Образ России в ранних рассказах Чехова

В первой половине 80-х годов 19 века А.П. Чехов выпустил несколько сборников рассказов — «Сказки Мельпомены» (1884), «Пёстрые рассказы» (1886), «В сумерках» (1887), «Невинные речи» (1887). Их основу составляли юмористические произведения писателя. Но, несмотря на веселый, задорный смех, которым искрятся эти небольшие рассказы, далеко не все они носят развлекательный характер. Во многих из ранних произведений Чехова явно слышна резкая сатирическая нота, которая найдет свое развитие в творчестве писателя позднее.
В таких рассказах А.П. Чехова, как «Смерть чиновника», «Маска», «Хамелеон» (1884), «Унтер Пришибеев» (1885), дана серьёзная критика современной писателю действительности. С помощью традиционных для сатирической литературы (Н.В. Гоголь, М.Е. Салтыков-Щедрин) приемов Чехов рисует перед нами картину России второй половины 19 века.
Так, в рассказе «Унтер Пришибеев» главный герой становится символом реакции, полицейской силы, тормозящей развитии страны, губящий собственный народ. У этого героя «говорящая» фамилия и «говорящая» внешность: «сморщенный унтер с колючим лицом, делает руки по швам и отвечает хриплым, придушенным голосом, отчеканивая каждое слово, точно командуя».
Пришибеев с маниакальной настойчивостью следит за тем, чтобы крестьяне «песней не пели», «огней не жгли», «табуном» не ходили. Унтер полностью убежден, что он один имеет право наводить порядок: «Никто порядков настоящих не знает, во всем селе только я один, можно сказать, ваше высокородие, знаю, как обходиться с людями простого звания, и, ваше высокородие, я могу все понимать».
Пришибеев боготворит власть как явление. Все, что исходит от этой власти, он считает единственно верным, неприкосновенным, почти священным. Поэтому, когда в народе герой замечает «неуважение» к власти (в лице мирового судьи), то не может сдержать себя. Он делает все, чтобы хоть немного восстановить уважение: «Обидно стало, что нынешний народ забылся в своеволии и неповиновении, я размахнулся и. » И недоумевает, когда видит, что судья, ведущий его дело, встает на сторону обвиняющих. По мнению Пришибеева, люди, представляющие власть, — это одна каста, которая должна иметь одинаковые убеждения, одинаковый взгляд на мир.
Чехов показывает нам, что герой превратился в робота, четко выполняющего инструкции, но потерявшего душу, свою индивидуальность. Пришибеев в своем стремлении к порядку доходит до абсурда, он жалок и смешон. Однако за этой нелепой фигурой встает огромная машина подавления, тотального контроля, существовавшая в России.
В ряде рассказов Чехов подчёркивает «алогизм и абсурдность» самодержавно-полицейского режима. Одним из лучших произведений писателя, посвященных этой теме, является рассказ «Хамелеон». В нем распространенный человеческий порок – способность изменять свое мнение в зависимости от обстоятельств – ярко раскрывает сущность российской власти. Чехов рисует ее как полностью «прогнившую», коррумпированную, ориентирующуюся не на закон, а на «сильных мира сего».
Главный герой рассказа, полицейский надзиратель Очумелов, оказывается втянутым в разбирательство уличного беспорядка. Случилось мелкое происшествие – собака укусила за палец золотых дел мастера Хрюкина. Поначалу Очумелов, не раздумывая, решает уничтожить собаку: «А собаку истребить надо. Не медля! Она наверное бешеная. » А также найти хозяина и наказать его «хорошенько».
Мы видим, что герой чувствует себя всевластным. Он здесь хозяин и может делать все, что ему заблагорассудится. Но вот возникает одна небольшая, но существенная деталь – выясняется, что собака принадлежит генералу Жигалову. От этой новости Очумелова бросает в жар: «Генерала Жигалова? Гм. Сними-ка, Елдырин, с меня пальто. Ужас, как жарко!»
И тут же, как истинный «хамелеон», герой встает на сторону собаки. Теперь виновным этого происшествия он считает Хрюкина. Но через минуту опять «перебегает» на сторону укушенного – вроде бы у генерала нет собак, похожих на эту «подлость». В итоге выясняется, что кусачий пес принадлежит «генералову брату». А следовательно, эта собака – особа неприкосновенная. Потерпевший Хрюкин оказывается виноватым и становится посмешищем для зевак. А успокоившийся Очумелов, вновь надев маску хозяина города, «продолжает свой путь по базарной площади».
В рассказе «Толстый и тонкий» (1883) раскрыта другая сторона жизни России – чиновничья. Здесь, впрочем, как и везде, царит пресмыкательство слабых и полное всевластие сильных. Важно, что «табель о рангах» регулирует все человеческие чувства и отношения, проникает в сферу любви и дружбы. Так, теплая встреча двух старых друзей мгновенно перерастает в подобострастное пресмыкание, когда один друг узнает, что другой дослужился уже до «тайного»: «Тонкий вдруг побледнел, окаменел, но скоро лицо его искривилось во все стороны широчайшей улыбкой; казалось, что от лица и глаз его посыпались искры. Сам он съежился, сгорбился, сузился. »
Вся искренность и теплота моментально пропали, остались лишь лицемерие и страх. «Толстый» попытался восстановить прежний тон, но это было решительно невозможно. Поэтому он лишь «отвернулся от тонкого и подал ему на прощанье руку».
Таким образом, ранние рассказы Чехова – это не только задорный смех и юмористическое изображение мира. Во многих произведениях писателя сатирически изображаются различные стороны общественной жизни России, выражающие и отражающие существенные черты национального характера, русской жизни в целом.

0 человек просмотрели эту страницу. Зарегистрируйся или войди и узнай сколько человек из твоей школы уже списали это сочинение.

/ Сочинения / Чехов А.П. / Разное / Образ России в ранних рассказах Чехова

Смотрите также по разным произведениям Чехова:

Анализ ранних юмористических рассказов Чехова

В ранних рассказах Чехова ясно оказались такие особенности его стиля, его оригинальной художественной манеры, как лаконизм, сжатость сказа, большой удельный вес разнообразно окрашенного собственного языка персонажей, многозначность предметных деталей, частое отсутствие традиционной для новелл интриги, своеобразная фабульность многих произведений, наличие подтекста, который выводит обычное и отдельное на более широкие общечеловеческие горизонты, предоставляет будто бы случайному, частичному обобщенности, глубокого этического звучания. Следует здесь напомнить и о том, что в течение десятилетий, писать о Чехове, кто положительно, а кто отрицательно, определяли как важную черту его манеры ее абсолютную объективность. Т.е. отсутствие авторских оценок характеров и поведения персонажей. По сути словно простую фиксацию того, что они делают или говорят. В одном из писем Чехов и сам так сформулировал отношение автора к созданным им фигур: «Художник должен быть не судьей своих персонажей и того, о чем говорят они, а лишь бесстрастным свидетелем. уметь отличить важные сведения от неважных, уметь освещать фигуры и разговаривать на их языке». В этом, как он считал, заключается талант художника.

Такая категоричная самооценка не отвечает реальному залогу вещей. И в ранних рассказах, и даже в наиболее «объективных» произведениях конца 80-х — начала 90-х лет, где авторский голос будто бы совсем не слышать, эта объективность мыслена, или, как ее еще называют, относительная «талантливая видимость бесстрастного свидетельства» (В. Ерофеев). С ювелирной точностью прозаик отбором отдельных слов, жестов, мимических движений своих персонажей почти незаметно навевает читателю моральную, этическую оценку личности того или того из них, раскрывает человеческую, духовную сущность фигуры. И эта оценка почти всегда безоговорочная, она также не вызывает сомнений относительно отношения автора к своему герою, относительно мысли и чувство, которые он хочет ненавязчиво пробудить в читателе.

Этическая позиция Чехова остается неизменяемой в течение всего его творчества. Это традиционный для русской реалистической литературы XIX ст. гуманизм — любовь к человеку, сочувствию к ней вопреки всему ее несовершенству, недостаткам, недостаткам, ошибкам, вера в возможность изменений в человеке и миру на лучше. Однако писатель по-новому подошел к теме «маленького человека» — не как «приниженной и гонимой»», что вызывает жалость и растроганность, а трезво и сурово показал отвратительность приспособленчества, холуйства, рабского преклонения перед властью и богатством. Показал, что человек в несправедливых, бесчестных условиях становится не маленькой, а мелкой, приучается жить за известным выражением «относительно подлости», за двойными стандартами — лакейство перед владетельными и хамское тиранство относительно слабых и зависимых.

На полную силу талант прозаика Антона Чехова начинает звучать, как упоминалось выше, из середины 80-х лет. Каждый его произведение не минует внимания общественности, имеет отклик и оценку в критике. Чехов становится не просто профессиональным литератором, а одним из прозаиков страны. В 1890 г. писатель осуществляет продолжительную поездку на Дальний Восток и появились рассказ острокритической направленности «В ссылке» (1892), «Убийство» (1895) и трагическая «Палата № 6» — художественное обобщение пасмурной «тюремной» действительности царской России. Непосредственным отзывом на увиденное на забытой Бог и людьми окраины империи постоянная книга очерков «Остров Сахалин» (1895). Не прекращая творческой работы, Чехов в 1892-1893 годах работает как участковый врач во время угрожающей эпидемии холеры. Берет также участие во всеобщей переписи населения. В 1892 г. он купил имение в селе Мелихово, где жило продолжительное время, где вместе с ним поселились и члены его семьи, куда приезжали друзья и знакомые. Писатель тесно общается с крестьянами, лечит их, строит школы для крестьянских детей, принимает участие и в других общественных мероприятиях. Впечатление дали ему материал для таких произведений из народной жизни, как «Мужики», «В яровую» и др., отразились в спорах о путях улучшения судьбы народа на страницах такого блестящего рассказа, как «Дом с мезонином».

Еще во второй половине 80-х годов Чехов начинает писать для театра, работает над пьесами «Иванов», «Леший», «Свадьба», выдает водевили «Медведь», «Предложение», «Юбилей» и др. С момента создания Московского Художественного театра он с ним активно сотрудничает. В этом театре увидели свет рампы все известнейшие пьесы Чехова. Яркие образы в них создала Ольга Книппер, какая стала женой Антона Павловича в 1900 г. Через резкое ухудшение залога здоровья писатель большую часть года проводит в Ялте в доме на горе, из которого приоткрывается замечательный вид на город и бухту. Теперь в этом доме Музей А. П. Чехова. Умер писатель в июле 1904 г. на немецком курорте Баденваймер, куда привезли его, надеясь, что больному там будет легче. За пересказом, последней просьбам умирающего было подать ему бокал шампанского.

Произведения в творческой жизни Чехова лет — 1885 — 1904 — тематически весьма разнообразные, в них обрисованные разные стороны русской жизни, все социальные, общественные прослойки страны. Чиновники и крестьяне, ученые и актеры, помещики и художники, купцы и лица «духовного залога», студенты, судьи и др. действуют в его коротких рассказах и повестях. Он рисует индивидуализированные образа зрелых и молодых, детей и старых на пороге небытия, юных девушек и женщин в расцвете красоты и привлекательности, подчеркивая в них одновременно типу. Люди из высших общественных сфер и те, которые мыкаются на общественном дне, — все они возникают в его прозе с такой выразительностью, что большинство из них невозможно забыть, а их имена — унтер Пришибеев, врач-скряга Йонич, учитель Беликов — человек в футляре, сирота Ванька Жуков и много других — стали нарицательными. С годами содержание произведений писателя становится все более глубокими. Это можно сказать о таких реалистических произведениях редчайшей человеческой красоты и силы, художественного совершенства, как «Палата № 6», «Скрипка Ротшильда», «Студент», «Дом с мезонином», «Моя жизнь», «Мужики», «Человек в футляре», «Йонич», «Душечка», «Дама с собачкой», «В яровую», «Архиерей», «Невеста». Этот перечень можно продолжать, так как почти каждый из произведений, написанных в последние двадцать лет жизни Чехова, дает и глубочайшее душевное переживание, и художественное наслаждение, и материал для раздумий о человеке и жизни, и этическом уроке, и моральном очищении.

Критика рассказов Чехова

  • Рассказы, повести, юморески 1880-1882 гг[1882]919kОценка:4.84*103 Проза Комментарии: 3 (29/10/2009)
    Том 1 Полного собрания сочинений и писем в 30-ти томах.
  • Рассказы, юморески 1883-1884 гг.[1884]635kОценка:3.92*50 Проза Комментарии: 16 (12/08/2008)
    Том 2 Полного собрания сочинений и писем в 30-ти томах.
  • Рассказы и юморески 1884-1885 гг. Драма на охоте[1885]1051kОценка:4.97*65 Проза Комментарии: 2 (19/02/2010)
    Том 3 Полного собрания сочинений и писем в 30-ти томах.
  • Подписи к рисункам[1885]54kОценка:5.31*8 Проза
    В Полном собрании сочинений «Подписи» вошли в состав 3-го тома. Иллюстрации/приложения: 50 шт.
  • Рассказы и юморески 1885-1886 гг[1886]922kОценка:4.53*72 Проза Комментарии: 1 (07/04/2013)
    Том 4 Полного собрания сочинений и писем в 30-ти томах.
  • Рассказы и юморески 1886 г[1886]900kОценка:4.20*23 Проза Комментарии: 1 (26/02/2018)
    Том 5 Полного собрания сочинений и писем в 30-ти томах.
  • Рассказы 1887 г[1887]863kОценка:5.68*32 Проза
    Том 6 Полного собрания сочинений и писем в 30-ти томах.
  • Рассказы и повести 1888-1891 гг[1891]1031kОценка:4.85*20 Проза Комментарии: 2 (12/01/2010)
    Том 7 Полного собрания сочинений и писем в 30-ти томах.
  • Рассказы и повести 1892-1894 гг[1894]683kОценка:4.59*70 Проза Комментарии: 9 (27/12/2015)
    Том 8 Полного собрания сочинений и писем в 30-ти томах:
    Попрыгунья
    После театра
    Отрывок
    История одного торгового предприятия
    Из записной книжки старого педагога
    В ссылке
    Рыбья любовь
    Соседи
    Палата No 6
    Страх. (Рассказ моего приятеля)
    Рассказ неизвестного человека
    Володя большой и Володя маленький
    Черный монах
    Бабье царство
    Скрипка Ротшильда
    Студент
    Учитель словесности
    В усадьбе
    Рассказ старшего садовника Иллюстрации/приложения: 1 шт.
  • Рассказы и повести 1894-1897 гг[1897]688kОценка:5.12*33 Проза Комментарии: 4 (01/02/2015)
    Том 9 Полного собрания сочинений и писем в 30-ти томах:
    Три года
    Супруга
    Белолобый
    Ариадна
    Убийство
    Анна на шее
    Дом с мезонином (Рассказ художника)
    Моя жизнь (Рассказ провинциала)
    Мужики
    В родном углу
    Печенег
    На подводе Иллюстрации/приложения: 2 шт.
  • Рассказы и повести 1898-1903 гг[1903]980kОценка:4.08*432 Проза Комментарии: 19 (28/12/2018)
    Том 10 Полного собрания сочинений и писем в 30-ти томах:
    У знакомых
    Ионыч
    Человек в футляре
    Крыжовник
    О любви
    Случай из практики
    По делам службы
    Душечка
    Новая дача
    Дама с собачкой
    В овраге
    На святках
    Архиерей
    Невеста
  • Алфавитный указатель Полного собрания рассказов и повестей[2006]58kОценка:7.31*15 Критика Комментарии: 1 (28/04/2016)
    Указатель из 614 произведений, включенных в Полное собрание сочинений и писем.

    RARUS’S GALLERY

    Fine Books,Prints,Photographs & Icons

    Забавная библиография

    Сейчас на сайте

    Ваше мнение

    Антон Чехов. Хмурые люди. Рассказы. Издание А.С. Суворина. Санкт-Петербург, типография А.С. Суворина, 1890.

    [6], 293 стр. Посвящается Петру Ильичу Чайковскому. В п/к переплете эпохи с тиснением золотом на корешке. Формат: 19х12.5 см. Тираж 1025 экземпляров. Цена 1 рубль. Рассказы вышли в конце марта 1890 года. Переплет помещен в милый BOX того времени. Состояние и блока и переплета отличное. На титуле дарственная надпись автора Ивану Алексеевичу Белоусову, близкому другу Антон Павловича. Седьмой прижизненный сборник рассказов А.П. Чехова. Первое издание. Редкость!

    Библиографическое описание:

    1. Масанов И.Ф. «Библиография сочинений А.П. Чехова», М., Унив. Тип., 1906, стр. 23.

    2. The Kilgour collection of Russian Literature ( 1750 — 1920 ). Harvard & Cambridge, 1959, №229.

    3. Гитович Н.И. «Летопись жизни и творчества А. П. Чехова». Москва, ГИХЛ, 1955. стр. 259.

    4. Мезиер А.В. «Русская словесность с XI по XIX столетия включительно», Спб., 1899, №19895.

    5. Книги и рукописи в собрании М.С. Лесмана, М., 1989 — отсутствует!

    18-го марта 1889 года вышла из печати книжка А.П. Чехова «Детвора». Рассказы Антона Чехова. Спб., издание и типография А.С. Суворина. Серия «Дешевая библиотека» №76. Страниц в сборнике было всего 63. Размер в 16-ю долю листа. Печать на тонкой недорогой бумаге. Цену в продажу Суворин поставил 15 копеек при тираже в 5000 экземпляров. Ведь для детей — значит раскупят! Это был шестой по счету сборник рассказов Чехова. В книгу вошли следующие рассказы: «Детвора», «Ванька», «Событие», «Кухарка женится», «Беглец» и «Дома». Тема детства раскрыта Чеховым с необычайной правдивостью и простотой. После смерти брата Николая (17 июня) и непродолжительного летнего отдыха Антон Павлович готовит следующий по счету сборник рассказов. В письме П.И. Чайковскому от 12 октября 1889 года Чехов просит разрешения посвятить ему новую книжку своих рассказов «Хмурые люди»: «Рассказы эти скучны и нудны, как осень, однообразны по тону, и художественные элементы в них густо перемешаны с медицинскими, но это все-таки не отнимает у меня смелости обратиться к Вам с покорнейшей просьбой: разрешите мне посвятить эту книжку Вам. Мне очень хочется получить от Вас положительный ответ, так как это посвящение, во-первых, доставит мне большое удовольствие, и, во-вторых. Оно хотя немного удовлетворит тому глубокому чувству уважения, которое заставляет меня вспоминать о Вас ежедневно». Петр Ильич уже 14 октября пришел благодарить Чехова за желание посвятить ему свой сборник рассказов. Разговаривали о музыке, о литературе. Обсуждали содержание будущего либретто для оперы «Бэла», которую собирался сочинить Чайковский и хотел, чтобы Чехов написал для него либретто по мотивам Лермонтова. После своего посещения Чехова П.И. Чайковский прислал Антону с посыльным письмо и свою фотокарточку с надписью: «А.П. Чехову от пламенного почитателя. П. Чайковский. 14 октября 89». Чехов написал ответное письмо и послал Чайковскому свою фотографию с надписью: «Петру Ильичу Чайковскому на память о сердечно преданном и благодарном почитателе». 5 ноября Антон Павлович посылает А.С. Суворину рассказы для своего нового сборника: «Почта», «Неприятность», «Володя», «Княгиня», «Беда», «Спать хочется», «Холодная кровь», «Скучная история», «Припадок» и «Шампанское».

    Критика подняла самосознание молодого писателя и внушила ему высокое представление о благородных сторонах его тонкого и чуткого таланта, он решил подняться в своем художественном анализе, стал захватывать высшие стороны жизни и отражать общественные течения. На общем характере этого творчества, начало которого можно отнести к появлению «Скучной истории» (1888), ярко сказалась та мрачная полоса отчаяния и безнадежной тоски, которая в 80-х гг. охватила наиболее чуткие элементы русского общества. Восьмидесятые годы характеризуются сознанием русской интеллигенции, что она совершенно бессильна побороть косность окружающей среды, что безмерно расстояние между ее идеалами и мрачно-серым, беспросветным фоном живой русской действительности. В этой живой действительности народ еще пребывал в каменном периоде, средние классы еще не вышли из мрака «темного царства», а в сферах направляющих резко обрывались традиции и настроения «эпохи великих реформ». Все это, конечно, не было чем-нибудь особенно новым для чутких элементов русского общества, которые и в предшествующий период семидесятых годов сознавали всю неприглядность тогдашней «действительности». Но тогда русскую интеллигенцию окрылял особенный нервный подъем, который вселял бодрость и уверенность. В 80-х гг. после убийства Императора Александра II и усиления реакции, эта бодрость совершенно исчезла и заменилась сознанием банкротства перед реальным ходом истории. Отсюда нарождение целого поколения, часть которого утратила самое стремление к идеалу и слилась с окружающей пошлостью, а часть дала ряд неврастеников, «нытиков», безвольных, бесцветных, проникнутых сознанием, что силу косности не сломишь, и способных только всем надоедать жалобами на свою беспомощность и ненужность. Этот-то период неврастенической расслабленности русского общества и нашел в лице Чехова своего художественного историка. Именно историка: это очень важно для понимания Чехова. Он отнесся к своей задаче не как человек, который хочет поведать о глубоко его волнующем горе, а как посторонний, который наблюдает известное явление и только заботится о том, чтобы возможно вернее изобразить его. То, что принято у нас называть «идейным творчеством», т. е. желание в художественной форме выразить свое общественное миросозерцание, чуждо Чехову и по натуре его, слишком аналитической и меланхолической, и по тем условиям, при которых сложились его литературные представления и вкусы. Не нужно знать интимную биографию Чехова, чтобы видеть, что пору так называемого «идейного брожения» он никогда не переживал. На всем пространстве его сочинений, где, кажется, нет ни одной подробности русской жизни, так или иначе не затронутой, вы не найдете ни одного описания студенческой сходки или тех принципиальных споров до бела дня, которые так характерны для русской молодежи. Идейной стороной русской жизни Чехов заинтересовался уже в ту пору, когда восприимчивость слабеет и «опыт жизни» делает и самые пылкие натуры несколько апатичными в поисках миросозерцания. Став летописцем и бытописателем духовного вырождения и измельчания нашей интеллигенции, Чехов сам не примкнул ни к одному определенному направлению. Он одновременно близок и к «Новому Времени», и к «Русской Мысли», а в последние годы примыкал даже всего теснее к органу крайней левой нашей журналистики, недобровольно прекратившему свое существование («Жизнь»). Он относится безусловно насмешливо к «людям шестидесятых годов», к увлечению земством и т.д., но у него нет и ни одной «консервативной» строчки. В «рассказе неизвестного человека» он сводит к какому-то пустому месту революционное движение, но еще злее выставлена в этом же рассказе среда противоположная. Это-то общественно-политическое безразличие и дает ему ту объективную жесткость, с которой он обрисовал российских нытиков. Но если он не болеет за них душой, если он не мечет громов против засасывающей «среды», то он относится вместе с тем и без всякой враждебности к тому кругу идей, из которых исходят наши Гамлеты, пара на грош. Этим он существеннейшим образом отличается от воинствующих обличителей консервативного лагеря. Если мы для иллюстрации способа отношения Чехова к обанкротившимся интеллигентам 80-х гг. возьмем наиболее популярный тип этого рода — Иванова из драмы того же названия, кстати вышедшей из печати в этом же 1889 году, — какое мы вынесем впечатление? Во всяком случае не то, что не следует быть новатором, не следует бороться с рутиной и пренебрегать общественными предрассудками. Нет, драма только констатирует, что таким «слабакам» как Иванов, новаторство не по силам. Но уже через месяц после напечатания «Хмурых людей», Антона Павловича целиком проглотит и захватит другая тема — Сахалин. Мир каторжников и убийц. 21 апреля он уезжает в длительное путешествие…

  • Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
    Добавить комментарий

    ;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: