Варварская энциклопедия: Пляска Смерти

Тема «Пляски Смерти» имеет в европейском искусстве давнюю традицию. «Пляска Смерти» зародилась в средневековых религиозных мистериях около XIV столетия. По мнению такого известного исследователя Средневековья, как Й. Хейзинга, исполнение «Пляски Смерти» предшествовало ее изображению. Изображение «Пляски Смерти» переходит в церковные фрески Франции и Германии, проникает в иллюстрации книг.

Изображение «Плясок Смерти» были помещены, например, на деревянных панелях в галерее при входе на кладбище Невинноубиенных младенцев в Париже. Известны также Базельские «Пляски Смерти» — «большие», а так же «малые» в Клингентале.

«Пляска Смерти» представляла собой первоначально изображение танца, в вихрь которого были вовлечены три мертвеца, чередующиеся в живыми. Причем плясали только мертвецы, живые находились в покорном оцепенении. Это еще не изображение Смерти. Это труп, мертвец, не скелет, а мертвое тело, с втянутым, вспоротым животом. Мертвец, вовлекающий в смертельную пляску все сословия, все слои общества, людей всех возрастов и званий. В «Пляске смерти» происходит как бы встреча не со Смертью, а с самим собой, но уже мертвым, не с какими-то неизвестными мертвецами, а в одной пляске сливаешься ты сам одновременно живой и уже мертвец. Такое столкновение рождает ужас, ужас прозревания в себе живом смерти. Или жизни, таящей в себе смерть. Но, несмотря на ужас обнаружения смерти в себе живом, сами пляшущие мертвецы вызывают смех. Смахивающие на обезьян, крадущиеся на цыпочках с осклабленными лицами, мертвецы, а в XV веке уже скелеты, символизирующие Смерть, смешные в своих неловких ужимках, снимают ужас прозрения мертвого в живом, оставляя лишь напоминание о бренности всего земного, о равенстве всех перед ликом смерти.

Эту неоднозначность восприятия смерти в Средние века очень четко уловил Ганс Гольбейн в своих изображениях «Плясок Смерти». Фигура Смерти постоянно присутствует в творчестве немецких художников, однако это только отдельные моменты «подвигов» Смерти, законченную же концепцию темы в ее полном объеме дает Гольбейн.

Первое изображение «Пляски Смерти» выполнено Гольбейном на ножнах кинжала. Где еще более уместно ее неистовство, как не на оружии, призванном нести смерть. На рисунке шесть пар танцующих, однако, в отличие от смирения средневековых плясунов, у Гольбейна все, без исключения, сопротивляются притязаниям смерти. Отгоняет ее, назойливую, как муха, рыцарь; упирается, сопротивляясь изо всех сил, девушка. Ведущей темой «Плясок Смерти» Гольбейна становится мысль об абсолютной ценности всего земного.

Смерть Гольбейна совсем не страшна: она выглядит как смешное чучело. В соответствии со средневековой народно-смеховой культурой Гольбейн сознательно идет на осмеяние смерти. Тона неистово лупит в громадный барабан, то напяливает на себя какую-то драную шляпу с пером, то влезает в громадные сапоги, болтающиеся на ее тощих скелетьих ногах. Смерть выглядит уродливо-смешной, в ней нет ничего ужасающего, жуткого, ее ужимки скорее забавляют и смешат. Этот же заряд веселья несут в себе и гравюры на дереве, которые производят особенно сильное впечатление. Серьезность темы смерти, ее безысходность включает в себя смешные изображения Смерти, превращает ее из страшной в знакомую и смешную.

Совершенно по-иному выглядит Смерть в «Плясках Смерти» Альфреда Ретеля, художника XIX столетия, в творчестве которого возрождается «Пляска Смерти». Имеется в виду графическая сюита «Пляска Смерти». Две гравюры на дереве «Смерть-убийца» и «Смерть-друг» стали подлинно народными в Германии, широко вошли в быт.

«Смерть-убийца» — скелет, одетый в одежду монаха, наигрывая на скрипке, входит в зал, где безмятежно танцуют люди. Падают умирающие, оставшиеся в живых, с ужасом оглядываясь на страшную гостью, устремляются в двери. Здесь нет и намека на смех, смерть несет с собой беспредельный ужас и страх, она торжественна и непреклонна.

Смерть-друг несет в себе освобождение. Умер старый звонарь, и Смерть, забравшись на колокольню, звонит в колокол, исполняя его работу.

Еще более серьезен и страшен образ смерти в сюите «Еще одна “Пляска Смерти”», посвященной событиям вооруженной борьбы 1848 года. Здесь смерть торжественно появляется перед народом в длинном плаще, на лошади. Ее появление вызывает радость и надежду. Она взвешивает на весах трубку и корону, передает восставшим меч правосудия, затем держит знамя восстания, бесстрашно возвышаясь на баррикадах. Наконец, довольная, она уезжает на апокалипсическом коне, среди павших, раненых, плачущих. Всевластие, испепеляющая сила Смерти, ее лживость и хитрость ничем не ограничены, ей одной беспредельно подвластна вся земная, конечная жизнь. И уже нет спасительного смеха, он затерялся в глубинах Средневековья и Возрождения. Жизнь и Смерть — не единое целое, в мире Ретеля она противостоят друг другу, смерть — это только смерть, только гибель и разрушение, она не рождает ничего нового, что вызвало бы радость и смех. Она уезжает, оставляя после себя только трупы, ужас и страх.

Пляска смерти.

Пляска смерти (нем. Totentanz, англ. Dance of Death, фр. Danse macabre, итал. Danza macabra, исп. Danza de la muerte) — аллегорический сюжет живописи и словесности Средневековья, представляющий один из вариантов европейской иконографии смерти и бренности человеческого бытия: персонифицированная Смерть ведёт в могилу цепочку фигур, среди которых король и монах, юноша, девушка и другие.

Пляска смерти

Середина 70-х годов для Мусоргского — время размышлений о смерти, которая безжалостно унесла нескольких друзей, нанесла незаживающие раны. Под ее впечатлением были созданы цикл «Без солнца» на стихи Голенищева-Кутузова, вокальная баллада «Забытый», вдохновленная одноименной картиной Верещагина. В 1875 году Мусоргский непосредственно подходит к этой страшной теме: начинает создавать цикл для голоса с фортепиано «Песни и пляски смерти». Стихи были написаны все тем же Арсением Аркадьевичем Голенищевым-Кутузовым (1848—1913), младшим другом композитора, впоследствии членом Российской академии наук, с которым в течение 1873—1875 годов, вплоть до женитьбы поэта, он жил на одной квартире.

20 апреля 1875 года в одном из писем композитор сообщал: «В настоящую пору устраиваем с графом Кутузовым «Danse macabre» — две картины уже готовы, работается третья, а там и за четвертую. » Первоначальный замысел цикла состоял из четырех частей с таким содержанием: 1. Схимник — смерть сурового монаха-фанатика в его келье при дальних ударах колокола; 2. Смерть политического изгнанника, возвращающегося домой и гибнущего в волнах в виду родины; 3. Смерть молодой женщины среди воспоминаний о любви и последнем, дорогом для нее бале; 4. Аника-воин и смерть. Все сочинение композитор предполагал разделить на две части, о чем в своем обычном ироничном стиле сообщал в письме к поэту 11 мая: «Мой милый друг Арсений, наш первый выпуск «Макабры» кончен, ибо сегодня написана «Серенада», почему я и не попал к твой милейшей maman. Думаю, будешь согласен на простейшее из названий, какое подобает дать нашему новому альбому, — мы с тобой альбомами одолеваем человеков: нескромно, но почтенно. Я назвал новое детище — альбом «Она». Первый выпуск будет издан (надеюсь) в таком порядке: 1. Колыбельная, 2. Серенада и 3. Трепак. Следовательно, Ваше сиятельство, мы с Вами напахали альбом — «Без солнца» и пашем альбом «Она»; первый выпуск второго альбома готов, с чем и имею честь поздравить Ваше сиятельство».

«Колыбельная», согласно пометке на автографе, была закончена 14 апреля. Она посвящена выдающейся певице Анне Яковлевне Воробьевой-Петровой. «Серенада» закончена 11 мая и посвящена сестре Глинки Людмиле Ивановне Шестаковой. Автограф «Трепака» не имеет даты, но свидетельству В. В. Стасова он был написан первым — еще 17 февраля. Посвящен «Трепак» крупнейшему русскому басу Осипу Афанасьевичу Петрову. Прошло два года, и композитор дополнил цикл еще одной частью — «Полководец», которая была написана в Царском Селе 5 июня 1877 года. На одном из фрагментов автографа стоит посвящение автору текста Арсению Аркадьевичу Голенищеву-Кутузову. В окончательном варианте цикл получил название «Песни и пляски смерти».

Мусоргский ненавидел смерть, унесшую его друзей. Он называл ее «палачом», «бездарной дурой, которая косит, не рассуждая, есть ли надобность в ее проклятом визите». И вот она стала центральной идеей вокального цикла. Но воплощена эта идея глубоко своеобразно. Очень проницательно писал об этом Георгий Васильевич Свиридов: «Смерть у Мусоргского не зло и не добро. Она — стихия, как и жизнь. В ней нет никакого зла, напротив, она несет сон, покой, избавление от страданий. В ней отсутствует какой-либо социальный элемент, ребенок, пьяный мужичок, солдат или молодая девушка — все равны перед нею. Смерть — благо. Смерть — стихия ночи, ночная стихия в противовес жизни, дневной, деятельной. Ночью умирает ребенок; смерть перед ним нестрашная, в образе няньки, убаюкивающей ребенка, избавляя его от страданий. Девушке, умирающей от чахотки, она является в образе прекрасного молодого рыцаря, поющего ей (любовную) серенаду. Она умирает в его объятиях, наполненная томлением весны и любовным трепетом. »

Музыка

«Песни и пляски смерти» — пожалуй, самое глубокое и философски насыщенное сочинение в своем жанре. Образ смерти в ее разных обличьях дан с потрясающей силой, выражения.

№1, «Колыбельная», основана на противопоставлении мятущихся, наполненных ужасом отрывистых восклицаний матери умирающего ребенка и спокойного, убаюкивающего распева Смерти, страшной в своей неизбежности. В №2, «Серенада», дрожащее, как бы призрачное тремоло и гармоническая неустойчивость создают образ хрупкой, томящейся в болезни девушки. А далее фортепиано имитирует гитарный аккомпанемент; мелодия, поначалу спокойная, становится все более страстной и заканчивается торжествующим восклицанием: «Ты моя!». №3, «Трепак» — зарисовка замерзающего под вой метели мужичка. В начале ее тихие размеренные аккорды фортепиано рисуют пустынный пейзаж; в нижнем регистре, как «memento mori», многократно повторяется начало напева «Dies Irae», традиционного символа смерти. Затем возникает ритм трепака, простенький, в народном духе, напев Смерти. Хроматические пассажи, передающие завывание метели, ведут к кульминации, после которой наступает спад — нежная лирическая музыка сладких грез, навеваемых умирающему от холода мужичку. Картина завершается мерными «пустыми» аккордами. Заключительный номер, «Полководец», — развернутая картина поля сражения, на котором торжествует Смерть. Начало его воспроизводит шум битвы, столкновение противников, которое приводит к торжествующему монологу Смерти в ритме мощного церемониального марша. Это кульминация и завершение всего цикла — Смерть-полководец объезжает поле битвы.

пляска смерти

Словарь средневековой культуры. — М.: «Российская политическая энциклопедия» (РОССПЭН) . Под ред. А. Я. Гуревича . 2003 .

Смотреть что такое «пляска смерти» в других словарях:

Пляска смерти — (Маккавеевская пляска намекъ на мученія Маккавеевъ). Ср. Totentanz. Ср. Danse macabre. Ср. Chorea Machebaeorum (Macabre Machabée). Ср. О жертвахъ идольскихъ и о необыкновенныхъ мученіяхъ сказано довольно. 2 Маккав. 7, 42. (Аллегорія мученической… … Большой толково-фразеологический словарь Михельсона (оригинальная орфография)

ПЛЯСКА СМЕРТИ — «ПЛЯСКА СМЕРТИ», Россия Эстония, FREYJA FILM/СОЮЗТЕЛЕФИЛЬМ, 1991, цв., 127 мин. Историческая драма. История создания художественного шедевра «Пляски смерти» художника Бернта Нотке, творившего на границе эпох «поздней готики» и начала Реставрации … Энциклопедия кино

Пляска смерти — Запрос «Пляска смерти» перенаправляется сюда; см. также другие значения. Михаэль Вольгемут, Пляска смерти, 1493 Пляска смерти (д … Википедия

Пляска Смерти — Михаэль Вольгемут, Пляска смерти, 1493 Гюйо Маршан, Пляска смерти, 1486 Пляска смерти (нем. Totentanz, англ. Dance of Death, фр. Danse macabre, итал … Википедия

Пляска Смерти — (лат. Chorea machabaeorum, франц. Danse des morts, Danse macabre, нем. Totentanz) род аллегорической драмы или процессии, в которой главным корифеем являлась смерть и которая некогда представлялась в лицах и часто изображалась в картинах,… … Энциклопедический словарь Ф.А. Брокгауза и И.А. Ефрона

Пляска Смерти* — (лат. Сhorеа machаbaeorum, франц. Danse des morts, Danse macabre, нем. Totentanz) род аллегорической драмы или процессии, в которой главным корифеем являлась смерть и которая некогда представлялась в лицах и часто изображалась в картинах,… … Энциклопедический словарь Ф.А. Брокгауза и И.А. Ефрона

пляска смерти — (Маккавеевская пляска намек на мучения Маккавеев) Ср. Totentanz. Ср. Danse macabre. Ср. Chorea Machebaeorum (Macabre Machabée). Ср. О жертвах идольских и о необыкновенных мучениях сказано довольно. 2 Маккав. 7, 42. (Аллегория мученической смерти… … Большой толково-фразеологический словарь Михельсона

Пляска смерти — Жарг. угол., мол. Шутл. ирон. Смесь водки с глазными каплями. Грачев 1997, 148 … Большой словарь русских поговорок

Пляска смерти (книга) — Пляска смерти Danse Macabre … Википедия

Пляска смерти (фильм, 1916) — Пляска смерти Жанр драма Режиссёр Александр Волков[1] Автор сценария … Википедия

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: