Стихи о советском паспорте (Маяковский)

← Красавицы Стихи о советском паспорте
автор Владимир Владимирович Маяковский
Нота Китаю →
См. Стихотворения 1929 . Источник: Маяковский В. В. Полное собрание сочинений: В 13 т. / АН СССР. Ин-т мировой лит. им. А. М. Горького. — М.: Худож. лит., 1955—1961. Т.10. в ФЭБ

Я волком бы
Я волком бы выгрыз
Я волком бы выгрыз бюрократизм.
К мандатам
К мандатам почтения нету.
К любым
К любым чертям с матерями
К любым чертям с матерями катись
любая бумажка.
10 любая бумажка. Но эту…
По длинному фронту
По длинному фронту купе
По длинному фронту купе и кают
чиновник
чиновник учтивый
чиновник учтивый движется.
Сдают паспорта,
Сдают паспорта, и я
Сдают паспорта, и я сдаю

  • 20 мою
    мою пурпурную книжицу.
    К одним паспортам —
    К одним паспортам — улыбка у рта.
    К другим —
    К другим — отношение плевое.
    С почтеньем
    С почтеньем берут, например,
    С почтеньем берут, например, паспорта
    с двухспальным
  • 30 с двухспальным английским левою.
    Глазами
    Глазами доброго дядю выев,
    не переставая
    не переставая кланяться,
    берут,
    берут, как будто берут чаевые,
    паспорт
    паспорт американца.
    На польский —
  • 40 На польский — глядят,
    На польский — глядят, как в афишу коза.
    На польский —
    На польский — выпяливают глаза
    в тугой
    в тугой полицейской слоновости —
    откуда, мол,
    откуда, мол, и что это за
    географические новости?
    И не повернув
  • 50 И не повернув головы качан
    и чувств
    и чувств никаких
    и чувств никаких не изведав,
    берут,
    берут, не моргнув,
    берут, не моргнув, паспорта датчан
    и разных
    и разных прочих
    и разных прочих шведов,
  • 60 И вдруг,
    И вдруг, как будто
    И вдруг, как будто ожогом,
    И вдруг, как будто ожогом, рот
    скривило
    скривило господину.
    Это
    Это господин чиновник
    Это господин чиновник берет
    мою
  • 70 мою краснокожую паспортину.
    Берет —
    Берет — как бомбу,
    Берет — как бомбу, берет —
    Берет — как бомбу, берет — как ежа,
    как бритву
    как бритву обоюдоострую,
    берет,
    берет, как гремучую
    берет, как гремучую в 20 жал
  • 80 змею
    змею двухметроворостую.
    Моргнул
    Моргнул многозначаще
    Моргнул многозначаще глаз носильщика,
    хоть вещи
    хоть вещи снесет задаром вам.
    Жандарм
    Жандарм вопросительно
    Жандарм вопросительно смотрит на сыщика,
  • 90 сыщик
    сыщик на жандарма.
    С каким наслажденьем
    С каким наслажденьем жандармской кастой
    я был бы
    я был бы исхлестан и распят
    за то,
    за то, что в руках у меня
    за то, что в руках у меня молоткастый,
    серпастый
  • 100 серпастый советский паспорт.
    Я волком бы
    Я волком бы выгрыз
    Я волком бы выгрыз бюрократизм.
    К мандатам
    К мандатам почтения нету.
    К любым
    К любым чертям с матерями
    К любым чертям с матерями катись
    любая бумажка.
  • 110 любая бумажка. Но эту…
    Я
    Я достаю
    Я достаю из широких штанин
    дубликатом
    дубликатом бесценного груза.
    Читайте,
    Читайте, завидуйте,
    Читайте, завидуйте, я —
    Читайте, завидуйте, я — гражданин
  • 120 Советского Союза.

    Примечания

    Сб. «Туда и обратно»; журн. «Огонек», М. 1930, № 12, 30 апреля; Сочинения, т. 8.

    Приводится по тексту сборника «Туда и обратно».

    Написано в июле 1929 г. Текст стихотворения, помеченный этой датой, по-видимому, тогда же был сдан в редакцию журнала «Огонек», но публикация его задержалась; в журнале «Огонек» стихотворение появилось уже после смерти Маяковского вместе со стихотворением «Нота Китаю» среди материалов, посвященных памяти поэта. Ошибочно указано: «Неизданные стихи Владимира Маяковского о Советском паспорте».

    Варианты и разночтения

    Журн. «Огонек», М 1930, № 12, 30 апреля:

    44—45 в тупой
    в тупой полицейской слоновости

    85—89 Он вещи
    Он вещи снес бы задаром вам!
    Но…
    Но… жандарм
    Но… жандарм вопросительно
    Но… жандарм вопросительно смотрит на сыщика,

    Владимир Маяковский

    Левый марш*

    * О том, как создавалось это стихотворение, Маяковский рассказывал, выступая в Доме Комсомола 25 марта 1930 года: «Мне позвонили из бывшего Гвардейского экипажа и потребовали, чтобы я приехал читать стихи, и вот я на извозчике написал «Левый марш». Конечно, я раньше заготовил отдельные строфы, а тут только объединил адресованные к матросам».

    ** Леевой (творительный падеж от «леева») — неологизм Маяковского от слова «лить». Стальная леева — это те пули и снаряды (потоки стали), которые интервенты обрушили на молодую Советскую республику.

    О дряни

    * Галифе (франц.) — военные брюки особого докроя, облегающие колени и расширяющиеся кверху.

    Прозаседавшиеся

    * Тео — театральный отдел Главполитпросвета при Наркомпросе РСФСР. Гукон — Главное управление коннозаводства при Наркомземе.

    БЛЕК ЭНД УАЙТ

    Разговор с фининспектором о поэзии

    Товарищу Нетте — пароходу и человеку

    Теодор Нетте — советский дипкурьер, убитый контрразведчиками при защите диппочты в поезде на территории Латвии. Его именем назван один из пароходов Черноморского флота.
    Р. Якобсон — лингвист и стиховед, представитель формалистической школы в литературоведении.

    «Стихи о советском паспорте», анализ произведения Владимира Маяковского

    «Эх, хорошо в стране советской жить!» — это строчка из детской песни уже давно забыта вместе с ушедшими в прошлое советскими временами. Но осталось в антологии советской поэзии замечательное стихотворение Владимира Маяковского «Стихи о советском паспорте». «Краснокожей паспортины» уже не существует, но произведение, ее прославившее, не только «живее всех живых», но и вызывает до сих пор огромное количество подражаний и пародий. Это ли не свидетельство популярности?

    Итак, в 1929 году, в седьмую годовщину образования Советского Союза, Владимир Маяковский, пересекая границу и проходя таможню, стал свидетелем различного отношения чиновников к представителям разных стран. Результатом этих наблюдений и становится произведение «Стихи о советском паспорте», анализ которого будет далее представлен.

    Рассказ о будничной процедуре – проверке паспортов таможенными властями – становится яркой картиной противостояния двух миров. Появившийся впервые в истории «лагерь социализма, построенный в отдельно взятой стране», (согласно формулировкам классиков марксизма-ленинизма), вызывал у представителей всех стран буржуазного мира если не ненависть, то, по крайней мере, страх и непонимание. Именно эти чувства передает Маяковский в своем стихотворении.

    Стихотворение начинается сатирическим изображением представителей «жандармской касты», которая еще с юности оставила у поэта неприятные воспоминания. Однако предшествует ему очень пафосное рассуждение о вреде бюрократизма, то есть канцелярщины, волокиты, пренебрежения к существу дела ради соблюдения формальностей:

    Я волком бы
    выгрыз
    бюрократизм.
    К мандатам
    почтения нету.

    Однако герой уверен, что его паспорт как мандат Советского государства «к любым чертям с матерями» не отправишь. Далее следует перечисление всех, кто проходит таможенный контроль. А паспорт становится своеобразным символом государства, выражением его силы и мощи на политической арене, что, как в настоящем зеркале, и отражается в отношении к гражданам. Меткими сравнениями и метафорами подчеркивает автор лакейскую угодливость и учтивость чиновников перед сильными мира сего – представителями крупных держав:

    … не переставая
    кланяться,
    берут,
    как будто берут чаевые,
    паспорт
    американца.

    К государствам «поплоше» и отношение совсем другое: пренебрежение и высокомерие проявляют чиновники к гражданам небольших государств, например, полякам. А еще, «чувств никаких не изведав, берут паспорта датчан и разных прочих шведов». Очевидно, рутинная работа приучила их воспринимать свои обязанности в качестве чего-то неизменного. Но вот таможенные чины встречаются лицом к лицу с представителем Советского Союза.

    «Краснокожая паспортина», дорогая сердцу героя, вызывает у них замешательство и бессильную ярость. Поэтому и берут они «пурпурную книжицу» с опаской: «как бомбу, как ежа, как бритву обоюдоострую, как змею двухметроворостую». Именно таким длинным перечнем сравнительных оборотов Маяковский стремился подчеркнуть невольное, но при этом вынужденное признание врагами могучей силы страны, все-таки воплотившей в своей истории вековую надежду человечества на равенство и справедливость. Возможно, новое государство, новый политический строй, что называется, вдохновили поэта на такое количество неологизмов, что ни одно его стихотворение не сравнится с данным по количеству этих средств.

    В заключение Маяковский вновь, в соответствии с кольцевой композицией стихотворения, повторяет строки о бюрократическом непочтении к мандатам, но завершает оборванную в начале стихотворения идею патриотической мыслью о своей гражданской принадлежности:

    Наверное, немного найдется сейчас учеников, знающих наизусть это стихотворение, ведь оно не входит в современную школьную программу по литературе. Но, несмотря на, казалось бы, устаревшее содержание, оно наполнено такой гордостью за свою страну, что аналогов в современной поэзии, к сожалению, найти невозможно.

    Сможет ли кто-нибудь из ныне живущих мастеров пера создать столь мощное по силе любви к своей родине стихотворение? Напишет ли кто-нибудь с гордостью о своем российском гражданстве? Почему-то в это слабо верится.

    Паспорт Маяковский стих

    Стихи о советском паспорте

    Я волком бы
    выграз
    бюрократизм.
    К мандатам
    почтения нету.
    К любым
    чертям с матерями
    катись
    любая бумажка.

    Но эту.
    По длинному фронту
    купе
    и кают
    чиновник
    учтивый движется.
    Сдают паспорта,
    и я
    сдаю
    мою
    пурпурную книжицу.
    К одним паспортам —
    улыбка у рта.
    К другим —
    отношение плевое.
    С почтеньем
    берут, например,
    паспорта
    с двухспальным
    английским левою.
    Глазами
    доброго дядю выев,
    не переставая
    кланяться,
    берут,
    как будто берут чаевые,
    паспорт
    американца.
    На польский —
    глядят,
    как в афишу коза.
    На польский —
    выпяливают глаза
    в тугой
    полицейской слоновости —
    откуда, мол,
    и что это за
    географические новости?
    И не повернув
    головы кочан
    и чувств
    никаких
    не изведав,
    берут,
    не моргнув,
    паспорта датчан
    и разных
    прочих
    шведов.
    И вдруг,
    как будто
    ожогом,
    рот
    скривило
    господину.
    Это
    господин чиновник
    берет
    мою
    краснокожую паспортину.
    Берет —
    как бомбу,
    берет —
    как ежа,
    как бритву
    обоюдоострую,
    берет,
    как гремучую
    в 20 жал
    змею
    двухметроворостую.
    Моргнул
    многозначаще
    глаз носильщика,
    хоть вещи
    снесет задаром вам.
    Жандарм
    вопросительно
    смотрит на сыщика,
    сыщик
    на жандарма.
    С каким наслажденьем
    жандармской кастой
    я был бы
    исхлестан и распят
    за то,
    что в руках у меня
    молоткастый,
    серпастый
    советский паспорт.
    Я волком бы
    выгрыз
    бюрократизм.
    К мандатам
    почтения нету.
    К любым
    чертям с матерями
    катись
    любая бумажка.
    Но эту.
    Я
    достаю
    из широких штанин
    дубликатом
    бесценного груза.
    Читайте,
    завидуйте,
    я —
    гражданин
    Советского Союза.

    Владимир Маяковский: стихи о советском паспорте.
    «Стихи о любви и стихи про любовь» — Любовная лирика русских поэтов & Антология русский поэзии. © Copyright Пётр Соловьёв

  • Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
    Добавить комментарий

    ;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: