньжонки.

Он говорил: «Жениться — взять
Обузу! А «сударки»
Еще тошней: и время трать,
И деньги на подарки».

Опровергать его речей
Тогда не приходилось,
Хоть, может быть, в груди моей
Иное сердце билось,

Хотя у нас, как лед и зной,
Причины были розны:
«Над одинокой головой
Не так и тучи грозны;

Пускай лентяи и рабы
Идут путем обычным,
Я должен быть своей судьбы
Царем единоличным!»

Я думал гордо. Кто не рад
Оставить миру племя?
Но я родился невпопад —
Лихое было время!

Забыло солнышко светить,
Погас и месяц ясный,
И трудно было отличить
От ночи день ненастный.

Гром непрестанно грохотал,
И вихорь был ужасен,
И человек под ним стоял
Испуган и безгласен.

Был краткий миг: заря зажгла
Роскошно край лазури,
И буря новая пришла
На смену старой бури.

И новым силам новый бой
Готовился. Усталый,
Поник я буйной головой.
Погибли идеалы,

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: