Переводы Лермонтова с немецкого

Я проводил тебя со слезами; но ты удалилась, чужда сожалений и слез.

Где долго ожиданный день, столько радости мне обещавший? — погиб он! — но я не раскаялся в том, в чем тебе поклялся.

И если б могла ты понять и измерить страданья мои, то вечно бы ты не забыла того, кто тебя никогда не забывал.

Тогда бы заплакала ты, и тот миг воскресил бы опять охладевшее мое счастье.

Мое сердце, отвергнутое тобою, мой ангел! все-таки тебе принадлежит; но сердце, тобою любимое, не будет так постоянно.

Переводы Лермонтова с немецкого

По-немецки Лермонтов говорил с первых лет своей жизни: до подросткового возраста его воспитывала няня-немка, Христина Осиповна Ремер. Она не так знаменита, как пушкинская Арина Родионовна, и в юношеских дневниках будущий поэт картинно сокрушался: «Как жалко, что у меня была мамушкой немка, а не русская – я не слыхал сказок народных; в них, верно, больше поэзии, чем во всей французской словесности». С русскими сказками у него и правда не сложилось, но зато в распоряжении мальчика оказались лучшие произведения литературы немецкой: сборник братьев Гримм, стихи и проза Гёте, баллады Шиллера. Читалось все это, разумеется, не в переводах, а в подлиннике.

Самостоятельно переводить с немецкого Лермонтов начал в годы учебы в Московском благородном пансионе. По традиции, заложенной Василием Жуковским, это были переводы «своевольные»: сохраняя оригинальную авторскую идею, переводчик мог на свое усмотрение менять количество строк, стихотворный размер и даже сюжет. Будущий поэт интересовался и французской, и английской литературой, но лучше всего, по признанию исследователей, у него получались именно переводы с немецкого: Гёте, Гейне, Шиллер, Цедлиц. Это занятие Лермонтов не бросал до конца жизни. Одно из его самых известных стихотворений, которое так и называется – «Из Гёте», было написано в 1840 году, всего за год до гибели.

Ученическая пьеса «Люди и страсти», созданная в 16 лет под влиянием Фридриха Шиллера, имела немецкое заглавие: «Menschen und Leidenschaften. Ein Trauerspiel». В ней Лермонтов описал конфликт между отцом и воспитавшей его бабушкой, а главным героем сделал юношу, который остро переживает семейные распри. Шиллеру поэт обязан был и своим первым творческим псевдонимом. На страницах драмы «Дон Карлос» ему попалось на глаза имя графа Лермы – испанского государственного деятеля, фаворита короля Филиппа III и одного из самых могущественных людей своей эпохи. Лермонтов сочинил легенду о том, что знаменитый граф был его предком, и начал подписывать письма и стихотворением просто «Лерма», а свою фамилию в документах стал писать через «а».

При дворе Лермонтова, как известно, не любили. «Жалкая книга, показывающая большую испорченность автора», – презрительно высказался о «Герое нашего времени» император Николай I. Но одна преданная поклонница у поэта в царской семье все же была. Его стихи и прозу полюбила супруга императора Александра Федоровна, в девичестве – принцесса Фридерика Прусская. Она цитировала в записных книжках строчки из «Молитвы», устраивала придворные чтения поэмы «Демон», хлопотала за поэта, когда тот был в опале, а после дуэли написала: «Гром среди ясного неба… Вздох о Лермонтове, об его разбитой лире, которая обещала русской литературе стать ее выдающейся звездой».

В Германии известность к поэту пришла еще при жизни. Первый перевод его прозы на иностранный язык был сделан именно немцами: в 1841 году повесть «Бэла» из «Героя нашего времени» была опубликована в литературном журнале Freihafen. Перевел ее писатель и критик Карл Август Фарнхаген фон Энзе, большой почитатель русской литературы, поддерживавший тесные связи с коллегами из России.

Уже в 1852-м выходит целый двухтомник «Поэтическое наследие М. Лермонтова» (M. Lermontoff’s poetischer Nachla&#223 за авторством писателя и поэта Фридриха Боденштедта. Филологи до сих пор ругают это издание за чересчур вольные переводы (кое-каким неоконченным произведениям Бонденштедт придумал собственные концовки), но мелодику и настроение лермонтовских текстов ему передать удалось: впоследствии книга вдохновила композитора Ференца Листа на написание романса «Молитва» по одноименному стихотворению. Поэма «Демон», запрещенная в России после смерти поэта, впервые была целиком издана на русском языке тоже в Германии – произошло это в 1856 году.

В Баден-Вюртемберге на протяжении более 100 лет хранился внушительный по своим объемам архив Лермонтова. Александра Верещагина, любимая московская кузина поэта, вышла замуж за немецкого барона Карла фон Хюгеля и увезла с собой за границу лермонтовские автографы, черновики и рисунки. Кроме того, на протяжении всей жизни она собирала все, что было связано с гениальным братом: публикации в журналах, письма и рецензии.

После гибели Лермонтова к Верещагиной обратилась Варвара Лопухина, одна из возлюбленных поэта. Она опасалась, что связанные с его именем реликвии может из ревности уничтожить ее муж Николай Бахметьев. Подруги тайно встретились на заграничном курорте, и Лопухина передала Верещагиной содержимое своих архивов.

Перчатка (Шиллер; Лермонтов)

← Баллада (Над морем красавица…) Перчатка : Из Шиллера
автор Фридрих Шиллер , пер. Михаил Юрьевич Лермонтов (1814—1841)
Дитя в люльке →
Язык оригинала: немецкий. Название в оригинале: Der Handschuh (Eine Erzählung) , 1797. — См. Стихотворения 1829 . Дата создания: 1829, опубл.: 1860 [1] . Источник: ФЭБ 1954 • Перевод неполный — с пропуском 11 стихов оригинала, между стихами 30 и 31 перевода. См. также перевод Жуковского.

ПЕРЧАТКА

Вельможи толпою стояли
И молча зрелища ждали;
Меж них сидел
Король величаво на троне;
5 Кругом на высоком балконе
Хор дам прекрасный блестел.
Вот царскому знаку внимают.
Скрыпучую дверь отворяют,
И лев выходит степной

  • 10 Тяжелой стопой.
    И молча вдруг
    Глядит вокруг.
    Зевая лениво,
    Трясет желтой гривой
  • 15 И, всех обозрев,
    Ложится лев.
    И царь махнул снова,
    И тигр суровый
    С диким прыжком
  • 20 Взлетел опасный
    И, встретясь с львом,
    Завыл ужасно;
    Он бьет хвостом,

    Потом

  • 25 Тихо владельца обходит,
    Глаз кровавых не сводит…
    Но раб пред владыкой своим
    Тщетно ворчит и злится:
    И невольно ложится
  • 30 Он рядом с ним.
    Сверху тогда упади
    Перчатка с прекрасной руки
    Судьбы случайной игрою
    Между враждебной четою.
  • 35 И к рыцарю вдруг своему обратясь,
    Кунигунда сказала, лукаво смеясь:
    «Рыцарь, пытать я сердца люблю.
    Если сильна так любовь у вас,
    Как вы твердите мне каждый час,
  • 40 То подымите перчатку мою!»
    И рыцарь с балкона в минуту бежит,
    И дерзко в круг он вступает,
    На перчатку меж диких зверей он глядит
    И смелой рукой подымает.

  • 45 И зрители в робком вокруг ожиданье,
    Трепеща, на юношу смотрят в молчанье.
    Но вот он перчатку приносит назад.
    Отвсюду хвала вылетает,
    И нежный, пылающий взгляд —
  • 50 Недального счастья заклад —
    С рукой девицы героя встречает.
    Но досады жестокой пылая в огне,
    Перчатку в лицо он ей кинул:
    «Благодарности вашей не надобно мне!»
  • 55 И гордую тотчас покинул.

    Примечания

    Печатается по автографу ПД, тетр. 3. По нахождению в ней датируется 1829 годом.

    Великая бородинская битва

    Школьное сочинение

    Битва при селе Бородино стала переломным моментом в ходе Отечественной войны 1812 года. Бесконечные мужество и отвага, проявленные русскими солдатами в этой битве, были отражены не только в исторических хрониках, но и в произведениях многих поэтов и писателей, вдохновленных великим подвигом своего народа.

    Стихотворение М. Ю. Лермонтова «Бородино» — это, в основном, бесхитростный рассказ старого бывалого воина, принимавшего участие в легендарном бою. В словах этого человека звучит неприкрытая гордость и восхищение своими товарищами по оружию, из которых, к сожалению, «немногие вернулись с поля». Вынужденное отступление многими воспринималось с досадой и горечью, но когда схватка с французами стала неизбежной, русские солдаты с радостью высказали готовность «постоять головою» за свою родину. И они с честью сдержали клятву верности, данную перед началом Бородинского боя. Выдержка, неустрашимость, боевая удаль, выносливость и напористость простых русских солдат помогли не только одержать долгожданную победу, но и изменить весь ход войны. Ярко и живо описывает бывалый воин эту битву: «смешались в кучу кони, люди», «рука бойцов колоть устала», «залпы тысячи орудий слились в протяжный вой». И все же, несмотря на усталость и многочисленные потери, солдаты «были все готовы заутра бой затеять новый и до конца стоять».

    С тех пор прошло уже очень много времени, но и сегодня мы гордимся и восхищаемся доблестью русского народа.

    Смотрите также:

    УкрЛіб © 2000 — 2020, Євген Васильєв
    При використанні матеріалів сайту, посилання на УкрЛіб обов’язкове.

  • Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
    Добавить комментарий

    ;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: