Образ Хлестакова в комедии Н

«Ревизор» Н. В. Гоголя — по-настоящему неповторимая, гениальная пьеса, комизм которой создается не специальными приемами, а положением и характерами действующих лиц, комическим значением глубоко понятого драматургом общественного конфликта. Характеры, созданные писателем, очень реалистичны и типичны, они являются живым воплощением своей эпохи. Центральное место в комедии не случайно занимает образ Хлестакова — один из самых ярких типов, созданных Гоголем. В характеристике этого героя наиболее ярко проявилось новаторство писателя. Обманщики и плуты, лгуны и хвастуны, моты и волокиты осмеивались и другими авторами. Но при этом характеристика типов чаще всего ограничивалась одной какой-нибудь чертой. Характер же Хлестакова намного более сложен: в нем объединены все перечисленные качества, но они обобщены в более сложном общественном явлении, получившем впоследствии нарицательное название хлестаковщины.

Хлестаков — пустейший дворянчик «без царя в голове», легкомысленный баловень и транжира. У него «легкость необыкновенная в мыслях». Как писал сам Гоголь, «он просто глуп, болтает потому только, что видит, что его расположены слушать; врет, потому что плотно позавтракал и выпил порядочно вина. Вертляв он тогда только, когда подъезжает к дамам». Всеми его поступками руководит мелкое тщеславие, желание пустить пыль в глаза и сыграть роль чином выше своего собственного.

По характеристике автора, он «и лгунишка, и подляшка, и трусишка, и щелкопер во всех отношениях». Лишенный какого-либо понятия о добре и зле, постоянно готовый приспосабливаться и изворачиваться, он может совершить любую подлость, легко переходит от заносчивости к унижению, от фанфаронства к трусости. Невероятно подверженный чужому влиянию, характер героя постоянно меняется, не представляя собой ничего цельного и постоянного. Да и стремления у него низкие и мелочные: все время просаживает отцовские деньги на кутеж, карты и другие развлечения.

  • «А отчего? — оттого, что делом не занимается: вмести того чтобы в должность, а он идет гулять по прешпекту, в картишки играет», — говорит о Хлестакове его слуга.

Хвастовство и тщеславие чаще всего являются основой лживости Хлестакова. Он стремится похвастать своим воображаемым положением в обществе. Всем своим поведением герой претендует на «светскую» образованность. Именно — претендует. А на самом деле говорит и действует он без всякого соображения, не способен ни на минуту остановить на чем-то свое внимание. И в этом вдохновенном вранье дает полную волю своей беспорядочной фантазии, в чем в большей степени проявляется его действительная внутренняя нищета и бедность натуры. При этом азартный игрок, пошлый волокита и наглый взяточник — он несет в себе задатки всего того, что воспитывало в людях крепостническое общество. Классовая дворянская природа Хлестакова с наибольшей яркостью проявляется в обращении со слугами. Сам он голодать не может, рассуждает Хлестаков; другое дело мужик — он привык к этому.

С явным превосходством, презрением и грубостью обращается Хлестаков с людьми низшего положения в обществе. Осипа называет исключительно бранными словами: скотина, дурак, грубое животное; трактирного слугу обзывает дураком, скверным поросенком; людей бедного сословия зовет мошенниками, бездельниками, подлецами. Подлая, ничтожная натура героя проявляется особенно в тех случаях, где требуется присутствие духа или характер.

  • «Что такое, если разобрать, в самом деле, Хлестаков? — говорит автор. — Молодой человек, чиновник, заключающий в себе много качеств, принадлежащих людям, которых свет называет пустыми. »

При этом, чем яснее и очевиднее из слов и поступков Хлестакова проступает его сущность, тем больше чиновники убеждаются в том, что он именно и есть петербургский ревизор. Тот факт, что он «не платит и не едет», заставляет превратно истолковывать каждый его шаг, каждое слово: значит, крупный чин. Таким образом, главная мысль, которую писатель воплотил в своем герое: Хлестаков — не просто смешной и глуповатый «елистратишка», «фитюлька», которого ошибочно приняли за ревизора, он — порождение всего бюрократического режима, пустоты и упадка крепостнического общества.

АФОРИЗМЫ ЦИТАТЫ ВЫСКАЗЫВАНИЯ ИЗРЕЧЕНИЯ

Навигация по сайту

Новое на сайте

Объявления

Реклама

Цитаты из комедии Н. В. Гоголя «Ревизор»

• Я пригласил вас, господа, с тем, чтобы сообщить вам пренеприятнейшее известие: к нам едет ревизор.
• Я как будто предчувствовал: сегодня мне всю ночь снились какие-то две необыкновенные крысы. Право, этаких я никогда не видывал: чёрные, неестественной величины! Пришли, понюхали — и пошли прочь.
• Оно конечно, Александр Македонский — герой, но зачем же стулья ломать?
• Также заседатель ваш… он, конечно, человек сведущий, но от него такой запах, как будто бы он сейчас вышел из винокуренного завода — это тоже нехорошо.
• А подать сюда Ляпкина-Тяпкина!
• Умный человек — или пьяница, или рожу такую состроит, что хоть святых выноси.
• Дай только, Боже, чтобы сошло с рук поскорее, а там-то я поставлю уж такую свечу, какой еще никто не ставил: на каждую бестию купца наложу доставить по три пуда воску.
• Пусть каждый возьмёт в руки по улице… чёрт возьми, по улице — по метле! И вымели бы всю улицу, что идет к трактиру, и вымели бы чисто!
• Оно чем больше ломки, тем больше означает деятельность градоправителя.
• Да если спросят, отчего не выстроена церковь при богоугодном заведении, на которую год назад была ассигнована сумма, то не позабыть сказать, что начала строиться, но сгорела. Я об этом и рапорт представлял. А то, пожалуй, кто-нибудь, позабывшись, сдуру скажет, что она и не начиналась.
• Да если проезжающий чиновник будет спрашивать службу, довольны ли, чтоб отвечали «Всем довольны, Ваше Благородие!» А который будет недоволен, то ему после дам такого неудовольствия.
• Да сказать Держиморде, чтобы не слишком давал воли кулакам своим; он, для порядка, всем ставит фонари под глазами — и правому и виноватому.
• Да не выпускать солдат на улицу безо всего: эта дрянная гарниза наденет только сверх рубашки мундир, а внизу ничего нет.
• В Саратовскую губернию! А? и не покраснеет! О, да с ним нужно ухо востро.
• О, тонкая штука! Эк куда метнул! какого туману напустил! разбери кто хочет! Не знаешь, с которой стороны и приняться. Ну, да уж попробовать не куды пошло! Что будет, то будет, попробовать на авось.
• Нужно быть посмелее. Он хочет, чтобы считали его инкогнитом. Хорошо, подпустим и мы турусы: прикинемся, как будто совсем и не знаем, что он за человек.
• Славно завязал узелок! Врет, врет — и нигде не оборвется! А ведь какой невзрачный, низенький, кажется ногтем бы придавил его. Ну, да постой, ты у меня проговоришься. Я тебя уж заставлю побольше рассказать!
• А вот посмотрим, как пойдет дело после фриштика да бутылки толстобрюшки! Да есть у нас губернская мадера: неказиста на вид, а слона повалит с ног. Только бы мне узнать, что он такое и в какой мере нужно его опасаться.
• Уж и вы! Не нашли другого места упасть! И растянулся, как чёрт знает что такое.
• Эк как каркнула ворона! (Дразнит его.) «Был по приказанию. » Как из бочки так рычит.
• Унтер-офицерша налгала вам, будто бы я ее высек; она врет, ей-богу, врет. Она сама себя высекла!
• Что, самоварники, аршинники, жаловаться? Архиплуты, протобестии, надувайлы мирские, жаловаться?
• «Мы, говорит, и дворянам не уступим». Да дворянин… ах ты, рожа! — Дворянин учится наукам: его хоть и секут в школе, да за дело, чтоб он знал полезное.
• Еще мальчишка, «Отче наша» не знаешь, а уж обмериваешь; а как разопрёт тебе брюхо да набьёшь себе карман, так и заважничал! Фу ты, какая невидаль! Оттого, что ты шестнадцать самоваров выдуешь в день, так оттого и важничаешь? Да я плевать на твою голову и на твою важность!
• Вот ты теперь валяешься у ног моих. Отчего? — оттого, что мое взя?ло; а будь хоть немножко на твоей стороне, так ты бы меня, каналья, втоптал по самую грязь, еще бы и бревном сверху навалил.
• (бьет себя по лбу) Как я, нет, как я, старый дурак! Выжил глупый баран из ума!
• Вон он теперь по всей дороге заливает колокольчиком! Разнесет по всему свету историю. Мало того что пойдешь в посмешище — найдется щелкопер, бумагомарака, в комедию тебя вставит. Вот что обидно! Чина, звания не пощадит, и будут все скалить зубы и бить в ладоши. Чему смеетесь? — Над собою смеетесь!
• Я бы всех этих бумагомарак! У, щелкопёры, либералы проклятые! Чёртово семя! Узлом бы вас всех завязал, в муку бы стёр вас всех да чёрту в подкладку! В шапку туды ему.

• Так немножко прошёлся, думал, не пройдёт ли аппетит — нет, чёрт возьми, не проходит.
• Жаль, что Иохим не дал напрокат кареты, а хорошо бы, черт побери, приехать домой в карете, подкатить этаким чёртом под крыльцо к какому-нибудь соседу помещику, с фонарями, а Осипа сзади, одеть в ливрею… Воображаю, как бы все переполошились: «кто такой, что такое?» А лакей входит: (вытягиваясь и представляя лакея) «Иван Александрович Хлестаков из Петербурга, прикажете принять?»
• Ну, ну, ну… оставь, дурак! Ты привык там обращаться с другими: я, брат, не такого рода! Со мной не советую…
• Боже мой, какой суп! Я думаю, ещё ни один человек в мире не едал такого супу: какие-то перья плавают вместо масла.
• Это топор, зажаренный вместо говядины.
• Чай такой странный: воняет рыбой, а не чаем.
• Ведь мой отец упрям и глуп, старый хрен, как бревно. Я ему прямо скажу: как хотите, я не могу жить без Петербурга. За что ж, в самом деле, я должен погубить жизнь с мужиками? Теперь не те потребности; душа моя жаждет просвещения.
• …Я бы, признаюсь, больше бы ничего и не требовал, как только оказывай мне преданность и уваженье, уваженье и преданность.
• Я люблю поесть. Ведь на то живешь, чтобы срывать цветы удовольствия.
• Привыкши жить, comprenez vous, в свете — и вдруг очутиться в дороге: грязные трактиры, мрак невежества.
• С Пушкиным на дружеской ноге. Бывало, часто говорю ему: «Ну что, брат Пушкин?» — «Да так, брат, — отвечает, бывало, — так как-то все…» Большой оригинал.
• …а там уж чиновник для письма, эдакая крыса, пером только: тр… тр… пошёл писать.
• Моих, впрочем, много есть сочинений: «Женитьба Фигаро», «Роберт-Дьявол», «Норма». Уж и названий даже не помню. И все случаемся не хотел писать, но театральная дирекция говорит: «Пожалуйста, братец, напиши что-нибудь». Думаю себе, пожалуй, изволь, братец! И тут же в один вечер, кажется, всё написал, всех изумил. У меня легкость необыкновенная в мыслях. Всё это, что было под именем барона Брамбеуса, «Фрегат Надежды» и «Московский телеграф»… всё это я написал.
• На столе, например, арбуз — в семьсот рублей арбуз. Суп в кастрюльке прямо на пароходе приехал из Парижа; откроют крышку — пар, которому подобного нельзя отыскать в природе!
• Там у нас и вист свой составился: министр иностранных дел, французский посланник, английский, немецкий посланник и я.
• И в ту же минуту по улицам курьеры, курьеры, курьеры… можете представить себе, тридцать пять тысяч одних курьеров!
• Меня завтра же произведут сейчас в фельдмарш…
• Вздор — отдохнуть. Извольте, господа, я готов отдохнуть. Завтрак у вас, господа, хорош… Я доволен, я доволен. (С декламацией.) Лабардан! Лабардан!
• Я, кажется, всхрапнул порядком. Откуда они набрали таких тюфяков и перин? Даже вспотел.
• Со мной престранный случай: в дороге совершенно издержался. Нет ли у вас денег взаймы, рублей четыреста?

Из письма Хлестакова к Тряпичкину

• Спешу уведомить тебя, душа моя Тряпичкин, какие со мной чудеса.
• На дороге обчистил меня кругом пехотный капитан, так что трактирщик хотел уже было посадить в тюрьму; как вдруг, по моей петербургской физиономии и по костюму весь город принял меня за генерал-губернатора.
• …И я теперь живу у городничего, жуирую, волочусь напропалую за его женой и дочкой; не решился только, с которой начать, — думаю, прежде с матушки, потому что, кажется, готова сейчас на все услуги.
• Городничий глуп, как сивый мерин.
• Почтмейстер точь-в-точь наш департаментский сторож Михеев, должно быть, также, подлец, пьёт горькую.
• Надзиратель над богоугодным заведением Земляника — совершенная свинья в ермолке.
• Смотритель училищ протухнул насквозь луком.
• Судья Ляпкин-Тяпкин — в сильнейшей степени моветон.

• Чёрт побери, есть так хочется, и в животе трескотня такая, как будто бы целый полк затрубил в трубы.
• Разговаривает все на тонкой деликатности, что разве только дворянству уступит; пойдешь на Щукин — купцы тебе кричат: «Почтенный!»
• Наскучило идти — берешь себе извозчика и сидишь себе как барин, а не захочешь заплатить ему — изволь: у каждого дома есть сквозные ворота, и ты так шмыгнешь, что тебя никакой дьявол не сыщет.
• Добро бы было в самом деле что-нибудь путное, а то ведь елистратишка простой!
• Он не посмотрел бы на то, что ты чиновник, а, поднявши рубашонку, таких бы засыпал тебе, что б дня четыре ты почесывался.
• На пустое брюхо всякая ноша кажется тяжела.
• И верёвочка в дороге пригодится.

• Я говорю всем открыто, что беру взятки, но чем взятки? Борзыми щенками. Это совсем иное дело.
• Россия… да… хочет вести войну, и министерия-то, вот видите, и подослала чиновника, чтобы узнать, нет ли где измены.
• А деньги в кулаке, да кулак-то весь в огне.
• О Боже, вот уж я и под судом! И тележку подвезли схватить меня!
• Ну, город наш!

• О! Насчёт врачеванья мы с Христианом Ивановичем взяли свои меры: чем ближе к натуре, тем лучше, — лекарств дорогих мы не употребляем. Человек простой: если умрёт, то он и так умрёт, если выздоровеет, то он и так выздоровеет. Да и Христиану Ивановичу затруднительно было б с ними изъясняться: он по-русски ни слова не знает.
• С тех пор как я принял начальство, — может быть, вам покажется даже невероятным, — все как мухи, выздоравливают. Больной не успеет войти в лазарет, как уже здоров; и не столько медикаментами, сколько честностью и порядком.
• Больным велено габерсуп давать, а у меня по всем коридорам несёт такая капуста, что береги только нос.
• И неостроумно: «Свинья в ермолке». Где ж свинья бывает в ермолке?

• Вот ещё на днях, когда зашел было в класс наш предводитель, он скроил такую рожу, какой я никогда ещё не видывал. Он-то её сделал от доброго сердца, а мне выговор: зачем вольнодумные мысли внушаются юношеству.
• Не приведи господь служить по ученой части! Всего боишься: всякий мешается, всякому хочется показать, что он тоже умный человек.
• А у меня, подлец, выпонтировал вчера сто рублей.
• Оробел, ваше бла… преос… сият… (В сторону.) Продал проклятый язык, продал!
• Ей-богу, и в рот никогда не брал луку.

Бобчинский и Добчинский

• Пошли к Почечуеву, да на дороге Петр Иванович говорит: «Зайдем, говорит, в трактир. В желудке-то у меня… с утра я ничего не ел, так желудочное трясение». Да-с, в желудке-то у Петра Ивановича… «А в трактир, говорит, привезли теперь свежей сёмги, так мы закусим».
• Недурной наружности, в партикулярном платье, ходит этак по комнате, и в лице этакое рассуждение… физиономия… поступки, и здесь (вертит рукою около лба) много, много всего.
• Э! — сказали мы с Петром Ивановичем.
• Нет, больше шантрет. И глаза такие быстрые, как зверьки, даже в смущенье приводят.
• Сто лет и куль червонцев!
• Продли, Бог, на сорок сроков!

Образ Хлестакова в комедии Н. В. Гоголя «Ревизор»

Гоголь не раз предупреждал: Хлестаков — самый трудный образ в пьесе. Посмотрим, что же представляет собой этот герой. Хлестаков — мелкий чиновник, человек ничтожный, всеми презираемый. Его не уважает даже собственный слуга Осип, может оттаскать за вихры отец. Он беден и не способен работать так, чтобы обеспечить себе хотя бы сносное существование. Он глубоко недоволен своей жизнью, даже подсознательно презирает себя. Но пустота и глупость не позволяют ему осмыслить свои беды, попытаться изменить жизнь. Ему кажется, что представься лишь случай, и все изменится, он перенесется “из грязи в князи”. Это и позволяет Хлестакову так легко и непринужденно чувствовать себя лицом значительным.
Мир, в котором живет Хлестаков, непонятен ему самому. Он не в силах постичь связь вещей, представить себе, чем в действительности заняты министры, как ведет себя и что пишет его “друг” Пушкин. Для него Пушкин — тот же Хлестаков, но счастливее, удачливее. Интересно, что и городничий, и его приближенные, которых нельзя не признать людьми сметливыми, знающими жизнь, по-своему неглупыми, ничуть не смущены враньем Хлестакова. Им тоже кажется, что все дело в случае: повезло — и ты директор департамента. Никаких личных заслуг, труда, ума и души не требуется. Надо лишь помочь случаю, кого-то подсидеть. Разница между ними и Хлестаковым лишь в том, что он откровенно глуп и лишен даже практической сметки. Будь же он поумнее, пойми сразу заблуждение городской верхушки, он начал бы сознательно подыгрывать. И несомненно бы провалился. Хитрость, продуманная ложь не обманули бы внимательного городничего. Он бы нашел слабое место в заранее созданной выдумке, недаром гордится Антон Антонович: “Тридцать лет живу на службе; . мошенников над мошенниками обманывал. Трех губернаторов обманул!” Городничий не мог предположить в Хлестакове лишь одного — чистосердечия, неспособности к сознательной, продуманной лжи.
А между тем это одна из основных черт Хлестакова. Внутренняя пустота делает его поведение совершенно непредсказуемым: в каждый данный момент он ведет себя так, как “получается”. Его морили голодом в гостинице, над ним висела угроза ареста — и он льстиво молил слугу принести хоть что-нибудь поесть. Несут обед — и он прыгает на стуле от восторга и нетерпения. При виде тарелки супа Хлестаков забывает о том, как минуту назад униженно клянчил еду. Он уже вошел в роль важного господина. “Ну, хозяин, хозяин. Я плевал на твоего хозяина!”
В каждом из персонажей пьесы немало хлестаковщины. Таков авторский замысел. Потому Хлестаков и главный герой, что его черты присущи каждому человеку в той или иной степени. Они комичны, лишь собранные воедино и выставленные на сцене. Самой яркой иллюстрацией служат мечты городничего о будущей жизни в качестве тестя великого человека: “. Поедешь куда-нибудь — фельдъегеря и адъютанты поскачут везде. Хе, хе, хе, вот что, канальство, заманчиво!” Таким образом, мы видим, что представления Хлестакова и Сквозник-Дмухановского о шикарной жизни в основном совпадают. Ведь хлестаковские “тридцать пять тысяч одних курьеров” ничем не отличаются от фельдъегерей и адъютантов, которые в мечтах городничего “поскачут везде”. И главное, Сквозник-Дмухановский также рад унизить мелкую сошку городничего, представив себя генералом.
Итак, образ Хлестакова — гениальное художественное обобщение Гоголя. Объективный смысл и значение этого образа состоят в том, что он представляет собой нерасторжимое единство “значительности” и ничтожества, грандиозных претензий и внутренней пустоты. Хлестаков представляет собой концентрацию черт эпохи в одном человеке. Вот почему жизнь эпохи отразилась в “Ревизоре” с огромной силой, а образы гоголевской комедии стали теми художественными типами, которые позволяют яснее понять социальные явления того времени.

61281 человек просмотрели эту страницу. Зарегистрируйся или войди и узнай сколько человек из твоей школы уже списали это сочинение.

Рекомендуем эксклюзивные работы по этой теме, которые скачиваются по принципу «одно сочинение в одну школу»:

/ Сочинения / Гоголь Н.В. / Ревизор / Образ Хлестакова в комедии Н. В. Гоголя «Ревизор»

Смотрите также по произведению «Ревизор»:

Школяру.ру | В помощь школьнику

Н. В. Гоголь написал столько замечательных произведений, что я уверена: нет ему равных во всей литературе (в русской и в зарубежной) как писателю-сатирику. Его произведения стали достоянием мировой литературы. До сих пор вызывает споры и дебаты противоречивая натура писателя. Я считаю: талант Гоголя огромен и самобытен, и одно из моих любимых произведений — комедия «Ревизор».

«В «Ревизоре» я решил собрать в одну кучу все дурное в России, какое я тогда знал. и за одним разом посмеяться над всем» — так определил замысел своей комедии сам автор. Гоголь признавал, что самым трудным образом в пьесе является Хлестаков. В рекомендациях для актера, исполнявшего эту роль, Гоголь достаточно глубоко раскрывает характер этого персонажа. Хлестаков совершил все свои подвиги в уездном городе абсолютно непреднамеренно. Его можно сравнить с балетным танцовщиком — двигаясь по пространству пьесы, он оживляет ход всего действия, выступает настоящим двигателем сюжетного развития комедии. Хлестаков блестяще сыграл роль ревизора перед уездными чиновниками, только к середине четвертого действия начиная понимать, что его принимают за несколько «государственного человека». Что чувствует при этом лжеревизор? Кажется, ничего.

В образе Хлестакова Гоголь дает утрированный и собирательный тип поверхностно образованного фанфарона. Хлестаков с удовольствием употребляет ради красоты слога подхваченные от кого-то и дурно понятые французские словечки, штампы тогдашней художественной литературы. В то же время в речи Хлестакова встречаются и вульгарные выражения. Гоголь сделал реплики Хлестакова отрывистыми: этот персонаж духовно нищ и совершенно неспособен на чем-либо остановить свое внимание. Современник Гоголя Аполлон Григорьев дал характеристику этого персонажа: «Хлестаков, как мыльный пузырь, надувается под влиянием благоприятных обстоятельств, растет в собственных глазах и глазах чиновников, становится все смелее и смелее в хвастовстве. «

Перед нами уездный городок, целая страна, где есть и просвещение, и здравоохранение, и многое другое. В нем успешно процветают взяточничество, лихоимство, казнокрадство. Каждый чиновник «успешно» выполняет свои «обязанности». Городничий соответственно чину берет взятки часто и в больших размерах. Ляпкин-Тяпкин по праву считается вольнодумцем. Больные в богоугодных заведениях ходят в грязных халатах. Совершенно случайно среди этого беспорядка оказывается некто Хлестаков, которого все принимают за ревизора. В образе мелкого петербургского чиновника Гоголь показал хлестаковщину как особое порождение эпохи, типичное явление того времени.

В «Замечаниях для господ актеров» автором дается следующая характеристика героя: «Несколько приглуповат и, как говорят, без царя в голове. Говорит и действует без всякого соображения». Действительно, с самого начала Хлестаков показывает себя как человека до крайности легкомысленного и пустого: просадив все деньги, присланные отцом, обедает в долг, не думая, что расплачиваться ему нечем. Далее он без стыда и тени смущения просит руки дочери городничего, не думая о том, что секунду назад объяснялся в любви его жене. Мысль Хлестакова суетливо перескакивает с одного предмета на другой, не анализируя и ни на чем не останавливаясь: начав с униженных обещаний заплатить за обеды и комнату при встрече с городничим, заканчивает угрозами обратиться с жалобой к министру. И это — на протяжении одной минуты. По случайности его слова приходятся очень кстати — городничий уверовал, что перед ним действительно не кто иной, как ревизор.

В следующих сценах обнаруживается еще одно замечательное качество Хлестакова — несдержанность, хвастовство, стремление пустить пыль в глаза. Куда только не заносит Хлестакова в момент вдохновения! Он и с Пушкиным на короткой ноге, он и автор «Юрия Милославского», он и департаментом однажды управлял. Просто лавина лжи, впрочем, неумной, неубедительной, зато вдохновенной, естественной, природной. О Хлестакове можно сказать: лжет с наслаждением, как ребенок, и сам верит в свою ложь, и тем самым вырастает в собственных глазах. Герой не догадывается, почему к нему так благоволят. Он находит это естественным и правильным. И завтрак в богоугодном заведении не рассматривается им как «подмазывание»; он с искренним удивлением спрашивает: «Что, у вас каждый день бывает такой?» Посещение всех чиновников — тоже само собой разумеющееся явление. О том, что ему давали взятки, он сразу не догадывается — думает, что «чиновники эти добрые люди, это с их стороны хорошая черта».

Хлестаков пришелся по душе обществу. Пустота, «легкость в мыслях необыкновенная», ложь и позерство никого не коробят. В герое есть светский лоск: он знает три слова по-французски, говорит выспренним, нелепым и смешным языком, недурен собой — этого оказывается достаточно.

Каким же образом такому человеку удается сыграть роль далеко не самую обычную? Ответ автора прост и глубоко мотивирован с точки зрения законов мира подлецов. Во-первых, страх, сознание собственной вины отнимает разум у чиновников. С другой стороны, «вертопрах» Хлестаков без особого труда вошел в роль, сумел внушить всем страх и уважение потому, что, будучи беспринципен и до крайности легкомыслен, он смело шел там, где остановился бы всякий порядочный человек. Отсюда и горькая ирония Гоголя: беспринципность правит миром. В нелепом, с точки зрения здравого смысла, поведении Хлестакова есть своя логика. Он действовал по образу и подобию тех, кого видел вокруг. В желании героя играть роль выше предназначенной ему в жизни заключается сущность характера Хлестакова.

Черты николаевской эпохи, когда процветали выскочки и недалекие люди, которые умели приспосабливаться за счет беспринципности к обстоятельствам, проявились в пронырливости героя. Самой природой общества определена сущность Хлестакова и хлестаковщины.

Было и остается огромным влияние на российское общество комедии Н.В.Гоголя «Ревизор». Стала употребляться и употребляется до сего дня как имя нарицательное фамилия Хлестаков. А любое безудержное фразерство, ложь и беззастенчивое хвастовство в сочетании с крайней несерьезностью стали называть хлестаковщиной. Гениальному писателю удалось проникнуть в тайну русского национального характера, выудив из самой его глубины образ Хлестакова. Автор бессмертной комедии утверждает, что независимо от своего социального положения, возраста и образования, всякий русский человек хоть на минуту иногда становится Хлестаковым. Я думаю, одним из основных путей самосовершенствования каждого человека является преодоление в себе самом хлестаковщины. Образ Чичикова в поэме «Мертвые души».

Из героев гоголевской поэмы «Мертвые души» особое место занимает Чичиков. С точки зрения сюжета и композиции эта фигура в поэме центральная и до последней главы первого тома является для всех загадкой. Прошлое его неизвестно (биография дана лишь в одиннадцатой главе), неизвестны цели его пребывания в городе NN. Помимо этого, автор лишает Павла Ивановича своеобразия, запоминающихся черт, у него нет собственного «лица». На фоне Индивидуализированные образы помещиков предельно яркие, и на их фоне фигура Чичикова выглядит бесцветной, неопределенной, неуловимой. Поэтому можно обнаружить в речевом поведении героя, что он, не имея собственного «лица», не имеет и собственного «голоса».

Именно безликость и бесцветность позволяют Чичикову перевоплощаться до неузнаваемости, когда этого требуют «интересы дела». Превосходный психолог и блестящий имитатор, он умеет с магическим артистизмом уподобиться своему собеседнику. Во всякой ситуации он говорит то, что от него хотели бы услышать, что может расположить в его пользу.

Так с Маниловым Павел Иванович приторно любезен, высокопарен («. я немею пред законом») и льстив. С Коробочкой он покровительственно ласков и патриархально набожен («На все воля Божья, матушка. «), держится с ней свободно, «не церемонится». Вместо цветистых фраз теперь из его уст звучат просторечные, а иногда и грубые выражения («дело яйца выеденного не стоит», «да пропади и околей»).

Чичиков – великолепный актер, ради своей цели дающий у каждого помещика представление в его вкусе. Он не мог сыграть роль, любезную Ноздреву. Значит, дело тут не в талантливом перевоплощении. Может быть, Чичиков – дальновидный психолог, способный видеть все изгибы человеческой души? Но тогда бы он не разбудил скупую подозрительность Коробочки, не обманул бы Ноздрева, не спровоцировал бы ревность губернских дам. Что позволяет Чичикову так быстро и удачно приспособиться к каждому из своих собеседников?

Присмотримся внимательнее к образу Чичикова в те моменты, когда он остается наедине с самим собой. Ему нет нужды маскироваться и изменять себя ради приспособления. Вот Чичиков осматривает город N: «Дорогою оторвал прибитую к столбу афишу с тем, чтобы, пришедши домой, прочитать хорошенько», а прочитав, «свернул опрятно и положил в свой ларчик, куда имел обыкновение складывать все, что попадалось». Это собирание ненужных вещей, тщательное хранение хлама напоминает привычки Плюшкина.

Чичиков на собрании у полицмейстера размечтался в совершенно маниловском духе, хотя рядом с ним был Собакевич: «Чичиков никогда не чувствовал себя в таком веселом расположении, воображал себя уже настоящим херсонским помещиком, говорил об разных улучшениях: о трехпольном хозяйстве, о счастье и блаженстве двух душ – и стал читать Собакевичу послание в стихах Вертера к Шарлоте, на которое тот хлопал глазами».

Общение с наглым и бесцеремонным Ноздревым для Чичикова мука, ведь Павел Иванович не терпит «фамильярного обращения» («. разве только если особа. слишком высокого звания»). Однако он и не думает прервать свой диалог с помещиком: тот богат, а значит, впереди перспектива выгодной сделки. Следуя своему испытанному методу, Чичиков всеми силами стремится уподобиться Ноздреву. Он обращается к нему на «ты», перенимает от него фамильярные манеры и хамский топ.

Найти общий язык с Собакевичем Чичикову значительно проще — ведь обоих объединяет ревностное служение «копейке». Даже Плюшкина, давно утратившего связь с внешним миром и позабывшего элементарные нормы вежливости, смог расположить к себе Павел Иванович. Для этого помещика Чичиков играет роль непрактичного и великодушного болвана — «мотишки», готового себе в убыток избавить случайного знакомого от необходимости платить подати за умерших крестьян.

Кто такой Чичиков? Что он за человек? Среди множества фантастических версий о Чичикове, выдвинутых чиновниками города NN, заслуживает особого внимания версия об антихристе. Антихрист новозаветного «Откровения» предшествует наступлению Страшного суда, появляется в конце времен. Почему же именно Чичиков становится у Гоголя знамением «последних времен», символом грядущей катастрофы?

С точки зрения Гоголя, зло, олицетворенное в Чичикове («страсть к приобретению»), есть главное зло современности. Зло обыденное и ничтожное страшнее, чем литературно-величественное зло, показывает Гоголь. Гоголь хочет понять психологическую природу нового явления. Этому служит биография Чичикова, объясняющая генезис изображенного в поэме характера. Тусклое, грустное детство героя — без товарищей, без мечтаний, без родительской любви — многое предопределило дальнейшую судьбу героя. Глубоко усвоив родительское наставление («. береги и копи копейку»), Павлуша Чичиков развивает в себе энергию, волю и упорство, с которым и устремляется к своей единственной в жизни цели — богатству. Вначале его действия наивны и прямолинейны: Павлуша рабски угождает учителю и становится его любимцем. Повзрослев, Чичиков манипулирует людьми с гораздо большим искусством, но и результаты его усилий теперь более значительны. Он пообещал жениться на дочери своего начальника и добывает тем самым себе место повытчика. Служа на таможне, Павел Иванович убеждает начальство в своей неподкупности и так наживает огромное состояние на крупной партии контрабандного товара. Биография гоголевского «приобретателя» отмечена странной закономерностью: блестящие победы Чичикова всякий раз оборачиваются нулем. Процесс обогащения превращается в нечто самоценное, самодостаточное — ведь это всегда процесс без результата.

Биография Чичикова заставляет в то же время вспомнить о грешниках, преодолевающих свою греховность и впоследствии ставших святыми подвижниками. По предположению писателя в следующих томах поэмы должно было произойти пробуждение души героя и духовное его воскрешение. Пороки времени, говорил Гоголь, не случайно так сгущены и усилены в Чичикове, ведь воскрешение «героя времени» послужило бы началом воскрешения всего русского общества.

Не на любви, а на деньгах основано счастье этого героя. Гоголь отмечает в Чичикове отсутствие тупого автоматизма Плюшкина: «В нем не было привязанности собственно к деньгам для денег, им не владели скряжничество и скупость. Нет, не они двигали им, — ему мерещилась впереди жизнь во всех довольствах. Чтобы, наконец, потом, со временем, вкусить непременно все это, вот для чего береглась копейка…».

Возрождаться постоянно позволяют Чичикову «Самоотвержение» и терпение. Даже «громада бедствий» не похоронит его. Очень сложно сочетается в оценке Гоголя приговор Чичикову, причисление его к «мертвым душам», с сознанием, что бездуховный тип буржуазного дельца практичен и весьма жизнеспособен.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: