Осенний вечер

Есть в светлости осенних вечеров
Умильная, таинственная прелесть:
Зловещий блеск и пестрота дерев,
Багряных листьев томный, легкий шелест,
Туманная и тихая лазурь
Над грустно-сиротеющей землею,
И, как предчувствие сходящих бурь,
Порывистый, холодный ветр порою,
Ущерб, изнеможенье — и на всем
Та кроткая улыбка увяданья,
Что в существе разумном мы зовем
Божественной стыдливостью страданья.

Федор Тютчев
Осенний вечер

Есть в светлости осенних вечеров
Умильная, таинственная прелесть.
Зловещий блеск и пестрота дерев,
Багряных листьев томный, легкий шелест,
Туманная и тихая лазурь
Над грустно-сиротеющей землею
И, как предчувствие сходящих бурь,
Порывистый, холодный ветр порою,
Ущерб, изнеможенье — и на всем
Та кроткая улыбка увяданья,
Что в существе разумном мы зовем
Божественной стыдливостью страданья.

Комментарий:
Автограф — РГАЛИ. Ф. 505. Оп. 1. Ед. хр. 13. Л. 2 об.

Первая публикация — Совр. 1840. Т. XIX. С. 187, с подписью «Ф. Т-въ». Затем — Совр. 1854. Т. XLIV. С. 5; Изд. 1854. С. 5; Изд. 1868. С. 9; Изд. СПб., 1886. С. 29; Изд. 1900. С. 129.

Печатается по первому изданию.

Датируется на основании пометы в автографе — 1830 г.

В автографе стихотворение не имеет названия. Помещено в ряду таких стих., как «Через ливонские я проезжал поля. », «Песок сыпучий по колени. »; «Есть в светлости осенних вечеров. » следует под цифрой «3». Особенность авторского синтаксического оформления — двукратный повтор восклицательного знака с многоточием; так заканчиваются 2-я и 12-я строки. В печатных текстах они обычно не воспроизводятся, хотя свидетельствуют об особой эмоционально-эстетической экспрессии стихов. Тютчевские знаки говорят не об умиротворенности и спокойствии, а о порыве чувств, связанных с эстетическим удивлением и восхищением. Здесь сохраняется пунктуация автографа.

Печатные тексты дают вариант 7-й строки: в первом издании и во всех прижизненных, а также Изд. СПб., 1886 — «И, как предчувствие сходящих бурь», но в Изд. 1900 — «И, как предвестье близящихся бурь» (вариант автографа). В 8-й строке в первом издании и последующих — «Порывистый, холодный ветр порою», хотя в автографе — «Порывистый и ясный ветр порою». Если варианты 7-й строки в художественном отношении равноценны, вариант печатного издания более романтичен («предчувствие» вместо «предвестье», «сходящих» /с небес/ вместо «близящихся»), то вариант автографа 8-й строки («ясный ветр») более спорный и изысканный, нежели строгий и простой образ первопечатного издания («холодный ветр»). 12-я строка в варианте автографа («Божественной стыдливостью страданья»)— лишь в первом издании, в остальных указанных — «Возвышенной стыдливостью страданья». В печатных изданиях нередко тютчевские пантеистического типа высказывания устранялись. Они восстановлены лишь в изданиях послереволюционного времени.

Н. А. Некрасов, полностью перепечатав стихотворение, восклицал: «Превосходная картина! Каждый стих хватает за сердце, как хватают за сердце в иную минуту беспорядочные, внезапно набегающие порывы осеннего ветра; их и слушать больно и перестать слушать жаль. Впечатление, которое испытываешь при чтении этих стихов, можно только сравнить с чувством, какое овладевает человеком у постели молодой умирающей женщины, в которую он был влюблен. Только талантам сильным и самобытным дано затрагивать такие струны в человеческом сердце; вот почему мы нисколько не задумались бы поставить г. Ф.Т. рядом с Лермонтовым; жаль, что он написал слишком мало. Нечего и говорить о художественном достоинстве приведенного стихотворения: каждый стих его — перл, достойный любого из наших великих поэтов».

С. С. Дудышкин выразил неудовлетворение строчкой «Ущерб, изнеможенье, и на всем. », заявив, что она «разнится» с другими, и он отнес ее к числу «непоэтических крох» стихотворений Тютчева.

И. С. Тургенева стихотворение привлекало неоднократно. В письме к А. А. Фету от 3 октября 1860 г. он цитировал, говоря о последних днях осени, «в которых таится особенная «умильная таинственная прелесть». В пейзажных зарисовках рассказа «Свидание» (из цикла «Записки охотника») содержится несколько скрытых цитат из этого стихотворения Тютчева; особенно это очевидно в образе осенней улыбки: «сквозь невеселую, хотя свежую улыбку увядающей природы. ».

П. К. Щебальский в рецензии на сб. «Стихотворения Ф. Тютчева» полностью процитировал стихотворение, отрицая самую постановку вопроса о реализме по отношению к нему: «А какой реализм заменит ту прелесть образов и звуков, которая заключается в следующей картине осени У кого не вызовет в душе полного представления грустных дней осени это коротенькое стихотворение, кто не переживет за чтением этих немногих стихов тех впечатлений, которые он испытывал много раз в жизни? Другой писатель мог бы привести очень много других черт, характеризующих осень, и, однако ж, не вызывать ни в воображении читателя такого полного образа этого времени года, ни в душе его такого созвучного впечатления. Почему это? В этом именно и заключается тайна поэзии и искусства вообще».

К. Д. Бальмонт, процитировав 1, 2, 9–12-ю строки, отметил: «Тютчев возвышается до художественного понимания осени, как душевного состояния Природы».

Источник: Тютчев Ф. И. Полное собрание сочинений и писем: В 6 т. / РАН. Ин-т мировой лит. им. М. Горького; Ин-т рус. лит. (Пушкин. Дом); Редколлегия: Н. Н. Скатов (гл. ред.), Л. В. Гладкова, Л. Д. Громова-Опульская, В. М. Гуминский, В. Н. Касаткина, В. Н. Кузин, Л. Н. Кузина, Ф. Ф. Кузнецов, Б. Н. Тарасов. — М.: Издат. центр «Классика», 2002—.

«Анализ стихотворения Тютчева «Осенний вечер»»

Федор Иванович Тютчев как художник сложился на рубеже 20—30-х годов XIX столетия. Уже первые его стихотворения, написанные в эту пору,— «Бессонница», «Летний вечер», «Весенние воды».

«Осенний вечер» — были признаны подлинными шедеврами русской поэзии. Лирика Тютчева пронизана острым чувством трагизма, напряженной и страстной мыслью, отмечена глубиной философских раздумий. Художественный образ природы конкретно зрим, отмечен печатью романтического чувства. Ф. И. Тютчев еще в пору молодости, в 1836 году, написал стихотворение «Зима недаром злится…». Борьба зимней стужи и весны представлена как действия сказочных существ: злой ведьмы-Зимы и молодой румяной Весны. Поэт воссоздал картину природы в духе народных олицетворений. Радостные ритмы соответствуют светлому строю народных веснянок. Благодаря большому количеству эмоционально окрашенных глаголов стихотворение чрезвычайно динамично:

* Зима еще хлопочет
* И на Весну ворчит,
* Та ей в глаза хохочет
* И пуще лишь шумит…

Общепризнанна чуткость Ф. И. Тютчева к русскому языку, способность глубоко и точно передать в своих Стихах тончайшие оттенки мыслей и чувств.

«Вечер», анализ стихотворения Тютчева

Какие ассоциации вызывает у человека слово «вечер»? Кто-то сразу представит романтический вечер со свечами и прочими атрибутами свидания. Для кого-то это время таинственных изменений, вызванных полумраком. «Встретимся вечером! » — звучит многообещающе. В природе это время неуловимых изменений, которые невидимы человеческому глазу. Может быть, именно поэтому существует столько произведений, в названии которых упоминается это загадочное время суток.

Например, в творчестве русского поэта Федора Ивановича Тютчева наберется с десяток стихотворений, включающих слово «вечер»: это и «Летний вечер», и «Осенний вечер». Данный анализ посвящен стихотворению с названием, не содержащим никаких эпитетов, — «Вечер». Оно было написано в 1826 году, когда молодой Тютчев, только что поступивший в Государственную коллегию иностранных дел, был направлен в Мюнхен. Эта небольшая лирическая миниатюра вместила целый мир звуков природы. И совершенно неважно, русская она или нет.

Пейзажная лирика по праву может считаться одной из ведущих тем творчества Тютчева. Каждый лирический шедевр этого поэта оставляет длительное послевкусие. Еще долго представляешь картины величественной русской природы, которые невозможно увидеть воочию, как на живописном полотне, зато можно ясно представить их себе, вплоть до мельчайшей детали.

Стихотворение «Вечер» отличается не столько деталями пейзажа, сколько звуками. Вот издалека слышится колокольный звон, но он не звенит, а «тихо веет над долиной». Сразу представляется вся ширь пространства, видимая лирическому герою. Этот звук настолько тихий, едва различимый, что больше напоминает «шорох стаи журавлиной», который замер «в шуме листьев». Очевидно, герою не нужно было подчеркивать, какое время года он описывает. По отдельным деталям («шорох стаи журавлиной») можно предположить, что речь идет об осени, но «море вешнее в разливе» вызывает ассоциацию с весной. Такое кажущееся противоречие как раз призвано подчеркнуть внутреннее состояние героя — его внутреннее ощущение смены времен года, зависящей подчастую от его настроения. Такую лирику принято назвать философской.

Во втором четверостишии предстает уже зрительная картина. Вот небо, которое герой сравнивает с «вешним морем», потому что оно такое же безбрежное и голубое. Стоит заметить, что такое небо может быть только над огромным пространством. Можно предположить, что природа Германии, где находился тогда Тютчев, не многим отличалась от русской природы. Но пространство, большое расстояние, сама перспектива открывающейся картины все-таки невольно рождает мысль о бескрайних просторах России. Возможно, испытывая ностальгию, поэт передал своему герою то ощущение безграничности, которое сам когда-то испытывал, живя в Орловской губернии, где родился и вырос.

Название стихотворения проявляется только в последних строках:

И торопливей, молчаливей
Ложится по долине тень.

Именно так для героя наступает вечер. Но наступление вечера не изменяет настроение лирического героя: он безмятежен и спокоен, и для читателя не важно, чем вызвано это спокойствие и умиротворенность. Даже размер стихотворения (четырехстопный ямб) позволяет неспешно наслаждаться звучанием произведения. А чередование женской и мужской рифмы создает эффект прилива и отлива тех самых волн вешнего моря.

Многие критики упрекали Тютчева в принадлежности к «чистому искусству»: дескать, в России происходят такие политические события (восстание декабристов и последовавшая за этим реакция со стороны правительства), социальные потрясения, а сторонники «чистого искусства» вместо того, чтобы освещать эти события, давать им оценку, пишут о красоте природы, о луне и прочей романтической «чепухе». Но разве не ловил себя каждый на мысли о том, как хочется иногда, отстранившись от потрясений и тревог, насладиться спокойствием и безмятежностью, испытать которые можно, только окунувшись в мир поэзии Федора Ивановича Тютчева.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Adblock detector