Петербург в поэме Пушкина «Медный всадник»

Живя в Петербурге, столице и оплоте русского самодержавия, Пушкин не мог не видеть значения этого города, историю его создания для России. Когда Пушкин писал «Медного всадника» он был уже в поре зрелости, признанным основателем русской реалистической прозы, драматургом, историком. Это время, когда обострялся взгляд человека и художника на город. Никто как Пушкин не смог добавить романтики этому городу, образу Невы, как одушевленному, живому существу. Для того, чтобы узнать как относился к городу сам Пушкин, надо просто читать его произведения: все, что он хотел сказать о Петербурге, сказано им самим.
В поэме прославляется «великие думы» Петра, его творенье – «град Петров», «полночных стран краса и диво», новая столица русского государства, выстроенная в устье Невы, «под морем», «на мшистых, топких берегах», из соображений военно-стратегических («отсель грозить мы будем шведу»), экономических («сюда по новым им волнам все флаги в гости будут к нам») и для установления культурной связи с Европой («природой здесь нам суждено в Европу прорубить окно»). Наводнение, показанное в поэме как бунт покоренной, завоеванной стихии против Петра, губит жизнь Евгения – простого и честного человека и губит жизнь его невесты – Параши. Петр в своих великих государственных заботах не думал о беззащитных маленьких людях, принужденных под угрозой наводнения (как не думал и о сотнях жизней о строительстве города). Пушкин первый поднял эту тему: никакого эпилога, возвращающего нас к первоначальной теме величественного Петербурга, — эпилога, примиряющего нас с исторически оправданной трагедией Евгения, Пушкин не дает. Противоречие между полным признанием правоты Петра I, не могущего считаться в своих государственных «великих думах» и делах с интересами отдельного человека, и полным же признанием правоты каждого человека, требующего, чтобы с его интересами считались, — это явное противоречие остается неразрешенным в поэме.
«Вступление» к «Медному всаднику» написано в торжественном стиле, классическом стиле. По своему стилю оно резко отличается от стиля всех других частей поэмы. Поэтому часто воспринимается как самостоятельное произведение. От повествовательных частей поэмы оно отличается, прежде всего, своим торжественно-ликующим тоном. «Вступление» часто называют гимном великому городу. Все другие изображения Петербурга – будь то Петербург Гоголя, Некрасова или Достоевского – всегда сопоставляются с Петербургом «Вступления» Пушкина. Сами эти писатели осознавали созданные ими образы Петербурга как полемические по отношению к пушкинскому. «Люблю тебя, Петра творенье…» – повторял Достоевский Пушкинский стих. И тут же ответил: « Виноват, не люблю его».
«Прошло сто лет, и юный град,
Полнощных стран краса и диво,
Из тьмы лесов, из топи блат,
Вознесся пышно, горделиво;
Где прежде финский рыболов,
Печальный пасынок природы,
Один у низких берегов
Бросал в неведомые воды
Свой ветхий невод, ныне там
По оживленным берегам
Громады стройные теснятся
Дворцов и башен; корабли
Толпой со всех концов земли
К богатым пристаням стремятся;
В гранит оделася Нева;
Мосты повисли над водами;
Темно-зелеными садами
Ее покрылись острова,
И перед младшею столицей
Померкла старая Москва,
Как перед новою царицей
Порфироносная вдова.
Люблю тебя, Петра творенье,

Красуйся, град Петров, и стой
Неколебимо, как Россия,
Да умирится же с тобой
И побежденная стихия;
Вражду и плен старинный свой
Пусть волны финские забудут
И тщетной злобою не будут
Тревожить вечный сон Петра!»

Начиная с 1717 года Петербург строился очень интенсивно, ежегодно возводилось по несколько сот новых зданий, и к концу жизни Петра (1725 г.) столица была большим городом с населением 40 тысяч человек. Появление крупного города на пустом месте и в краткий срок явилось невиданным в Европе событием. Петр I приказал, чтобы высота шпиля на Петропавловском соборе превосходила высоту колокольни Ивана Великого, самого высокого сооружения в Московском Кремле. Нева определила архитектурный облик города: от нее пролегли первые дороги, в дальнейшем ставшие центральными улицами города.
Описывая наводнения, Пушкин очень ярко описал разбушевавшуюся Неву:
«Осада! приступ! злые волны,
Как воры, лезут в окна. Черны
С разбега стекла бьют кормой.
Лотки под мокрой пеленой,
Обломки хижин, бревна, кровли,
Товар запасливой торговли,
Пожитки бледной нищеты,
Грозой снесенные мосты,
Гроба с размытого кладбища
Плывут по улицам!
Народ
Зрит божий гнев и казни ждет.
Увы! все гибнет: кров и пища!
Где будет взять?
В тот грозный год
Покойный царь еще Россией
Со славой правил. На балкон,
Печален, смутен вышел он
И молвил: «С божией стихией
Царям не совладеть». Он сел
И в думе скорбными очами
На злое бедствие глядел.

Царь молвил – из конца в конец,
По ближним улицам и дальним,
В опасный путь средь бурных вод
Его пустились генералы
Спасать и страхом обуялый
И дома тонущий народ.

«Боже, боже! там –
Увы! близехонько к волнам,
Почти у самого залива –
Забор некрашенный, да ива
И ветхий домик: там оне,
Вдова и дочь, его Параша,
Его мечта…»
И обращен к нему (Евгению) спиною,
В неколебимой вышине,
Над возмущенною Невою
Стоит с простертою рукою
Кумир на бронзовом коне.

На следующий день Евгений выясняет, что дом его невесты смыт, и она погибла. К утру в городе — центре «уже прикрыто было зло». «Чиновный люд, покинув свой ночной приют, на службу шел. Торгаш отважный, не унывая открывал Невой ограбленный подвал, сбираясь свой убыток важный на ближнем выместить». Как и в «Евгении Онегине» Пушкин живо описывает каждодневные заботы горожан разных сословий.
«…А Петербург неугомонный
Уж барабаном принужден.
Встает купец, идет разносчик,
На биржу тянется извозчик,
С кувшином охтинка спешит,
Под ней снег утренний хрустит.
Проснулся утра шум приятный.
Открыты ставни; трубный дым
Столбом восходит голубым,
И хлебник, немец аккуратный,
В бумажном колпаке, не раз
Уж отворял свой васисдас».
«Неугомонному Петербургу» нет дела до конкретного маленького человека Евгения. Что до того, что стихия забрала его счастье, отобрала ум? Безумие описано Пушкиным весьма точно: «тихонько стал водить очами с боязнью дикой на лице». Всполох сознания обращает вину за свои несчастья на «властелина судьбы». Далее Пушкин задает с позиций сегодняшнего дня риторический вопрос: «Не так ли ты над самой бездной, на высоте, уздой железной Россию поднял на дыбы?». Сколько раз еще в истории России будут поднимать ее на дыбы. В поэме «обуянный силой черный» Евгений грозит: «Добро, строитель чудотворный! – шепнул он, злобно задрожав – Ужо тебе», но быстро понимает, что замахнулся слишком сильно, переступил все дозволенные ему границы и в страхе бежит. Кажется ему, что медный всадник повсюду его преследует.
Пушкин завершает историю гибелью Евгения, но не завершает тему, остающуюся современной и сегодня: государство и власть, как инструмент насилия подавляет человека, он бесправен по большому счету и ничего не может противопоставить произволу власти, пока «зубы стиснув, пальцы сжав, как обуянный силой черный» человек не начнет противостоять ей. Бунт черни страшен. Пушкин не случайно изучал историю Пугачева. Это все звенья одной цепи.
После Пушкина к образу медного всадника обращались многие поэты: А.Блок воспевал как стража своего города, ближе к Пушкину будет Максимилиан Волошин. «О, Бронзовый Гигант! Ты создал призрак – город» — его стихотворение сочится кровью и предсказаниями невинных жертв, отданных данью за город – призрак; В.Брюсов написал «К медному всаднику»; В.Маяковский «Последняя Петербургская сказка», где есть неубедительная, на мой взгляд, попытка выставить Петра даже в смешном виде тоскующего узника, закованного в собственном городе; Б.Пастернак написал «Вариации на тему «Медного всадника», используя некоторые строчки Пушкина: «Песком сгущенный, кровавился багровый вал. Такой же гнев обуревал Его, и чем-то возмущенный, Он злобу на себе срывал». Но все это было потом, после Пушкина. Каждая эпоха добавляет свое видение Петербурга и Медного всадника, но в годы испытаний именно строки Пушкина: «Красуйся, град Петров, и стой неколебимо, как Россия» поддерживали людей в блокадном Ленинграде, когда 10 февраля 1942 г. не сговариваясь друг с другом несколько ленинградцев около трех часов встретились на Мойке, под аркой у той заветной двери, через которую 105 лет назад вынесли раненого Пушкина (по воспоминаниям литературоведа В.А.Мануйлова).

Образ Петербурга в поэме Пушкина Медный всадник

Категория: Литература, литературные произведения
Тип: Сочинение
Размер: 9кб.
скачать

Образ Петербурга в поэме Пушкина Медный всадник

Поэма «Медный всадник» – живой образный организм, не терпящий однозначных толкований. Все образы здесь многозначны, символичны. Образы Петербурга, Медного всадника, Невы, Евгения имеют самостоятельное значение, но в рамках поэмы тесно взаимодействуют друг с другом.

Историю и современностью поэт объясняет через емкий и символический образ Петербурга.

Поэма открывается «Вступлением», в котором образ города занимает господствующее место. Петербург здесь – глубоко символический памятник плодотворности единства миллионов людей. Эта плодотворность в том, что был создан город, нужный для России, город для людей, город, отдающий добро, заложенное в нем его строителями. Поэтому в описание Петербурга нередко вторгается автор с выражением своей любви к нему:

Люблю тебя, Петра творенье…

Петру принадлежит сама идея создания этого города, идея в масштабе целой России, а построил его народ для людей. Все в нем прекрасно, гармонично, преисполнено величия, красоты и добра. «Человечность» города раскрывается в утверждении благоприятствования Петербурга творчеству:

…Твоих задумчивых ночей

Прозрачный сумрак, блеск безлунный,

Когда я в комнате моей

Пишу, читаю без лампады…

В дальнейшем описание читателю открываются все новые и новые стороны города. Перед нами предстает славный города, новая столица могучей России, которую любит поэт. И он увлекает читателя своей приверженностью к дорогим ему местам Петербурга.

Но чем больше поэт говорит о пышной красоте города, тем больше создается впечатление, что он какой-то неподвижный, даже отчасти неестественный. Поэт видит «спящие громады пустынных улиц», слышит «шипенье пенистых бокалов», но людей на улицах нет, как нет и их лиц на фоне бокалов.

Во «Вступлении» намечен главный принцип изображения города, реализованный в двух частях «петербургской повести», – контраст. В первой части облик Петербурга меняется, это уже не пышный «юный град», а «омраченный Петроград». Город превращается в крепость, осажденную Невой. Нева – тоже часть города, и это стоит отметить. Беда приходит как бы изнутри, сам город берет себя приступом; наружу выходит все то, что было недостойно изображения, скрыто за описанием парадности:

Лотки под мокрой пеленой,

Обломки хижин, бревны, кровли,

Товар запасливой торговли,

Пожитки бледной нищеты,

Гробы с размытого кладбища

Плывут по улицам!

И только теперь появляется на улицах народ, «теснится кучами» на берегах Невы. Бушующая Нева сложно соотнесена со стихией народного возмущения: она то мечется, «как больной в своей постеле беспокойной», то рвется «к морю против бури» и, встретив преграду, бунтует, то ропщет «пени…как челобитчик у дверей».

Вся первая часть – картина народного бедствия, и именно в этот момент впервые появляется фигура «кумира на бронзовом коне», который невозмутим, в отличие от живого царя, бессильного противостоять стихии.

После наводнения городские противоречия не только не исчезли, но еще более усилились. Петербургская окраина, куда устремился Евгений, напоминает «поле боевое», смытый бурной стихией домик возлюбленной Евгения Параши является олицетворением всеобщей трагедии; но уже на следующее утро все возвращается к прежнему порядку – город вновь равнодушен к человеку. Вновь он становится городом торговцев, чиновников и «злых детей», бросающих камни в безумного Евгения.

Петербург предстает как твердыня русского самовластья, как центр самодержавия, и он враждебен человеку. Столица России, созданная народом, обернулась враждебной силой для него самого и для отдельного человека. Пушкин как бы подчеркивает, что город, не возникший постепенно, не выросший из деревни, как подавляющее большинство других городов, а насильно построенный на этом месте вопреки плавному течению истории, если и будет стоять, то жителям его придется расплачиваться за то, что основатель практически пошел против законов природы.

В центре города – памятник его основателю, а сам Петербург является огромным памятником личности Петра; и противоречия города отражают противоречия его основателя.

Образ Петербурга в поэме «Медный всадник» А. С. Пушкина

Страницы: [1] 2 (сочинение разбито на страницы)

В русской литературе к тридцатым годам XIX века закрепляется одическая традиция изображения Петербурга и его основателя. В «Медном всаднике», который менее связан с одической традицией, чем даже «Полтава», имеет место феномен: автор избегает прямого называния Петра по имени.

При анализе текста «Медного всадника» можно найти ряд параллелей, связующих описание Петербурга и Вавилона. Например, строки «громады стройные теснятся дворцов и башен» еще во «Вступлении» к петербургской повести вызывают у читателя ряд ассоциаций, связанных со знаменитой башней. А основание Петербурга, сопровождающееся обузданием морской стихии (это изображается с помощью метафоры «в гранит оделася Нева») соотносимо с основанием Вавилона и попыткой покорить небо, построив башню. Такое сопоставление дает возможность увидеть мотив Божьего гнева в «Медном всаднике» (в Библии бог Яхве наказывает вавилонян). Это подтверждает и название Петербурга на греческий манер, и упоминание античного морского божества («И всплыл Петрополь, как Тритон»).

В изображении северной столицы прослеживаются и фольклорные мотивы, народные предания о Петре-Антихристе. Пушкин называет монарха и «кумиром на бронзовом коне», и «кумиром с простертою рукою», и «горделивым истуканом», и, наконец, «Всадником Медным на звонко-скачущем коне. ». Эпитеты «кумир», «истукан» с точки зрения писателя-христианина совсем не те, которые могут способствовать возвышению, возвеличиванию личности. Пушкин скорее изображает культ Петра как идолопоклонство Петербурга своему кумиру-основателю, которое сродни предсказанному поклонению Антихристу. Тема города, обреченного на гибель за идолопоклонство, пронизывает многие книги библейских пророков.

В «Медном всаднике» поэт изображает не расцвет петербургской культуры, а ее начало и падение. Во «Вступлении» поэмы основатель Петербурга показан как создатель мира из небытия. Здесь автор подчеркивает, что изображается «начало». На этой детали заостряют внимание читателя сравнения:

Померкла старая Москва,

Как перед новою царицей

А в первой части изображается падение города. Сравнение наводнения в Петербурге с бунтом происходит во второй части поэмы. Это сравнение можно понять так: жители «града Петрова», потеряв нравственные ориентиры (в творчестве Пушкина мотив наводнения, метели означает буйство не только природных, но и социальных сил), не могут служить примером для своих крепостных.

И в первой, и во второй главах читатель встречает ряд устойчивых сравнений петербургского наводнения со «злом», «злым бедствием» и определенную цепочку эпитетов: «злые волны», «злые дети». Думается, это закономерно. Учитывая пословицу «что аукнется, то и откликнется», попробуем найти отправную точку для всех бед Петербурга. Как раз по «Вступлении» ее и находим. «Отсель грозить мы будем шведу. Здесь будет город заложен назло надменному соседу» — так думал Петр. Он именно «назло» воздвигает город, из-за политических убеждений.

«Петра творенье» карается Богом, и это особо подчеркивается: поэт называет наводнение «божьей стихией», «потопом». Нева у него — олицетворение высшей силы, справедливости, которая повергает изначально обреченный на гибель город.

Образ Петербурга начертан автором многогранно. В изображении этого города Пушкин соединяет литературную традицию с народным преданием, фольклорным началом, городским бытом (в Петербурге ходили слухи об оживлении статуи Петра, существовали целые легенды на эту тему) и, конечно же, с библейскими мотивами.

Действие повести «Медный всадник» происходит в Петербурге, в новой столице России. Однако в произведении есть описание как бы трех совершенно разных городов: «старой» Москвы, богатого Петербурга и бедных районов «юного града». Пушкин противопоставляет их друг другу. До Петербурга столицей России была Москва, старый город, строившийся в течение веков. Однако у Петра I, российского государя, возник замысел построить новую столицу. И «на берегу пустынных волн» Невы, где было только несколько изб чухонцев, был основан город. Нева была закована в гранит. На пустынном месте возник город, названный в честь Петра I. С появлением Петербурга значение Москвы уменьшилось.

Страницы: [1] 2 (сочинение разбито на страницы)

Образ Петербурга в «Медном всаднике»

Презентация «Образ Петербурга в «Медном всаднике»». Размер 1019 КБ. Автор: Alex Tachkov.

Литература 9 класс

«Своеобразие любовной лирики Пушкина» — Смысл. Рассмотрение стихотворений о любви. Композитор Глинка. Мария Николаевна Раевская. Приобретение навыков анализа стихотворений. Младенчество прошло. Любовь. Новый этап в жизни. Дочь директора публичной библиотеки. Герои. Пик чувства пройден. Жена Пушкина. Увлеченный поэт. Екатерина Павловна Бакунина. Философские представления поэта. Анализ стихотворения. Стихи. Чудное мгновенье. Как поэт подчеркивает силу прошедшей любви.

«Военная проза Астафьева» — Темы творчества. Герои Астафьева живут в полноте и мельчайших подробностях. Герой Социалистического Труда, Лауреат Государственной премии СССР. «Современная пастораль». Лучшее произведение о жизни и трудностях. Я не был на той войне, что описана в сотнях романов и повестей. Повесть состоит из четырех частей. Любовь Люси и Бориса среди грязи, жестокости и суматохи войны. Залп артподготовки прижал стариков за баней.

«Положительные герои в «Ревизоре»» — Синквейн. Блиц-опрос. Зеркальная композиция. Положительный герой комедии Н.В.Гоголя «Ревизор». Речевая разминка. Объясните ситуацию. На поиски положительного героя. Ремарка. Тренируем выразительность речи. Роль смеха в комедии. Подведём итоги словами автора. Странно: мне жаль, что никто не заметил честного лица. Найдите однокоренные слова. В каком году была написана комедия. Положительный герой в комедии есть.

«Образ разведчика» — Интересы школьников. Разведчик-профессионал. Сколько произведений о разведчиках Вы прочитали. Богомолов В. О. «Иван». В чём Вы видите положительную роль книг о разведчиках. Современная отечественная литература о разведчиках. Категории разведчиков. Книги о разведчиках. Травкин, Аниканов, Мамочкин. Что Вас привлекает в книгах о разведчиках. Курт Зингер. Лавренёв Б. «Разведчик Вихров». Эммануил Казакевич.

«Патриотическая тема в лирике Лермонтова» — Степей холодное молчанье. Поэт думает о будущем. Родина. Гиперссылки. Своеобразие патриотической темы. Любовь к народной России. Обвинение. Дали, покрытые синеватой дымкой. Творчество М.Ю.Лермонтова. Пейзаж с двумя березами. О степени участия народности в развитии русской литературы. А.С.Пушкин. Настоящее русской жизни. Щеголев П. Е. Люблю отчизну я. Полный гордого доверия покой. Прощай, немытая Россия.

«Жизненный и творческий путь Пушкина» — После ссылки. Основные этапы жизни. Жизненный и творческий путь А.С. Пушкина. Литературно-политические общества «Арзамас» и «Зеленая лампа». «Мой первый друг, мой друг бесценный…». К Чаадаеву. «Евгений Онегин». Дуэль. Я помню чудное мгновенье. Петербург (1817 – 1820). Михайловское (1824-1826). Руслан и Людмила (1820). Народ обманули: сказали, что Пушкина будут отпевать в Исакиевском соборе. Последние годы жизни 1834 -1837.

Всего в теме «Литература 9 класс» 90 презентаций

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Adblock detector