Основные темы лирики тютчева

  1. Основными темами творчества Тютчева и Фета являются природа, любовь, философские размышления о тайнах бытия – то есть темы вечные, не ограниченные той или иной эпохой.
  2. Расцвет творчества Тютчева и Фета приходится на 40-60-е годы XIX века, когда громогласно отвергалось «чистое искусство» во имя практической пользы, когда декларировалась гражданственность поэзии, делалась ставка на преобразование всего общественного строя России, результатом которого должны были стать равенство, свобода и социальная справедливость.

Всю свою жизнь Фет отстаивал «чистую красоту», которой служит свободное искусство, он был уверен, что никакие социальные преобразования не могут принести в мир свободу и гармонию, ибо они могут существовать только в искусстве. Политическое мировоззрение Тютчева во многом совпадает с фетовским. Поэт видел в революции только стихию разрушения, спасение от кризиса, охватившего Россию, следовало, по мысли Тютчева, искать в единении славян под эгидой русского «всеславянского» царя. Такая «христианская империя», по его убеждению, сможет противостоять революционному и «антихристианскому» Западу. Однако реальные исторические события не отвечали идеалистическим устремлениям поэта. Россия проиграла Крымскую войну, а реформа 1861 года вскрыла острые социальные конфликты. «Судьба России, – писал Тютчев, – уподобляется кораблю, севшему на мель, который никакими усилиями экипажа не может быть сдвинут с места, и лишь одна приливающая волна народной жизни в состоянии поднять его и пустить в ход».

Многие современники Тютчева и Фета, придерживаясь других политических взглядов, отдавали должное таланту поэтов-лириков. Тургенев писал: «О Тютчеве не спорят: кто его не чувствует, тем самым доказывает, что он не чувствует поэзии». Даже осуждая Фета за его гражданскую пассивность, равнодушие к общественным нуждам, Чернышевский называл его «даровитейшим из нынешних наших лирических поэтов». Даже Некрасов, декларативно и прямолинейно утверждающий гражданственность лирики, говорит, что «человек, понимающий поэзию и охотно открывающий душу свою ее ощущениям, ни в одном русском авторе, после Пушкина, не почерпнет столько поэтического наслаждения, сколько доставит ему г. Фет».
Любовная лирика обоих великих поэтов пронизана мощным драматическим, трагедийным звучанием, что связано с обстоятельствами их личной жизни. Каждый из них пережил смерть любимой женщины, оставившую в душе незаживающую рану.

«Денисьевский цикл» Ф. И. Тютчева посвящен любви, пережитой поэтом «на склоне лет» к Елене Александровне Денисьевой. Этот удивительный лирический роман длился 14 лет, закончившись смертью Денисьевой от чахотки в 1864 году. Но в глазах общества это были «беззаконные», постыдные отношения. Поэтому и после смерти любимой женщины Тютчев продолжал винить себя в ее страданиях, в том, что не сумел оградить ее от «суда людского». Стихотворения о последней любви поэта по глубине психологического раскрытия темы не имеют себе равных в русской литературе:

О, как на склоне наших лет
Нежней мы любим и суеверней.
Сияй, сияй, прощальный свет
Любви последней, любви вечерней!

Огромная сила воздействия на читателя этих строк коренится в их искренности и безыскусности выражения глубокой, выстраданной мысли о скоротечности огромного, неповторимого счастья, которого уже не вернуть. Любовь в представлении Тютчева – это тайна, высший дар судьбы.

Любовь, любовь – гласит преданье –
Союз души с душой родной –
Их съединенье, сочетанье,
И роковое их слиянье,
И. поединок роковой.

Однако подобная метаморфоза все-таки не способна убить любовь; более того, страдающий человек не желает избавиться от мук любви, ибо она дарит ему полноту и остроту мироощущения. «Денисьевский цикл» Тютчева стал нерукотворным памятником его юной возлюбленной, ровеснице его дочери. Она, подобно Беатриче Данте или Лауре Петрарки, обрела бессмертие. Теперь эти стихи существуют отдельно от трагической истории любви, но вершиной мировой любовной лирики они стали потому, что их питала сама жизнь.

Любовная лирика А. А. Фета также неотделима от его судьбы, его личной драмы, которая объясняет то, что во всех его стихах, то усиливаясь, то слабея, звучит «отчаянная, рыдающая нота». Будучи унтер-офицером Кирасирского полка, Фет познакомился с Марией Лазич, дочерью бедного херсонского помещика. Они полюбили друг друга, но будущий поэт не решился жениться на девушке, так как не имел достаточных средств. Он писал об этом в марте 1849 года близкому другу, А. Борисову: «Это существо стояло бы до последней минуты сознания моего передо мною – как возможность возможного для меня счастия и примирения с гадкой действительностью. Но у нее ничего, и у меня ничего. » Кроме того, женитьба заставила бы Фета поставить крест на всех его планах. В 1851 году Мария погибла: сгорела от неосторожно брошенной спички. Предполагали даже, что это было самоубийство. Во всяком случае, А. Фет до конца своих дней не мог забыть Марию, испытывая горькое чувство вины и раскаяния. Ей посвящены многие стихотворения поэта: «Старые письма», «Недвижные очи, безумные очи», «Солнца луч промеж лип. «, «Долго снились мне вопли рыданий твоих» и многие другие. Острый накал чувства, мучительная энергия переживания как бы преодолевает смерть. Поэт говорит с возлюбленной как с живой, добиваясь у нее ответа, даже завидуя ее безмолвию и небытию:

Очей тех нет – и мне не страшны гробы,
Завидно мне безмолвие твое,
И, не судя ни тупости, ни злобы,
Скорей, скорей в твое небытие!

В этих стихах, наполненных страстью и отчаянием, звучит отказ поэта примириться с вечной разлукой, со смертью любимой. Здесь даже «небытие» ощущается как нечто позитивное, как неразрывная уже связь с ней. Преодолевая трагедию, Фет превращает ее в драматическую радость, в гармонию, в постоянный источник вдохновения.
Тютчевские «пейзажи в стихах» неотделимы от человека, его душевного состояния, чувства, настроения:

Мотылька полет незримый
Слышен в воздухе ночном.
Час тоски невыразимой.
Все во мне, и я во всем.

Образ природы помогает выявить и выразить сложную, противоречивую духовную жизнь человека, обреченного вечно стремиться к слиянию с природой и никогда не достигать его, ибо оно несет за собою гибель, растворение в изначальном хаосе. Таким образом, тема природы органически связывается у Ф. Тютчева с философским осмыслением жизни.

Фетовское восприятие пейзажа передает тончайшие нюансы человеческих чувств и настроений в их причудливой изменчивости:

Какая ночь! Все звезды до единой
Тепло и кротко в душу смотрят вновь,
И в воздухе за песней соловьиной
Разносятся тревога и любовь.

Весеннее обновление природы порождает в душе лирического героя неясные предчувствия счастья, взволнованного ожидания любви.

  • Беспристрастное время все расставило по своим местам, всему дало объективную и верную оценку. Кому сейчас, в начале третьего тысячелетия, интересны идейные политические баталии 60-х годов XIX века? Кого всерьез могут занимать злобные выпады и упреки в гражданской пассивности, адресованные великим поэтам? Все это стало лишь предметом изучения истории. А поэзия Тютчева и Фета все так же свежа, удивительна, неповторима. Этих поэтов можно назвать предтечами символизма. Их поэзия волнует, будоражит, заставляет замирать от сладкой тоски и боли, потому что вновь и вновь приоткрывает перед нами бездонную тайну человеческой души.
  • Основные темы лирики Ф. И.Тютчева

    Выдающийся русский лирик Федор Иванович Тютчев был во всех отношениях противоположностью своему современнику и почти ровеснику Пушкину. Если Пушкин получил очень глубокое и справедливое определение «солнца русской поэзии», то Тютчев — «ночной поэт». Хотя Пушкин и напечатал в своем «Современнике» в последний год жизни большую подборку стихов тогда никому не известного, находившегося на дипломатической службе в Германии поэта, вряд ли они ему очень понравились. Хотя там были такие шедевры, как «Видение», «Бессонница», «Как океан объемлет шар земной», «Последний катаклизм», «Цицерон», «О чем ты воешь, ветр ночной. «, Пушкину была чужда прежде всего традиция, на которую опирался Тютчев: немецкий идеализм, к которому Пушкин остался равнодушен, и поэтическая архаика XVIII — начала XIX века (прежде всего Державин), с которой Пушкин вел непримиримую литературную борьбу.

    С поэзией Тютчева мы знакомимся в начальной школе, это стихи о природе, пейзажная лирика. Но главное у Тютчева — не изображение, а осмысление природы — философская лирика, и вторая его тема — жизнь человеческой души, напряженность любовного чувства. Единство его лирике придает эмоциональный тон — постоянная неясная тревога, за которой стоит смутное, но неизменное ощущение приближения всеобщего конца.

    Наряду с нейтральными в эмоциональном плане пейзажными зарисовками, природа у Тютчева катастрофична и восприятие ее трагедийно. Таковы стихотворения «Бессонница», «Видение», «Последний катаклизм», «Как океан объемлет шар земной», «О чем ты воешь, ветр ночной. «. Ночью у бодрствующего поэта открывается внутреннее пророческое зрение, и за покоем дневной природы он видит стихию хаоса, чреватого катастрофами и катаклизмами. Он слушает всемирное молчание покинутой, осиротелой жизни (вообще жизнь человека на земле для Тютчева есть призрак, сон) и оплакивает приближение всеобщего последнего часа:

    И наша жизнь стоит пред нами, Как призрак, на краю земли. В то же время поэт признает, что голос хаоса, слышимый ночью, хотя и непонятен, глух для человека, но и глубоко родственный настроению его смятенной души.

    О, страшных песен сих не пой Про древний хаос, про родной! —

    Заклинает поэт «ветр ночной», но продолжает стихотворение так:

    Как жадно мир души ночной Внимает повести любимой!

    Такая двойственность естественная: ведь в душе человека те же бури, «под ними (то есть под человеческими чувствам и) хаос шевелится», тот же «родимый», что и в мире окружающей среда.

    Жизнь человеческой души повторяет и воспроизводит состояние природы — мысль стихотворений философского цикла: «Цицерон», «Как над горячею золой», «Душа моя — элизиум теней», «Не то, что мните вы, природа. «, «Слезы людские», «Волна и дума», «Два голоса». В жизни человека и общества те же бури, ночь, закат, господствует рок (об этом стихотворение «Цицерон» со знаменитой формулой: «Блажен, кто посетил сей мир в его минуты роковые»). Отсюда острое ощущение конца бытия («Как над горячею золой»), признание безнадежности («Два голоса»). Выразить же все это и тем более быть понятым и услышанным людьми невозможно, в этом Тютчев следует распространенной романтической идее принципиальной непонятности толпе прозрений поэта.

    Столь же катастрофична и гибельна для человека любовь («О, как убийственно мы любим», «Предопределение», «Последняя любовь»). Откуда же у Тютчева все эти «страсти роковые»? Они определены эпохой великих социально-исторических катаклизмов, в которую жил и творил поэт. Обратим внимание, что творческая активность Тютчева приходится на рубеж 20—30-х годов, когда революционная активность и в Европе, и в России пошла на спад и утвердилась николаевская реакция, и на конец 40-х годов, когда по Европе вновь прокатилась волна буржуазных революций.

    Разберем стихотворение «Я лютеран люблю богослуженье», датированное 16 сентября 1834 года. Чем привлекла православного христианина Тютчева вера немецких протестантов, последователей зачинателя европейской Реформации Мартина Лютера? Он увидел в обстановке отправления их культа столь родственную его душе ситуацию всеобщего конца: «Собравшися в дорогу, в последний раз вам вера предстоит». Поэтому так «пуст и гол» ее дом (а в первой строфе — «Сих голых стен, сей храмины пустой»). Вместе с тем в этом стихотворении Тютчев с потрясающей силой выразил смысл любой религии: она готовит человека, его душу к последнему уходу. Ведь смерть с религиозной точки зрения — благо: душа возвращается в свое божественное лоно, из которого вышла при рождении. Христианин должен быть всякий миг готов к этому. Он и ходит в Божий храм затем, чтобы подготовить к этому душу.

    Но час настал, пробил. Молитесь Богу, В последней раз вы молитесь теперь.

    Сочинение по произведению на тему: Основные темы и идеи лирики Ф. И. Тютчева

    Выдающийся русский лирик Федор Иванович Тютчев был во всех отношениях противоположностью своему современнику и почти ровеснику Пушкину. Если Пушкин получил очень глубокое и справедливое определение “солнца русской поэзии”, то Тютчев — “ночной поэт”. Хотя Пушкин и напечатал в своем “Современнике” в последний год жизни большую подборку стихов тогда никому не известного, находившегося на дипломатической службе в Германии поэта, вряд ли они ему очень понравились. Хотя там были такие шедевры, как “Видение”, “Бессонница”, “Как океан объемлет шар земной”, “Последний катаклизм”, “Цицерон”, “О чем ты воешь, ветр ночной. ”, Пушкину была чужда прежде всего традиция, на которую опирался Тютчев: немецкий идеализм, к которому Пушкин остался равнодушен, и поэтическая архаика XVIII — начала XIX века (прежде всего Державин), с которой Пушкин вел непримиримую литературную борьбу.
    С поэзией Тютчева мы знакомимся в начальной школе, это стихи о природе, пейзажная лирика. Но главное у Тютчева — не изображение, а осмысление природы — философская лирика, и вторая его тема — жизнь человеческой души, напряженность любовного чувства. Единство его лирике придает эмоциональный тон — постоянная неясная тревога, за которой стоит смутное, но неизменное ощущение приближения всеобщего конца.
    Наряду с нейтральными в эмоциональном плане пейзажными зарисовками, природа у Тютчева катастрофична и восприятие ее трагедийно. Таковы стихотворения “Бессонница”, “Видение”, “Последний катаклизм”, “Как океан объемлет шар земной”, “О чем ты воешь, ветр ночной. ”. Ночью у бодрствующего поэта открывается внутреннее пророческое зрение, и за покоем дневной природы он видит стихию хаоса, чреватого катастрофами и катаклизмами. Он слушает всемирное молчание покинутой, осиротелой жизни (вообще жизнь человека на земле для Тютчева есть призрак, сон) и оплакивает приближение всеобщего последнего часа:

    И наша жизнь стоит пред нами,
    Как призрак, на краю земли.

    В то же время поэт признает, что голос хаоса, слышимый ночью, хотя и непонятен, глух для человека, но и глубоко родственный настроению его смятенной души.

    О, страшных песен сих не пой
    Про древний хаос, про родной! —

    заклинает поэт “ветр ночной”, но продолжает стихотворение так:

    Как жадно мир души ночной
    Внимает повести любимой!

    Такая двойственность естественная: ведь в душе человека те же бури, “под ними (т. е. под человеческими чувствами) хаос шевелится”, тот же “родимый”, что и в мире окружающей среда.
    Жизнь человеческой души повторяет и воспроизводит состояние природы — мысль стихотворений философского цикла: “Цицерон”, “Как над горячею золой”, “Душа моя — элизиум теней”, “Не то, что мните вы, природа. ”, “Слезы людские”, “Волна и дума”, “Два голоса”. В жизни человека и общества те же бури, ночь, закат, господствует рок (об этом стихотворение “Цицерон” со знаменитой формулой: “Блажен, кто посетил сей мир в его минуты роковые”). Отсюда острое ощущение конца бытия (“Как над горячею золой”), признание безнадежности (“Два голоса”). Выразить же все это и тем более быть понятым и услышанным людьми невозможно, в этом Тютчев следует распространенной романтической идее принципиальной непонятности толпе прозрений поэта.
    Столь же катастрофична и гибельна для человека любовь (“О, как убийственно мы любим”, “Предопределение”, “Последняя любовь”). Откуда же у Тютчева все эти “страсти роковые”? Они определены эпохой великих социально-исторических катаклизмов, в которую жил и творил поэт. Обратим внимание, что творческая активность Тютчева приходится на рубеж 20—30-х годов, когда революционная активность и в Европе, и в России пошла на спад и утвердилась николаевская реакция, и на конец 40-х годов, когда по Европе вновь прокатилась волна буржуазных революций.
    Разберем стихотворение “Я лютеран люблю богослуженье”, датированное 16 сентября 1834 года. Чем привлекла православного христианина Тютчева вера немецких протестантов, последователей зачинателя европейской Реформации Мартина Лютера? Он увидел в обстановке отправления их культа столь родственную его душе ситуацию всеобщего конца: “Собравшися в дорогу, в последний раз вам вера предстоит”. Поэтому так “пуст и гол” ее дом (а в первой строфе — “Сих голых стен, сей храмины пустой”). Вместе с тем в этом стихотворении Тютчев с потрясающей силой выразил смысл любой религии: она готовит человека, его душу к последнему уходу. Ведь смерть с религиозной точки зрения — благо: душа возвращается в свое божественное лоно, из которого вышла при рождении. Христианин должен быть всякий миг готов к этому. Он и ходит в Божий храм затем, чтобы подготовить к этому душу.

    Но час настал, пробил.
    Молитесь Богу,
    В последней раз вы молитесь теперь.

    Основные мотивы лирики Ф. И. Тютчева

    Ф. И. Тютчев — выдающийся лирик, тонкий психолог, основательный философ. Певец природы, остро ощущавший космос, прекрасный мастер стихотворного пейзажа, одухотворенного, выражающего эмоции человека.

    Мир Тютчева полон таинственности. Одна из его загадок — природа. В ней постоянно противоборствуют и сосуществуют две силы: хаос и гармония. В избытке и торжестве жизни проглядывает смерть, под покровом дня скрывается ночь. Природа в восприятии Тютчева непрерывно двоится, «поляризуется». Не случайно излюбленный прием поэта — антитеза: «дольный мир» противостоит «высям ледяным», тусклая почва — блистающему грозой небу, свет — тени, «юг блаженный» — «северу роковому».
    Тютчевским картинам природы свойствен динамизм. В его лирике природа живет в разные часы дня и времена года. Поэт рисует и утро в горах, и «море ночное», и летний вечер, и «полдень мглистый», и «весенний первый гром», и «мох седой» севера, и «благоухания, цветы и голоса» юга.

    Тютчев стремится запечатлеть момент превращения одной картины в другую. Например, в стихотворении «Тени сизые смесились. » мы видим, как постепенно сгущаются сумерки и наступает ночь. Быструю смену состояний природы поэт сообщает при помощи бессоюзных конструкций, однородных членов предложения. Динамизм поэтической картине придают глаголы: «смесились», «уснул», «поблек -нул», «разрешились». Слово «движение» воспринимается как контекстуальный синоним жизни.

    Одно из самых замечательных явлений русской поэзии — стихи Тютчева о пленительной русской природе, которая в его стихах постоянно одухотворена:

    Не то, что мните вы, природа:

    Не слепок, не бездушный лик —

    В ней есть личность, в ней есть свобода,

    В ней есть любовь, в ней есть язык.

    Жизнь природы поэт стремится понять и запечатлеть во всех ее проявлениях. С удивительной художественной наблюдательностью и любовью Тютчев создал незабываемые поэтические картины «осени первоначальной», весенней грозы, летнего вечера, утра в горах. Прекрасным образом такого глубокого, проникновенного изображения мира природы может прийти описание летней бури:

    Как весел гром летних бурь,

    Когда, взметая прах летучий,

    Гроза, нахлынувшая тучей,

    Смутит небесную лазурь.

    Вдруг на дубраву набежит,

    И вся дубрава задрожит

    Широколиственно и громко.

    Все в лесу представляется поэту живым, полным глубокого значения, все говорит с ним «понятным сердцу языком».

    Образами природной стихии он выражает свои сокровенные мысли и чувства, сомнения и мучительные вопросы:

    Невозмутимый строй во всем;

    Созвучье полное в природе, —

    Лишь в нашей призрачной свободе

    Разлад мы с нею создаем.

    «Верный сын природы», так называл себя Тютчев, он восклицает:

    Нет, моего к тебе пристрастия

    Я скрыть не в силах, мать-земля!

    В «цветущем мире природы» поэт видел не только «преизбыток жизни», но и «ущерб», «изнеможение», «улыбку увяданья», «стихийный раздор». Таким образом, и пейзажная лирика Тютчева выражает противоречивые чувства и раздумья поэта.

    Природа прекрасна в любых проявлениях. Поэт видит гармонию в «стихийных спорах». Созвучию природы противопоставлен вечный разлад в человеческой жизни. Люди самоуверенны, они отстаивают свою свободу, забывая о том, что человек — всего лишь «греза природы». Тютчев не признает отдельного существования, верит в Мировую Душу как основу всего живого. Человек, забывая о своей связи с окружающим миром, обрекает себя на страдания, становится игрушкой в руках Рока. Хаос, являющийся воплощением творческой энергии мятежного духа природы, пугает людей.

    Роковые начала, наступление хаоса на гармонию определяют бытие человеческое, его диалог с судьбой. Человек ведет поединок с «неотразимым Роком», с гибельными искушениями. Он неустанно сопротивляется, отстаивает свои права. Наиболее ослепительно проблема «человек и судьба» отражена в стихотворении «Два голоса». Обращаясь к читателям, поэт призывает:

    Мужайтесь, о други, боритесь прилежно,

    Хоть бой и неравен, борьба безнадежна.

    тревога и труд лишь для смертных сердец.

    Для них нет победы, для них есть конец.

    Безмолвие природы, которым окружен человек, выглядит зловещим, но он не сдается; им движут благородная свобода к сопротивлению беспощадной силе и мужество, подготовленность ходить на смерть, чтобы «вырвать у Рока победный венец».

    На всем его творчестве лежит печать раздумий о противоречиях в общественной жизни, участником и вдумчивым наблюдателем которой был поэт.

    Называя себя «обломком старых поколений», Тютчев писал:

    Как уныло полусонной тенью,

    С изнеможением в кости,

    Навстречу солнцу и движенью

    За новым племенем брести.

    Человека Тютчев называет ничтожной пылью, мыслящим тростником. Судьба и стихии властвуют, по его мнению, над человеком, сиротой бездомным, участь его подобна льдине, тающей на солнце и уплывающей во всеобъемлющее море, — в «бездну роковую».

    И в то же час Тютчев славит борьбу, мужество, бесстрашие человека, бессмертие подвига. При всей непрочности человеческого существования людьми владеет великая охота полноты жизни, полета, высоты. Лирический герой восклицает:

    О, Небо, если бы хоть раз

    Сей пламень развился по воле —

    И, не томясь, не мучась доле,

    Я просиял бы — и погас!

    Напряженность и драматизм проникают и в сферу человеческих чувств. Людская любовь лишь «поединок роковой». Это особенно остро ощущается в «Денисьевском цикле». Психологическое мастерство Тютчева, глубина постижения сокровенных тайн человеческого сердца делают его предтечей толстовских открытий в области «диалектики души», определяют движение всей последующей литературы, все больше погружающейся в тончайшие проявления человеческого духа.

    Печать раздвоенности лежит на любовной лирике Тютчева. С одной стороны, любовь и ее «очарованье» — это «жизни ключ», «чудесный плен», «чистый огонь», «союз души с душой родной»; с другой — любовь представляется ему «буйной слепотой», «борьбой неравной двух сердец», «поединком роковым».

    Любовь у Тютчева явлена в облике неразрешимого противоречия: безграничное счастье оборачивается трагедией, минуты блаженства влекут за собой страшную расплату, влюбленные становятся палачами товарищ для друга. Поэт делает потрясающий вывод:

    О, как убийственно мы любим,

    Как в буйной слепоте страстей

    Мы то всего вернее губим,

    Что сердцу нашему милей!

    Лирика Тютчева исполнена тревоги и драматизма, но это реальная драма человеческой жизни. В стремлении запечатлеть ее, претворить в красоту — тоже «победа бессмертных сил». О поэзии Тютчева можно сообщить его же стихами:

    Среди громов, среди огней,

    Среди клокочущих страстей,

    В стихийном пламенном раздоре,

    Она с небес слетает к нам —

    Небесная к земным сынам,

    С лазурной ясностью во взоре —

    И на бунтующее море

    Льет примирительный елей.

    Литературное наследие Тютчева невелико по объему, но А. Фет в надписи на сборнике стихов Тютчева справедливо отметил:

    Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
    Добавить комментарий

    ;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: