Писатель и гражданин земли русской

Свет, исходящий от книг Василия Белова, навсегда остаётся с нами

Василий Иванович Белов родился 23 октября 1932 года в крестьянской семье в деревне Тимониха Харовского района Вологодской области. После семи лет обучения в деревенской школе окончил училище ФЗО в городе Сокол Вологодской области, работал столяром, мотористом, электромонтёром. В 1952 – 1955 годах проходил воинскую службу в Ленинграде. В газете Ленинградского военного округа были опубликованы первые стихи начинающего писателя. После службы в армии Белов работал на заводе в Молотове (ныне Пермь). В 1956 году вернулся на малую родину и стал сотрудником районной газеты «Коммунар». В 1958 году Белов был избран секретарём райкома комсомола в Грязовецком районе Вологодской области. Но, не проработав и года, подал заявление об уходе в связи с вызовом на учёбу в Москву. В 1959 – 1964 годах окончил Литературный институт имени Горького. С 1964 года постоянно жил в Вологде, не порывая связь с малой родиной – Тимонихой, в которой черпал материал для своего творчества. Скончался 4 декабря 2012 года после продолжительной болезни. Писателя разбил инсульт после того, как односельчане разграбили и осквернили церковь в Тимонихе, которую Белов восстановил на свои средства.

Герберт КЕМОКЛИДЗЕ, председатель правления Ярославского областного отделения Союза писателей России.

Чтение его книг сделало нас духовно богаче, вознаградило пониманием того, что жизнь дана человеку не для того, чтобы совершать ежедневные трудовые подвиги, к чему нас вдохновенно призывали в печати и на собраниях, да и к чему он сам, наверно, призывал, некоторое время работая первым секретарём Грязевецкого райкома комсомола. А в том, чтобы жить в ладу с самим собой, со своей совестью. Но для этого нужно, чтобы совесть твоя не была приспособлена для удовлетворения только твоих собственных нужд. А чтобы она была частицей народной совести, которая не спущена откуда-то свыше, а выработана вековым опытом народного существования, когда каждый отвечает за всех, а все за каждого.

«Лад» – так и называется его знаменитая книга, которая ровно тридцать лет назад вышла из-под его пера, чтобы уйти в века. «Очерки о народной эстетике» – так охарактеризовал своё произведение сам автор. Он объяснял, почему написал эту книгу: «Шагнуть вперёд можно только тогда, когда нога отталкивается от чего-то. Нельзя воспитывать высокие нравственные начала, не зная, что было до нас». В этом он продолжил Пушкина, говорившего, что «только дикость, подлость и невежество не уважают прошедшего, пресмыкаясь перед одним настоящим».

В ладу с самими собой и с природой, с заботой о прошедшем и будущем, с уважительным отношением к ближнему своему жили крестьяне. Этим определялся их смысл человеческого существования. И если не становилось лада, если он рушился воздействием каких-то внутренних или внешних событий, тогда наступает разлад, возникают кануны, предшествующие событиям, ломающим жизнь человека и общества.

Эти события, вытекающие одно из другого, ломают жизнь Ивана Африкановича из «Привычного дела», определяют судьбу героев «Плотницких рассказов».

Разлад – так можно охарактеризовать то, что происходит в нашей нынешней жизни. Раскол от отсутствия лада. Василий Белов сильно болел в последние годы. Наверное, этому способствовало и то, что он сильно болел за свою страну. За то, что могут уйти из жизни те народные свойства, которые составляли Лад. В годы перестройки он с трибуны Верховного Совета призывал к осмотрительности, которая могла бы предотвратить то, что произошло. Но слова его хоть и были услышаны, но не были осмыслены, и вместо шага вперёд мы отпятились назад, а вместо опоры на народные традиции пресмыкаемся перед заграницей. А русский язык так засорился иностранными словами, что даже вместо «жизнь» мы читаем на телеэкране «лайф».

В последний раз Василий Белов побывал в нашей области, когда писатель-депутат Анатолий Грешневиков привёз его в Борисоглебский Дом культуры на встречу с читателями. Болезнь уже начинала брать верх над Василием Ивановичем, но встреча с ним много дала тем, кому посчастливилось побывать на ней. Слово Василия Белова было пронизано заботой о будущей судьбе страны и народа.

Через некоторое время мне довелось общаться с Василием Беловым в Орле на съезде писателей России. Обратно мы ехали в разных вагонах, и на Курском вокзале, как всегда, началась спешка – кому, куда и как. И вдруг я увидел стоящего на привокзальной площади Василия Белова. Чтобы не упасть, он держался рукой за столб. На мой обеспокоенный вопрос, почему он один, Василий Иванович объяснил, что жена побежала искать такси. Вскоре она вернулась, и Василий Иванович, взяв её под руку, сказал:

– Хорошо, когда есть на что опереться.

Сейчас наша страна стоит на сложном перепутье. Предпринимаются меры, чтобы вернуть ей былую силу и славу. С высоких трибун звучат слова о необходимости возрождения культуры, о бережном отношении к русскому языку. А всего этого можно добиться лишь тогда, когда традиции будут восприниматься не как тормоз, мешающий приобщиться к «глобалке», а как отправная точка для пути вперёд. Этому учил Василий Белов. Наш Василий Белов. Он всего год проработал в Ярославле электриком, давая горожанам свет. Но тот свет, который исходит из его книг, будет ещё долго с нами.

Писатель и гражданин

Сегодня, 25 апреля, в Прикамье начинаются двухдневные открытые XI малые (детские) Астафьевские чтения «Я пришел в этот мир. »

В этом году они посвящены 90-летию со дня рождения Виктора Петровича Астафьева.

Традиционно основные события будут проходить на литературной родине прозаика — в городе Чусовом.

В рамках чтений запланированы творческие конкурсы, встречи с родственниками и друзьями семьи Астафьевых, с писателями Прикамья, экскурсии по астафьевским местам, посещение этнографического парка истории реки Чусовой.

Вновь участники будут читать отрывки из прозы Астафьева, иллюстрировать его произведения, писать сочинения и стихи, заниматься исследовательской работой.

Организуют чтения министерство культуры, молодёжной политики и массовых коммуникаций Пермского края и администрация Чусовского района.

Малые Астафьевские чтения будут проходить в Пермском крае два дня.

Писателя с мировым именем пермяки считают земляком. Приехав в Прикамье на родину жены после Победы в 1945 году, Виктор Астафьев дебютировал здесь в литературе и издал первые детские книги — «Васюткино озеро» (1956) и «Дядя Кузя, куры, лиса и кот» (1957).

На пермской земле – в Чусовом и в Перми, — семья Астафьевых прожила почти четверть века. Сегодня произведения Виктора Астафьева переведены и изданы во многих странах, удостоены Государственных премий.

Виктор Петрович Астафьев — почетный гражданин Пермской области.

«Взрослые» — Всероссийские гражданские Астафьевские чтения традиционно проходят в Пермском крае в ноябре.

Напомним, целью чтений является популяризация литературного наследия писателя.

Писатель и гражданин. Творчество и жизнь Гоголя

Один из величайших русских писателей, Николай Васильевич Гоголь, родился в 1809 году. Родителями его были небогатые провинциальные помещики, жившие в своем небольшом имении недалеко от села Диканька в Полтавской губернии. На творчество и жизнь Гоголя повлияло и то, что отец, Василий Афанасьевич, питал страсть к искусству, увлекался театром и имел свои собственные сочинения.

Рождение Гоголя как писателя

Гоголь получил обычное домашнее образование. Позже он поступает в Нежинскую гимназию. В гимназии будущий писатель проявил интерес к театру, участвуя в постановках, учился играть на скрипке, а в 1828 году закончил обучение. Первые попытки сочинять обернулись для него неудачей, и такие этапы жизни и творчества Гоголя периодически будут повторяться в его биографии. В 1829 году он получает место мелкого чиновника, при этом увлекается живописью и продолжает писать. Тяга к литературе берет свое, и уже в 1830 году Гоголь издает свою первую повесть — «Басаврюк» — в «Отечественных записках». В этом же году публикуются главы романа «Гетьман», над которым писатель начал работу. В этот период жизни он знакомится с Пушкиным, что серьезно повлияло на творчество и жизнь Гоголя. Писатель прислушивался к советам Александра Сергеевича и высоко ценил его произведения. Пушкин познакомил Гоголя со многими литераторами и художниками того времени, в том числе с Дельвигом, Вяземским, Брюлловым, Крыловым.

Известность среди писателей Гоголю принес сборник повестей «Вечера на хуторе близ Диканьки» (1830-1831 гг.). Село, в котором вырос Гоголь, славилось поверьями, легендами. Многое из тех преданий Гоголь перенес в свое произведение. Писатель решает посвятить себя педагогике, научной деятельности, и в 1834 году назначается профессором кафедры истории Университета в Санкт-Петербурге. В этом же году он приступает к работе над «Тарасом Бульбой». Уже через год Гоголь оставляет службу и полностью уходит в литературу. В 1835 году из-под его пера выходят «Вий», «Тарас Бульба». Кроме этого выходят очерки о жизни в Петербурге «Арабески», и создаются наброски «Шинели», которую Гоголь закончит только в 1842 году.

Театральный период творчества Гоголя

Писательство не было единственным увлечением, творчество и жизнь Гоголя были достаточно разнообразными. Появление «Ревизора» в 1835 году стало результатом увлечения театральными постановками. Именно для театра и было написано это произведение, поставленное впоследствии в одном из Московских театров с участием знаменитого Щепкина. Постановка подверглась резкой критике, и автор принял решение уехать за границу. Между тем Гоголь продолжает работать над следующим произведением, в котором высмеивает бюрократию того времени, а в 1841 году при участии Белинского в Петербурге выходит из печати первый том «Мертвых душ».

Творческий и духовный кризис

Второй том «Мертвых душ» имел совершенно другую судьбу. Дальнейшее творчество и жизнь Гоголя развиваются менее удачно. Пересмотр жизненных принципов, разочарование во влиянии художественной литературы на жизнь привели писателя к полнейшему духовному кризису, к серьезной душевной болезни. В один из самых критических моментов, в 1852 году, Гоголь полностью сжигает 2-й том «Мертвых душ». В этом же году писателя не стало. Он был похоронен на кладбище Данилова монастыря. Вся хронология жизни и творчества Гоголя отразилась в его произведениях.

Моряк, писатель, гражданин

Вспоминая Бориса Степановича Романова

Борис Степанович Романов родился 20 апреля 1936 года в Валдае. Здесь он ребенком пережил Великую Отечественную войну. По его собственному признанию решающую роль в его судьбе сыграло Валдайское озеро: «я научился плавать раньше, чем читать, и грести научился раньше, чем решать арифметические задачки. Смоленые лодки, самодельные плоты, шпрюйтовые паруса и озерный пароходик, плицами перебирающий воду, поведали мне о прелести мореплавания… и, потянувшись вслед уходящему в бакштаг выструганному из толстой сосновой коры игрушечному, с бумажными кливерами, кораблику, я стал судоводителем» («Святое озеро»). В 1956 году Романов окончил Ломоносовское мореходное училище и получил назначение в Мурманск, работал на вспомогательных судах Северного флота. К тридцати годам стал капитаном дальнего плавания. Плавал на судах торгового флота, не раз ходил в Арктику. Работал и лоцманом. Около двадцати лет отдал Борис Степанович морю.

Литературное его творчество началась со стихов. Сначала хобби. Потом — занятия в литобъединении Северного флота, вместе, кстати, с Николаем Рубцовым, а там и поступление в Литинститут, на заочное отделение. В течение десяти лет его не раз исключали за неявки на сессии и академические задолженности, восстанавливали и снова исключали — капитанская его служба плохо вязалась с заочным обучением. А учился он в семинарах у Вероники Тушновой, Александра Жарова… Романов уже давно писал прозу и печатался, а в Литинституте все еще числился недоучившимся поэтом. Наконец это ему надоело — и он бросил учебу: «дозрел до понимания, что лучше все-таки самому писать книги, чем по студенческому билету учиться этому у других», как написал он потом в повести «Мила» (бесценной кроме всего прочего еще и с точки зрения творческого автокомментария).

И все же первой его книгой, вышедшей в Мурманске в 1965 году, был поэтический сборник «Соленый огонь». Главные его темы — море, любовь, малая родина — остались главными на всю жизнь.

Все последующие книги Романова — проза; и все его рассказы и повести 60-х — начала 70-х годов посвящены морю и морякам, нелегкому их труду и непростым судьбам. Романов уверенно занял свое место в советской маринистике тех лет.

В 1971 году Борис Романов был принят в Союз писателей СССР. Рекомендацию ему дал, в частности, Сергей Залыгин, которого он всю жизнь почитал как Учителя (именно так, с большой буквы).

В 1976 году все в том же Мурманском книжном издательстве у признанного мариниста выходит «сухопутная» трилогия — роман «Третья родина», повесть «Святое озеро» и роман «Прощальный снегопад», — посвященная людям родной Новгородчины, пережившим испытания Великой Отечественной. Это была творческая кульминация сорокалетнего писателя, доказавшая его литературную зрелость, широту тематического диапазона и уверенное владение всеми формами эпического повествования. Он вошел в плеяду писателей почвенно-патриотического направления (Виктор Астафьев, Василий Белов, Валентин Распутин, Виктор Лихоносов, Владимир Личутин и др.), сложившуюся тогда, в 70-х годах.

Успешный моряк. Не менее успешный писатель. Но Романову мало этого для полной самореализации. Будучи личностью харизматической, он весьма многообразно и плодотворно проявил себя как организатор и общественный деятель. В 1978 году Борис Степанович возглавил созданную «с нуля» Мурманскую писательскую организацию и семь лет успешно руководил ею. Приехав в 1985 году в Новгород, Романов буквально возродил к жизни Новгородскую писательскую организацию и поднял ее на такую высоту, которой она не знала до него…

Ярчайшим событием этого периода расцвета стал Праздник славянской письменности и культуры 1988 года, посвященный 1125-летию славянской азбуки и 1000-летию Крещения Руси. Благодаря колоссальной энергии, организаторскому таланту и капитанскому характеру Бориса Степановича праздник — при поддержке тогдашнего Союза писателей СССР — приобрел поистине грандиозный размах: на него съехались тысячи гостей — писателей, ученых, художников, артистов со всего Советского Союза. А еще и архиереев и священников — впервые праздник проводился совместно с Церковью. По тем временам это было невиданно! Незабываема восторженная атмосфера тех дней, эйфория начинающегося духовного возрождения (а крах был так близок!). Такого размаха, такой яркости, высоты и проникновенности не было потом ни на одном из последующих празднований в Минске, Киеве, Москве и других городах — после Новгорода Праздник славянской письменности и культуры получил статус Всесоюзного…

Многим запомнился и большой, по существу Всероссийский, многолюдный и многоцветный литературный праздник в Званке в июле 1993 года в связи с 250-летием Г.Р.Державина, задуманный и осуществленный Романовым. О нем напоминает мемориальная ротонда с крестом, хорошо видимая с Волхова.

Почитая великого русского публициста М.О.Меньшикова, расстрелянного в 1918 году в Валдае чекистами, Борис Степанович много сделал для увековечения его памяти: организовал ежегодные Меньшиковские чтения, добился установки на особняке, где жил Меньшиков, памятной доски со словами «Расстрелян за убеждения».

В 1989 году по инициативе Б.С.Романова и при его постоянном активном участии была создана газета Новгородской писательской организации «Вече», скоро ставшая одной из лучших региональных писательских газет страны. Кроме новгородцев в ней печатались виднейшие русские писатели. На ее страницах по-настоящему расцвел публицистический талант Д.М.Балашова, да и сам Борис Степанович нередко писал острые статьи на злобу дня. До последнего номера он активно участвовал в работе редакции… Этот майский номер «Вече» 1998 года и вообще стал последним — больше газете не суждено было выходить.

Гражданская совесть русского патриота-государственника все время поднимала его на борьбу — в защиту природы и памятников культуры и истории Новгородчины и России, против вредных производств, против безумного проекта переброски вод северных рек на юг, против прокладки высокоскоростной магистрали через Валдайский заповедник… И пусть не всегда, но все-таки в большинстве случаев эта борьба увенчивалась успехом.

В трагические 1990—1994 годы судьба поставила Бориса Степанович Романова во главе Союза писателей России. И он оказался как раз тем человеком, судя по всему единственным, который мог спасти — и спас Союз. Море выковало его характер, мужественный и волевой; литература умудрила и возвысила его ум и сердце. К штурвалу творческого союза в пору невероятного геополитического урагана встал больше, чем писатель, больше, чем капитан,— государственный деятель.

Сегодня, оглядываясь назад, все мы, пережившие ту смуту — «путч» 1991-го, развал СССР, бесчеловечную гайдаровскую «шокотерапию» и мошенническую чубайсовскую «прихватизацию», ельцинский путч и расстрел парламента, — должны отдавать себе отчет в том, что Б.С.Романов совершил ПОДВИГ. Без всяких преувеличений. Собственно, может быть, всю его яркую жизнь судьба как раз и готовила Романова к этому подвигу.

Все, в общем-то, просто. В нужный час он оказался на нужном месте — и исполнил то, что от него требовалось. Сам Борис Степанович подвигом это, конечно, не считал. И тем не менее это был подвиг — во имя родной литературы, во имя России. Я убежден, что именно невероятное напряжение всех сил, душевных и физических, которое потребовалось от Романова на посту первого секретаря Союза писателей, подорвало его совсем не слабое здоровье… Еще одним жестоким испытанием стала тяжелая болезнь и смерть любимой жены Людмилы Константиновны в конце 1992 года. Причем сам он перед этим перенес инсульт.

В 1994 году Романов вернулся в Новгород и снова возглавил писательскую организацию. В последние годы он много писал (в том числе и стихи — и охотно печатал их), печатался в газетах и журналах, издал две книги. В 1996 году его творчество было отмечено литературными премиями «Северная звезда» и имени Эрнста Сафонова.

Борис Степанович Романов умер 6 мая 1998 года. У него был рак горла. После операции он лишился голоса. Но не пал духом. Испытание смертельной болезнью он перенес с присущим ему мужеством. И до последнего дня писал. В машинке на его рабочем столе осталась неоконченной страница из повести об адмирале Колчаке…

Похоронен он в родном Валдае, центральная районная библиотека которого носит теперь его имя.

Творчество Б.С. Романова естественно делится на два периода: 1964—1985 гг. (советский) и 1993—1998 гг. (постсоветский). В разрыв, зияющий между ними, вошли «перестройка», распад СССР, падение советской власти — звенья бескровной, но смертоносной для миллионов либерально-демократической контрреволюции…

Советский период неоднороден: поразительно плодотворным было первое десятилетие (1964—1974), за который было написано большинство рассказов, все «капитанские» повести и широко известная трилогия. После 1974 г. были лишь переиздания, заказные работы (в том числе четыре сценария телефильмов). Это объясняется, в частности, переключением Бориса Степановича на активную и многообразную (включая депутатство) общественную деятельность. И только в последние годы этого периода — 1983—1985 — были написаны рассказы о лоцмане Гавриле Тебенькове («Пане-лоцмане», «Подвахта», «Наглядная агитация») и небольшая повесть «Пятый рейс», все — на автобиографической основе, как, впрочем, и большинство произведений Романова о море и моряках. Географически весь этот творческий период связан с Мурманском. Он завершается с перемещением Романова в Новгород.

В начале 80-х, судя по авторскому свидетельству в той же «Миле», был начат роман «Лед», масштабный замысел которого предполагал создание эпического монумента советскому ледокольному флоту, но так и не был, к сожалению, воплощен до конца. От романа отвлекали общественные и семейные обстоятельства, но Борис Степанович все же его не оставлял — и при малейшей возможности возвращался к заветному «рыбоделу»…

За шесть последних лет писатель, столь многое переживший и неизлечимо больной, продолжая работать над романом, написал ряд ярких рассказов о «прелестях» постсоветской России и судьбах простых русских людей в ней (имею в виду сборник рассказов 1997 года «Пай» и не вошедший в него рассказ «Матрос Галашкин», напечатанный тогда же в газете «Вече», а также ностальгические «Мои подлодки») и замечательную автобиографическую повесть «Мила» памяти любимой жены (начата в апреле 1993 г., кончена в 1996 г.) — последняя опубликованная Романовым книга. В этот же период Борис Степанович начал работу над повестью, посвященной жизни адмирала А.В.Колчака, но написать успел совсем немного (две завершенные главы опубликованы в журнале «Мир Севера» и альманахе «Вече»). За 90-е годы Романов написал немало ярких публицистических статей, увидевших свет на страницах литературной периодики.

Роман «Лед» в наиболее полном виде — полторы части (сколько успел автор написать; предположительно, видимо, около половины задуманного) — увидел свет в 2004 году на страницах журнала «Север». Журнал, печатавший первым многие повести Романова и первый его роман, напечатал и последний. Пусть и незаконченный…

Собственно, он обречен был, мне кажется, остаться недописанным. Потому что попал на самый излом: начат был в одной стране, при догнивающем социализме, а дописывать его автор пытался уже совсем в другой — разграбленной мародерами победившего капитализма. Роман на глазах, прямо под пером, превращался в исторический. Новой «демократической» России оказался не нужен ледокольный флот — как, впрочем, и никакой флот вообще. Как и все российские севера вместе с ним. Об этом сам Романов с болью и гневом написал в 1996 году в статье «Гордость и горесть», посвященной 300-летию российского флота и опубликованной в газете «Вече».

«Из одиннадцати мурманских ледоколов работают четыре. Да и как? Атомный ледокол «Ямал»… в прошлом году сделал три рейса на Северный полюс с иностранными туристами… Удовольствие — до 25 тысяч долларов за путевку. Дизель-электрический ледокол «Капитан Драницын», на котором мне довелось десять лет назад поплавать во льдах Финского залива и вокруг Скандинавии, тоже сходил в прошлом году с интуристами на Северный полюс». А затем с теми же целями отправился в Антарктиду.

«Старый друг, отдавший… жизнь Арктике, плачет в буквальном смысле слова: заброшено две трети полярных станций, полярных аэродромов и центров погоды. Жители Тикси, Певека, Зеленого Мыса с пожитками в контейнерах и без просятся вывезти их на Большую землю даже на открытых палубах иностранных (литовских и латвийских) танкеров. Сам лично два года назад видел в Заполярье целые пятиэтажные поселки с окнами без единого огонька в полярную ночь».

Каково было с этой болью, на этом дымящем еще пепелище писать о такой недавней, но такой невозвратной уже жизни… В один и тот же лед тоже оказалось нельзя войти дважды.

Подлинным шедевром стала повесть «Мила». Лучшая, может быть, повесть о любви, о русской женщине в нашей литературе последних десятилетий. Такая простота, такая искренность, такая проникновенность — без слез читать невозможно.

Повести предшествовал рассказ 1968 года «По утренней росе», посвященный Миле (и не случайно помянутый в самом конце повести). Рассказ сам по себе великолепный. Лучший у Романова. Вот ключевое его место:

« — Потрогай, какая я теплая… Неужели я умру? — говорила она… наверное, она острее чувствовала, как невосполнимо уходит время» (выделено мной.— Р.Д.).

Это щемящее чувство мимолетности жизни, безвозвратности каждого ее мгновения пронизывает всю повесть. А любовь наполняет ее — и повесть и жизнь — светом, теплом и смыслом. Восторг и горечь сплавлены в повести как в жизни.

Трогательно живой образ Милы создается автором с величайшей нежностью и целомудрием. Прямые портретные характеристики сочетаются с эпизодами, в которых героиня раскрывается опосредованно, через кого-то или какую-то жизненную ситуацию. Например, эпизоды, где она молча молится за мужа — потрясают и его, случайно в общем-то увидевшего это, и читателя. В образе Милы нашли свое воплощение лучшие черты характера русской женщины второй половины ХХ века.

Как это чудесно, думаю я, и как это не случайно, что именно «Мила» стала последней книгой Бориса Степановича. Этой повестью он как бы попрощался со всеми нами. Какое светлое прощание!

…Недавно перечитал переизданные в Мурманске «Капитанские повести». И сегодня они читаются с интересом и удовольствием. Ничего удивительного: настоящая литература не выцветает со временем.

И каждый раз, обращаясь к его творчеству, убеждаешься — да, Борис Романов был одним из лучших русских писателей конца ХХ века.

Руслан Дериглазов ( Великий Новгород)

Приглашаем обсудить этот материал на форуме друзей нашего портала: » Русская беседа «

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: