Мертвые души: жанр, сюжет, герои

Сам Гоголь определял жанр произведения Мертвые души (1842 год) как поэму. Подробнее об истории создания поэмы «Мертвые души». Здесь есть прямая отсылка к пушкинской традиции, т.к. и сам сю жет был подсказан Пушкиным незадолго до его смерти.

Поэтому и возникает противопоставление: если Евгений Онегин — это роман в стихах, то Мертвые души — соответственно, поэма в прозе. Мертвые души и построены по похожей схеме, в тексте содержатся лирические отступления, хотя самом по себе произведение эпическое.

Жанр мертвых душ гоголя

Таким образом, можно сказать, что Гоголь правильно определил жанр: на слиянии лирики и эпоса как раз и получается поэма. Если бы не было лирических отступлений, вышел бы роман, опирающийся на сильные пушкинские традиции.

Мертвые души имеют и черты сентиментализма. Это — роман-путешествие. Хоть поездка Чичикова и не имеет под собой никаких сентментальных мотивов, важен сам факт. Симолично заканчивается поэма: подобно Чацкому в Горе от ума, Чичиков выезжает по дороге прочь из города, он стремится навстречу новой жизни.

Также поэму можно назвать, следуя европейской традиции, плутовским романом: главный герой здесь — мошенник, обманывающий всех, кого встречает. Его афера состоит в том, чтобы купить побольше крестьян и получить таким образом бесплатную землю от государства.

Но он не собирается становиться полноценным помещиком, поэтому крестьяне в качестве рабочих рук ему не нужны. Из-за этого он скупает у прочих помещиков т.н. мертвые души (согласно закону о подушной подати, каждая душа облагалась налогом, пока не сообщали о смерти. Помещики часто не сообщали о смерти своих крестьян), помогая таким образом и себе, и продавцам.

Мертвые души: характеристика героев

Что касается героев поэмы, то Гоголь поставил перед собой задачу изобразить три главных российских сословия: помещиков, крестьян и чиновников. Особое внимание уделяется помещикам, у которых Чичиков скупает мертвые души: Манилову, Коробочке, Ноздреву, Плюшкину и Собакевичу.

Чиновники же в этой поэме довольно похожи на помещиков. Очень выразительным персонажей является губернский прокурор, который умирает от потрясения, узнав об афере Чичикова. Так выясняется, что он тоже умел чувствовать. Но вообще, по мнению Гоголя, чиновники умеют исключительно брать взятки.

Крестьяне являются эпизодическими персонажами, их в поэме совсем мало: крепостные помещиков, случайные встречные. Крестьяне — это загадка. Чичиков долго размышляет о русском народе, фантазирует, глядя на длинный список мертвых душ.

И, наконец, главный герой, Чичиков, не принадлежит в полной мере ни к одному из сословий. В его образе Гоголь создает принципиально новый тип героя — это хозяин-приобретатель, главная цель которого состоит в том, чтобы накопить побольше средств.

В какой-то мере его можно назвать и сверхчеловеком, но возвышаться над всеми прочими Чичиков собирается не из-за выдающихся качеств, а за счет своего умения копить копейку.

Нужна помощь в учебе?

Предыдущая тема: История создания поэмы «Мертвые души»: замысел поэмы
Следующая тема:&nbsp&nbsp&nbsp«Живая Русь» в поэме «Мертвые души»: образ Руси, отношение к России

Все неприличные комментарии будут удаляться.

Определите жанр мертвых душ н в гоголя

Своеобразие жанра поэмы Н.В.Гоголя «Мертвые души»
Хотя понятие жанра постоянно изменяется и усложняется, и все же под ним можно понимать исторически сложившийся тип литературного произведения, которому присущи определенные черты. Уже по этим чертам во многом становится ясна основная мысль произведения, и мы примерно угадываем его содержание: от определения «роман» мы ждем описания жизни героев на протяжении их жизненного пути, от комедии — динамичного действия и необычной развязки; лирическое стихотворение должно погружать нас в глубину чувств и переживаний. Но когда эти черты, присущие разным жанрам, смешиваются между собой, создают своеобразное неповторимое сочетание, такое произведение поначалу приводит читателя в недоумение.
Так, с недоумением было встречено и одно из величайших и в то же время загадочных произведений XIX века — поэма Гоголя «Мертвые души». Жанровое определение «поэма», под которой тогда однозначно понималось лирико-эпическое произведение, написанное в стихотворной форме и по преимуществу романтическое, воспринималось современниками Гоголя по-разному. Одни нашли его издевательским. Реакционная критика попросту глумилась над авторским определением жанра произведения.
Но мнения разошлись, и другие усмотрели в этом определении скрытую иронию. Шевырев писал, что «значение слова «поэма» кажется нам двояким. из-за слова «поэма» выглянет глубокая, значительная ирония». Но разве только лишь из-за одной иронии Гоголь на титульном листе крупно изобразил слово «поэма»? Безусловно, такое решение Гоголя имело более глубокий смысл.
Но почему же именно этот жанр Гоголь избрал для воплощения своих идей? Неужели именно поэма настолько объемна и вместительна, чтобы дать простор всем мыслям и духовным переживаниям Гоголя? Ведь «Мертвые души» воплотили в себе и иронию, и своеобразную художественную проповедь. Безусловно, в этом-то и состоит мастерство Гоголя. Он сумел перемешать черты, присущие разным жанрам, и гармонично соединить их под одним жанровым определением «поэма». Что же нового внес Гоголь? Какие из черт поэмы, корни которой уходят в античность, он оставил для раскрытия своего творческого замысла? Прежде всего нам придется вспомнить «Илиаду» и «Одиссею» Гомера.
На этой почве развернулась полемика между В. Белинским и К.Аксаковым, который считал, что «Мертвые души» написаны точно по образцу «Илиады» и «Одиссеи». «В поэме Гоголя является нам тот древний гомеровский эпос, в ней возникает вновь его важный характер, его достоинство и широкообъемлющий размер», — писал К. Аксаков. Действительно, черты сходства с гомеровской поэмой очевидны, они играют большую роль в определении жанра и раскрытии замысла автора. Уже само заглавие наводит на аналогию со странствиями Одиссея.
На яростные протесты цензуры против такого несколько странного названия — «Мертвые души» — Гоголь ответил, прибавив к основному названию еще одно — «Похождения Чичикова». Но похождения, путешествия, странствия Одиссея описал и великий Гомер. Одной из самых ярких аналогий с поэмой Гомера служит появление Чичикова у Коробочки. Если Чичиков — Одиссей, странствующий по свету, то Коробочка предстает перед нами, пусть в таком необычном виде, нимфой Калипсо или волшебницей Цирцеей: «Эх, отец мой, да у тебя-то, как у борова, вся спина и бок в грязи! Где так изволил засалиться?». Такими словами приветствует Коробочка Чичикова, и так же встречает спутников Одиссея Цирцея, превратив их в настоящих свиней. Пробыв у Коробочки около суток, Чичиков сам превращается в борова, поглощая пироги и прочие яства.
Надо заметить, что Коробочка (кстати, единственная женщина среди помещиков) проживала в своем отдаленном поместье, напоминающем заброшенный остров Калипсо, и продержала Чичикова у себя дольше всех помещиков. У Коробочки приоткрывается тайна шкатулочки Чичикова. Некоторые исследователи полагают, что здесь упоминается жена Чичикова. В этом ярко проявляется мистицизм и загадочность гоголевского произведения, оно отчасти начинает напоминать лирическую поэму с волнующим мистическим сюжетом. Заглавие «Мертвые души» и черепа, нарисованные самим Гоголем на титульном листе, только подтверждают эту мысль.
Другой аналогией с гомеровской поэмой может служить образ Собакевича. Стоит лишь взглянуть на него, и мы узнаем циклопа Полифема — мощного, грозного великана, обитающего в огромных берлогах. Дом Собакевича вовсе не отличается красотой и изяществом. Про такое здание принято говорить — «циклопическое» сооружение, имея в виду его форму и полное отсутствие какой-либо логики в построении. Да и сам Собакевич противоречив: его «половина» — Феодулия Ивановна, тощая как жердь, является полной противоположностью своему мужу.
Но не только в описаниях помещиков мы находим сходство с гомеровской поэмой. Интересен и эпизод на таможне, который является как бы продолжением хитроумных затей Одиссея. Идея перевозки кружев на баранах явно взята у античного автора, герой которого спас свою жизнь и жизни своих товарищей, привязав людей под овец. Аналогии есть и в композиции: рассказ о прошлых делах Чичикова приводится в конце произведения — Одиссей рассказывает Алкиною о своих бедствиях, уже находясь рядом с родной Итакой. Но в поэме этот факт является как бы вступлением, а сам рассказ составляет главную часть.
Такой перестановке вступлений, заключений и главной части способствует и еще один интересный факт: и Одиссей, и Чичиков путешествуют как бы не по своей воле — они оба постепенно затягиваются стихиями, которые управляют героями как хотят. Обращает на себя внимание сходство стихий: в одном случае это грозная природа, в другом — порочная природа человека. Итак, мы видим, что композиция непосредственно связана с жанром поэмы и аналогии с Гомером имеют огромное значение. Они играют большую роль в жанровом определении и расширяют поэму до «размеров» «малого рода эпопеи», На это прямо указывают необычные композиционные приемы, позволяющие охватить значительный отрезок времени, и вставные рассказы, усложняющие сюжетную линию произведения.
Но говорить о прямом влиянии античного эпоса на гоголевскую поэму было бы неправильно. Начиная с древних времен многие жанры претерпели сложную эволюцию. Думать, что в наше время возможен древний эпос — это так же нелепо, как и полагать, что в наше время человечество могло вновь сделаться ребенком, как писал Белинский, полемизируя с К. Аксаковым. Но поэма Гоголя, конечно, куда философичней, и некоторые критики усматривают здесь влияние другого великого произведения, правда, уже эпохи средневековья — «Божественной комедии» Данте.
В самой композиции видно некоторое сходство: во-первых, указывается на трех-частный принцип композиции произведения, и первый том «Мертвых душ», задуманных кактрехтомник, являет собой, условно говоря, ад дантовской комедии. Отдельные главы представляют собой круги ада: первый круг — Лимб — поместье Манилова, где находятся безгрешные язычники — Манилов с женой и их дети. Грешники калибра Коробочки и Ноздрева населяют второй круг ада, далее следуют Собакевич и Плюшкин, одержимые Плутосом — богом богатства и скупости.
Город Дит — губернский город, и даже стражник у ворот, у которого усы кажутся на лбу и напоминают рога черта, говорит нам о сходстве этих порочных городов. В то время когда Чичиков покидает город, в него вносят гроб покойного прокурора — это черти волокут его душу в ад. Через царство тени и мрака проглядывает лишь один луч света — губернаторская дочка — Беатриче (или героиня второго тома «Мертвых душ» Улень-ка Бетрищева).
Композиционные и текстовые аналогии с комедией Данте указывают на всеобъемлющий и всеуничтожающий характер гоголевского произведения. Одним сравнением России с адом в первом томе Гоголь помогает читателю понять, что Россия должна воспрянуть духом и из ада пройти в чистилище, а затем в рай. Такие несколько утопические и гротесковые идеи, всеуничтожающие и поистине гомеровские сравнения могли быть почерпнуты Гоголем из поэмы Данте, мистической и необычной по своему сюжету.
В том, что Гоголь не сумел до конца осуществить свой творческий замысел, состоящий в «создании» чистилища и рая (двух последующих томов), состоит эстетическая трагедия Гоголя. Он слишком хорошо осознавал падение России, и в его поэме пошлая российская действительность нашла свое не только философское, но и дьявольское, сатанинское отражение. Получилась как бы пародия, совмещенная с изобличением пороков российской действительности. И даже задуманное Гоголем возрождение Чичикова несет в себе оттенок некоего донкихотства.
Перед нами открывается еще один возможный прообраз поэмы Гоголя — так называемый «перерожденный» рыцарский роман (таковым является, например, «Дон Кихот» Сервантеса). В основе перерожденного (травестированного) рыцарского романа (иначе романа плутовского) также лежит жанр похождений. Чичиков путешествует по России, занимаясь аферами и сомнительными пред-, приятиями, но сквозь поиски материальных сокровищ проглядывает путь духовного совершенства, — Гоголь постепенно выводит Чичикова, на прямую дорогу, которая могла бы явиться началом возрождения во втором и третьем томах «Мертвых душ».
Перерождение жанра, как, например, перерождение рыцарского романа в плутовской, приводит иногда к тому, что играют свою роль фольклорные элементы. Их влияние на формирование жанрового своеобразия «Мертвых душ» достаточно велико, причем на творчество Гоголя, который был украинофилом, непосредственное воздействие оказали именно украинские мотивы, тем более что и травестирование оказалось наиболее распространенным на Украине (например, поэма И. Котляревского «Энеида»). Итак, перед нами предстают обычные герои фольклорных жанров — богатыри, изображенные Гоголем как бы в перевернутом виде (в виде антибогатырей без душ). Это гоголевские помещики и чиновники, например Собакевич, который, по мнению Набокова, является чуть ли не самым поэтическим (!) героем Гоголя. Большую роль в поэме играет и образ народа, но это не жалкие Селифан и Петрушка, которые, по сути, тоже внутренне мертвы, а идеализированный народ лирических отступлений. Здесь используется не только такой фольклорный жанр, как лирическая народная песня, но и, можно сказать, самый глубокий в художественном и идейном смысле жанр — художественная проповедь. Гоголь сам мыслил себя богатырем, который, прямо указуя на недостатки, воспитает Россию и удержит ее от дальнейшего падения. Он думал, что, показав «метафизическую природу зла» (по Бердяеву), возродит падшие «мертвые души» и своим произведением, как рычагом, перевернет их развитие в сторону возрождения. На это указывает один факт — Гоголь хотел, чтобы его поэма вышла вместе с картиной Иванова «Явление Христа народу». Таким же лучом, способствующим прозрению, Гоголь представлял и свое произведение.
В этом и есть особый замысел Гоголя: сочетание черт разных жанров придает его произведению всеобъемлющий дидактический характер притчи или поучения. Первая часть задуманной трилогии написана блестяще — только один Гоголь сумел так ярко показать безобразную российскую действительность. Но в дальнейшем писателя постигла эстетическая и творческая трагедия, художественная проповедь воплотила только первую свою часть — порицание, но не имела конца — раскаяния и воскресения. Намек на раскаяние содержится в самом жанровом определении — именно лирические отступления, которыми и должна быть наполнена настоящая поэма, указывают на него, хотя они и остаются, пожалуй, единственной чертой настоящего лирико-эпического произведения. Они придают всей поэме внутреннюю грусть и оттеняют иронию.
Гоголь говорил, что первый том «Мертвых душ» — это лишь «крыльцо к обширному зданию», второй и третий тома — чистилище и возрождение. Писатель задумывал переродить людей путем прямого наставления, но не смог: он так и не увидел идеальных «воскресших» людей. Но его литературное начинание было продолжено в русской литературе. С Гоголя начинается ее мессианский характер — Достоевский, Толстой. Они смогли показать перерождение человека, воскресение его из той действительности, которую так ярко изобразил Гоголь.

Хронотоп поэмы Н. В. Гоголя “Мёртвые души” – сочинение по “Мертвые души” Гоголь Н. В

Объектом настоящего исследования является поэма Н. В. Гоголя «Мёртвые души». Предмет исследования: хронотоп поэмы Н. В. Гоголя «Мёртвые души». Сложное и интересное отношение пространства и времени — это один из любимых приёмов Гоголя. Нам захотелось разобраться в особенностях хронотопа писателя, этим и объясняется наш выбор темы.

Цель работы: определить, что включает в себя понятие хронотопа; посмотреть, как хронотоп «работает» в поэме Н. В. Гоголя «Мертвые души». Гипотеза: мы предполагаем, что сложный хронотоп в произведениях Н. В. Гоголя — важный способ выражения авторской позиции. Разработанность темы исследования.

Говоря о пространстве и времени в литературе, следует упомянуть работы Михаила Михайловича Бахтина, известного русского философа и литературоведа. Под хронотопом (от греческих слов «время» и «место») М. М. Бахтин понимает «существенную взаимосвязь временных и пространственных отношений». Бахтин в своей работе писал: «Хронотоп в литературе имеет существенное жанровое значение. Можно прямо сказать, что жанр и жанровые разновидности определяются именно хронотопом, причем в литературе ведущим началом в хронотопе является время.

Хронотоп как формальносодержательная категория определяет (в значительной мере) и образ человека в литературе; этот образ всегда существенно хронотопичен. …». Исходя из содержания работ Бахтина, хочется ещё раз подчеркнуть важность хронотопа в литературе, именно он определяет жанр произведения. Фраза что образ человека в литературе всегда хронотопичен, можно истолковать так: «образ человека в произведениях всегда отражает время, в которое этот человек живёт». В литературоведении существует значительное количество работ, которые в той или иной мере обращены к исследованию дорогипути. Ю. М. Лотман говорит о дороге как об универсальной форме организации пространства.

Е. В. Треногина сравнивает пространство дороги в произведениях Н. В. Гоголя и Ф. М. Достоевского, А. И. Карпенко рассматривает дорогу как фольклорный мотив в творчестве Н. В. Гоголя. Проблемы иерархичности, многофункциональности, разноплановости пространства у Гоголя стали предметом исследований Ю. В. Манна. Но все работы не содержат детального изучения хронотопа поэмы (больше говорится о хронотопе всего творчества Гоголя, о его эволюции) и написаны языком научным, что осложняет понимание материала. Это и определило тему нашего исследования.

Теоретическая значимость работы заключается в том, что она дает представление о хронотопе дороги как о теоретиколитературном понятии, знакомит с возможностями игры писателя с текстом, с читателями. Практическое значение исследования определяется тем, что его материалы могут быть использованы в школьном преподавании при изучении поэмы Н. В. Гоголя «Мёртвые души». Положения, выносимые на защиту: 1. Хронотоп дороги выступает важным элементом, организующим художественное пространство поэмы Н. В. Гоголя «Мёртвые души». 2. Хронотоп дороги в поэме Н. В. Гоголя «Мёртвые души» играет важную сюжетообразующую роль и имеет свою специфику.

Ющую роль и имеет свою специфику. Хронотоп дороги в романтической прозе характеризуется авантюрным временем, которое позволяет писателям использовать пространство и время дороги для различных неожиданных встреч, по ходу повествования решающим образом влияющих на судьбу героев и на развитие сюжета. 3. Пространственновременные характеристики дороги в «Мертвых душах» Н. В. Гоголя отражают ярко выраженные черты действительности, являются связующим звеном единой системы художественных образов данного произведения.

Дорога в «Мертвых душах» наполняется глубоким художественнофилософским смыслом, когда из реальной дороги главного героя перерастает в метафорическую тему дороги как тему нравственного развития человека или, бесконечно расширяясь, переходит в дорогу всей страны. Автор: Миронова Виктория Забайкальский край, Борзинский район, пгт. Шерловая Гора МОУ: Харанорская СОШ № 40 класс10Б

Предыдущий реферат из данного раздела: Школа – мой второй дом – Школа, учителя

Следующее сочинение из данной рубрики: Учитель в моей жизни – Школа, учителя

Поэма Гоголя «Мертвые души». Своеобразие жанра. Особенности композиции. Смысл названия.

Поэма «Мертвые души» (1842) — произведение глубоко оригинальное, национально-самобытное. Это – произведение о контрастности, неопределенности российской действительности, и название поэмы неслучайно. Современникам Гоголя такое название казалось удивительным, они считали, что такое название подошло бы для какой-нибудь фантастической книги. Такое восприятие неслучайно. Душа человека считалась бессмертной, поэтому сочетание «мертвые души» казалось даже несколько кощунственным. Впервые упоминание о таком названии поэмы появляется в письме Н.В.Гоголя А.С.Пушкину, в котором он сообщает, что «начал писать «Мертвые души».
Какое значение, смысл вкладывает автор в название своего произведения? Во-первых, это название умерших крестьян, которые еще продолжают числиться в «ревизских сказках», то есть в специальных списках, по которым помещик должен был платить налог государству.
Во-вторых, Гоголь подразумевает под «мертвыми душами» помещиков. Тогда становится понятной и основная идея произведения – показать пустоту и бездушие людей, которые могут использовать чужой труд, распоряжаться чужими судьбами и жизнями.
Странным для современников Гоголя оказалось не только название произведения, но и то, как автор обозначил его жанр. Гоголь назвал свое произведение «поэмой», но написано оно прозой. Это не случайно. В «Учебной книге словесности для русского юношества» Гоголь останавливается на особенностях главного героя произведения жанра, в котором написаны «Мертвые души». Герой может быть даже «невидимым лицом, но должен быть значительным и вызывать интерес для тех, кто бы хотел понаблюдать за душой человеческой. Обязательным условием должно быть и участие героя в различных приключениях. Но самое главное, что после прочтения такого произведения читатель должен извлечь для себя «живые уроки».
Можно найти и другую особенность повествования, которая тоже дает право автору назвать свое произведение поэмой.

Множество лирических, авторских отступлений также прибличают характер повествования к поэтическому.
Поэма насыщена лирико-патетическими вставными элементами. Общий пафос произведения –разоблачительно-сатирический. Поэтому, может быть, более точным в определении жанра произведения будет назвать «Мертвые души» социально-этической и сатирической поэмой-романом.
«Мертвые души» сравнивали с с эпопеей, называли «русской «Одиссеей», «русской «Иллиадой». Сам Гоголь объяснял жанровое своеобразие «Мертвых душ» в проекте «Учебной книги словесности для русского юношества» и говорил о «меньших родах эпопеи». Малая эпопея, по Гоголю, включает в себя черты эпопеи и романа.
По наличию характерных элементов «Мертвые души» можно определить и как роман: начало, связанное с образом главного героя, традиционная любовная интрига, мотив сплетни, включение биографии героя. Возможно даже уточнение. «Мертвые души» — плутовской роман: главный персонаж – антигерой, сюжет построен на логически не связанных эпизодах, герой не меняется под влиянием обстоятельств, сатирическая направленность в произведении ярко выражена. Но хотя все эти черты налицо, все же проблематика «Мертвых душ» намного шире «предусмотренной» для жанра плутовского романа.
«Мертвые души» не укладываются в жанровые рамки ни поэмы, ни романа. Пожалуй, это все-таки произведение промежуточного жанра. Содержание и форма поэмы характеризуются жанрово-видовой двойственностью.
Сюжет и композиция «Мертвых душ» обусловлены предметом изображения – стремлением Гоголя постичь русскую жизнь, характер русского человека, судьбу России. Речь идет о принципиальном изменении предмета изображения по сравнению с литературой 1820-1830-х гг.: внимание художника переносится с изображения отдельной личности на портрет общества.
Введение этого мотива предоставляет автору возможность именно широкого изображения жизни.
Совершенно иной смысл получает этот мотив в знаменитом отступлении 11-й главы: дорога с несущейся бричкой превращается в путь, по которому летит Русь.
Сюжет путешествия дает Гоголю возможность создать галерею помещиков. При этом композиция выглядит очень рационально: экспозиция сюжета путешествия дана в 1-й главе (Чичиков знакомится с чиновниками и с некоторыми помещиками, получает у них приглашения), далее следуют пять глав, в которых «сидят» помещики, а Чичиков ездит из главы в главу, скупая мертвые души. Композиция произведения может быть определена как кольцевая, так главный герой в 1-й главе приезжает в губернский город, а в последней – уезжает из него. Пять портретных глав посвящены отдельному помещику каждая и в своей совокупности призваны дать обобщенный портрет русского помещечьего класса гоголевской эпохи. К особенностям композиции поэмы можно отнести авторские отступления, а также «Повесть о капитане Копейкине», включенную автором в 10-ю главу и облеченную в форму рассказа почтмейстера.
Гоголь сказал о помещиках: «Следуют у меня герои один пошлее другого». Мера пошлости в 6-й главе становится нестерпимой. Именно с этим образом связано лирическое отступление в 6-й главе о пламенном юноше, который «отскочил бы с ужасом, если бы показали ему его же портрет в старости». Поэтому 6-ю главу можно назвать кульминационной в поэме: представляя трагическую для Гоголя тему изменения к худшему, она завершает сюжет путешествия, ведь Плюшкин – последний из помещиков, кого посетил Чичиков.
Идейно-композиционная роль образа Чичикова предопределена в первую очередь тем, что ему принадлежит идея аферы, для ее осуществления ему предоставлено право свободного передвижения по художественному пространству поэмы, с ним автор не расстается почти никогда. Не будь Чичикова, не было бы ни сюжета путешествия, ни самой поэмы.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: