Образ Манилова в поэме Гоголя «Мертвые души»

Манилов – первый из помещиков, которого посещает Чичиков. Что может рассказать нам о характере помещика? В первую очередь, это его владения и усадьба.

Первое, что видит Чичиков – это господский дом, стоящий одиноко на высокой горе, которую обдувает ветер. Закрадывается вопрос : кто же может поставить дом в таком неудачном месте? Только очень непрактичный хозяин.

На этой горе мы Чичиков видит «две-три клумбы с кустами акаций» и несколько берез с жиденькими вершинами. Складывается ощущение, что хозяин дома довольно рассеян и не заботится о внешнем виде усадьбы. Далее взгляд гостя падает на «Храм уединенного размышления». Здание красноречиво говорит об избыточной мечтательности хозяина : как же сильно нужно любить фантазировать, чтобы построить для этого отдельное здание! Да еще и придумать этому заурядному зданию столь пафосное название!

Какое впечатление от деревни Маниловки? Серые убогие избы, отсутствие деревьев и зелени, две бабы, переругавшиеся между собой, темнеющий вдали сиреневый лес, горланящий петух с обдерганными крыльями. Дополняет образ Маниловки и погода : «День не то ясный, не то мрачный, а какого-то светло-серого цвета». В описании погоды чувствуется какая-то неопределенность и даже заурядность (заурядность подчеркивает светло-серый цвет неба). Неопределенность мы увидим и в характере самого помещика Манилова.

Сравнительная характеристика Манилова и Собакевича (по поэме Н. В. Гоголя «Мертвые души»)

Рассмотрим двух героев поэмы — Манилова и Собакевича. Это два полярно противоположных образа, объединенные одной общей чертой — они помещики-крепостники.

Манилов — бесплодный мечтатель, строящий воздушные замки и бесполезные прожекты. «Глядя с крыльца на двор и пруд, говорил он о том, как бы хорошо было, если бы вдруг от дома провести подземный ход или через пруд выстроить каменный мост, на котором бы были по обеим сторонам лавки, и чтобы в них сидели купцы и продавали разные мелкие товары, нужные для крестьян. » Будто бы видимая забота о собственных крестьянах. Но на самом деле он совершенно не интересуется состоянием дел, никогда не ездит на ноля и не вникает в доклады приказчика, просьбы крестьян. Он живет в довольстве и тепле, потому что пользуется старинным правом присваивать труд крепостных. Внешне он далее приятный человек, но, разобравшись в его сущности, понимаешь, что он едва ли не отвратительнее других.

Собакевич — прямая противоположность Манилову, он крепкий хозяин, прекрасно знающий свое имение, ценящий крестьян за их трудолюбие. Именно Собакевич рассказывает Чичикову о прекрасных мастерах-крестьянах, умеющих печь сложить и экипаж рессорный соорудить. Но хвалит своих крестьян Собакевич не из человеколюбия, а всего лишь набивая на них цену. Помещика совершенно не смущает тот факт, что торгует он мертвыми.

Манилов только создает видимость культурного человека. Своих сыновей он назвал Фемистоклюсом, в честь греческого полководца, и Алкидом, в честь Геракла. Но это скорее рисовка, чем истинная культура. В его кабинете уже три года лежит книга, раскрытая на одной и той же странице. На предложение Чичикова продать ему мертвые души Манилов любезно соглашается. Более того, он дарит их, переписывая их собственноручно на красивой бумаге, перевязывая все шелковой лентой. Что это? Глупость? Желание отгородиться от жизни, ее проблем? Скорее всего, и то и другое. Манилов — пустозвон, порхающий по жизни, старающийся не замечать ее трудностей.

Собакевич же, напротив, прекрасно чувствует наступление «нового времени», когда будут властвовать деньги, большие капиталы, и готовится к этому заранее, чтобы не быть застигнутым врасплох.

При кажущейся разности характеров оба помещика отвратительны автору своей иждивенческой психологией. Образы, созданные Гоголем, перешагнули то время, для которого писались. Огромная сила сатирического обличения уродства собственнического мира, заключенная в творениях писателя, не потеряла своей актуальности и в наши дни.

Манилов

-Вариант 1
-Вариант 2
-Вариант 3
-Вариант 4

Скачать характеристику

Манилов— персонаж поэмы Н.В.Гоголя «Мертвые души». Имя Манилов (от глагола «манить», «заманивать») иронически обыгрывается Гоголем. Оно пародирует лень, бесплодную мечтательность, прожектерство, сентиментальность.
(Историческим прототипом, по мнению Лихачева Д., мог быть царь Николай I, обнаруживающий родство с типом Манилова.)

Манилов – сентиментальный помещик, первый «продавец» мертвых душ.
Образ Манилова динамически разворачивается из пословицы: человек ни то ни се, ни в городе Богдан, ни в селе Селифан.

1) Характер героя не определен, не уловим.
«Один бог разве мог сказать, какой характер у Манилова. Есть род людей, известных под именем: ни то, ни сё, ни в городе Богдан, ни в селе Селифан.»
Слабоволие Манилова подчеркивает и то, что хозяйством у помещика занимается пьяница-приказчик.
Обобщенность, абстрактность, безразличие к деталям — свойства миросозерцания Манилова.
В своем бесплодном идеализме Манилов антипод материалиста, практика и русофила Собакевича
Манилов — мечтатель, и мечты его полностью оторваны от действительности. «как хорошо было, если бы вдруг от дома провести подземный ход или через пруд выстроить каменный мост».
Помещик только занимался прожектерством: мечтал но эти прожекты не воплощаются в жизнь.
Сначала он кажется приятным человеком, но потом с ним становится смертельно скучно, потому что он не имеет собственного мнения и может только улыбаться и говорить банальные приторные фразы.
В Манилове нет живых желаний, той силы жизни, которая движет человеком, заставляет его совершать какие-то поступки. В этом смысле Манилов, — мертвая душа, «не то, не сё».
Он настолько типичный, серый, нехарактерный, что у него даже нет определенных склонностей к чему-либо, нет имени и отчества.

2) внешность — В лице Манилова «выражение не только сладкое, но даже приторное, подобное той микстуре, которую ловкий светский доктор засластил немилосердно…»;
отрицательное качество: «черты лица его были не лишены приятности, но в эту приятность, казалось, чересчур было передано сахару»;
Сам Манилов – человек внешне приятный, но это если с ним не общаться: разговаривать с ним не о чем, он скучный собеседник.

3) образование — Манилов считает себя воспитанным, образованным, благородным.
Но в кабинете Манилова два года подряд лежит книжка с закладкой на 14-й странице.
Он во всем проявляет «прекраснодушие»,живость манер и любезное щебетание в разговоре.
Зацепившись за любую тему, мысли Манилова уплывают вдаль, в отвлеченные размышления.
Утонченная деликатность и сердечность Манилова выражается в абсурдных формах неуемного восторга: «щи, но от чистого сердца», «майский день, именины сердца»; чиновники, по словам Манилова, сплошь препочтеннейшие и прелюбезнейшие люди.
У Манилова чаще всего встречаются слова в речи: «любезная», «позвольте», да неопределенные местоимения и наречия: какой-нибудь, этакое, какое-то, этак…
Эти слова придают оттенок неопределенности всему, что говорит Манилов, создают ощущение смысловой бесплодности речи: Манилов мечтает о соседе, с которым можно было бы беседовать «о любезности, о хорошем обращении, следить какую-нибудь этакую науку», «как было бы в самом деле хорошо, если бы жить этак вместе, под одной кровлею, или под тенью какого-нибудь вяза пофилософствовать».
Думать о реальной жизни, а тем более принимать какие-то решения этот герой не способен. Все в жизни Манилова: действие, время, смысл – заменены изысканными словесными формулами.
Манилов— западник, тяготеет к просвещенному европейскому образу жизни. Жена Манилова изучала французский в пансионе, играет на фортепиано, а дети Манилова— Фемистоклюс и Алкид — получают домашнее образование;
Сравнение Манилова со «слишком умным министром» указывает на призрачную эфемерность и прожектерство высшей государственной власти, типические черты которой — пошлая слащавость и лицемерие.
Претензии на изысканность, образованность, утонченность вкуса еще более подчеркивает внутреннюю простоту обитателей усадьбы. В сущности, это декорация, прикрывающая скудость.

4) качества: положительные — восторженности, симпатии ( Манилов еще сохраняет симпатию к людям), гостеприимства.
человеческие Манилов — семьянин, любит жену и детей, искренне радуется приезду гостя, всячески старается угодить ему и сделать приятное.
И с женой у него слащавые взаимоотношения. Любовь Манилова и жены пародийно-сентиментальна
Манилов был бесхозяйственным, дело «шло как-то само собою». Бесхозяйственность Манилова открывается нам еще по дороге в усадьбу: все безжизненно, жалко, мелко.
Манилов непрактичен – он берет купчую на себя и не понимает выгоды продажи мертвых душ. Он позволяет крестьянам пьянствовать вместо работы, его приказчик не знает своего дела и так же, как и помещик, не умеет и не хочет вести хозяйство.
Манилов скучный собеседник, от него «не дождешься никакого живого или даже заносчивого слова», что, поговорив с ним, «почувствуешь скуку смертельную».
Манилов — помещик, совершенно равнодушный к судьбам крестьян.
Гоголь подчеркивает бездеятельность и социальную бесполезность помещика: хозяйство идет как-то само собой; ключница ворует, слуги М. спят и повесничают…

5)Вещи, окружающие Манилова, свидетельствуют о его неприспособленности, оторванности от жизни, о безразличии к реальности:
дом Манилова открыт всем ветрам, повсюду видны жиденькие верхушки берез, пруд полностью зарос ряской, зато беседка в саду Манилова высокопарно поименована «Храмом уединенного размышления».
Господский дом стоит на юру; у сереньких изб деревни Манилова ни одного деревца — «только одно бревно»;
Печать серости, скудности, неопределенности цвета лежит на всем, что окружает Манилова: серый день, серые избы.
В доме у хозяев тоже все неопрятно, тускло: шелковый капот жены бледного цвета, стены кабинета выкрашены «какой-то голубенькой краской, вроде серенькой»…, создаётся «ощущение странной эфемерности изображаемого»
Обстановка всегда рельефно характеризует героя. У Гоголя этот прием доведен до сатирического заострения: его герои погружены в мир вещей, их облик исчерпывается вещами.
Поместье М — первый круг Дантова ада, куда спускается Чичиков, первая стадия «омертвелости» души (пока еще сохраняется симпатия к людям), заключающаяся, по Гоголю, в отсутствии какого бы то ни было «задора».
Поместье Манилова – парадный фасад помещичьей России.

6)досуг Манилова составляет :
Манилов проводит время в беседке с надписью «Храм уединенного размышления», где ему приходят в голову разные фантастические проекты, (например провести подземный ход от дома или выстроить через пруд каменный мост); в кабинете Манилова два года подряд лежит книжка с закладкой на 14-й странице; в картузах, табачнице рассыпан пепел, горки выбитой из трубки золы аккуратно расставлены на столе и окнах, погруженный в заманчивые размышления, никогда не выезжает на поля, а между тем мужики пьянствуют…

Заключение.
Гоголь подчеркивает пустоту и ничтожность героя, прикрытую сахарной приятностью облика, деталями обстановки его поместья.
В Манилове нет ничего отрицательного, но нет и ничего положительного.
Он – пустое место, ничто.
Поэтому этот герой не может рассчитывать на преображение и возрождение: в нем нечему возрождаться.
Мир Манилова – это мир ложной идиллии, путь к смерти.
Недаром даже путь Чичикова в затерявшуюся Маниловку изображен как путь в никуда.
И поэтому Манилов, наряду с Коробочкой, занимает одно из самых низких мест в «иерархии» героев поэмы.
Образ Манилова олицетворяет общечеловеческое явление — «маниловщину», то есть склонность к созданию химер, псевдофилософствованию.

/ Характеристики героев / Гоголь Н.В. / Мертвые души / Манилов

Смотрите также по произведению «Мертвые души»:

Образ и Характеристика Манилова в поэме Мертвые души Гоголя сочинение

Образ Манилова в поэме Н.В. Гоголя «Мертвые души»

Манилов представляется читателю персонажем чрезмерно милым, даже приторным. Он был «еще вовсе человек не пожилой, имевший глаза сладкие, как сахар». «На взгляд он был человек видный; черты лица его были не лишены приятности, но в эту приятность, казалось, чересчур было передано сахару; в приемах и оборотах его было что-то, заискивающее расположения и знакомства. Он улыбался заманчиво, был белокур, с голубыми глазами» — в общем, вполне заурядный, симпатичный человек, но явно со странностями. Далее мы видим, что и характер его не то, чтобы типичный, но не слишком выразительный — «Есть род людей, известных под именем: люди так себе, ни то, ни сё, ни в городе Богдан, ни в селе Селифан, по словам пословицы. Может быть, к ним следует примкнуть и Манилова. В первую минуту разговора с ним не можешь не сказать: какой приятный и добрый человек! В следующую за тем минуту ничего не скажешь, а в третью скажешь: чорт знает, что такое! и отойдешь подальше; если ж не отойдешь, почувствуешь скуку смертельную. От него не дождешься никакого живого или хоть даже заносчивого слова, какое можешь услышать почти от всякого, если коснешься задирающего его предмета» и «у всякого есть свое, но у Манилова ничего не было».
Он человек задумчивый, можно даже сказать, мечтатель (что для помещика, однако, далеко не полезное качество…) — «Иногда, глядя с крыльца на двор и на пруд, говорил он о том, как бы хорошо было, если бы вдруг от дома провести подземный ход или чрез пруд выстроить каменный мост, на котором бы были по обеим сторонам лавки, и чтобы в них сидели купцы и продавали разные мелкие товары, нужные для крестьян. — При этом глаза его делались чрезвычайно сладкими и лицо принимало самое довольное выражение, впрочем, все эти прожекты так и оканчивались только одними словами» — и так же задумчиво- мечтательно и равнодушно пускал он на самотёк своё хозяйство, бывшее от того не то, чтобы в запустении, но в том самом состоянии, которое случается, когда нет у этого механизма некоей движущей силы в лице руководителя-помещика, а именно, в самом что ни на есть средненьком состоянии — «Хозяйством нельзя сказать, чтобы он занимался, он даже никогда не ездил на поля, хозяйство шло как-то само собою. Когда приказчик говорил: «хорошо бы, барин то и то сделать», «да, недурно», отвечал он обыкновенно, куря трубку, которую курить сделал привычку, когда еще служил в армии, где считался скромнейшим, деликатнейшим и образованнейшим офицером:: «да, именно недурно», повторял он. Когда приходил к нему мужик и, почесавши рукою затылок, говорил «Барин, позволь отлучиться на работу, подать заработать» «ступай», говорил он, куря трубку, и ему даже в голову не приходило, что мужик шел пьянствовать». Видим, что к крепостным он относился не то, чтобы дружески, а нейтрально-дружелюбно, и в один момент даже заговорил с простым кучером на «вы»!
Что до семьи маниловской, то здесь она идиллической картиною представляется: милейшие супруги и не менее милейшие двое сыновей, шести и осьми лет, затейливо зовущиеся Фемистоклюсом и Алкидом: «Несмотря на то, что минуло более восьми лет их супружеству, из них все еще каждый приносил другому или кусочек яблочка, или конфетку, или орешек и говорил трогательно-нежным голосом, выражавшим совершенную любовь: «Разинь, душенька, свой ротик, я тебе положу этот кусочек». — Само собою разумеется, что ротик раскрывался при этом случае очень грациозно. Ко дню рождения приготовляемы были сюрпризы: какой-нибудь бисерный чехольчик на зубочистку. И весьма часто, сидя на диване, вдруг, совершенно неизвестно из каких причин, один оставивши свою трубку, а другая работу, если только она держалась на ту пору в руках, они напечатлевали друг другу такой томный и длинный поцелуй, что в продолжение его можно бы легко выкурить маленькую соломенную сигарку. Словом, они были то, что говорится счастливы» и особого внимания «предметам низким» не уделяли. Дети же их — типичные дети, что подчёркивает нам автор в моментах вроде этих: «»Фемистоклюс!» продолжал он : «хочешь быть посланником?»
«Хочу», отвечал Фемистоклюс, жуя хлеб и болтая головой направо и налево. В это время стоявший позади лакей утер посланнику нос и очень хорошо сделал, иначе бы канула в суп препорядочная посторонняя капля».
«Фемистоклюс укусил за ухо Алкида, и Алкид, зажмурив глаза и открыв рот, готов был зарыдать самым жалким образом, но, почувствовав, что за это легко можно было лишиться блюда, привел рот в прежнее положение и начал со слезами грызть баранью кость».
Жилище Манилова хозяину вполне соответствует, точнее его отношениям с делами хозяйственными: «Дом господский стоял одиночкой на юру, то-есть на возвышении, открытом всем ветрам, каким только вздумается подуть» — как дом Манилова открыт всем ветрам, так и в голове его гуляют ветры вперемешку с возвышенными размышлениями.
А внутреннее убранство ещё ярче показывает это соответствие: «В доме его чего-нибудь вечно недоставало: в гостиной стояла прекрасная мебель, обтянутая щегольской шелковой материей, которая, верно, стоила весьма недешево; но на два кресла ее недостало, и кресла стояли обтянуты просто рогожею; впрочем, хозяин в продолжение нескольких лет всякий раз предостерегал своего гостя словами: «Не садитесь на эти кресла, они еще не готовы». В иной комнате и вовсе не было мебели, хотя и было говорено в первые дни после женитьбы: «Душенька, нужно будет завтра похлопотать чтобы в эту комнату хоть на время поставить мебель». Ввечеру подавался на стол очень щегольской подсвечник из темной бронзы с тремя античными грациями, с перламутным щегольским щитом, и рядом с ним ставился какой-то просто медный инвалид, хромой, свернувшийся на сторону и весь в сале, хотя этого не замечал ни хозяин, ни хозяйка, ни слуги».

На подкупающее своей новизной предложение Чичикова Манилов сперва удивился «выронил тут же чубук с трубкою на пол, и как разинул рот, так и остался с разинутым ртом в продолжение нескольких минут. Наконец Манилов поднял трубку с чубуком и поглядел снизу ему в лицо, стараясь высмотреть, не видно ли какой усмешки на губах его, не пошутил ли он; но ничего не было видно такого; напротив, лицо даже казалось степеннее обыкновенного», затем испугался, «не спятил ли гость как-нибудь невзначай с ума, и со страхом посмотрел на него пристально; но глаза гостя были совершенно ясны, не было в них дикого, беспокойного огня, какой бегает в глазах сумасшедшего человека, всё было прилично и в порядке. Как ни придумывал Манилов, как ему быть и что ему сделать, но ничего другого не мог придумать, как только выпустить изо рта оставшийся дым очень тонкою струею», в растерянности некоторое время не мог вникнуть, что же от него всё-таки требуется, но в результате, да ещё и услышав о полной законности, по словам Чичикова, дела, согласился на предложение, и даже задаром отдал своих, так сказать, виртуальных крестьян Чичикову, сказав, что «умершие души в некотором роде совершенная дрянь».

У Манилова можно приметить несколько бросающихся в глаза особенностей: невероятнейшая ко всем вежливость и деликатность; стремление искать в людях хорошее, причём в людях даже не слишком-то достойных, а чаще даже и просто нежелание и неумение видеть плохое; мечтательность и витание где-то в своих выдуманных материях, отсутствие интереса к реальному, прозаическому миру.
Так как в Манилове нет особо положительных черт, но и совершенно отрицательных тоже не найдётся, в отношении его используется не жёсткая сатира, скорее ирония: его утрированная вежливость, а также отвлеченность от мира; царящая дома безвкусица в сочетании несочетаемых вещей; странные имена детей; да и, в общем, вся его невнятная фигура, кратко определяемая как «ни рыба, ни мясо».

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: