Образ «маленького человека» в произведениях Пушкина и Гоголя («Станционный смотритель» и «Шинель»)

Тема «маленького человека» традиционна для русской литературы 19 века. Она непосредственно связана с гуманистической темой – одной из основных в русской классической литературе.
Первым писателем, затронувшим и развившим эту тему, считается А.С. Пушкин. В повести «Станционный смотритель» он «выводит» своего героя — «маленького человека» Самсона Вырина, служащего станционным смотрителем.
Сразу же Пушкин обращает внимание на то, что во внешне бестолковом и бесхитростном исполнении этим человеком своих обязанностей кроется нелегкий, часто неблагодарный труд, полный хлопот и забот. Что только не ставят в вину станционному смотрителю? «Погода несносная, дорога скверная, ямщик упрямый, лошади не везут — а виноват смотритель. ».
Мало кто из проезжающих интересуется жизнью станционных смотрителей, а ведь, как правило, у каждого из них — непростая судьба, в которой с избытком хватает слез, страданий и горя.
Жизнь Самсона Вырина ничем не отличалась от жизни таких же, как и он, станционных смотрителей, которые, чтобы иметь самое необходимое для содержания своей семьи, готовы были молча выслушивать и так же молча сносить бесконечные оскорбления и упреки в свой адрес. Правда, семья у Самсона Вырина была небольшой: он да его красавица дочка Дуня. Жена Самсона умерла, и он жил только ради Дуни. В четырнадцать лет дочка была настоящей помощницей отцу: в доме прибрать, приготовить обед, прислужить проезжему, — на все она была мастерица, все у нее в руках спорилось. Глядя на Дунину красоту, добрее и милостивее становились даже те, кто грубое обращение со станционными смотрителями взял себе за правило.
В первой части рассказа Самсон Вырин выглядел «свежим и бодрым», несмотря на нелегкую работу и грубое, несправедливое обращение с ним проезжающих. Однако как может изменить человека горе! Всего через несколько лет рассказчик, встретившись с Самсоном, видит перед собой старца, неухоженного, склонного к пьянству, прозябающего в своем заброшенном жилище. Его Дуня, его надежда, та, что давала силы жить, уехала с малознакомым гусаром. Причем не с отцовского благословения, как это принято у честных людей, а тайком. Самсону было страшно подумать, что его милое дитя, его Дуня, которую он, как мог, оберегал от всяких опасностей, так поступила с ним и, главное, с собой — стала не женой, а любовницей.
Пушкин сочувствует своему герою и относится к нему с уважением: честь для Самсона превыше всего, превыше богатства и денег. Не один раз судьба била этого человека, но ничто не заставило его так опуститься, так перестать любить жизнь, как поступок горячо любимой дочери. Материальная бедность для Самсона ничто по сравнению с опустошенностью души.
На стене в доме Самсона Вырина висели картинки с изображением истории блудного сына. Дочь смотрителя повторила поступок героя библейской легенды. И, скорее всего, как и отец блудного сына, изображенного на картинках, станционный смотритель ждал свою дочь, готовый к прощению. Но Дуня не возвращалась. А отец не находил себе места от отчаяния, зная, чем зачастую заканчиваются подобные истории: «Много их в Петербурге, молоденьких дур, сегодня в атласе да бархате, а завтра, поглядишь, метут улицу, вместе с голью кабацкою. Как подумаешь порою, что и Дуня, может быть, тут же пропадает, так поневоле согрешишь да пожелаешь ей могилы. »
Ничем хорошим не закончилась и попытка станционного смотрителя вернуть дочь домой. После этого, запив от отчаяния и горя еще больше, Самсон Вырин умер.
Повесть Н.В. Гоголя «Шинель» преемственно связана с повестью Пушкина, написанной десятилетием раньше. Но, раскрывая трагедию «маленького человека», Гоголь внес в свою повесть одну очень важную черту. Он столкнул «маленького человека» Акакия Акакиевича Башмачкина с государственной машиной и показал, насколько она враждебна его интересам. У Гоголя сильнее, чем у Пушкина, звучат общественные, социальные мотивы.
Что же собой представляет «маленький человек», по Гоголю? Речь идет о человеке, маленьком в социальном плане, ибо он не богат, не имеет голоса в обществе, ничем не примечателен. Он всего лишь мелкий чиновник с мизерной зарплатой.
Но «маленьким» этот человек является еще и потому, что его внутренний мир очень ограничен. Гоголевский герой незначителен и незаметен. Даже имя его переводится с греческого языка как «смиреннейший». Акакий Акакиевич очень исполнителен, но при этом он даже не задумывается над тем, что делает. Поэтому-то герой начинает сильно волноваться, когда нужно хоть немного проявить сообразительность. Но самое интересное, что Башмачкин так разуверился в себе, что даже не пытается измениться, совершенствоваться. Он лишь снова и снова повторяет: «Нет, лучше дайте я перепишу что-нибудь».
Единственным смыслом жизни героя становится сбор денег на покупку шинели. Он безумно счастлив от одной только мысли об исполнении этого желания. Неудивительно, что кража чудесной шинели, приобретенной с таким трудом, стала для Башмачкина настоящей трагедией. Окружающие Акакия Акакиевича люди только лишь посмеялись над его бедой. Никто даже не попытался понять этого человека, а, тем более, помочь ему. Самое ужасное, на мой взгляд, заключается в том, что никто не заметил и смерти Башмачкина, никто не вспомнил о нем после.
Фантастичен эпизод воскресения Акакия Акакиевича в эпилоге повести. Теперь этот герой якобы блуждает по Петербургу и срывает с прохожих шинели и шубы. Такова месть Башмачкина. Он успокаивается только тогда, когда срывает шинель со «значительного лица», который сильно повлиял на судьбу героя. Только теперь Акакий Акакиевич Башмачкин вырастает в собственных глазах. По мнению Гоголя, даже в жизни самого ничтожного человека есть минуты, когда он может стать сильной личностью, умеющей постоять за себя.
Таким образом, тема «маленького» человека является сквозной в русской литературе 19 века. Крупнейшие писатели обращались к этой теме, по-своему трактуя и разрабатывая ее. Пушкин делал акцент на личной смиренности своего героя, Гоголь – на равнодушие социума. Но оба художника, следуя гуманистической традиции русской классической литературы, акцентировали внимание на душе своих героев, на их внутреннем мире. Эти писатели призывали увидеть в «маленьком человеке» личность, достойную если не уважения, то сочувствия и понимания.

0 человек просмотрели эту страницу. Зарегистрируйся или войди и узнай сколько человек из твоей школы уже списали это сочинение.

/ Сочинения / Пушкин А.С. / Станционный смотритель / Образ «маленького человека» в произведениях Пушкина и Гоголя («Станционный смотритель» и «Шинель»)

Смотрите также по произведению «Станционный смотритель»:

Образ «маленького человека» в произведениях русских классиков

Глава 1. Образ «маленького человека в произведениях А.С. Пушкина 4 Глава 2. Сравнение темы маленького человека в произведениях Пушкина и произведениях других авторов .9 2.1. «Маленький человек» в произведениях А.С. Грибоедова 9 2.2. Разработка образа «маленького человека» у Н.В. Гоголя .10 2.3. Тема «маленького человека» в творчестве М.Ю. Лермонтова .10 2.4. Ф.М. Достоевский, как продолжатель темы «маленького человека» .11 2.5. Видение образа «маленького человека» Л.Н. Толстым .13 2.6. Тема «маленького человека» в произведениях Н.С. Лескова 16 2.7. А.П. Чехов и «маленький человек» в его рассказах 17 2.8. Создание образа «маленького человека» Максимом Горьким .20 2.9. «Маленький человек» в «Гранатовом браслете» А.И. Куприна 21 2.10. Тема «Маленького человека» у А.Н. Островского .21 Заключение .23 Список источников литературы .25 Введение Определение &quo ;маленький человек&quo ; применяется к разряду литературных героев эпохи реализма, обычно занимающих довольно низкое место в социальной иерархии: мелкий чиновник, мещанин или даже бедный дворянин. Образ &quo ;маленького человека&quo ; оказывался тем более актуален, чем более демократичной становилась литература. Само понятие &quo ;маленький человек&quo ;, скорее всего, в употребление ввел Белинский (статья 1840 г. &quo ;Горе от ума&quo ;). Тему &quo ;маленького человека&quo ; поднимают многие писатели. Она всегда была актуальна, потому что ее задача — отражать жизнь простого человека со всеми ее переживаниями, проблемами, бедами и маленькими радостями. Писатель берет на себя тяжкий труд показать и объяснить жизнь обычных людей. &quo ;Маленький человек — представитель всего народа. И каждый писатель представляет его по-своему. В мировой литературе можно выделить роман-притчу Франца Кафки «Замок, раскрывающий трагическое бессилие маленького человека и его нежелание примирится с судьбой. В немецкой литературе к образу «маленького человека» тяготели Герхарт Гауптман в своих драмах «Перед восходом солнца» и «Одинокие». Богатство образов «маленького человека» в произведениях Гауптмана порождает множество различных вариантов (от малообразованного возчика до тонкого интеллигента). Продолжил традицию Гауптмана Ханс Фаллада. В русской литературе XIX века изображение образа маленького человека стало особенно популярным. Над ним работали Пушкин, Лермонтов, Гоголь, Грибодоев, Достоевский, Чехов, Лев Толстой и многие другие писатели. Представление о &quo ;маленьком человеке&quo ; менялось на протяжении всего 19 — начала 20 веков. Каждый писатель тоже имел свои личные взгляды на данного героя. Но уже со второй трети 20 века этот образ исчезает со страниц литературных произведений, так как метод социалистического реализма не предполагает такого героя. Глава 1. Образ «маленького человека» в произведениях А.С. Пушкина Величайший поэт 19 века А.С.Пушкин тоже не оставил незамеченной тему &quo ;маленького человека&quo ;, только он обратил свой взор не на образ коленопреклоненного, а на судьбу несчастного человека, показывая нам его чистую, неиспорченную богатством и благополучием душу, умеющего радоваться, любить, страдать.

Это повесть &quo ;Станционный смотритель&quo ;, входящая в цикл &quo ;Повестей Белкина&quo ;. Пушкин сочувствует своему герою. Изначально его жизнь складывается нелегко. &quo ;Кто не проклинал станционных смотрителей, кто с ними не бранивался? Кто, в минуту гнева, не требовал от них роковой книги, дабы вписать в оную свою бесполезную жалобу на притеснение, грубость и неисправность? Кто не почитает их извергами человеческого рода, равными покойным подьячим или по крайней мере муромским разбойникам? Будем, однако, справедливы, постараемся войти в их положение и, может быть, станем судить о них гораздо снисходительнее. Что такое станционный смотритель? Сущий мученик четырнадцатого класса, огражденный своим чином токмо от побоев, и то не всегда Покою ни днем, ни ночью. Всю досаду, накопленную во время скучной езды, путешественник вымещает на смотрителе. Погода несносная, дорога скверная, ямщик упрямый, лошади не везут — а виноват смотритель. Входя в бедное его жилище, проезжающий смотрит на него как на врага; хорошо, если скоро удастся ему избавиться от непрошенного гостя; но если не случится лошадей? боже! какие ругательства, какие угрозы посыплются на его голову! В дождь и слякоть принужден он бегать по дворам; в бурю, в крещенский мороз уходит он в сени, чтоб только на минуту отдохнуть от крика и толчков раздраженного постояльца Вникнем во все это хорошенько, и вместо негодования сердце наше исполнится искренним состраданием&quo ;. Но, герой повести Самсон Вырин, остается счастливым и спокойным человеком. Он привык к своей службе и имеет хорошую помощницу дочь. Он мечтает о простом счастье, внуках, большой семье, но судьба распоряжается по-другому. Гусар Минский, находясь у них проездом забирает дочь Дуню с собой. После неудачной попытки вернуть дочь, когда гусар &quo ;сильной рукой, схватив старика за ворот, вытолкнул его на лестницу&quo ;, Вырин был уже не в состоянии бороться. И несчастный старик умирает от тоски, горюя о возможной плачевной ее судьбе. Евгений, герой &quo ;Медного всадника&quo ;, похож на Самсона Вырина. Наш герой живет в Коломне, где-то служит, дичится знатных. Он не строит великих планов на будущее, его устраивает тихая, незаметная жизнь. Он тоже надеется на свое личное, пусть маленькое, но так нужное ему семейное счастье. Но все его мечты тщетны, потому что злой рок врывается в его жизнь: стихия губит его возлюбленную. Евгений не может противиться судьбе, он тихо переживает свою утрату. И только в состоянии безумия грозит Медному всаднику, считая виновником своего несчастья человека, построившего город на этом гиблом месте. Пушкин смотрит на своих героев со стороны. Они не выделяются ни умом, ни своим положением в обществе, но они добрые и порядочные люди, а поэтому достойны уважения и сочувствия. В романе &quo ;Капитанская дочка&quo ; в разряд &quo ;маленьких людей&quo ; входят Петр Андреевич Гринев и капитан Миронов. Их отличают те же качества: доброта, справедливость, порядочность, способность любить и уважать людей. Но у них есть еще одно очень хорошее качество — сохранять верность данному слову.

Пушкин вынес в эпиграф поговорку: &quo ;Береги честь смолоду&quo ;. Свою честь они сберегли. И так же дороги А.С.Пушкину, как и герои его уже ранее названных произведений. Пушкин выдвигает в них демократическую темумаленького человека (повесть &quo ;Станционный смотритель&quo ;), предваряющую собой &quo ;Шинель&quo ; Гоголя. Вот что пишет в своей критической статье «Художественная проза Пушкина» литературовед С.М. Петров: &quo ;Повести Белкина&quo ; явились в печати первым реалистическим произведением русской прозы. Наряду с традиционной тематикой из дворянско-усадебного быта (&quo ;Барышня-крестьянка&quo ;) Пушкин выдвигает в них демократическую тему маленького человека (повесть &quo ;Станционный смотритель&quo ;), предваряющую собой &quo ;Шинель&quo ; Гоголя.1 &quo ;Повести Белкина&quo ; явились полемическим откликом Пушкина на основные течения современной ему русской прозы. Правдивостью изображения, глубоким проникновением в характер человека, отсутствием всякого дидактизма &quo ;Станционный смотритель&quo ; Пушкина клал конец влияниюсентиментально-дидактической повести о маленьком человеке типа &quo ;Бедной Лизы&quo ; Карамзина. Идеализированные образы, нарочито созданные в дидактических целях сюжетные ситуации сентиментальной повести сменяются реальными типами и бытовыми картинами, изображением подлинных радостей и горестей жизни. Глубокий гуманизм повести Пушкина противостоит отвлеченной чувствительности сентиментальной повести. Манерный, впадающий в нравоучительную риторику язык сентиментальной повести уступает место простому и бесхитростному повествованию, вроде рассказа старика смотрителя о его Дуне. Реализм приходит на смену сентиментализму в русской прозе». Д. Благой считает венцом пушкинского реализма, его последовательным завершением образ „маленького человека“, непритязательного „коллежского регистратора“, доходя даже до прямого отождествления жизненных идеалов Евгения („Медный Всадник“), наиболее типичного из серии подобных героев, — с устремлениями самого поэта. «В действительности же Пушкин 30-х гг., не раз сочувственно изображавший жизнь и быт „маленьких людей“, наделявший последних теплыми человеческими чувствами, не мог в то же время не видеть ограниченности, скудости духовных запросов мелкого чиновника, мещанина, захудалого дворянчика. Жалея „маленького человека“, Пушкин в то же время показывает мещанскую узость его запросов. Как характерен тип француза-учителя в „Дубровском“: „У меня старушка мать, половину жалованья буду отсылать ей на пропитание, из остальных денег в пять лет могу скопить маленький капитал, — достаточный для будущей моей независимости, и тогда bo soir, еду в Париж и пускаюсь в коммерческие обороты». – Подчеркивает А. Грушкин в статье «Образ народного героя в творчестве Пушкина 30-х годов».2 Порой образ маленького человека у Александра Сергеевича переходят в описание народного героя. Обратимся к фрагменту той же статьи Грушкина: «В „Песнях западных славян“ он нашел этого героя. Последний, казалось бы, наделен всеми чертами „маленького человека“.

Лощиц с Обломовым полностью солидарен. А точнее, Ю. Лощиц и изобретает философию Обломова, ибо у Ильи Ильича никакой философии, разумеется, не было.* Ю. Лощиц, правда, понимает, что его «утопия вообще лишена будущего», но это-то и возмущает его больше всего. С негодованием, смешанным с недоумением, он восклицает: «Зачем она [история] вообще движется!» ______________ * Нелишне отметить, что лощицевская трактовка образа Обломова легла позднее в основу фильма Н. Михалкова «Обломов». Нет, выше, выше надо поднимать автора столь изумительной «биографии». Куда до него Вяземскому, у которого «было достаточно иронии, чтобы не обижаться на историю» (См.: В. Каверин. Барон Брамбеус, М., «Наука», 1966, с. 67). Ю. Лощиц на историю сильно обижен, в этой обиде источник его «вдохновения». Д. Жуков совершенно прав, подчеркивая «монологический», то есть исходящий от автора, характер процитированного отрывка. Мифологически препарируя одно из величайших произведений русской классики, Ю. Лощиц превращает Штольца в «библейского князя тьмы — родоначальника греха (с. 180). «Со времен совращения Евы, — поясняет автор свою «современную» мысль, — нечистый всегда успешней всего действовал через женщину»; «тем же самым «сценарием» пользуется в «Обломове» и Штольц

Александр Сергеевич Пушкин

19 октября 1827 («Бог помочь вам, друзья мои. »)

19 октября 1828 («Усердно помолившись богу. »)

19 октября («Роняет лес багряный свой убор. »)

27 мая 1819 («Веселый вечер в жизни нашей. »)

Couplets («Quand un poète en son extase. »)

Ex ungue leonem («Недавно я стихами как-то свистнул. »)

Mon portrait («Vous me demandez mon portrait. »)

NN («Я ускользнул от Эскулапа. »)

Stances («Avez-vous vu la tendre rose. »)

To Dawe, Esqr («Зачем твой дивный карандаш. »)

Аквилон («Зачем ты, грозный аквилон. »)

Алексееву («Мой милый, как несправедливы. »)

Ангел («В дверях эдема ангел нежный. »)

Андрей Шенье («Меж тем, как изумленный мир. »)

Анне Н. Вульф («Увы! напрасно деве гордой. »)

Анчар («В пустыне чахлой и скупой. »)

Арион («Нас было много на челне. »)

Бакуниной («Напрасно воспевать мне ваши именины. »)

Баллада («Что ты, девица, грустна. »)

Баратынскому («Я жду обещанной тетради. »)

Безверие («О вы, которые с язвительным упреком. »)

Бесы («Мчатся тучи, вьются тучи. »)

Блаженство («В роще сумрачной, тенистой. »)

Будрыс и его сыновья («Три у Будрыса сына, как и он, три литвина. »)

Буря («Ты видел деву на скале. »)

В. Л. Давыдову («Меж тем как генерал Орлов. »)

В. Л. Пушкину («Любезнейший наш друг, о ты, Василий Львович. »)

В. Л. Пушкину («Что восхитительней, живей. »)

В. Ф. Раевскому («Не тем горжусь я, мой певец. »)

В. Ф. Раевскому («Недаром ты ко мне воззвал. »)

В. Ф. Раевскому («Ты прав, мой друг — напрасно я презрел. »)

В альбом А. О. Смирновой («В тревоге пестрой и бесплодной. »)

В альбом («Гонимый рока самовластьем. »)

В альбом («Долго сих листов заветных. »)

В альбом («Когда погаснут дни мечтанья. »)

В альбом Пущину («Взглянув когда-нибудь на верный сей листок. »)

В альбом Сосницкой («Вы съединить могли с холодностью сердечной. »)

Вакхическая песня («Что смолкнул веселия глас. »)

«Вам музы, милые старушки. » (В. С. Филимонову при получении поэмы его «Дурацкий колпак»)

Веселый пир («Я люблю вечерний пир. »)

Вино (Ион Хиосский) («Злое дитя, старик молодой, властелин добронравный. »)

Виноград («Не стану я жалеть о розах. »)

Вода и вино («Люблю я в полдень воспаленный. »)

Воевода («Поздно ночью из похода. »)

Возрождение («Художник-варвар кистью сонной. »)

Война («Война! Подъяты наконец. »)

Вольность («Беги, сокройся от очей. ») Ода

Воспоминание («Когда для смертного умолкнет шумный день. »)

Всеволожскому («Прости, счастливый сын пиров. »)

Второе послание к цензору («На скользком поприще Тимковского наследник. »)

Выздоровление («Тебя ль я видел, милый друг. »)

Вяземскому («Язвительный поэт, остряк замысловатый. »)

Гараль и Гальвина («Взошла луна над дремлющим заливом. »)

Генералу Пущину («В дыму, в крови, сквозь тучи стрел. »)

Герой («Да, слава в прихотях вольна. »)

Гнедичу («С Гомером долго ты беседовал один. »)

Графу Олизару («Певец! издревле меж собою. »)

Гречанке («Ты рождена воспламенять. »)

Гроб Анакреона («Все в таинственном молчанье. »)

Гусар («Скребницей чистил он коня. »)

Давыдову («Нельзя, мой толстый Аристип. »)

Движение («Движенья нет, сказал мудрец брадатый. »)

Дева («Я говорил тебе: страшися девы милой. »)

Делибаш («Перестрелка за холмами. »)

Делия («Ты ль передо мною. »)

Дельвигу («Друг Дельвиг, мой парнасский брат. »)

Дельвигу («Любовью, дружеством и ленью. »)

Дельвигу («Мы рождены, мой брат названый. »)

Демон («В те дни, когда мне были новы. »)

Деревня («Приветствую тебя, пустынный уголок. »)

Дионея («Хромид в тебя влюблен; он молод, и не раз. »)

Добрый совет («Давайте пить и веселиться. »)

Добрый человек («Ты прав — несносен Фирс ученый. »)

Домовому («Поместья мирного незримый покровитель. »)

Дон («Блеща средь полей широких. »)

Дорида («В Дориде нравятся и локоны златые. »)

Дориде («Я верю: я любим; для сердца нужно верить. »)

Дорожные жалобы («Долго ль мне гулять на свете. »)

Дружба («Что дружба? Легкий пыл похмелья. »)

Друзьям («Богами вам еще даны. »)

Друзьям («Вчера был день разлуки шумной. »)

Друзьям («Нет, я не льстец, когда царю. »)

«Душа моя Павел. » (В альбом Павлу Вяземскому)

Е. Н. Ушаковой («Вы избалованы природой. »)

Ее глаза («Она мила — скажу меж нами. »)

Жалоба («Ваш дед портной, ваш дядя повар. »)

Желание («Я слезы лью; мне слезы утешенье. »)

Желание славы («Когда, любовию и негой упоенный. »)

Жених («Три дня купеческая дочь. »)

Жив, жив курилка! («Как! жив еще Курилка журналист. »)

Жуковскому («Когда, к мечтательному миру. »)

Заклинание («О, если правда, что в ночи. »)

«Земли достигнув наконец. » (Акафист Екатерине Николаевне Карамзиной)

Земля и море («Когда по синеве морей. »)

Зимнее утро («Мороз и солнце; день чудесный. »)

Зимний вечер («Буря мглою небо кроет. »)

Зимняя дорога («Сквозь волнистые туманы. »)

И. В. Слёнину («Я не люблю альбомов модных. »)

И. И. Пущину («Мой первый друг, мой друг бесценный. »)

Из Alfieri («Сомненье, страх, порочную надежду. »)

Из А. Шенье («Покров, упитанный язвительною кровью. »)

(Из Афенея) («Славная флейта, Феон, здесь лежит. Предводителя хоров. »)

Из Байрона («Нет ветра — синяя волна. »)

Из Гафиза («Не пленяйся бранной славой. »)

(Из Ксенофана Колофонского) («Чистый лоснится пол; стеклянные чаши блистают. »)

(Из Пиндемонти) («Не дорого ценю я громкие права. »)

Из письма к А. О. Россет («От вас узнал я плен Варшавы. »)

Из письма к Алексееву («Прощай, отшельник бессарабской. »)

Из письма к Великопольскому («С тобой мне вновь считаться довелось. »)

Из письма к Вульфу («Здравствуй, Вульф, приятель мой. »)

Из письма к Вяземскому («В глуши, измучась жизнью постной. »)

Из письма к Вяземскому («Любезный Вяземский, поэт и камергер. »)

Из письма к Гнедичу («В стране, где Юлией венчанный. »)

Из письма к Яковлеву («Смирдин меня в беду поверг. »)

Именины («Умножайте шум и радость. »)

Иностранке («На языке, тебе невнятном. »)

Истина («Издавна мудрые искали. »)

К *** («Зачем безвременную скуку. »)

К *** («Не спрашивай, зачем унылой думой. »)

К *** («Нет, нет, не должен я, не смею, не могу. »)

К *** («Счастлив, кто близ тебя, любовник упоенный. »)

К А. Б*** («Что можем наскоро стихами молвить ей. »)

К. А. Тимашевой («Я видел вас, я их читал. »)

К Баратынскому («Стих каждый в повести твоей. »)

К Батюшкову («Философ резвый и пиит. »)

К Вяземскому («Так море, древний душегубец. »)

К Галичу («Когда печальный стихотвор. »)

К Е. Н. Вульф («Вот, Зина, вам совет: играйте. »)

К Жуковскому («Благослови, поэт. В тиши парнасской сени. »)

К Каверину («Забудь, любезный мой Каверин. »)

К Маше («Вчера мне Маша приказала. »)

К Морфею («Морфей, до утра дай отраду. »)

К Н. Г. Ломоносову («И ты, любезный друг, оставил. »)

К Н. Я. Плюсковой («На лире скромной, благородной. »)

К Наталье («Так и мне узнать случилось. »)

К Наташе («Вянет, вянет лето красно. »)

К Овидию («Овидий, я живу близ тихих берегов. »)

К Родзянке («Ты обещал о романтизме. »)

К Сабурову («Сабуров, ты оклеветал. »)

К Чаадаеву («Любви, надежды, тихой славы. »)

К Щербинину («Житье тому, любезный друг. »)

К Языкову («Издревле сладостный союз. »)

К Языкову («К тебе сбирался я давно. »)

К Языкову («Языков, кто тебе внушил. »)

К бар. М. А. Дельвиг («Вам восемь лет, а мне семнадцать било. »)

К бюсту завоевателя («Напрасно видишь тут ошибку. »)

К вельможе («От северных оков освобождая мир. »)

К другу стихотворцу («Арист! и ты в толпе служителей Парнаса. »)

К живописцу («Дитя харит и вдохновенья. »)

К молодой актрисе («Ты не наследница Клероны. »)

К молодой вдове («Лида, друг мой неизменный. »)

К морю («Прощай, свободная стихия. »)

К ней («В печальной праздности я лиру забывал. »)

К ней («Эльвина, милый друг, приди, подай мне руку. »)

К переводу Илиады («Крив был Гнедич поэт, преложитель слепого Гомера. »)

К письму («В нем радости мои; когда померкну я. »)

К портрету Вяземского («Судьба свои дары явить желала в нем. »)

К портрету Дельвига («Се самый Дельвиг тот, что нам всегда твердил. »)

К портрету Жуковского («Его стихов пленительная сладость. »)

К портрету Каверина («В нем пунша и войны кипит всегдашний жар. »)

К сестре («Ты хочешь, друг бесценный. »)

К студентам («Друзья! досужный час настал. »)

К** («Ты богоматерь, нет сомненья. »)

К*** («Я помню чудное мгновенье. »)

Кавказ («Кавказ подо мною. Один в вышине. »)

Список самых известных произведений Пушкина

Книги Пушкина раскупаются до сих пор

«Пушкин – наше все». Начать следует именно с этой фразы, ведь действительно, поэт №1 России за свою сравнительно короткую жизнь успел написать сотни самых разных произведений. Уникален он тем, что читать его можно в любом возрасте. Для детей он сочинял прекрасные сказки, которые так удобно учить наизусть. Для возрастов постарше – любовная лирика, «Евгений Онегин». Зрелые люди откроют для себя «Маленькие трагедии», «Борис Годунов» и ещё десятки других произведений. Но мы решились задаться другим вопросом: какие же известные произведения Пушкина пользуются самой большой любовью его потомков?

Мороз и солнце, день чудесный!

Один из самых красивых и радостных стихов всего курса школьной литературы. Это позитивное и жизнерадостное произведение в любое время года заставляет вспомнить и заново пережить то самое ощущение свежего зимнего утра, когда в одно слились яркое солнце, снег и мороз.

Не все знают, что называется это стихотворение вполне логично – «Зимнее утро». Удивительно, но написано оно совсем даже не зимой, а 3 ноября 1828, буквально за день. Непонятно, то ли ноябрь выдался снежный и морозный, то ли поет смог настолько ярко вообразить себе то самое зимнее утро и передать свои эмоции через эти строки.

Евгений Онегин

Учителя русской литературы и критики, вслед за Белинским называют «Евгения Онегина» «энциклопедией русской жизни». С одной стороны, они правы, по нему действительно можно изучать царившие тогда порядки и нравы. Вот только это название сразу формирует негативное к нему отношение. Ну, кто в добром уме примется добровольно читать энциклопедию для собственного удовольствия.

А ведь многие забывают, что «Евгений Онегин» — это ещё и увлекательный роман (да-да, роман, хотя и написан стихами) с ярким сюжетом и интересными персонажами. Если избавить его от стихотворного слога и исторических подробностей, то получится вполне современное чтиво о пресыщенном тусовками мажоре и его любовных переживаниях. Поэтому искренне советуем забыть все спойлеры и просто перечитать роман, который не потерял своей яркости и актуальности за последние два столетия.

Я помню чудное мгновенье

Наш список продолжает ещё одно невероятно популярное и известное стихотворение Пушкина. «Я помню чудно мгновенье, передо мной явилась ты, как мимолетное виденье, как гений чистой красоты» — сейчас эти строчки кажутся какими-то навязчивыми, банальными и пошлыми. Но попробуйте оценить их заново, свежим взглядом. Настолько же нужно любить женщину и восхищаться ей, чтобы ТАК выразить свои эмоции и чувства?

Зануды обязательно уточнят, что этот стих написан Александром Сергеевичем в честь одной конкретной женщины – Анны Петровны Керн. На момент написания барышня была замужней, что отнюдь не мешало Пушкину испытывать к ней нежные чувства.

Забавно, но знаменитый романс, положенный на эти стихи, посвящен дочери той самой Анны Петровны, Екатерине Керн. Она была возлюбленной композитора – Михаила Глинки.

Сказка о царе Салтане

Феномен Пушкина в том, что он стал автором для всех возрастов. И абсолютное большинство знакомится с ним ещё в детстве, когда мама, папа или бабушка читали его сказки. И «Сказка о царе Салтане» — одна из самых любимых.

Своим появлением она обязана той самой няне, Арине Родионовне, которая читала маленькому Саше народные сказки и легенды. Вот и эта поема восходит к народному творчеству, но переосмысленному гениальным (без преувеличения) поэтом.

Я памятник себе воздвиг нерукотворный

Поэт всегда немного пророк. Это редкий и ценный дар – уметь передавать свои чувства, мысли и эмоции через слова. И дело тут совсем не в правильности рифмы, стиля и слога. Такие люди по-иному чувствуют. Видимо, именно это дает какой-то дар предсказания.

По крайней мере, это единственная возможность объяснить, откуда берутся пророческие стихи. «Я памятник себе воздвиг нерукотворный, к нему не зарастет народная тропа». И действительно, прошло почти два века со смерти поэта, но интерес к его творчеству за это время не ослабел ни на грамм.

Наоборот, знаменитые стихи Пушкина сегодня учат все дети, его знают и любят взрослые, люди посвящают всю свою жизнь изучению его наследия.

Действительно, «не зарастет народная тропа». Будем надеяться, что ещё сотни и даже тысячи лет на ней не вырастит ни травинки, которая смогла бы ослабить память потомков. В конце концов, читают же даже сегодня Гомера. Почему бы и Пушкину не стать Гомером будущего, оставаясь в памяти потомков тысячелетиями.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: