Пейзажная лирика в творчестве А

Пейзажная лирика в творчестве А.С. Пушкина и М.Ю. Лермонтова

А.С. Пушкин и М.Ю. Лермонтов выдающиеся поэты первой половины 19 века. Основным видом творчества у обоих поэтов является лирика. В своих стихах каждый из них описывал много тем, например, тема свободолюбия, тема Родины, природы, любви и дружбы, поэта и поэзии. Все стихи Пушкина наполнены оптимизмом, верой в существование прекрасного на земле, яркими красками в изображении природы, а у Михаила Юрьевича везде прослеживается тема одиночества. Лермонтовский герой одинок, он пытается что-то найти в чужом краю.

Что ищет он в краю далеком,
Что кинул он в краю родном.

В стихотворениях Пушкина «Осень» мы видим разнообразные картины: зимние праздники, охота помещиков, от которой страдают земли крестьян, катание на коньках и многое другое. Здесь он размышляет и о положении поэта в годы крепостничества в России. Александр Сергеевич из всех других времен года отдавал предпочтение осени: «из годовых времен, я рад лишь ей одной». Живописными, красочными цветами он описывает осенний пейзаж: «прекрасное природы увяданье», «в багрец и золото одетые леса». Читая его стихотворения о природе, которые наполнены волшебными звуками, мы невольно видим, представляем себе великолепные просторы русской природы.

Природа в поэзии М.Ю. Лермонтова свободная, романтическая стихия. В своих стихах он как бы перекликается с разными природными явлениями. Для него ветер в небесах, нечто могучее и сильное.

Шуми, шуми же, ветер в ночи,
Играй свободно в небесах
И освежи мне грудь и очи.

Лермонтовскому лирическому герою приходится вступать в единоборство с природой, и это борьба равных сил. В его ранней лирике преобладают экзотические картины Кавказа, его любимого края. Он создает в стихотворении «Утро на Кавказе» романтический пейзаж, описывая звезды, луну, туман, тучи, облака.
Светает — вьется дикой пеленою
Вокруг лесистых гор туман ночной.

Для Пушкина природа — это родной дом, в котором он скрывается от надоевших ему проблем, где он отдыхает от суеты жизни. В стихотворении «Деревня» он говорит: «Я здесь от суетных оков освобожденный, учуся в истине блаженство находить». У Лермонтова же природа предстает в обличии могучего, сильного существа, но в стихотворении «Утро на Кавказе» появляется и сентиментальное описание пейзажа.
Вот на скале новорожденный луч
Зародился вдруг, прорезавшись меж туч,
И розовый по речке и шатрам
Разлился блеск, и светит там и там.

Поэзия этих двух великих поэтов очень различна, хотя Михаил Юрьевич и является продолжателем пушкинских творений, но он творил в эпоху формирования периода жестокого режима николаевской реакции; а Пушкин во времена революционного подъема и веры в прекрасные идеалы свободы и равенства всех людей. Поэзия Лермонтова глубоко трагична, она полна разочарований в жизни. В творчестве Александра Сергеевича, мы находим для себя много тех вещей, которые близки нам, его творчество учит нас жизни, воспитывает в нас добрые чувства, говорит о любви. Пейзажная лирика в стихотворениях этих поэтов является основным направлением их произведений, они ощущали себя детьми природы, которая являлась вдохновением на творчество.

купить мбор 5ф и другую огнезащиту от ООО «КРОСТ», в том числе маты прошивные базальтовые, огнезащитную краску. Полный ассортимент огнезащитных материалов.

Тема природы в лирике Пушкина

Лирика Александра Сергеевича Пушкина очень разнообразна. Это был очень одаренный человек, одинаково талантливо писавший стихи и прозу. Он затрагивал в своем творчестве многие темы: любви, дружбы, свободы. Очень важна в поэзии Пушкина тема природы.
Пушкин очень любил русскую природу, ценил ее. Она вдохновляла поэта на создание новых прекрасных произведений.
Одним из ярких примеров таких произведений является стихотворение «Осень». Больше всех времен года поэт любил осень. Обычно осень в поэзии связана с настроением грусти. Пушкин же само увядание природы расценивает как могучее движение жизни.
Вначале поэт описывает разные времена года и объясняет, почему он их не любит, отчего они ему не подходят:
Теперь моя пора: я не люблю весны;
Скучна мне оттепель; вонь, грязь – весной я болен;
Кровь бродит; чувства, ум тоскою стеснены…

Ох, лето красное! любил бы я тебя,
Когда б не зной, да пыль, да комары, да мухи.
Ты все душевные способности губя,
Нас мучишь; как поля, мы страждем от засухи…
Выбор поэта своеобразен. Ведь в основном люди любят как раз такие времена года, как весна или лето. Но лирическому герою эти сезоны не приносят никакого удовольствия. Он любит осень. Только в это время года он чувствует себя прекрасно. Ему близка прелесть увядания русской природы:
Унылая пора! Очей очарованье!
Приятна мне твоя прощальная краса –
Люблю я пышное природы увяданье,
В багрец и в золото одетые леса…
Пушкин нашел подлинную красоту и прелесть в скромной осенней природе: «Унылая пора! Очей очарованье! Приятна мне твоя прощальная краса…». Окружающая природа влияет на творчество поэта. Именно осенью к нему приходит особое вдохновение.
Природа в творчестве Пушкина наделена глубоким философским смыслом. Вечные законы природы Пушкин рассматривает как глубочайшую мудрость мира. В стихотворении «Вновь я посетил…» Пушкин описывает свои впечатления от посещения Михайловского. Там он провел в ссылке два года. Мысли поэта обращаются к прожитому, он печально размышляет о себе и о времени.
Стихотворение очень просто по своим образам и настроению. Пушкин перечисляет памятные места, факты своей жизни («Вот опальный домик…», «Вот холм лесистый…»), видит неумолимый бег времени: «… и много Переменилось в жизни для меня, И сам, покорный общему закону, Переменился я…».
Пушкин чувствует мудрость этого «общего закона» — вечного обновления и торжества жизни. Он воплощается в его стихотворении в центральном образе трех сосен.
Скромная природа стала могучим источником поэтического вдохновения и глубокого философского прозрения. Пушкин приветствует рождение новой «зеленой семьи». Поэту радостно думать о том, что он неотделим от природы. На душе у него хотя и печально, но светло. Поэтому он так открыто смотрит в будущее.
Таким образом, тема природы играет важную роль в творчестве Пушкина. Самому поэту важно осознавать себя неотъемлемой частью вечного движения бытия. Природа способна вдохновить поэта на творчество, подарить ему прекрасное самочувствие. С помощью окружающей среды Пушкин понимает мудрейшие законы вселенной: все движется, все изменяется, все рождается и умирает.

0 человек просмотрели эту страницу. Зарегистрируйся или войди и узнай сколько человек из твоей школы уже списали это сочинение.

/ Сочинения / Пушкин А.С. / Разное / Тема природы в лирике Пушкина

Смотрите также по разным произведениям Пушкина:

Сочинение по лирике А. С. Пушкина

Величайший поэт России Александр Сергеевич Пушкин в своем творчестве обращался к темам, которые больше всего волновали его. Это — любовь, свобода, дружба, творчество. Наиболее полное представление об идеалах и жизненных ценностях поэта дает его лирика. В стихотворениях все значимо: каждый образ, каждая художественная деталь, ибо только с помощью таких приемов можно выразить все богатство и разнообразие переживаний. Любовь для Пушкина — спутница юности. Но она сопровождает поэта всю жизнь. В своем творчестве поэт неоднократно возвращается к теме любви. В ранний период творчества Пушкин пишет о дружеских пирушках, о радостях и разочарованиях любви. Юного поэта интересовали любовные забавы. Почти все стихотворения этого периода игривы.

Так, в стихотворениях «Красавице, которая нюхала табак», «Монах», «К Наташе» все обращается в шутку, в игру. Настоящего, возвышенного душевного порыва нет. Для раннего творчества Пушкина характерен жанр «легкой поэзии»;

Считается, что Пушкин был последователем Анакреона — греческого лирика, автора легкой и эротической поэзии. Еще в лицее Пушкин начинает писать в особом жанре любовной лирики — стихи в альбом. Интересно то, что поэт, не питавший обычно особенных чувств к владелице альбома, должен был написать ей признание в любви. Пушкин обычно писал шутки в виде какого-либо парадоксального утверждения:

  • Отечество почти я ненавидел —
  • Но я вчера Голицыну увидел
  • И примирен с отечеством моим.

В петербургский период Пушкин пишет любовные стихи, подобные лицейским, но появляется и нечто новое. Впервые возникает то, к чему впоследствии очень часто будет обращаться поэт, — возвышенный идеал: Где женщина не с хладной красотой, Но с пламенной, возвышенной, живой?

В петербургский период происходит постепенный переход от лицейской лирики к той новой, которая появится в южной ссылке. Все Дориды и Лиды для Пушкина на Юге уже в прошлом:

Мне вас не жаль, года весны моей,
Протекшие в мечтах любви напрасной.

В любовной лирике южного периода мы не найдем ничего, кроме грустного, даже трагичного настроения. Это связано с тем, что в этот период почти все творчество поэта подчиняется законам такого литературного направления, как романтизм.

Романтический герой Пушкина — это беглец из несвободного и не понимающего его мира. Он изгнанник, оставивший в том мире свою любовь. Как уже говорилось, любовные стихотворения этого периода трагичны. Такие ноты звучат в стихотворении «Прощанье»:

  • В последний раз твой образ милый
  • Дерзаю мысленно ласкать,
  • Будить мечту сердечной силой
  • И с негой робкой и унылой
  • Твою любовь воспоминать.

Считается, что все эти грустные мысли навевала Пушкину некая «утаенная любовь». «Утаенная любовь» подходила романтическому герою, соответствовала его образу. Литературоведы считают, что в стихах Пушкина прослеживается унынье, тоска, но есть «чудные мгновенья», которые связаны с любовью.

В период южной ссылки поэт пережил много сильных увлечений. Любовь заполняет короткое время пребывания Пушкина в Одессе. В многочисленных стихотворениях им созданы яркие образы любимых женщин. Однако любовь рассматривалась поэтом как чувство преходящее. Пушкин неискал вечной любви, вечной для него была только потребность любить. Любовную лирику Пушкина после 1824 года не следует рассматривать как поэтический анализ его «донжуанского списка». В стихотворениях «На холмах Грузии», «Я вас любил» говорится именно о чувствах поэта, а не об отношениях, связывающих его с возлюбленными.

В этих стихотворениях не стоит искать ответа на вопрос, кого имеет в виду поэт, признаваясь в искренней, нежной любви: «печаль моя полна тобою, тобой, одной тобой». В стихотворениях нет портрета возлюбленной. Любимых женщин Пушкин часто видит сквозь дымку воспоминаний и снов. В лирике Пушкина оживают его «любви пленительные сны». Это — стихотворения-воспоминания.

В стихотворении «Я вас любил» все чувства уже в прошлом, вернее, поэт пишет о том моменте, когда чувство уже угасает, но еще «угасло не совсем». В его душе оживает любовь-воспоминание. То же самое происходит в душе поэта в стихотворении «На холмах Грузии». Однако любовь-воспоминание становится источником новых ярких переживаний: И сердце вновь горит и любит оттого, Что не любить оно не может.

Любовь для Пушкина-лирика становится предметом высокой поэзии. Она словно выведена за рамки быта, житейской «прозы». «Стихотворения, коих цель горячить воображение любострастными описаниями, унижают поэзию», — говорит Пушкин,

А. С. Пушкин много размышлял о поэзии, но так и не ответил на вопрос о том, ради чего дается человеку талант стихотворца. Наверное, поэтический дар нужен для того, чтоб воздвигнуть «памятник нерукотворный», пробуждая сердца людей от сна. И основанием этого памятника была воспетая Пушкиным любовь.

Следующее сочинение из данной рубрики: ЛЮБОВНАЯ ЛИРИКА А. С. ПУШКИНА

Любовная лирика Пушкина

В. Г. Белинский считал, что любовное чувство Пушкина — «это не просто чувство человека, но чувство человека-художника, человека-артиста. Есть постоянно что-то особенно благородное, кроткое, нежное, благоуханное и грациозное во всяком чувстве Пушкина. В этом отношении, читая его творения, можно превосходным образом воспитать в себе человека».

Среди шедевров любовной лирики Пушкина особенно выделяются три стихотворения: «Я помню чудное мгновенье. » (1825), «На холмах Грузии лежит ночная мгла. » (1829) и «Я вас любил. » (1829).

Первое из них имеет конкретный адресат: оно посвящено Анне Петровне Керн и печатается постоянно с вынесенным в заглавие криптонимом «К. «. В основу его положены реальные факты биографии Пушкина. Еще в 1819 году на званом вечере в доме Оленина в Петербурге Пушкин встретился с молодой красави цей А. П. Керн. На юного поэта эта саммит произвела глубокое ощущение. Затем начались годы ссылки — сперва на юг, потом в Михайловское. Пушкин, конечно, забыл об этой случайной, эпизодической встрече. Летом 1825 года А. П. Керн приехала в гости к своей тетушке П. А. Осиповой, усадьбу которой в Тригор-ском Пушкин регулярно посещал. Встретив в этом месте А. П. Керн, поэт вспомнил о старом, мимолетном знакомстве. А когда 19 июля 1825 года Анна Петровна уезжала из Тригорского, Пушкин приехал и вручил ей на прощание эти стихи. А. П. Керн обратила чуткость на некоторое замешательство поэта в момент их вручения: «Когда я собиралась спрятать в шкатулку поэтический подарок, он длительно на меня смотрел, потом судорожно вырвал и не хотел возвращать; насилу выпросила я их опять; что у него промелькнуло тогда в голове, не знаю».

Замешательство поэта не было случайным. Вероятно, Пушкин не хотел, чтобы эти стихи воспринимались биографически-приземленно, как портрет Анны Петровны Керн и как описание истории их отношений. Житейские факты, на которые мы указали, явились для Пушкина лишь первотолчком к созданию стихотворения о святыне любви и ее роли в судьбе человека. Ведь обращены они к «гению чистой красоты» — образу высокому, небесному, взятому Пушкиным из стихотворения Жуковского «Лалла Рук». Учитель Пушкина, как мы знаем, говорил в нем о божественном происхождении красоты, которая, как благодать, посещает душу человека только в чистые мгновения его бытия. «Пушкин,— отмечает Н. Н. Скатов,— усвоил формулу Жуковского и уже в стихах изобразил неизобразимое: явленное чудо, пролетевшее видение»:

Я помню чудное мгновенье: Передо мной явилась ты, Как мимолетное виденье, Как гений чистой красоты.

И одновременно, следуя за Жуковским, Пушкин говорит в этом стихотворении о том, что почувствовать неземную, божественную красоту женского существа можно только пробудившеюся душой:

Душе настало пробужденье:

И вот опять явилась ты.

Вся биографическая подоплека в этих стихах оказывается перевернутой и поставленной в подневольность не от житейских фактов — приехала Керн в Тригорское и разбудила уснувшее чувство Пушкина,— а от душевного состояния поэта, от способности его в минуты приливов поэтического вдохновения ощущать «небесные черты» земной красоты.

Всмотримся в композицию этого стихотворения: оно делится на три равные части по две строфы в каждой. Они взаимосвязаны товарищ с другом и в то же пора самостоятельны по смыслу.

Первая часть напоминает музыкальный аккорд — замирающий и печальный. Это прошлое о былом, чудном мгновении встречи с одухотворенной и чистой женской красотой. Отзвуки этой встречи длительно хранит суть человеческая, наперекор приливам грусти, наперекор «тревогам шумной суеты». Память о любимой, о ее нежном голосе, о милых чертах ее лица защищает от разрушительных влияний жизни, подобно ангелу-хранителю, оберегает чистоту и душевную гармонию любящего человека.

Но вот наступает мгновение, когда жизненные бури и тревоги убивают это спасительное чувство. И тогда случается томительное душевное помрачение. Гармонический аккорд отзвучал, память о любимой исчезла, суть человеческая поэта «вкушает хладный сон». Вторая часть, самая драматическая, продолжает наметившееся в первой затухание возвышенных чувств вплоть до наступления пугающей, немой тишины:

Бурь порыв мятежный

Рассеял прежние мечты,

И я забыл твой звук нежный,

Твои небесные черты.

В глуши, во мраке заточенья

Тянулись тихо дни мои

Без божества, без вдохновенья,

Без слез, без жизни, без любви.

Реальное биографическое пора в этом месте присутствует: порыв мятежный южной ссылки, михайловское тихое заточение. Но заметим, что и в этом месте оно поставлено в прямую подневольность от душевного состояния поэта, теряющего связь с «чудным мгновеньем», с «гением чистой красоты». Обратим чуткость на строгую симметричность в движении чувства и в первой, и во второй части. И там и тут — от кульминации — к спаду: в первой — чудо встречи и постепенно гаснущая память о нем, во второй — взрыв мятежных бурь, разрушивших душевную гармонию,— и постепенное отмирание живых сердечных движений.

Третья часть — как пробуждение от мучительного сна — построена иначе: движение в ней идет не от кульминации к спаду, а от пробуждения к нарастанию душевного подъема, стремительно восстанавливающего все утраченное и достигающего в финале ликующего, мажорного торжества:

Душе настало пробужденье:

И вот опять явилась ты,

Как мимолетное виденье,

Как гений чистой красоты.

И сердце бьется в упоенье,

И для него воскресли ещё

И божество, и вдохновенье,

И жизнь, и слезы, и любовь.

Композиция стихотворения, как мы убедились, очень музыкальна. Н. Н. Скатов связывает ее «с совершенно особым типом музыкального мышления XIX века»: «оно заключает в себе не только романсность, но — симфонизм; это сложная трехчастная соната, подлинно бетховенское произведение: момент развития могучего духа с борьбой двух начал и с разрешающим, торжествующим выходом в светлый победительный финал».

Грустное и нежное прошлое, горестное сознание утраты и, наконец, торжественный взлет радости и восторга прекрасно воспроизвел М. И. Глинка в музыке своего романса, написанного уже после смерти Пушкина и посвященного дочери А. П. Керн. Но при этом, конечно, осталась за пределами музыкального выражения глубочайшая философичность пушкинского произведения, драматическая мистерия человеческого духа, достигающего в борениях с темными силами жизни светлого торжества Красоты, Правды и Добра. Эта граница содержания для своего музыкального выражения потребовала бы усилий целого симфонического оркестра.

Стихотворение «На холмах Грузии. » было написано Пушкиным в 1829 году, во пора его путешествия в Арзрум. Поэт предпринял его в довольно трудную минуту своей жизни: возобновившиеся преследования властей, безрезультатное сватовство к Н. Н. Гончаровой, сильно огорчившее влюбленного поэта. В. Ф. Вяземская, посылая это стихотворение в Сибирь М. Н. Волконской (Раевской), писала в 1830 году, что оно посвящено Пушкиным его невесте. В первой редакции, от которой поэт отказался, был глухой намек на постигшую его неудачу:

Я твой по-прежнему, тебя люблю я вновь

И без надежд и без желаний.

Как пламень жертвенный, чиста моя любовь

И нежность девственных мечтаний.

Во второй редакции стихотворения поэт убрал эти намеки. Ясно только, что речь идет о любви безответной, а может быть, и безнадежной. Но тем чище и бескорыстнее она у Пушкина, потому что такая любовь ничего не ждет и ничего не требует от любимой:

На холмах Грузии лежит ночная мгла;

Шумит Арагва предо мною.

Мне печально и легко; печаль моя светла;

Печаль моя полна тобою,

Тобой, одной тобой. Унынья моего

Ничто не мучит, не тревожит,

И сердце ещё горит и любит — оттого,

Что не любить оно не может.

Стихи пронизаны просветленной и одухотворенной печалью. Она передается более того природе. Жаркую, солнечную Грузию окутала ночная мгла. Обилие полугласных, сонорных звуков «л» и

«м» при полногласном «а» пронизывает всю первую строку, затухает во второй и возобновляется с нарастанием в третьей и четвертой. Ласкающее «л» буквально обволакивает всю первую строфу, определяя ее звуковую доминанту.

Вторая строфа открывается настойчивым и тревожным повторением-призывом «Тобой, одной тобой. «, в котором особенно впечатляет это трижды звучащее «ой» как стон, как призыв, как последняя надежда. А дальше, по контрасту, появляется тяжелое слово «уныние», которое смягчается во второй строке указанием на то, что это уныние просветленное, так как его уже «ничто не мучит, не тревожит». Боль безответного чувства ещё существует, но она не властна, она не способна убить высокую, духовную любовь. Финальные две строки — утверждение и торжество этой любви наперекор всем препятствиям и невзгодам.

В. Г. Белинский писал, что Пушкин «ничего не отрицает, ничего не проклинает, на все смотрит с любовью и благословением. Самая грусть его, несмотря на ее глубину, как-то необыкновенно светла и прозрачна; она умиряет муки души и целит раны сердца. Общий колорит поэзии Пушкина и в особенности лирической — внутренняя красота человека и лелеющая душу гуманность».

Поражает какая-то целомудренная стыдливость и простота поэтической речи Пушкина, чуждающейся метафор, ярких эпитетов и прочих специальных украшений. У него поют сами слова, сочетания слов, сочетания не придуманные, не навязанные языку поэтом, а зэки в самой его природе. И эта мелодия слов и словосочетаний порождает дополнительные поэтические смыслы безусловно, непреднамеренно и непроизвольно.

Эта особенность пушкинской лирики ярче всего, пожалуй, проявляется в стихотворении 1829 года «Я вас любил. «: Я вас любил: любовь ещё, быть может, В душе моей угасла не совсем; Но пусть она вас больше не тревожит; Я не хочу печалить вас ничем. Я вас любил безмолвно, безнадежно, То робостью, то ревностью томим; Я вас любил так искренно, так нежно, Как дай вам Бог любимой быть другим.

По высоте и чистоте нравственного чувства этим стихам трудно подобрать аналогию как в русской, так и во всей мировой литературе. Пушкин поднимается в них над эгоизмом любви, соприродном этому чувству, которое постоянно сопровождается ревнивым отношением к любимому человеку. Пушкин поднимается над ревностью легко и свободно, без всякого самоотречения и самоподавления, демонстрируя в этом месте редчайшую щедрость своей

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: