Пейзажная лирика А

По словам Белинского, «поэзия Пушкина удивительно верна русской реальности, изображает ли она русскую природу или русские характеры. «

Пейзажная лирика занимает особое место в творчестве Пушкина. Он был первым русским поэтом, который не только сам узнал и полюбил чудесный мир природы, но и открыл для читателей удивительную прелесть светлых, нежных красок пейзажа средней полосы РФ, величие седых снежных вершин Кавказа, своеобразную красоту морской стихии. На протяжении всего своего творчества Пушкин обращается к пейзажной лирике.

Едва закончив Лицей, молодой поэт описывает свое знаменитое стихотворение «Деревня». Перед нами предстают мирные картины тихой сельской природы:
Здесь вижу двух озер лазурные равнины,

Где парус рыбаря белеет изредка,

За ними ряд холмов и нивы полосаты,

Вдали рассыпанные хаты,

На влажных берегах бродящие стада.

Пушкин блестяще пользуется психологическими методами воздействия на читателя: за лирическим началом следует яркое описание крепостнической реальности. Пейзаж в этом произведении контрастирует с описанием жизни крепостной деревни. (С этим же приемом мы встречаемся в стихотворении «Румяный критик мой, насмешник толстопузый. «).

В ранней молодости Пушкин испытывает большое влияние Байрона, Мицкевича. Романтизм находит в Пушкине одного из самых деятельных приверженцев. К романтическим стихотворениям поэта, в которых ощущается тонкое чувство пейзажа, относятся «Редеет облаков летучая гряда. » «Погасло дневное светило. «, «К морю», «На холмах Грузии. » и многие другие, в частности произведения, написанные в годы южной ссылки, посвященные Кавказу, Крыму, вызвавшие подъем романтических настроений у поэта.

В стихотворении «Погасло дневное светило. » проходит тема воспоминания о «туманной родине», «где рано в бурях отцвела. потерянная младость». В нем прекрасна мечта о «волшебных краях», куда поэт стремится «с волненьем и тоскою». Минорный характер элегии соответствует общему настроению грустных раздумий о прошлой жизни, о покинутой родине. Художественные определения у Пушкина играют очень важную роль в понимании идейного смысла произведения. Такие выразительные эпитеты, как «потерянная младость», «томительный обман», «легкокрылая радость», «минутные друзья», усиливают мотив печали, тоски, сожаления; в то пора как другие: «берег отдаленный», «волшебные края», «пределы дальные», «обманчивые моря» — подчеркивают мысль о призрачной несбыточности «знакомой мечты». Олицетворения и метафоры очень характерны для романтических произведений Пушкина. Они удивительны своей экспрессией, необыкновенной впечатляющей силой: «родились слезы», «мечта. летает», «мне изменила радость//!/! сердце хладное страданью предала». Едва ли можно передать движение взволнованной человеческой души точнее, ярче, образнее, чем это сделал Пушкин: «душа кипит и замирает».

Нередко поэт употребляет обращения. В минуту прощания вспоминаются «отеческие края», «минутные друзья», «изменницы младые» и «все, что сердцу мило». А обращение к кораблю: «неси меня к пределам дальным» — открывает перед нами постоянное стремление автора к берегу «земли полуденной». Частое применение анафоры усиливает мотив вечности происходящего:

Шуми, шуми, послушное ветрило,

Волнуйся подо мной, угрюмый океан.

Пушкин использует инверсию: переносит глаголы в начало стиха, подчеркивая выраженное ими действо. Постоянное беспокойство, шум, ропот стихии созвучны душевному беспокойству поэта. Эти строчки три раза повторены в стихотворении, они определяют все его звучание. Это призыв, вечный зов золотых грез в «пределы дальные», подальше от печальных берегов. Глаголы, используемые поэтом в повелительном наклонении («шуми, шуми», «лети», «неси»), усиливают экспансивный порыв, устремленность ритма. Здесь пейзаж, как и в большинстве романтических произведений, несет функцию возбуждающую, которая определяет настроенность автора. Поэт употребляет перекрестные, парные, обхватные рифмы, чередует мужские и женские, которые в каждом конкретном случае выделяют слова, несущие основную смысловую

Расставание навеки со стихией моря, олицетворяющей для Пушкина свободу, — тема другого его романтического стихотворения — «К морю». Море, с его постоянным говором волн, призывным шумом, своенравными порывами, воплощает в себе идею свободы, независимости. Пушкинские эпитеты создают тот могучий вольготный образ, который так дорог автору. А художественные определения «последний раз», «прощальный час» развивают мысль о разлуке на всю жизнь с вольностью святой — высшим идеалом поэта.

С чувством глубокой печали говорит Пушкин о том, что ему «не удалось навек оставить. скучный, неподвижный брег» суетной, пустой жизни света и направить свой «поэтический побег» по волнам свободного океана. Но, обращаясь к морю, он обещает: «Не забуду твоей торжественной красы//И продолжительно, продолжительно слышать буду//Твой шум в вечерние часы». Не случайно поэтому олицетворение океана, который «ждал и звал» поэта. Всегда храня в сердце образ своенравной стихии, Пушкин и «шум призывный», и «говор волн» перенесет «в леса, в пустыни молчаливы», передаст всему миру торжественную и гордую красоту идей вольности и

Образ моря тесно связан с самим Пушкиным, с его мятежной личностью. Стихотворение сложно в интонационном отношении, потому что в нем сочетаются Как хороши эти строки! Они говорят о большой любви поэта к народу. Не случайны употребленные эпитеты «разгулье удалое» и «сердечная тоска». Они относятся к постоянным в русских сказках, песнях, былинах, а у Пушкина получают новое звучание. Художественные эпитеты удивительно точно передают саму песню, мгновенно вызывая в памяти проникнутые душевной болью, истинным страданием, чувством невосполнимой утраты, но простые и строгие ямщицкие песни: «Вот мчится тройка удалая. «, «Степь да степь кругом. » и множество других. Даже только одно это стихотворение дает нам представление о Пушкине как о поэте истинно русском, национальном.

Впечатления от Кавказа нашли, в частности, отражение в стихотворениях поэта «Обвал», «Кавказ». Своеобразная жизнь гор, мрачные скалы — олицетворение силы и неприступности, гордые орлы —жители тесных ущелий — все поразило фантазерство поэта. Пушкин описывает о природе как о каком-то живом существе (тучи, которые «смиренно идут»; Терек, играющий «в свирепом веселье», и «грозно теснящие» его «немые громады»). В стихотворении «Обвал» Пушкин использует только мужскую рифму, которая создает отрывистый, короткий, как бы падающий стих, как нельзя лучше передающий шум сорвавшейся с гор лавины льда и снега. Впечатление ревущего потока, несущегося в узкой теснине между скал, достигается приемами аллитерации и ассонанса, частым повторением согласного «р» и гласных «а» и «о».

В лирике Пушкина можно выделить стихотворения, в которых пейзаж способствует обличению крепостного права. Так, поэт приглашает своего «румяного критика» совместно посмотреть на русскую деревню: «избушек ряд убогий», а далее дает описание обычной жизни этой деревушки («Румяный критик мой. «). Угрюмая, безотрадная картина нищенского, бесправного существования невольно воспринимается как крик отчаяния, мольба о помощи, грозное обвинение всем богатым, сытым и безразличным. Именно этого и добивался Пушкин, подчиняя художественные средства идее протеста против крепостничества. Намеренно употребляемые прозаизмы: невысокий забор, «два бедных

деревца», мужик с гробиком своего ребенка, устало раздраженный тем, что много времени уходит на панихиду, — служат для воссоздания картины глубокой бедности, полного бесправия крестьян. Тон повествования, печальный, унылый, изредка более того скорбный, резко отличается от гимна любви к жизни в таких стихотворениях, как «Зимнее утро», «Осень».

Глубоким философским смыслом наполнено стихотворение «. Вновь я посетил. «. Его первые строки посвящены воспоминаниям, размышлениям о вечном круговороте жизни, о постоянстве перемен, происходящих в окружающем мире. После долгого отсутствия Пушкин снова приехал в Михайловское, где он провел «изгнанником два года незаметных». Он вспоминает умершую няню, опять видит дом, где жил тогда, холм, на котором сидел, озеро, глядя на которое он с грустью вспоминал «иные берега, иные волны». Грустная интонация вызывается также контрастом между прекрасной природой и убогой жизнью людей. Контраст достигается с помощью эпитетов и глаголов: «златые нивы», «зеленые пажити», озеро, «синея, стелется широко», и рыбак, что «тянет за собой убогий невод», деревни «рассеяны», мельница «скривилась». Но вот поэт обращает чуткость на три сосны:

Стоят — одна поодаль, две другие

Друг к дружке близко.

Теперь рядом с ними за десять прошедших лет разрослась молодая сосновая роща. Мысленный взор поэта обращается к «племени младому, незнакомому», которое перерастет «знакомцев» Пушкина и заслонит их «старую главу». Конечно же, не только зеленую поросль кругом старых корней имеет в виду Пушкин. Смысл этого обращения немаловажно глубже. «Младая . роща» становится символом будущих поколений. Слова поэта обращены к потомкам, которые достигнут большего, чем сумели свершить друзья-современники Пушкина, декабристы. Им поэт завещает благородные стремления, им сообщает высокие идеалы, им суждено осуществить мечты о «вольности святой», пронесенные через всю жизнь первым поэтом РФ. Гармоническое сочетание реальности и красоты природы— одно из величайших достижений поэзии/ Пушкина. Точное наблюдение сделал Добролюбов: «. картины русской природы и жизни. рассыпаны повсюду в его стихотворениях и выполнены с удивительным художественным совершенством».

Читальный зал

Исследования и монографии

О словарях, «содержащих нормы современного русского литературного языка при его использовании в качестве государственного языка Российской Федерации»

Варианты русского литературного произношения

Динамика сюжетов в русской литературе XIX века

Художественный текст: Основы лингвистической теории и элементы анализа

К истокам Руси

О языке Древней Руси

Не говори шершавым языком

Доклад МИД России «Русский язык в мире» (2003 год)

Конкурсные публикации

Традиции русской лирики в творчестве Н. А. Некрасова

Некрасов наследует поэтические традиции Пушкина и Лермонтова, интерпретирует их в контексте изменяющейся социокультурной реальности. Многие темы великих предшественников подвергаются творческому переосмыслению. «Колыбельная песня» носит подзаголовок «Подражание Лермонтову». Меняется не только содержание, но и адресат произведения. В ироничной манере автор обращается к чиновнику, чья жизнь предстает гротескными картинами подличания и компромиссов. К художественным особенностям стихотворения относится его жанровая форма; стилизация под казачью колыбельную позволяет автору пародировать героическую традицию, представить ее на материале современной поэту действительности.

В «Современной оде» поэт создает опыт инверсии классического жанра. Художественная – ирония воплощается в патетике провозглашения благодарности тому, кто ее не заслуживает. Антитезами бездуховности становятся в некрасовской лирике образы природы и родины. Поэт обращается к традиционным эмблемам, пытаясь постигнуть глубину социальной трагедии.

«Тройка» представляет развернутое описание девушки, наблюдающей стремительный бег коней, символ скорости воспринимается как метафора непрожитой жизни. Повествователь размышляет о тягостной судьбе деревенской женщины, с искренним сожалением говорит о ее драматическом существовании. Мечте противопоставляется реальность: работа «черная и трудная» , и «выражение тупого терпения и бессмысленный вечный испуг» на лице. Кульминацией произведения становится образ сырой могилы, ожидающей героиню. Финальная часть – рефрен, оттеняющий безрадостную жизнь и ожидание чуда, которое никогда не произойдет.

В лирическом эскизе «Перед дождем» намечены привычные элегические интонации. Образ природы вырисовывается скупыми экспрессивными красками. Если бы в стихотворении было три катрена, можно было бы предположить, что автор оттачивает свое мастерство живописца. Но финальное четверостишие нарушает тему гармонии мироздания. Появление фигур жандарма и ямщика, озвученное злым криком, не оставляет надежд на благостную уравновешенность природного мира.

В 1846 г. Некрасов пишет стихотворение «Родина», в котором ощущаются настроения пушкинской «Деревни» и «Родины» Лермонтова. В традициях буколической поэзии автор вспоминает «знакомые места» , «темный сад» , «аллею» , но умиротворенное состояние нарушается приемом антитезы, известным по витийственной лирике предшественников. «Пиры» , «грязный разврат» , «мелкое тиранство» становятся исчерпывающей характеристикой социального мира, а в качестве формы его воплощения предлагается проекция трагического состояния на привычную повседневность. В последнем стихе поэт с отвращением осматривает родные места, наблюдая упадок ненавистного барства.

Трагическим пафосом пронизано одно из программных произведений Некрасова – «Несжатая полоса». Основным в нем становится прием олицетворения. Лирическому герою слышится в шепоте колосьев рассказ о несчастной доле пахаря, вынужденного из последних сил возделывать землю, чтобы отдать большую часть урожая помещику.

Не менее драматична и небольшая поэма «В деревне». Разговор двух «старушонок» раскрывает всю безысходность положения несчастных женщин, одна из которых после смерти кормильца обречена на неминуемую гибель. Трехчастность произведения показывает динамику авторского отношения к происходящему. В последнем стихе лирический герой пытается отстраниться от действительности, но небо, затянутое «черной сеткой» улетающих птиц, настойчиво свидетельствует о человеческом несчастье.

Некрасовское отношение к описываемому предстает в поэтической исповеди «На Родине». Двустишие – «. хлеб полей, возделанных рабами, нейдет мне впрок» – указывает на позицию художника, принимающего близко к сердцу тяготы подневольного труда.

Фольклорный ритм «Забытой деревни» воспроизводит содержание многих народных песен, выражающих надежду на доброго барина. Описание «славного» помещика связывается с историей крестьян, которые умирают, уходят в солдаты, выдаются замуж, но нет в их жизни перемен, связанных с верой в барина-благодетеля. Многие стихотворения Некрасова основаны на приеме перенесения наиболее кульминационных сцен в финал. «Забытая деревня» не является исключением. Помещика привозят в деревню, чтобы похоронить, а новый «сел в свою карету – и уехал в Питер» .

Образы детства в некрасовской лирике связаны с темой человеческого страдания. Уже само название – «Плач детей» – указывает на апофеоз трагедии. В «Крестьянских детях» выражена близкая идея. Поэт обращается к детям с призывом любить «вековое наследство» , «хлеб трудовой» , «скудное поле» , но в пределах одного четверостишия встречается образ «поэзии детства» и «недр землицы родной» , что означает понимание автором неизбежности разрушения прекрасного начала мира.

В стихотворении «Арина, мать солдатская» выражена мысль, что горе народное трудно передать: «Мало слов, а горя – реченька, горя реченька бездонная» .

Женские образы в творчестве Некрасова воплощены в поэмах «Мороз, Красный нос», «Русские женщины». В первой автор повествует о женской доле: «с рабом повенчаться» , «быть матерью сына раба» , «до гроба рабу покоряться» . Но поэт верен гуманистической традиции русской литературы, в его творениях ощущается надежда на возможность преодоления безысходности. Патетическим гимном звучат слова, посвященные русской женщине в поэме «Кому на Руси жить хорошо».

Тема творчества в лирике Некрасова характеризуется во многом созданием нового комментария классических образов. В стихотворении «Вчерашний день, часу в шестом» женщина, избиваемая на Сенной, уподоблена Музе, страдающей и униженной. В эстетической программе «Муза» автор размышляет о непохожих поэтических божествах. Муза, ласково поющая и прекрасная, отвергается художником, не понимающим, как можно предаваться звукам «сладкогласным» , когда вокруг царят бездушие и жестокость. Другая ведет героя сквозь «бездны темные Насилия и Зла, Труда и Голода» , учит почувствовать «свои страдания» и благославляет возвестить о них миру.

Художественная концепция творчества в стихотворении «Блажен незлобивый поэт» развивает тему одного из лирических отступлений «Мертвых душ» Гоголя. Композиционно оно построено на противопоставлении стихотворца, «в ком мало желчи, много чувства», кто находит «сочувствие в толпе» , «любя беспечность и покой» , поэту, «чей благородный гений стал обличителем толпы, ее страстей и заблуждений» . В этом стихотворении разрабатывается и философская концепция пушкинского «Разговора книгопродавца с поэтом». Некрасов объединяет традиции предшественников, представляет драматическую перспективу художника, посвятившего свой талант осуждению порочной безмятежности общества, безучастного к страданиям людей.

В 1855 году Некрасовым создается горестное раздумье «Замолкни, Муза мести и печали». Мысль автора о безднах людского страдания, постигнуть которые не в силах ни один человек, завершается мыслью-побуждением «то сердце не научится любить, которое устало ненавидеть» .

В диалогической форме решается проблема творчества в «Поэте и Гражданине». Лирический певец выражает высокий порыв, противопоставленный общественной позиции гражданина, призывающего: «Проснись, громи пороки смело» .

Пушкинские мотивы звучат в живописном эскизе «Стихи мои! Свидетели живые». Прием олицетворения помогает выразить тождество природного и духовного начал. Метафора «душевные грозы» развивается в объемную по философскому смыслу фразу: «. и бьетесь о сердца людские, как волны об утес» .

Тема смерти становится одной из ипостасей размышлений о назначении поэта. Тематически связаны два шедевра некрасовской лирики «На смерть Шевченко» и «Что ни год – уменьшаются силы». Образ праведного и страдальческого пути ассоциируется с общественной позицией художника. Есть люди, размышляет автор, которые могут «рассудку страсти подчинять» , они погибают слишком рано. Трагическая тональность «Памяти Добролюбова» заключена в пафосе всего стихотворения и определяет философскую концепцию бытия: «. учил ты жить для славы, для свободы, но более учил ты умирать» .

В одном из последних стихотворений «Сеятелям» Некрасов использует прием аллегории. Под теми, кто бросает в землю семена, подразумеваются не только крестьяне, но и поэты, побуждающие людей на славные деяния. В этом заключается вера Некрасова в высокое назначение поэзии, ее способность создать идеальный образ мира, которому должна соответствовать действительность.

ВОПРОСЫ ДЛЯ РАЗМЫШЛЕНИЯ И ОБСУЖДЕНИЯ

ЧУВСТВО ПРИРОДЫ В РУССКОЙ ПОЭЗИИ


    Осенняя образность в лирике Пушкина и Тютчева:

а) тема творчества в отрывке «Осень»; раскрытие генезиса художественного импульса; б) мотив увядания жизни 2 стихотворениях Тютчева.

Весенний пейзаж в творчестве русских поэтов:

а) антикизация весны в классицистических аллегориях Кантемира («Послание»). Аллегорический принцип описания натуры; б) картина весеннего рождения мира в VII главе «Евгения Онегина». Место в композиции романа, соответствие духовных рельефов натуры героини и обновляющегося мира; в) усиление выразительных средств в изображении стремительно изменяющегося пейзажа: «Весенняя гроза», «Весенние воды» Тютчева; г) «Зеленый шум» Некрасова: весна как муза-утешительница и антитеза социальной дисгармонии. Фольклорные мотивы в описании обновляющейся природы («Дума», «Катерина»); д) музыкальное интонирование весенних метаморфоз в лирике Фета («Ночь весенней негой дышит. », «Пришла, и тает все вокруг. »).
Использование колористических эпитетов и метафор в создании картины просыпающейся природы («В разрыве облак солнце блещет. »).

  1. Пигарев К. В. Русская литература и изобразительное искусство. – М., 1966
  2. Саводник В. Ф. Чувство природы в поэзии Пушкина, Лермонтова и Тютчева. – М., 1911
  3. Касаткина В. Н. Музыка и живопись в стихах Тютчева. // «Мастерство русских классиков». – М., 1969
  4. Алексеев А. Д. Тема весеннего обновления в русской поэзии, живописи и музыке XIX века. // Типология русского реализма. – М., 1979

Анализ философской лирики Пушкина

Непреодолимый магнетизм поэзии Александра Сергеевича Пушкина заключается в том, что она позволяет наслаждаться не только красотой русского языка и выразительностью художественных образов, но и ценить мудрость и философские мотивы в поэзии.

Стихотворения Пушкина знамениты тем, что они охватывают все основные вопросы, на которые философия столетиями ищет определенные ответы. Лирика Пушкина настолько многообразна и широка, насколько интересна и красочна его личность, которая раскрывается перед нами в его бессмертных стихотворениях.

«Вновь я посетил…»

Стихотворение «Вновь я посетил…» посвящено раздумьям о прошлом, о пережитом опыте, который заключался в поиске смысла жизни и предназначении человеческой судьбы. Но эту лирику нельзя назвать мрачной или чересчур печальной, философские размышления Пушкина приводят читателя к понимаю того, что прошлое – это лишь символ перемен, которые делают жизнь настолько прекрасной и вдохновляющей.

Это стихотворение Пушкина написал в 1835 году, и в его стихах звучит философия зрелого человека, который осознает силу и очарование вечного круговорота жизни и то, что без прошлого – нет будущего.

«Погасло дневное светило…»

А стихотворение «Погасло дневное светило…» раскрывает перед нами трагичность судьбы автора, которому пришлось пережить на своем жизненном пути много невзгод и мучений. Философские мысли Пушкина сосредоточены вокруг порочности, которая укоренилась в обществе и ему приходится признать, что это никак нельзя изменить.

Его лирика повествует о тех сомнениях и горестях, которые способен переживать человек, пытаясь правильно идти по выбранному им пути, о том, как тяжело соответствовать свой судьбе… Пушкин использует простые аллегории, связанные с природой, чтобы донести до нас свое философское настроение, и это делает его поэзию по-настоящему чарующей и запоминающейся. (Тема поэта и поэзии в творчестве Пушкина)

«Элегия…»

«Элегию…» Александр Сергеевич написал в 1830 году, и это стихотворение относиться к одним из самых личностным в его творчестве – по своей форме оно напоминает монолог. Уже не молодой Пушкин оглядывается назад, и всматривается в свое прошлое, чтобы увидеть и свое несовершенство, и ощутить тяжесть на душе. А в будущем он видит «труд и горе», что звучит довольно обеспокоенно, но все же – это стимул мыслить и творить дальше.

Поэт выражает свое желание полноценно жить, а для него жить – это значит мыслить и чувствовать, и он готов к тому, что придется страдать, он принимает это. В этом и состоит философское наполнение этого печального, но эмоционально накаленного стихотворения. Он рассказывает о своих извечных музах – гармонии и бурной любви (Любовная лирика Пушкина), без которых его творчество было не таким ярким и полноценным.

«Подражание Корану»

Стихотворение «Подражание Корану» тоже относят к философской лирике, так как это поэтическое произведение носит в себе переживания поэта-изгнанника, которым чувствовал себя Пушкин, творческие метания и поиск своего назначения, как поэта. Пушкин использует восточный стиль для того, чтобы придать художественной форме стихотворения возвышенность и колоритность, он хочет передать мощный дух, который заложен в первоисточнике. Он затрагивает тему «поэта-пророка» и философски рассуждает о таких понятиях, как честь и долг и о том, какое значение они имеют для людей.

Нужна помощь в учебе?

Предыдущая тема: «Борьба с Пушкиным» нигилистов и футуристов : причины, течения
Следующая тема:&nbsp&nbsp&nbspЦелостность русской литературы: общие черты русской литературы XIX и XX веков

Все неприличные комментарии будут удаляться.

Сходство и различие творчества Пушкина и Лермонтова

Характеристика огромных различий, существующих между творчеством Пушкина и творчеством Лермонтова, — различий в круге идей и эмоций, различий в конкретных условиях развития деятельности каждого из них, различий в методе — отнюдь не означает ни постановки, ни решения вопроса о сравнительных достоинствах того и другого. Речь идет об объективном различии двух творческих типов, а то, что представлены они именами двух гениальных писателей, оставивших глубочайший след в истории русской литературы и культуры, говорит о равноправности и равноценности обоих видов творчества.

Глубокое своеобразие писательского лица Лермонтова подтверждается тем, что его произведения передовой критикой 1840-1860-х годов воспринимались как новое слово — отнюдь не как повторение или вариация сказанного Пушкиным.

Но вот проходят и 60-е годы, наступают последние десятилетия века, время Пушкина и Лермонтова уходит все дальше в прошлое, а сами они, давно ставшие классиками, в изображении историков литературы все чаще утрачивают черты неповторимого своеобразия, которые так четко виделись современникам, делаются необыкновенно похожими. Издаются собрания сочинений Лермонтова, из которых иные — при всей своей неполноте — уже называются «полными», а усилению сходства с Пушкиным необыкновенно содействует работа комментаторов, которые и в примечаниях и в статьях выясняют вполне реальные (в большинстве случаев) словесные совпадения в текстах обоих поэтов, но, сделав это объективно полезное дело, они дают в руки желающих достаточный материал для ложного заключения о том, что Лермонтов всю свою жизнь то больше, то меньше «подражал» Пушкину (как, впрочем, и другим поэтам). И либеральные историки литературы, стремясь лишить творчество Лермонтова самостоятельного значения и прогрессивного смысла, усердно доказывают, что у него не было своих идей, что он всегда заимствовал, всегда перепевал других, из русских писателей — больше всего Пушкина.

Некоторый итог дореволюционному изучению вопроса о соотношении Лермонтова с Пушкиным был подведен в небольшой книжке Б. В. Неймана. Она чрезвычайно показательна для состояния историко-литературной мысли своего времени. Представляет она прежде всего каталог или собрание хронологически расположенных данных о текстуальных заимствованиях Лермонтова из Пушкина (или о текстуальных же совпадениях в произведениях обоих писателей). Исследователь в принципе не считает, что любое совпадение говорит о заимствовании или влиянии и что влияние может сказываться только в заимствовании, но он добросовестно отмечает все совпадения, изредка, правда, отмечая сомнительность влияния, и фактически проблема влияния в основном сводится им к вопросу о заимствованиях; большее или меньшее количество текстуальных заимствований, обнаруживаемых в каком-либо произведении, означает в его глазах более или менее сильное влияние.

Это первое исследование молодого литературоведа (впоследствии долго и во многом плодотворно занимавшегося изучением Лермонтова) в целом почти лишено было историко-литературной перспективы и не намечало никаких связей с историческими условиями развития поэта, что, впрочем, и было характерно для состояния литературоведческой мысли того периода.

Говоря и о сходстве и о различиях, о признаках близости и о расхождениях между Пушкиным и Лермонтовым, исследователь постоянно опирается, так же как и его предшественники, в частности Б. В. Нейман, на материал реминисценций и текстуальных заимствований, скрупулезно учитывая и последние. И в этой связи к вопросу о них приходится обратиться еще раз, оперируя теперь уже данными более зрелого периода творчества — то есть с 1830 года, когда, по мнению Д. Д. Благого, «воздействие Пушкина на Лермонтова. заметно ослабевает».

Среди отмеченных когда-либо у Лермонтова реминисценций (действительных, спорных и мнимых) из русских авторов отзвуки Пушкина — самые многочисленные. Среди указаний на эти реминисценции тоже не все бесспорно, а впечатление, будто в каждом таком случае есть прямое заимствование, бывает и обманчиво. Порою у обоих поэтов совпадают небольшие отрезки текста, состоящие из часто встречающихся слов или коротких словосочетаний, которые легко могли быть употреблены в похожей ситуации независимо одно от другого.

Исследователь, правда, замечает по поводу таких случаев: «Каждого из этих сходств в отдельности было бы недостаточно, но наличие ряда их, причем все время в одинаковой ситуации, думается, свидетельствует о том, что в творческом комплексе, владевшем Лермонтовым в период создания им «Маскарада», сыграли свою роль и «Цыганы» Пушкина».

Возможно, однако, и иное объяснение этих словесных сближений: ведь они возникают на, основе сходства ситуаций, которые, в свою очередь, достаточно естественно возникают в ходе развития распространенного сюжета — трагедии ревности и мести. А все фрагментарные совпадения, подобные приведенным, объясняются, может быть, и еще более общим образом. Ведь впечатление сходства, ведущее к установлению реминисценций, в сильной степени поддерживается общностью словаря как в лирике, так и в поэмах. Словарь языка Лермонтова еще только создается, но «Словарь языка Пушкина» (под этим именно заглавием) уже существует и позволяет засвидетельствовать, что редкое слово у Лермонтова не находит себе соответствия у Пушкина. Это, конечно, отнюдь не означает, что Лермонтов — сознательно или бессознательно — копирует язык Пушкина, поддаваясь его влиянию. Вспомним слова самого Пушкина:

«. разум неистощим в соображении понятий, как язык неистощим в соединении слов. Все слова находятся в лексиконе; но книги, поминутно появляющиеся, не суть повторения лексикона».

Лермонтов является продолжателем дела Пушкина как создателя нового литературного языка, и язык своих произведений он строит из того же словарного материала, что и его предшественник. Отсюда возможность частичных и случайных совпадений.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Adblock detector