Жираф (Гумилёв)

← Отказ («Царица — иль, может быть, только печальный ребенок…») Жираф
автор Николай Степанович Гумилёв (1886—1921)
Маэстро («В красном фраке с галунами…») →
← Сады моей души всегда узорны… Романтические цветы (1908), № 23 (Озеро Чад, I) Видишь, мчатся обезьяны… (Барабанный бой племени Бурну) →
← «Сады моей души всегда узорны…» Жемчуга 1910: Романтические цветы, № 82 (Озеро Чад, I) «Видишь, мчатся обезьяны…» (Барабанный бой племени Бурну) →
← Орёл Синдбада Романтические цветы (1918), № 35 Носорог →
См. Стихотворения 1907 . Источник: Н. Гумилев. Собрание сочинений в четырёх томах / Под редакцией проф. Г. П. Струве и Б. А. Филиппова — Вашингтон: Изд. книжного магазина Victor Kamkin, Inc., 1962. — Т. 1. — С. 76—77.

← Отказ («Царица — иль, может быть, только печальный ребенок…») Стихотворения 1907 Маэстро («В красном фраке с галунами…») →
← Сады моей души всегда узорны… Романтические цветы (1908), № 23 (Озеро Чад, I) Видишь, мчатся обезьяны… (Барабанный бой племени Бурну) →
← «Сады моей души всегда узорны…» Жемчуга 1910: Романтические цветы, № 82 (Озеро Чад, I) «Видишь, мчатся обезьяны…» (Барабанный бой племени Бурну) →
← Орёл Синдбада Романтические цветы (1918), № 35 Носорог →

Сегодня, я вижу, особенно грустен твой взгляд,
И руки особенно тонки, колени обняв.
Послушай: далёко, далёко, на озере Чад
Изысканный бродит жираф.

Ему грациозная стройность и нега дана,
И шкуру его украшает волшебный узор,
С которым равняться осмелится только луна,
Дробясь и качаясь на влаге широких озёр.

Вдали он подобен цветным парусам корабля,
И бег его плавен, как радостный птичий полёт.
Я знаю, что много чудесного видит земля,
Когда на закате он прячется в мраморный грот.

Я знаю весёлые сказки таинственных стран
Про чёрную деву, про страсть молодого вождя,
Но ты слишком долго вдыхала тяжёлый туман,
Ты верить не хочешь во что-нибудь, кроме дождя.

И как я тебе расскажу про тропический сад,
Про стройные пальмы, про запах немыслимых трав…
Ты плачешь? Послушай… далёко, на озере Чад
Изысканный бродит жираф.

Комментарий

Из второй книги стихов Гумилёва «Романтические цветы» (опубл. в январе 1908, Париж), посвящённой Анне Андреевне Горенко. Первоначально в книгу вошло 32 стихотворения, которые были предварительно прочитаны Валерием Яковлевичем Брюсовым. В «Романтических цветах» (1908) и «Жемчугах» (1910) — без заглавия, как первое стихотворение в цикле «Озеро Чад». Автограф первоначальной редакции, вместе со стихотворением «Отказ» — при письме к Брюсову из Парижа от 9 октября 1907 г.

Готовые школьные сочинения

Коллекция шпаргалок школьных сочинений. Здесь вы найдете шпору по литературе и русскому языку.

Стихотворения Гумилева об Африке «Жираф» и «Озеро Чад»

Акмеизм — стиль, придуманный и основанный Гумилевым, подразумевал отражение реальности легкими и емкими словами. сам Гумилев очень критически относился к своим стихам, работал над формой и над содержанием. Гумилев, как известно, много путешествовал по Африке, Турции, востоку. Впечатления от путешествий отразились в его стихах, диких экзотических ритмах. В его стихах звучит и музыка заморских стран, и песни России, и смех и слезы любви, и трубы войны. Одни из самых прекрасных стихотворений об Африке — это « Жираф» и « Озеро Чад». «Жираф» — это изысканная музыка «таинственных стран». Все стихотворение особенное:

  • Сегодня, я вижу, особенно грустен твой взгляд
  • И руки особенно тонки, колени обняв.
  • Послушай : далеко, далеко на озере Чад
  • Изысканный ходит жираф.

И начинается особенно таинственная и грустная сказка « про чер-ную деву, про страсть молодого вождя, . . . перо тропический сад, про стройные пальмы и запах немыслимых трав . . .» Потрясает описание жирафа:

  • Ему грациозная стройность и нега дана,
  • И шкуру его украшает волшебный узор,
  • С которым равняться осмелится толь луна,
  • Дробясь и качаясь на влаге широких озер. . . необычные сравнения:
  • Вдали он подобен цветным парусам корабля,
  • И бег его плавен, как радостный птичий полет.

Это стихотворение настолько мелодично, что в наше время на него написана музыка и оно стало песней. И вот еще одна таинственная сказка : « Озеро Чад». Она похожа на любовный роман в стихах. Сюжет его банален и грустен, но язык стихотворения придает ему красоту и необычайность:

  • На таинственном озере Чад
  • Посреди вековых баобабов
  • Вырезные фигурки стремят
  • На заре величавых арабов.
  • По лесистым его берегам
  • И в горах, у зеленых подножий
  • Поклоняются странным богам
  • Дев-жрицы с эбеновой кожей.

Таинственное озеро, величавые арабов, странные боги, девы-жрицы — все это создает загадочную и величественную атмосферу, в которую погружается читатель. Вот он видит прекрасную пару: дочь властительного Чада и ее мужа — могучего вождя, и красивого, но лицемерного европейца. Он видит красивый, простой мир Чада и «цивилизованный» грустный мир Европы, где кабаки, пьяные матросы и грязная жизнь. «Озеро Чад» не очень большое стихотворение, но написано оно столь ярким и выразительным языком, что перед нами проходит целая жизнь . . .

Гумилев пережил первую мировую войну. В своих стихах он показал бессмысленность этой войны, которая принесла только горе, траур в города и села, печальную, песню заупокойных . . . Интересны сравнения войны и мирными образами:

  • Как собака на цепи тяжелой,
  • Тявкает за лесом пулемет,
  • И жужжат пули, словно пчелы,
  • Собирая ярко-красный мед.
  • А «ура» вдали — как будто пенье
  • Трудные день окончивших жнецов.

Поэт говорит, что перед богом равны как воюющие люди, так и мирное люди :

  • Их сердца горят перед тобою,
  • Восковыми свечками горят.

«Зачем, для чего война, во имя чего?» — спрашивает Гумилев. Да, кому-то она приносит славу, титулы, удачи. Но

  • . . . сосчитают ли потопленных
  • Во время трудных переправ,
  • Забытых на полях потоптанных
  • И громких в летописях слав?
  • Иль зори будущие ясные
  • Увидят такими как встарь
  • Огромные гвоздики красные
  • И на гвоздиках спит дикарь?

Так не лучше ли прекратить истреблять друг друга, а обняться и сказать «Милый, вот, прими мой братский поцелуй!» Стихи Гумилева о войне — это труба протеста всех мирных людей против насилия, гневная ода против бессмысленных убийств. О музыке гумилевских стихов можно говорить бесконечно долго и много. Поэзия Гумилева — это вся его жизнь, занятая поисками красоты. Стихи его отразили «не только искание красоты, но и красоту исканий».

Озеро чад жираф гумилев стих

Это известное стихотворение Николай Гумилёв написал в 1908 году. Будучи заядлым путешественником, поэт вдыхал в свои сочинения подлинный дух самой красивой природы. В числе множества стихов, «Жираф» вошёл во второй крупный сборник писателя — «Романтические стихи».

В начале стихотворения автор, кажется, обращается к своему близкому человеку, а, быть может, просто к обычной, но очень печальной женщине. Он очарован её печалью, и в то же время как бы невзначай предлагает ей лучик света. Гумилёв мягко и завораживающе вводит читателя в сказочный мир природы: природы настолько изысканной (как сам грациозный жираф — главный персонаж сочинения), что может показаться даже нереальной. Но, ведь озеро Чад существует по-настоящему! Да ещё и не так уж далеко-далеко, как думается. Он там был, он, действительно, видел чудесное существо, обладающее грациозной стройностью и укрытой искусным узором шкурой. Благородный жираф и правда бродит на этом озере, он легко парит над землей во время бега, а на закате солнца таинственно скрывается в мраморном гроте.

Далее путешественник погружается в пьянящие воспоминания своих странствующих времен, когда он познавал сказочное таинство разных стран, где прохладной дымкой всплывает образ черной девы и лучится вызывающая страсть молодого вождя. Но, тут автор вдруг переводит взгляд на свою слушательницу, он пробуждает ее такими словами: «Но ты слишком долго вдыхала тяжелый туман, ты верить не хочешь во что-нибудь, кроме дождя». Происходит явный контраст образов: сталая печаль уставшей женщины выглядит так ограниченно на фоне этих фантастических просторов внешнего мира. Гумилёв лёгким движением приоткрывает занавес, за которым ярким закатом рассыпается красота и мудрость природы. И в это время он говорит: «Ну же, смотри, к нему рукой подать, бери, он твой. Или тебе просто нравится плакать?» И как же в таком состоянии увидеть этот тропический сад со стройными пальмами, ощутить запах немыслимых трав? Не стоит плакать, ведь там, на озере Чад по-прежнему «изысканный бродит жираф».

Забавное и в то же время очень красивое стихотворение сможет разбудить в душе любого человека самые теплые чувства, рассказать об истинных мыслях автора и о красоте различных стран, в которых смог побывать.

«Анализ лирических мотивов в стихотворении Н. Гумилева “Жираф”»

Николай Гумилёв сочетал в себе отвагу, мужество, поэтическую способность предсказывать будущее, детское любопытство к миру и страсть к путешествиям. Эти качества и способности поэт сумел вложить в стихотворную форму. Гумилёва всегда привлекали экзотические места и красивые, музыкою звучащие названия, яркая почти безоттеночная живопись. Именно в сборник “Романтические цветы” вошло стихотворение “Жираф” (1907), надолго ставшее “визитной карточкой” Гумилёва в русской литературе. Николай Гумилёв с ранней юности придавал исключительное значение композиции произведения, его сюжетной завершённости. Поэт называл себя “мастером сказки”, сочетая в своих стихотворениях ослепительно яркие, быстро меняющиеся картины с необыкновенной мелодичностью, музыкальностью повествования. Некая сказочность в стихотворении “Жираф” проявляется с первых строчек:

Послушай: далеко, далеко, на озере Чад
Изысканный бродит жираф.

Читатель переносится на самый экзотический континент – Африку. Гумилёв пишет, казалось бы, абсолютно нереальные картины:

Вдали он подобен цветным парусам корабля,
И бег его плавен, как радостный птичий полёт…

В человеческом воображении просто не укладывается возможность существования таких красот на Земле. Поэт предлагает читателю взглянуть на мир по-иному, понять, что “много чудесного видит земля”, и человек при желании способен увидеть то же самое. Поэт предлагает нам очиститься от “тяжёлого тумана”, который мы так долго вдыхали, и осознать, что мир огромен и что на Земле ещё остались райские уголки. Обращаясь к загадочной женщине, о которой мы можем судить лишь с позиции автора, лирический герой ведёт диалог с читателем, одним из слушателей его экзотической сказки. Женщина, погружённая в свои заботы, грустная, ни во что не хочет верить, – чем не читатель? Читая то или иное стихотворение, мы волей-неволей выражаем своё мнение по поводу произведения, в той или иной мере критикуем его, не всегда соглашаемся с мнением поэта, а порой и вовсе не понимаем его.

Николай Гумилёв даёт читателю возможность наблюдать за диалогом поэта и читателя (слушателя его стихов) со стороны.

Кольцевое обрамление характерно для любой сказки. Как правило, где действие началось, там оно и завершается. Однако в данном случае создаётся впечатление, что поэт может рассказывать об этом экзотическом континенте ещё и ещё, рисовать пышные, яркие картины солнечной страны, выявляя в её обитателях всё новые и новые, невиданные прежде черты. Кольцевое обрамление демонстрирует желание поэта снова и снова рассказать о “рае на Земле”, чтобы заставить читателя взглянуть на мир по-иному.

В своём сказочном стихотворении поэт сравнивает два пространства, далёкие в масштабе человеческого сознания и совсем близкие в масштабе Земли. Про то пространство, которое “здесь”, поэт почти ничего не говорит, да это и не нужно. Здесь лишь “тяжёлый туман”, который мы ежеминутно вдыхаем. В мире, где мы живём, остались лишь грусть да слёзы. Это наводит нас на мысль, что рай на Земле невозможен. Николай Гумилёв пытается доказать обратное:

…далеко, далеко, на озере Чад
Изысканный бродит жираф

Обычно выражение “далеко-далеко” пишется через дефис и именует нечто, совершенно недостижимое. Однако поэт, возможно, с некоторой долей иронии акцентирует внимание читателя на том, так ли уж на самом деле далёк этот континент. Известно, что Гумилёву довелось побывать в Африке, собственными глазами увидеть описанные им красоты (стихотворение “Жираф” было написано до первой поездки Гумилёва в Африку). Мир, в котором живёт читатель, совершенно бесцветен, жизнь здесь как будто течёт в серых тонах. На озере Чад, словно драгоценный алмаз, мир блестит и переливается. Николай Гумилёв, как и другие поэты-акмеисты, использует в своих произведениях не конкретные цвета, а предметы, давая читателю возможность в своём воображении представить тот или иной оттенок: шкура жирафа, которую украшает волшебный узор, мне представляется ярко оранжевой с красно-коричневыми пятнами, тёмно-синий цвет водной глади, на котором золотистым веером раскинулись лунные блики, ярко оранжевые паруса корабля, плывущего во время заката. В отличие от мира, к которому мы привыкли, в этом пространстве воздух свежий и чистый, он впитывает испарения с озера Чад, “запах немыслимых трав”…

Лирический герой, кажется, настолько увлечён этим миром, его богатой цветовой палитрой, экзотическими запахами и звуками, что готов без устали рассказывать о бескрайних просторах земли. Этот неугасаемый энтузиазм непременно передаётся читателю.

Николай Гумилёв не случайно остановил свой выбор именно на жирафе в данном стихотворении. Твёрдо стоящий на ногах, с длинной шеей и “волшебным узором” на шкуре, жираф стал героем многих песен и стихов. Пожалуй, можно провести параллель между этим экзотическим животным и человеком: он так же спокоен, статен и грациозно строен. Человеку также свойственно возвеличивать себя над всеми живыми существами. Однако, если жирафу миролюбие, “грациозная стройность и нега” даны от природы, то человек по своей натуре создан для борьбы прежде всего с себе подобными. Экзотика, присущая жирафу, очень органично вписывается в контекст сказочного повествования о далёкой земле. Одним из наиболее примечательных средств создания образа этого экзотического животного является приём сравнения: волшебный узор шкуры жирафа сопоставляется с блеском ночного светила, “вдали он подобен цветным парусам корабля”, “и бег его плавен, как радостный птичий полёт”.

Мелодия стихотворения сродни спокойствию и грациозности жирафа. Звуки неестественно протяжны, мелодичны, дополняют сказочное описание, придают повествованию оттенок волшебства. В ритмическом плане Гумилёв использует пятистопный амфибрахий, рифмуя строки при помощи мужской рифмы (с ударением на последнем слоге). Это в сочетании со звонкими согласными позволяет автору более красочно описать изысканный мир африканской сказки.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: