Образы «футлярных» людей в рассказах Чехова

В своих небольших рассказах Чехов ставил большие проблемы современности, глубоко исследовал жизненные явления, обнажая причины социального неустройства; Чехов с болью видел, что в условиях реакции русская интеллигенция открыто пошла на разрыв с идеалами прогресса и демократии.

Эталоном общественного поведения стали бездуховность, пессимизм, подчас прямая измена идеалам добра, что отразило общий кризис дворянско-буржуазной культуры. Чехов не был связан с зарождающимся пролетарским движением, но, предчувствуя коренную

Сытое мещанское счастье вызывало у Чехова раздражение, он страдал оттого, что в сонной одури обывательщины уничтожалась красота человеческих отношений. Отсюда тоска писателя по настоящей, духовно значимой жизни, полной труда и творчества. В этом чувстве, пожалуй, весь Чехов

Осуждению духовного застоя, убожества и «футлярности» жизни, собственнического счастья посвящены рассказы «Человек в футляре», «Крыжовник», «О любви», «Ионыч». Герои этих рассказов отказываются от общественных идеалов, а это влечет за собой и их моральное падение.

На примере Беликова («Человек в футляре») Чехов показывает, что из среды интеллигенции, равнодушной и пассивной, нередко выходили и убежденные защитники мракобесия. По мнению писателя, это закономерно: кто не борется за новое, за справедливость, тот рано или поздно оказывается ревнителем отжившего, косного. В образе Беликова Чехов дал символический тип человека, который сам всего боится и держит в страхе всех окружающих. Классической формулой трусости стали беликовские слова: «Как бы чего не вышло?» Буркин, рассказавший об учителе Беликове, отмечает: «Под влиянием таких людей, как Беликов, за последние десять — пятнадцать лет в нашем городе стали бояться всего. Бояться громко говорить, посылать письма, знакомиться, читать книги, бояться помогать бедным, учить грамоте». И в этом была опасность Беликовых для общества: они душили все живое, воплощая косность, стремление остановить жизнь, опутав ее паутиной мещанства.

Духовным братом Беликова мы воспринимаем героя рассказа «Крыжовник» Николая Ивановича Чимшу-Гималайского, все жизненные помыслы которого свелись к приобретению усадьбы с крыжовником. Эта усадьба, собственнические интересы стали для него своеобразным футляром, которым он отгородился от окружающего мира. На пути к воплощению своей «голубой мечты» Николай Иванович растерял все человеческое, оскотинился, даже внешность его изменилась: «постарел, располнел, обрюзг; щеки, нос и губы тянутся вперед — того и гляди хрюкнет в одеяло. Став владельцем имения, прежний работяга-чиновник превратился в настоящего барина, говорящего важным тоном, «точно министр». И взгляды, и высказывания его стали реакционными, вроде такого: «Образование необходимо, но для народа оно преждевременно».

Иван Иванович, рассказывая о брате то с насмешкой, то с тоской и гневом, обращается к молодому поколению: «Пока молоды, сильны, бодры, не уставайте делать добро. Если в жизни есть смысл и цель, то смысл этот вовсе не в нашем счастье, а в чем-то более разумном и великом. Делайте добро!»

Еще одному аспекту темы духовного оскудения русской интеллигенции 80 – 90-х годов посвящен рассказ «О любви». В нем Чехов повествует о разбитом счастье, о том, как погибла тихая, грустная любовь, да и вся жизнь милого, интеллигентного человека, погрязшего в мелких хозяйственных заботах. Алехин духовно гибнет сам и невольно губит жизнь любимой женщины.

Своей «маленькой трилогией» Чехов подводит читателя к неизбежному выводу, прозвучавшему в словах Ивана Ивановича: «Видеть и слышать, как лгут… и тебя же называют дураком за то, что ты терпишь эту ложь: сносить обиды, унижения, не сметь открыто заявить, что ты на стороне честных, свободных людей, и самому лгать, улыбаться, и все это из-за куска хлеба, из-за теплого угла… — нет, больше жить так невозможно».

В рассказе «Ионыч», который близок по тематике к «маленькой трилогии», Чехов раскрывает общественные причины духовного оскудения значительной части интеллигенции России в 90-е годы.

Герой рассказа — Дмитрий Ионыч Старцев, земский врач, мечтающий честно служить людям. Милый и приятный молодой человек, он ненавидит обывательщину. Но, поселившись в городе, где самые интеллигентные и образованные люди оказываются мелкими, ограниченными, Старцев не нашел в себе сил противостоять застою, косности, мещанству. Все повествование писатель развертывает так, чтобы показать, как постоянно опустошается душа Старцева, превращающегося из интеллигента в обывателя. Страсть к обогащению вытеснила интерес к людям, профессии, чувство к Екатерине Ивановне Туркиной. Так завершился процесс превращения неглупого человека в довольствующегося тусклой, обыденной жизнью. Виновата среда, в которой нет места живым интересам, но виноват и сам герой, не сумевший противостоять обывательскому окружению. Были в конце XIX века прогрессивно настроенные люди в России, начинали борьбу за иную, новую жизнь, но Старцев далек от этих людей, у него не оказалось хоть сколько-нибудь высокой цели в жизни, да он ее и не искал.

В заключение хочу сказать, что драма «футлярных» людей — это не просто личная драма, а трагедия всей русской жизни.

Образы «футлярных» людей в рассказах А.П. Чехова

Антон Павлович Чехов вошел в русскую литературу своими пародиями и юмористическими рассказами. Не сразу, но постепенно, со временем он занял в литературе почетное место писателя-юмориста. Мы читаем его рассказы и смеемся, читаем и размышляем, стараемся посмотреть на мир его глазами. Кто из нас не знает его творений «Дом с мезонином», «Человек в футляре», «Дама с собачкой», «Душечка», «Толстый и тонкий», в которых он поднял не только проблемы, актуальные для нашего времени, но и те темы, которые до него никто не рассматривал в русской литературе.

«Футлярная» жизнь. Что это такое? Никогда раньше, до Чехова, мы не слышали такого определения жизненной позиции. Чехов увидел пример такого существования в обществе, увидел и решил показать это нам, чтобы мы не совершили тех же ошибок, что и герои его рассказов.

Теме «футлярной» жизни и «футлярных людей» посвящены такие рассказы русского писателя, как «Человек в футляре», «Крыжовник», «Ионыч», «Душечка». Но эта тема представлена здесь по-разному: развитие получают не только герои, но и точка зрения автора — она эволюционирует.

Так, герой рассказа «Человек в футляре» — наиболее яркого из всех рассказов, поднимающих указанную проблему — рисуется автором хотя и в юмористических, но темных и серых тонах: «Он был замечателен тем, что всегда, даже в очень хорошую погоду, выходил в калошах и с зонтиком и непременно в теплом пальто на вате. И зонтик у него был в чехле, и часы в чехле из серой замши. нож у него был в чехольчике. Он носил темные очки, фуфайку, уши закладывал ватой, и когда садился на извозчика, то приказывал поднимать верх».

Спрятавшись в свой мирок, куда он не хочет никого впускать, кроме своего древнегреческого языка, следующий во всем предписанным нормам и устоям, ни разу не отошедший от правил — таким представляется нам учитель греческого языка Беликов. Мрачный, скрытый, он постоянно прятался от людей и даже, когда приходил в гости к друзьям, чтобы поддерживать с теми хорошие отношения, не «вылазил» из своего футляра — сидел молча и тихо. Что это? Почему так?

Наверное, по замечанию рассказчика — господина Буркина, «это постоянное и непреодолимое стремление окружить себя оболочкой, создать себе, так сказать, футляр, который уединил бы его, защитил бы от Внешних Влияний».

Каких влияний? Ведь живут же люди в этом мире без футляров, и ничего с ними не случается. Почему он не может так жить? Воспитание ли, влияние среды? Автор не дает ответа на этот вопрос. Но мне кажется, что немаловажную роль в этом сыграло воспитание и постоянное одиночество учителя Беликова, также отсутствие настоящих друзей и непонимание его людьми. Как не понимали его коллеги, так не смогла разобраться в нем и Варенька, сестра новоприбывшего учителя географии и истории. Хохотушка и, в какой-то мере, девушка немного легкомысленная, она не увидела в Беликове человека. Не он ли сам виноват в этом? Ведь человека как такового здесь не было. Он остался в футляре, спрятался там. Его жизнь — футляр и, получается, что, в конце концов, никто и ничто не поможет выбраться ему из этого футляра, даже «новая Афродита» и любовь.

Но ведь так нельзя жить! Мы возмущаемся, бунтуем и ничего не можем сделать, ибо он сам выбрал себе такую жизнь — спокойную, без волнений, страстей, радостей и горестей. И когда репутация Беликова (тоже своего рода футляр), по его мнению, пошатнулась, он не смог этого пережить, и умер: «точно он был рад, что, наконец, его положили в футляр, из которого он уже никогда не выйдет. Да, он достиг своего идеала!»

Заметим еще одну мысль, к которой вернемся позже: этот рассказ Чехова не оптимистический и жизнеутверждающий, скорее — наоборот. Автор обращает внимание на то, как влиял Беликов и жителей города, учителей. Он «заставил» их жить в футляре, сделал их жизнь такой же скучной и «обывательской», «мрачной» и «футлярной», какая была у него. И ведь после смерти учителя ничего не изменилось, и снова потекла жизнь суровая и утомительная, бестолковая и серая. И Буркин возмущается и отмечает: «И в самом деле, Беликова похоронили, а сколько еще таких человеков в футляре осталось, сколько их еще будет». Мрачное и тяжелое впечатление у нас осталось после прочтения этого рассказа Чехова.

Почти такие же чувства мы испытываем, познакомившись с расказом «Ионыч». Он не в такой мере раскрывает тему «футлярной» жизни (скорее, посвящен теме влияния среды на человека), но тем не менее. Хочется отметить, что в данном аспекте занимательны образы семьи Туркиных — Ивана Петровича и Веры Иосифовны (но не Котика) — и образ самого доктора Старцева. Их футляр не так заметен и очевиден, как футляр учителя Беликова. Но нельзя не обратить внимание на то, что жизнь семьи Туркиных — «футлярная» жизнь, и сами они «футлярные» люди. Они создали маленький мирок, где Иван Петрович играет всегда роль радушного хозяина, а Вера Иосифовна постоянно читает свои романы гостям, не отсылая свои творения в издательство. Они никуда не выезжают, да и зачем им это? Они хорошо живут в своем мирке, в своем роскошном футляре.
Под их влияние и попадает Старцев. И, если в начале рассказа это умная, активная, целеустремленная личность, то в конце это «человек в футляре»: больница, покупка дома, снова больница. Длинная череда «однородных» и серых дней. Он превратился в «футлярного» человека и, похоже, ему это нравится.

Такова ли Оленька, героиня рассказа А. П. Чехова «Душечка»? Некоторые даже усомнятся в том, что она «футлярный» человек. Но если присмотреться к ней поближе, вы увидите ее маленький мирок, созданный ею мирок, где она должна кого-то любить и о ком-то заботиться. Если ее футляр разрушится, она погибнет, как Беликов (вспомните, как она медленно чахла после отъезда велирикара). Хотя этот рассказ оставляет в нас более светлые ощущения, но все-таки мы возмущаемся вместе с писателем: как можно так жить? Ведь кругом дивный, богатый чувствами и знаниями мир.
Пессимизм, горечь, понимание несовершенности этого мира — вот чем наполнены рассмотренные нами рассказы.

А вот рассказ «Крыжовник» совсем другой. Да, здесь тот же футляр, но футляр, к которому человек стремился почти всю свою сознательную жизнь. Купить имение, поселиться в нем, вырастить крыжовник — такая мечта заставляет Николая, брата рассказчика, копить деньги, живя впроголодь, одеваясь как нищий, заставляет его «уморить» жену. Мы читаем: «Он чертил план своего имения и всякий раз у него на плане выходило одно и то же: а) барский дом; б) людская; в) огород; г) крыжовник».
Герой искал, мечтал, голодал, и вот она — жизнь в футляре. Герою нужно то, чтобы крестьяне называли его «ваше высокоблагородие», чтобы всегда еда была на столе да рядом кислый и твердый крыжовник (главное — свой, со своего огорода).

«А где же оптимизм?» — спросите вы. Да, все та же перед нами жизнь «футлярных» людей. Но в отличие от других рассказов, здесь Чехов поражает своей жизнеутверждающей позицией, из которой явственно следует, что жизнь в футляре — это забота только о себе, о своем счастье («Душечка» стоит в данном случае особняком). А в этом мире, чтобы подняться над суровой действительностью и чего-то добиться, надо делать счастливыми других людей: «Счастья нет и не должно быть, а если в жизни есть смысл и цель, то смысл и цель вовсе не в нашем счастье, а в чем-то более разумном и великом. Делайте добро». И сразу светлеет на душе, и сразу хочется делать добро, хочется избавить мир от «футлярных» людей, хочется, чтобы каждый знал, что за его дверью стоит «кто-то с молоточком», напоминающий о несчастных людях. Может, тогда все мы выберемся из своих футляров и станем по-настоящему жить, не боясь страданий и боли, не боясь отступить от правил, станем по-настоящему счастливыми.

0 человек просмотрели эту страницу. Зарегистрируйся или войди и узнай сколько человек из твоей школы уже списали это сочинение.

/ Сочинения / Чехов А.П. / Разное / Образы «футлярных» людей в рассказах А.П. Чехова

Смотрите также по разным произведениям Чехова:

Образы футлярных людей в рассказах Чехова

В творчестве Антона Павловича Чехова образ «человека, заключенного в футляр» совершенно неслучайно занимал одно из наиболее заметных мест. Дело в том, что автор, стараясь не просто описывать окружающую его действительность, но и менять ее, часто прибегал к очень действенному инструменту — сатире. Сатирические портреты, создаваемые Чеховым, часто становились центральными образами его произведений, и образ «человека в футляре» — не исключение. Кто же они, эти «футлярные люди»? И что представляет собой «футляр», в который они добровольно заключили себя? По мнению писателя, «футлярным человеком» с полным правом можно называть того, кто прячется за стену равнодушия и безразличия. Ведь описываемая Чеховым эпоха породила целое поколение людей, которые привыкли с самых ранних лет отгораживаться от окружающего их мира, который в их представлении являлся далеко не идеальным, посредством создания вокруг себя искусственно ограниченного пространства. При этом внутренняя, духовная жизнь такого человека, естественно, становится «сонной», ленивой, скудной — но для «футлярной» личности такая ситуация более предпочтительна, чем «бури и волнения» внешнего мира, со всеми его страстями, потрясениями и несчастьями.
Поэтому каждый из этих людей подсознательно стремится к тому, чтобы окружить себя как можно более прочным и надежным «футляром», и для каждого он — свой: например, для чиновника Червякова (рассказ «Смерть чиновника») таким футляром становится его чиновничий вицмундир и соответствующие его положению в «Табели о рангах» права и обязанности. Этот человек лишен ярких, настоящих эмоций — он живет и мыслит только в русле собственного узкого понимания окружающего мира как служебной лестницы. В чем-то схож с ним и полицейский надзиратель Очумелов (рассказ «Хамелеон»). Он всецело заключен в строгие рамки своего чина — поэтому все его поступки, мысли, слова и принципы продиктованы исключительно соображениями чинопочитательства. Со стороны подхалимское поведение Очумелова выглядит нелепо, но сам он этого не замечает — ведь за годы существования «в футляре» он отвык от обычных проявлений человеческих эмоций, отвык от привычки иметь собственное мнение и свой собственный взгляд на события, которые происходят вокруг него. Герой рассказа «Человек в футляре» Беликов, является наиболее ярким и показательным примером «футлярного человека». Беликов не желает перемен, он их боится, ему проще окружить себя некой защитной оболочкой, которая отгородит его от всех возможных потрясений.
Рассказывая о жизни и привычках «футлярных людей», автор, тем не менее, всегда подчеркивает тот факт, что жизнь реальная, настоящая, всегда в итоге одерживает победу над «футлярным» способом существования. Жизнь, проведенная «в футляре», не гарантирует защиту от внешних потрясений — и в то же время отнимает у человека возможность полноценного существования и духовного развития.

«Образы футлярных людей в рассказе Чехова»

Человек в футляре… Какое, казалось бы, странное выражение, а как точно оно отражает человеческую сущность. Когда я пробую представить себе этот образ, мне видится человечек, запертый в тесной маленькой чёрной коробочке. И самое интересное, что этот человечек не пытается вырваться из окружающих его стен, ему там хорошо, уютно, спокойно, он отгорожен от всего мира, страшного мира, заставляющего людей мучиться, страдать, ставящего их перед сложными проблемами, для решения которых необходимо обладать определённой решительностью, благоразумием. Чехов рисует человека, которому не нужен этот мир, у него есть свой, кажущийся ему лучше. Там всё облачено в чехол, покрыто и внутри, и снаружи. Вспомним, как выглядел Беликов: даже «в очень хорошую погоду» он «ходил в калошах и с зонтиком и непременно в тёплом пальто на вате». И зонтик, и часы у него были в чехле, даже «…лицо, казалось, тоже было в чехле, так как он всё время прятал его в поднятый воротник». Беликов всегда носил «тёмные очки, фуфайку, уши закладывал ватой и когда садился на извозчика, то приказывал поднимать верх». То есть стремление уйти в футляр давало о себе знать всегда и везде.

Настоящее вызывало истинное отвращение у Беликова, он «всегда хвалил прошлое и то, чего никогда не было». Даже профессия его – преподаватель греческого языка – соответствует беликовскому мировоззрению: она как бы относит нас на много веков назад, в далёкое прошлое. А его мышление? Оно тоже всё закупорено, зашито. Он даже мысль свою прятал в футляр. «Для него были ясны только циркуляры и газетные статьи, в которых запрещалось что-нибудь». Почему? Да потому что в запрещении всё чётко, определённо, понятно. Всё в футляре, ничего нельзя! Вот это – идеальная жизнь в понимании Беликова.

Но страшно другое: казалось бы, живёшь ты в своём футляре – пожалуйста, живи и дальше. Но не таков был Беликов. Свои цепи, цепи правил, беспрекословного подчинения, истинной любви к начальству, он вешал на весь окружающий мир. И самое интересное, что он добивался своего, угнетая всех невероятной осторожностью, футлярными соображениями, он давил на людей, как бы обволакивая своим тёмным чехлом. Беликов против всего нового, яркого, постоянно опасается, как бы чего не вышло, как бы не дошло до начальства! Действительно, возникает ощущение закупоренности, даже безжизненности. Футляр «обволакивает» его мозг, служа «громоотводом», подавляя положительные эмоции на корню. Этот «чёрный футляр» не выдерживает яркого света, поэтому долой всё, даже самые невинные, но не положенные по циркуляру развлечения.

Работая в коллективе, Беликов осознаёт, что надо бы поддерживать отношения с сослуживцами, а потому старается проявить дружественность, быть хорошим товарищем. Это, конечно, прекрасно, но в чём же эти чувства находят выражение? Он приходит к кому-нибудь в гости, тихо садится в углу и молчит, тем самым, как он думает, выполняя долг настоящего товарища.

Вполне естественно, что эту робкую «серую мышку» никто не любит, да и от него любви не ожидает. Но даже в таком человеке просыпаются какие-то чувства, пусть они очень слабенькие, можно сказать, «ещё в самом зародыше», но они есть. И возникают эти чувства по отношению к Варваре Саввишне Коваленко, сестре нового учителя истории и географии. Но и тут Беликов «прячет голову в песок»: всё надо обдумать, проверить. «Варвара Саввишна мне нравится, …и я знаю, жениться необходимо каждому человеку, но… всё это, знаете ли, произошло как-то вдруг… Надо подумать». Даже свадьба у Беликова должна быть строго «регламентирована», а то «женишься, а потом, чего доброго, попадёшь в какую-нибудь историю». Принять ответственное решение Беликову очень трудно. Ему надо долго готовиться, собираться, а там, глядишь, и проблема сама собой решится, всё будет вновь тихо и спокойно.

Но реакция Беликова на эти проблемы очень болезненная, за футлярностью, захлопнутостью от внешнего мира скрывается очень ранимый человек. Вспомним, как на него действует карикатура, что он испытывает, когда Варя видит его падающим с лестницы. Эти потрясения пробивают футляр, а для Беликова это равносильно смерти в прямом смысле слова. Но когда учитель греческого языка умирает, создаётся впечатление, что именно ради этого момента он и жил. «Теперь, когда он лежал в гробу, выражение у него было кроткое, приятное, даже весёлое, точно он был рад, что, наконец, его положили в футляр, из которого он уже никогда не выйдет». Да, Беликов не выйдет, но «сколько ещё таких человеков в футляре осталось, сколько их ещё будет!»Возможно, будет их ещё много, но попробуем поразмыслить, что ждёт человека, ведущего футлярный образ жизни, в старости. Ведь, наверное, в конце жизненного пути необходимо ощущение того, что не зря он жил на этом свете, нужен кто-то, кто позаботился бы о тебе, дал, так сказать, «водицы напиться». А если человек жил в футляре, футляре «без окон, без дверей», то, что же его ждёт? Одиночество, я думаю, нежелание окружающих принять в его судьбе какое-либо участие. А одиночество – это страшно, даже для тех, кто покрыт чехлом с ног до головы.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: