Песня про царя Ивана Васильевича, и молодого опричника и удалого купца Калашникова Лермонтова

Поэма М. Ю. Лермонтова «Песня про царя Ивана Васильевича, молодого опричника и удалого купца Калашникова» (1837) в контексте всего творчества поэта воспринимается как своеобразный результат его работы над русским фольклором. Интерес к фольклору был характерен для русской литературы 30-х годов, когда страна переживала основательный кризис. Находясь на перепутье, которое мрачные умы эпохи склонны были считать тупиком, русское общество пыталось найти выход, опираясь на внутренние ресурсы. Дворянская и народная культура в РФ были разделены глубокой пропастью, и роль посредника между ними взяла на себя литература.

«Песня. » написана в особом жанре, Лермонтов стремился приблизить поэму к эпическим фольклорным сказаниям. Гусляры, тешащие «Песнью» «доброго боярина и боярыню его белолицую», играют важнейшую роль в структуре поэмы. Авторского голоса читатель не слышит, перед ним как бы произведение устного народного творчества. Следовательно, нравственные позиции, с которых оцениваются персонажи «Песни.. «, нелично авторские, а обобщенно народные. Это многократно усиливает торжество правды-матушки в сказании, потому что поступок безвестного купца Калашникова, защищавшего свою яичную честь, стал фактом народной истории.
Выбор исторического периода для сюжета народной поэмы совершенно объясним: Лермонтов обращается к допетровской РФ. Почему его заинтересовала как раз пора Ивана IV? Этот монарх стал олицетворением деспотизма, тирании и самодурства. И в эпоху николаевской деспотии понятен заинтересованность Лер^ монтова к фигуре Ивана Грозного: поэт сопоставляет Русь времен древнего тирана и Россию, управляемую просвещенным государем Николаем I. Главное, что вытекает из этого сопоставления — колоссальная разница масштаба личности различных эпох.

Все герои «Песни. » — яркие, самобытные, могучие личности. Они могут реализовать себя либо в сфере зла, как сам царь Иван Грозный и его верный опричник Кирибеевич, либо в сфере чистоты и добра, как купец Калашников, его братья и благоверная. Но всякий герой поэмы по-своему вступает в единоборство с миром. Романтическая тема гордой, могучей личности получает реалистическую трактовку, разрабатывается психологически.

Одна из важнейших характеристик героев «Песни. » — их принадлежность к клану, к некой общности, которую сами персонажи ощущают как основную составляющую своей личности. И Алена Дмитриевна, и Степан Парамонович, и его младшие братья принимают оскорбление Кирибеевича прежде всего как оскорбление своего рода, чистого имени Калашниковых. Сила купца Степана Парамоновича не в богатстве, а в его твердой уверенности, что он не одинок. Он — из рода Калашниковых, это имя готовы оберегать, жертвуя жизнью, и его братья. Вся система нравственных ценностей, согласно которой живет Степан Парамонович с его особым внутренним миром, основана на том, что превыше всего — честное имя; всякий человек ответствен за всякий свой шаг не только перед собой, но и перед своими предками и потомками.

Опричник Кирибеевич тоже ощущает свою принадлежность к определенному клану. Но это не семья, хотя он принадлежит к знаменитому роду Скуратовых. Имя Малюты Скуратова, приспешника Ивана Грозного, наводило ужас на честной народ. Но не это мрачное имя составляет основу самоощущения Кирибеевича. Он прежде всего — царский опричник, приближенный государя, один из воинов его личного войска. Опричнина была наделена колоссальными правами, пользовалась с благословения Ивана Грозного абсолютной безнаказанностью. В этом и черпает силу Кирибеевич.

Столкновение Кирибеевича и Калашникова выходит за рамки личного дела, любовной интриги. Это столкновение частного человека и всей государственной машины. Готовясь отомстить обидчику, Степан Парамонович вступает в открытый бой с государем, потому что борется против его установлений, его воли, против вседозволенности, дарованной царем своей дружине. Очень важно, что купец Калашников за свое честное имя борется честно, ни на секунду не допуская мысли отомстить обидчику по иному, чем в открытом бою, в личном поединке. В этом уже залог его нравственной победы. Против неправедности, обмана, бесчестности он не позволит .себе бороться этими же средствами, он не осквернит имени Калашникова тайной местью.

Царь живет по собственным законам: хочу — казню, хочу — милую. Пообещав перед всем народом праведный суд за бой: «Кто побьет кого, того царь наградит, а кто будет побит, тому Бог простит!» — он без тени колебаний нарушает эту клятву. В том-то и дело, что монарх и опричнина живут по своим законам, а Калашниковы — по законам общим, нравственным законам народа, согласно которым честь вечно дороже жизни.

Показательно, что исход битвы решило моральное превосходство Калашникова, потому что главным нравственным законом русского народа вечно было святое убеждение: «Не в силе Бог, но в правде».

Лермонтова бесконечно привлекает нравственная красота героев. Он восхищается Аленой Дмитриевной, для которой позор имени страшнее личной обиды, суд любимого мужа превыше всего:

Государь ты мой, красно солнышко,

Иль убей меня, или выслушай!

Твои речи — будто острый номе;

От них сердце разрывается.

Не боюся смерти лютыя,

Не боюся я людской молвы,

А боюся твоей немилости. .

Ты не дай меня, свою верную жену,

Злым охулънжам в поругание!

Автор любуется и самим Степаном Парамоновичем, готовым насмерть биться «за святую правду-матушку», и бесстрашной верностью его братьев:

Ты наш старший брат, нам второй отец.

Делай сам, как знаешь, как ведаешь,.

А уж мы тебя родного не выдадим.

В «Песни. » перед нами раскрываются истинные русские характеры. Своим произведением Лермонтов, бросил дерзкий вызов правящим кругам своего времени, воспев удалого купца Калашникова, не побоявшегося ни грозного царя, ни его любимца и открыто выступившего в защиту своего достоинства.

Изложение: Песня про царя Ивана Васильевича, молодого опричника и удалого купца Калашникова. Лермонтов М.Ю.

Песня про царя Ивана Васильевича, молодого опричника и удалого купца Калашникова . Лермонтов М.Ю.

Ох ты гой еси, царь Иван Васильевич!

Про тебя нашу песню сложили мы,

Про твово любимого опричника

Да про смелого купца, про Калашникова;

Мы сложили ее на старинный лад,

Мы певали ее под гуслярный звон

И причитывали да присказывали.

Не сияет на небе солнце красное. то за трапезой сидит во златом венце грозный царь Иван Васильевич. Позади его стоят стольники, супротив его все бояре да князья, по бокам его все опричники. Все веселятся, лишь удалой опричник Кирибеевич “опустил головушку на широку грудь — а в груди его была дума темная”. Царь спрашивает своего верного слугу-опричника, почему он грустит на пиру: “Аль ты думу затаил нечестивую? Али славе нашей завидуешь? Али служба тебе честная прискучила?” Отвечает Кирибеевич, кланяясь царю в пояс: причина его грусти — Алена Дмитриевна.

На святой Руси, нашей матушке,

Не найти, не сыскать такой красавицы.

Как увижу ее, я и сам не свой,

Опускаются руки сильные,

Помрачаются очи бойкие;..

Царь, смеясь, дарит Кирибеевичу перстень яхонтовый да ожерелье жемчужное, советует найти сваху побойчее. Кирибеевич отвечает, что Алена Дмитриевна “в церкви Божией перевенчана, перевенчана с молодым купцом по закону нашему христианскому. ”.

Не идет сегодня торговля у молодого купца Степана Парамоновича, по прозванию Калашников. Вот уж отзвонили вечерню во святых церквах; опустел широкий гостиный двор. Запирает Степан Парамонович свою лавку и идет домой за Москву-реку. Приходит он в свой высокий дом и дивится: не встречает его молода жена, не накрыт дубовый стол белой скатертью. Спрашивает он старую работницу Еремеевну, где в такой поздний час жена его Алена Дмитриевна и что детки — спозаранку спать уложилися? Отвечает Еремеевна, что Алена Дмитриевна пошла к вечерне, но вот уже поп прошел с молодой попадьей, а хозяюшки все нет, дети почивать не легли, плачем плачут, ожидая мать.

Задумался купец думой крепкою, стал к окну, глядит на улицу. Потом слышит шаги торопливые; перед ним стоит Алена Дмитриевна — бледная, простоволосая. смотрят очи мутные как безумные. “Уж ты где жена, жена, шаталася, на каком подворье, на площади. ” Задрожала Алена Дмитриевна, горько восплакалась, в ноги мужу повалилася. Когда она возвращалась из церкви, нагнал ее опричник Кирибеевич, сулил богатые дары. “Закружилась моя бедная головушка, и стал он меня цаловать-ласкать”. 146

А соседи смеялись, пальцем показывали. Когда она вырвалась, то остался в руках “разбойника” подарок мужа — узорный платок. Алена Дмитриевна просит мужа заступиться за нее, ведь больше у нее никого нет. Зовет Калашников своих братьев и рассказывает им, что “опозорил семью нашу честную злой опричник царский Кирибеевич”. Завтра он будет биться с Кирибеевичем на Москве-реке при самом царе, и коли побьет его опричник, братья должны выйти за святую правду-матушку.

На Москву-реку собираются удалые бойцы московские. И приехал царь со дружиною, со боярами и опричниками. “Кто побьет кого — заявляет царь, — того царь наградит. А кто будет побит, тому Бог простит!” Серебряной цепью оцепили место для охотницкого боя, одиночного. Выходит удалой Кирибеевич, царю в пояс молча кланяется, скидает с могучих плеч шубу и ждет противника. Выходит Степан Парамонович, по прозванию Калашников. Поклонился прежде царю грозному, после белому Кремлю да святым церквам, а потом всему народу русскому. На опричника смотрит пристально, супротив него становится. Кирибеевич просит его назвать себя, а как услышал он ответ Степана Калашникова, то побледнел в лице, как осенний снег. Вот молча оба расходятся, — богатырский бой начинается. Размахнулся Кирибеевич и ударил купца Калашникова посередь груди — пошатнулся Степан Парамонович; медный крест со святыми мощами из Киева, что висел у него на груди, погнулся и вдавился в грудь. Как роса из-под него кровь закапала. Изловчился Степан Парамонович, собрался со всей своей силою и ударил ненавистника прямо в левый висок со всего плеча. Опричник мертв. Царь гневно спрашивает купца: “Отвечай мне по правде, по совести, вольной волею или нехотя, ты убил насмерть мово верного слугу, мово лучшего бойца Кирибеевича?”

“Я кажу тебе, православный царь:

Я убил его вольной волею,

А за что, про что — не скажу тебе,

Скажу только Богу единому.

Не оставь лишь малых детушек,

Не оставь молодую вдову

Да двух братьев моих своей милостью. ”

Царь обещает исполнить просьбу купца, а самого его приказывает

Краткое содержание Песня про царя Ивана Васильевича, молодого опричника и удалого купца Калашникова (Михаил Юрьевич Лермонтов)

Москва. Кремль. Уже белокаменный. Царская трапезная. За трапезой Иван IV Грозный. Позади, за спиной царя, стольники. Супротив — князья да бояре. По бокам — охрана, опричники.

Царь Иван Васильевич в преотличнейшем настроении. Ну чем не повод превратить будничную трапезу в маленький, для своих, праздник? Открывая пированьице «в удовольствие свое и веселие», Грозный повелевает стольникам нацедить для опричнины заморского, сладкого, из царевых запасов вина. Сам же зорко следит, как пьют его верные слуги, ведь винопитие — еще и испытание на лояльность.

Иван доволен, но вдруг замечает, что один из них, из опричников, к золотому ковшу с золотым вином не притрагивается. Узнав в нарушителе дворцового этикета своего любимца Кирибеевича, грозно отчитывает его: «Неприлично же тебе, Кирибеевич, Царской радостью гнушатися; А из роду ты ведь Скуратовых, И семьею ты вскормлен Малютиной. » Кирибеевич, лукавый и ловкий, как бес, разыгрывает перед царем, для него персонально, душещипательную сцену. Потому, мол, не пью — в золоченом ковше не мочу усов, — что до страсти

Перехитрил-таки Малютин выкормыш самого Ивана Четвертого! И не врал ему вроде бы, все как есть на духу рассказывал, только правду последнюю при себе оставил: не поведал про то, что красавица «В церкви Божией перевенчана, Перевенчана с молодым купцом По закону нашему христианскому».

Свахе покланяйся? Без свах обойдемся! Главное — царь на его стороне. Да и сам он недаром в опричнине, здесь законникам делать нечего! Гостиный двор. Шелковая лавка купца Калашникова. За прилавком — хозяин. Пересчитывает деньги, разглаживает товар.

Дела у Степана Парамоновича идут успешно. А то, что сегодня баре богатые в его заведение не заглядывают, к деликатному товару не прицениваются, так ведь день на день не приходится. Но вот уж и вечер, зима, рано темнеет, гостиный двор давно опустел, пора и ему домой, к молодой жене, к милым деточкам. Хорош у Калашниковых дом — высок, ладен, под стать хозяину. Да уж ежели с утра не везет, так обязательно до ночи. Думал: деточки почивают, а они плачем плачут! Думал: жена ненаглядная его ужином на белой скатерти встретит, а ее и дома-то нету!

Сильно волнуется Степан Парамонович, спокойный он мужчина, выдержанный, а волнуется: снег, метель, мороз, темень — уж не случилось ли чего с Аленой Дмитриевной? Ох, случилось, случилось, и страшное! Опозорил ее Кирибеевич! И не где-нибудь, посередь улицы, словно тать, как зверюга, набросился, целовал, миловал, уговаривал! На глазах у соседей разбойничал. Те смеялись и пальцем показывали: мол, что деется, ну и бесстыжие!

Поверив, хотя и не сразу, что жена говорит ему правду, Степан Парамонович решает не откладывать дело в долгий ящик, благо обстоятельства складываются удачно. Завтра на Москве-реке — кулачные бои, и по случаю праздника — при самом царе. А где царь, там и псарня опричная. Вот и выйдет он тогда на опричника. Будет насмерть биться — до последних сил. Не осилит, так, может, братушки, может, младшеньких Бог и помилует, подсобит одолеть проклятого.

И они, младшенькие, не подводят своего «второго отца». Сначала слегка, по-житейски, не слишком довольные тем, что Степан повыдергивал их из покойных постелей, узнав, что случилось с дорогой их снохой, дают честное купеческое слово: «Уж тебя мы, родного, не выдадим». Берег Москвы-реки. Раннее утро. Зрители еще подтягиваются, но царь со свитою (бояре, дружина, опричнина) уже тут.

Первым, как и предвидел Калашников, выходит на ринг Кирибеевич. Возбужденный вчерашней «победой», он так агрессивен и так уверен в себе, что никто из его обычных противников не трогается с места. Вот тут-то, раздвинув толпу, и появляется Степан Парамонович. Кирибеевич, слегка удивленный (он-то сразу сообразил, что перед ним — новичок), предлагает простофиле представиться, чтобы знать-де, по ком панихиду служить. Разумеется, это шутка: биться до смерти он явно не собирается. Не тот случай. Да и царь-государь смертные исходы на кулачных ристалищах не одобряет. И только сообразив, что противник — законный муж Алены Дмитриевны, теряет самообладание. От недавнего куража и следов не осталось. И все-таки он, первый кулак царской опричной команды, чуть было не погубивший Степана Парамоновича удар, промеж ребер, под дых, предательски-подлый, наносит именно он. G трудом поднявшись, но моментально собравшись (минуту назад — почтенный купец, а в момент удара удалой боец), Калашников сваливает своего недруга замертво. Грозный, как опытный болельщик, видит, что оба поединщика работают не по правилам хорошей игры: по правилам ни под дых, ни в висок целить (специально) не полагается, и на правах судьи спрашивает убийцу: нехотя или по воле укокошил он слугу его верного, а если по воле, то за что и про что. На второй вопрос Степан Парамонович Калашников, естественно, ответить не может, а на первый отвечает сразу: «Я убил его вольной волею». Пораженный его искренностью (мог бы сослаться на неопытность, всем видно, что новичок), Иван Васильевич, играя лучшую из своих ролей — царя грозного, но справедливого, хотя и отправляет Калашникова на плаху, обещает исполнить предсмертную его просьбу: не оставить царскою милостью осиротевшее семейство. И, как ни странно, выполняет обещание! Алене Дмитриевне и сиротам — казенное содержание, а братьям Калашниковым — беспрецедентное право: «торговать безданно, беспошлинно» «по всему царству русскому широкому».

Алена Дмитриевна — жена купца Калашникова, соблазняемая Кирибеевичем. Ее характер предопределен семейно-родовым укладом. Замужняя женщина блюдет покой и быт семьи: встречает мужа, обихаживает детей, ходит в церковь и ведет замкнутый образ жизни, строго определенный обычаем. Соблазняя А. Д., Кирибеевич покушается на устои общества, и это справедливо оценивается как преступление, подлежащее наказанию. Образ А. Д. с этой точки зрения играет в поэме исключительно важную содержательную роль. Степан Калашников изумлен, видя свою жену «простоволосой», т. е. без платка на голове, без фаты, прикрывающей лицо, с расплетенными косами, растрепанными волосами. Появление замужней женщины в неубранном виде — позор для мужа и намек на ее грешные приключения. А. Д. — невольная жертва страсти опричника и последующей мести купца своему обидчику. Искушение, которому подверглась А. Д., воспринимается ею как дьявольское наваждение и разбойничье нападение («Живым пламенем разливаются Поцалуи его окаянные…»; «И остались в руках у разбойника…»). Обычай требовал, чтобы родственники вступились за оскорбленную женщину, но А. Д. «сиротинушка» и ее единственный защитник — муж.

Калашников Степан Парамонович — купец, хранитель родовых устоев и чести семьи. Имя «Калашников» заимствовано из песни о Мастрюке Темрюковиче (в вариантах, записанных П. В. Киреевским, упоминаются дети Кулашниковы, братья Калашнички, Калашниковы). Фабула, возможно, навеяна рассказом о чиновнике Мясоеде-Вислом, жена которого была обесчещена опричниками («История государства Российского» Н. М. Карамзина).

Частная жизнь К. отчетлива и размеренна; в ней все заранее определено. Постоянство жизненного уклада отражает устойчивость психологии. Всякое изменение внешнего быта означает катастрофу, воспринимается как несчастье и горе, предвещает беду. Недаром, придя «в свой высокий дом», К. «дивится»: «Не встречает его молода жена, Не накрыт дубовый стол белой скатертью, А свеча перед образом еле теплится».

И хотя социальные различия уже проникли в сознание (К. бросает упрек жене: «Уж гуляла ты, пировала ты, Чай, с сынками всё боярскими. », а Иван Грозный спрашивает К.: «Или с ног тебя сбил на кулачном бою На Москве-реке сын купеческий?»); общий порядок и родовые отношения еще господствуют. К., как глава семьи, в ответе и за же жену, и за малых детушек, и за братьев. Он обязан вступиться за честь жены, за личную честь и честь семьи. Ему послушны и братья. Соблазняя жену К;, Кирибеевич наносит оскорбление не просто частному яйцу, купцу К., а всему христианскому люду, потому что К. — носитель семейных, родовых устоев, существующего общественного устройства. Именно защита народных, патриархально-родовых принципов жизни делает К.эпическим героем, придает его обиде общенациональный масштаб, а решимость К. отомстить обидчику предстает как общенародный протест, освященный санкцией народного мнения.

Поэтому и бой К. происходит на виду всей Москвы, всего честного народа. Эмоциональным выражением смертельного поединка, его бескомпромиссности, заранее предопределенного исхода и вместе с тем высоты нравственной идеи, защищаемой К., служит торжественное описание столицы перед боем («Над Москвой великой, златоглавою…»). Самому поединку также придано символическое значение. Ритуал традиционного кулачного боя — от приготовления к нему до окончания — чрезвычайно важен в контексте художественного смысла «Песни…». Потешный кулачный бой, где мерились силой удалые храбрецы, превращен в идейное противостояние старого уклада с разрушающим его своеволием. Форма поединка, узаконенная народным обычаем, где сила честно сражается с силой, основана на справедливом законе: «Кто побьет кого, того царь наградит, А кто будет побит, тому Бог простит!» Перед боем К. обращается ко всему православному миру: «Поклонился прежде царю грозному, После белому Кремлю да святым церквам, А потом всему народу русскому».

Однако общенародное дело, за которое К, готов биться, принимает форму личного протеста. К. не идет к царю, блюстителю порядка и традиций, чтобы добиться справедливости, а берет на себя личную ответственность. Человек уже не доверяет царской власти, а в известной мере противопоставляет себя ей, не видя в царе гаранта народных обычаев и христианского закона. Больше того: защищая прежние устои, К. одновременно совершает преступление, ибо превращает потешный бой в мщение. Мотивы, движущие К., – высоки, но поступок его ставит К. вне чтимого..им родового закона. Чтобы защитить вековые обычаи, личность должна нарушить их.

В К. воплощен образ героя-мстителя, борющегося за справедливость, причем — и это характерно для Лермонтова — именно личность берет на себя право отстаивать народную правду. Углубление народного, демократического начала связано с преодолением канона байронической поэмы: героем-мстителем избран «простой» человек. Современная проблематика погружена в историю, а история воссоздается с позиций настоящего. Чувствуя актуальность «Песни…», ее сюжет сопоставляли с реальными событиями тех лет: с семейной трагедией Пушкина и историей увоза гусаром жены московского купца.

Кирибеевич — опричник, любимец Ивана Грозного, из семьи Малютиной (Малюты Скуратова). Прозвище — Кирибеевич — скорее татарского происхождения (Кирибей), однако этот мотив не развит. Можно думать, что Кирибеевич принял православную веру (отвечая царю, он говорит: «злы татаровья»). К. антагонист Калашникова, носитель неограниченного личного начала. В этом смысле он сходен с демоническими героями Лермонтова. К. бунтует против веками освященного порядка, нарушая патриархально-родовые законы и соблазняя жену Калашникова, Алену Дмитриевну. К. презирает народное мнение и народный обычай, подчеркивает, что он прежде всего — слуга царя и неподвластен народному целому. Семейно-родовым связям он противополагает социально-иерархические отношения.

Искушая и соблазняя Алену Дмитриевну, К. сулит ей богатые дары и заручается поддержкой Ивана Грозного. В отличие от Калашникова, К., выходя на бой, кланяется только царю. И на самый бой он идет с целью потешить «царя нашего батюшку». Своеволие К. проявляется и в том, что он — «лукавый раб» — обманул царя, «Не сказал правды истинной, Не поведал , что красавица В церкви Божией перевенчана, Перевенчана с молодым купцом По закону нашему христианскому». Идет против традиции и ее защитник — оскорбленный К. купец Калашников.

Тем самым в поэме столкнулись два мятежника — один защищает старые порядки, другой их разрушает. Своевольство чуждо народу, но поддержано царской властью, защитник старины мил народу, но не угоден царю, потерявшему своего любимца. Калашников и К. выведены Лермонтовым на арену исторической жизни в переломный момент, когда патриархальные отношения и патриархальная психология стали разрушаться под натиском индивидуалистических страстей. Этот разлом коснулся самых интимных сторон жизни, определив конфликт, ставший содержанием «Песни…».

Царь Иван Васильевич Грозный — одно из основных действующих лиц поэмы. Изображен в духе народных традиций. Мотив извращенного характера царя как причины деспотизма и тирании, в согласии с тогдашней исторической наукой, опущен. «Справедливость» и «жестокость» Г. осознаны как особенности эпохи: когда Степан Калашников признается, что убил Кирибеевича «вольной волей», но отказывается сказать «за что и про что», то Г. в точности исполняет его просьбу. Он, далее, оказывает ему особую «милость», обещая топор «наточить-навострить», палача «одеть-нарядить» и звонить «в большой колокол», избавляя Калашникова от мучительной смерти и придавая ей торжественность. Г. представляется в поэме не в качестве государственного деятеля, политика, воина, а в частном быту. Он — хранитель патриархально-родовых связей, стоит за законную любовь и в духе народных представлений не помышляет о насилии над волей своего раба-любимца Кирибеевича или Алены Дмитриевны. Однако патриархальные связи начинают распадаться, и власть царя вступает в противоречие с народной нравственностью. Поскольку Кирибеевич обманул Г., утаив от него, что Алена Дмитриевна замужем, то царь, наказывая Калашникова, осуществляет формальное право, слепо следуя христианскому закону, и опирается на силу власти, а не на силу обычаев. Тем самым он невольно подрывает патриархально-родовые устои и карает того, кто эти законы защищал. Народный обычай становится формой царского произвола. В этой противоречивости проступило своеобразие лермонтовской трактовки Г., который оправдывает обидчика-любимца, виновного в бунте против устоев. Правда царя и правда народа разошлись, и это предвещает закат патриархальной эпохи.

Песня про царя Ивана Васильевича, молодого опричника и удалого купца Калашникова — Лермонтов М.Ю.

«Песня про. купца Калашникова». Иллюстрация В.М. Васнецова. 1891 г.

Название: Песня про царя Ивана Васильевича, молодого опричника и удалого купца Калашникова. Лермонтов М.Ю.
Раздел: Краткое содержание произведений
Тип: изложение Добавлен 14:58:18 24 августа 2005 Похожие работы
Просмотров: 7752 Комментариев: 47 Оценило: 42 человек Средний балл: 3.4 Оценка: 3 Скачать
Ох, ты гой еси, царь Иван Васильевич!
Про тебя нашу песню сложили мы,
Про твово любимого опричника,
Да про смелого купца, про Калашникова;
Мы сложили ее на старинный лад,
Мы певали ее под гуслярный звон
И причитывали да присказывали.
Православный народ ею тешился,
А боярин Матвей Ромодановский
Нам чарку поднес меду пенного,
А боярыня его белолицая
Поднесла нам на блюде серебряном
Полотенце новое, шелком шитое.
Угощали нас три дни, три ночи,
И всё слушали—не наслушались.

Не сияет на небе солнце красное,
Не любуются им тучки синие:
То за трапезой сидит во златом венце,
Сидит грозный царь Иван Васильевич.
Позади его стоят стольники,
Супротив его всё бояре да князья,
По бокам его всё опричники;
И пирует царь во славу божию,
В удовольствие свое и веселие.
Улыбаясь царь повелел тогда
Вина сладкого заморского
Нацедить в свой золоченый ковш
И поднесть его опричникам.
— И все пили, царя славили.
Лишь один из них, из опричников,
Удалой боец, буйный молодец,
В золотом ковше не мочил усов;
Опустил он в землю очи темные,
Опустил головушку на широку грудь —
А в груди его была дума крепкая.
Вот нахмурил царь брови черные
И навел на него очи зоркие,
Словно ястреб взглянул с высоты небес
На младого голубя сизокрылого,—
Да не поднял глаз молодой боец.
Вот об землю царь стукнул палкою,
И дубовый пол на полчетверти
Он железным пробил оконечником —
Да не вздрогнул и тут молодой боец.
Вот промолвил царь слово грозное —
И очнулся тогда добрый молодец.
“Гей ты, верный наш слуга, Кирибеевич,
Аль ты думу затаил нечестивую?
Али славе нашей завидуешь?
Али служба тебе честная прискучила?
Когда всходит месяц — звезды радуются,
Что светлей им гулять по поднебесью;
А которая в тучку прячется,
Та стремглав на землю падает.
Неприлично же тебе, Кирибеевич,
Царской радостью гнушатися;
А из роду ты ведь Скуратовых,
И семьею ты вскормлен Малютиной. ”
Отвечает так Кирибеевич,
Царю грозному в пояс кланяясь:
“Государь ты наш, Иван Васильевич!
Не кори ты раба недостойного:
Сердца жаркого не залить вином,
Думу черную—не запотчевать!
А прогневал я тебя—воля царская:
Прикажи казнить, рубить голову,
Тяготит она плечи богатырские
И сама к сырой земле она клонится”.
И сказал ему царь Иван Васильевич:
“Да об чем бы тебе молодцу кручиниться?
Не истерся ли твой парчевой кафтан?
Не измялась ли шапка соболиная?
Не казна ли у тебя поистратилась?
Иль зазубрилась сабля закаленная?
Или конь захромал, худо кованный?
Или с ног тебя сбил на кулачном бою,
На Москве-реке, сын купеческий?”
Отвечает так Кирибеевич,
Покачав головою кудрявою:
“Не родилась та рука заколдованная
Ни в боярском роду, ни в купеческом;
Аргамак мой степной ходит весело;
Как стекло горит сабля вострая;
А на праздничный день твоей милостью
Мы не хуже другого нарядимся.
Как я сяду поеду на лихом коне
За Москву-реку покататися,
Кушачком подтянуся шелковым,
Заломлю на бочок шапку бархатную,
Черным соболем отороченную,—
У ворот стоят у тесовыих
Красны девушки да молодушки,
И любуются глядя, перешептываясь;
Лишь одна не глядит не любуется,
Полосатой фатой закрывается.
На святой Руси, нашей матушке,
Не найти, не сыскать такой красавицы:
Ходит плавно—будто лебедушка;
Смотрит сладко — как голубушка;
Молвит слово—соловей поет;
Горят щеки ее румяные,
Как заря на небе божием;
Косы русые, золотистые,
В ленты яркие заплетенные,
По плечам бегут, извиваются,
С грудью белою цалуются.
Во семье родилась она купеческой,—
Прозывается Аленой Дмитревной.
Как увижу ее, я и сам не свой:
Опускаются руки сильные,
Помрачаются очи бойкие;
Скучно, грустно мне, православный царь,
Одному по свету маяться.
Опостыли мне кони легкие,
Опостыли наряды парчовые,
И не надо мне золотой казны:
С кем казною своей поделюсь теперь?
Перед кем покажу удальство свое?
Перед кем я нарядом похвастаюсь?
Отпусти меня в степи приволжские,
На житье на вольное, на казацкое.
Уж сложу я там буйную головушку
И сложу на копье бусурманское;
И разделят по себе злы татаровья
Коня доброго, саблю острую
И седельце браное черкасское.
Мои очи слезные коршун выклюет,
Мои кости сирые дождик вымоет,
И без похорон горемычный прах
На четыре стороны развеется. ”
И сказал, смеясь, Иван Васильевич:
“Ну, мой верный слуга! я твоей беде,
Твоему горю пособить постараюся.
Вот возьми перстенек ты мой яхонтовый
Да возьми ожерелье жемчужное.
Прежде свахе смышленой покланяйся
И пошли дары драгоценные
Ты своей Алене Дмитревне:
Как полюбишься—празднуй свадебку,
Не полюбишься — не прогневайся”.
Ох ты гой еси, царь Иван Васильевич!
Обманул тебя твой лукавый раб,
Не сказал тебе правды истинной,
Не поведал тебе, что красавица
В церкви божией перевенчана,
Перевенчана с молодым купцом
По закону нашему христианскому.

Ай, ребята, пойте — только гусли стройте!
Ай, ребята, пейте — дело разумейте!
Уж потешьте вы доброго боярина
И боярыню его белолицую!

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: