Образ автора в поэме Н

Поскольку жанр поэмы предполагает равноправие лирического и эпического начал, без авторского слова обойтись в этом произведении невозможно. Лирическое начало в поэме «Мёртвые души» реализуется именно в авторских отступлениях.

Не являясь героем поэмы, автор «Мёртвых душ» выступает в ней как лирический герой. Представление о лирическом герое читатель получает, анализируя литературные взгляды и размышления Гоголя об избранности писателя, о двух типах писателей, о двух типах портретов, о языке художественного произведения, о выборе главного героя.

Автор делится с читателем своими творческими замыслами: “И вот таким образом составился в голове нашего героя сей странный сюжет, за который, не знаю, будут ли благодарны ему читатели, а уж как благодарен автор, так и выразить трудно. Ибо, что ни говори, не приди в голову Чичикову эта мысль, не явилась бы на свет сия поэма”. Автор беседует с читателем о своём положительном идеале, говорит о своём отношении к Чичикову.

Автор постоянно общается с читателем, причём в отношении к читателю частенько сквозит ирония, скрытая под стремлением угодить. Вот как Гоголь обращается к дамам-читательницам: “Дамам он [Чичиков] не понравится, это можно сказать утвердительно, ибо дамы требуют, чтобы герой был решительное совершенство…” Автор поэмы пытается предугадать отношение читателя к главному герою, представить возможную реакцию читателя.

Автор выступает в своём лиро-эпическом произведении и как рассказчик. Некоторые его высказывания связывают отдельные эпизоды поэмы, играют важную композиционную роль: “…Мне пора возвратиться к нашим героям, которые стояли уже несколько минут перед дверями гостиной, взаимно упрашивая друг друга пройти вперёд”. Другие высказывания автора связывают отдельные эпизоды или лирические отступления с основным повествованием.

Соотношение лирического и эпического начал в поэме является средством выражения авторской позиции.
Авторская позиция выражается и через восприятие Чичикова. Иногда сложно отделить мысли Чичикова от лирических отступлений: “Эх, русский народец! Не любит умирать своею смертью. ”

Кроме того, для исчерпывающего понимания образа автора в поэме «Мёртвые души» можно сказать и о том, что в эпической части Н.В. Гоголь выступает как новатор-реалист, а в лирической — как поэт-романтик.

Образы помещиков в поэме «Мертвые души»

Образом Манилова Гоголь начинает галерею помещиков. Перед нами возникают типические характеры. В каждом портрете, созданном Гоголем, по его словам, «собраны черты тех, которые считают себя лучше других». Уже в описании деревни и поместья Манилова проявляется сущность его характера. Дом расположен на очень невыгодном, открытом всем ветрам месте. Деревня производит убогое впечатление, так как Манилов совсем не занимается хозяйством. Вычурность, слащавость раскрываются не только в портрете Манилова, не только в его манерах, но и в том, что покосившуюся беседку он называет «храм уединенного размышления», а детям дает имена героев Древней Греции. Сущность характера Манилова -совершенная праздность. Лежа на диване, он предается мечтам, бесплодным и фантастическим, которые никогда не сможет осуществить, так как всякий труд, любая деятельность ему чужды. Его крестьяне живут в нищете, в доме царит беспорядок, а он мечтает о том, как хорошо бы построить через пруд каменный мост или от дома повести подземный ход. Обо всех он отзывается благосклонно, все у него препочтительнейшие и прелюбезнейшие. Но не потому, что он любит людей и испытывает к ним интерес, а потому, что ему нравится жить беззаботно и удобно. О Манилове автор говорит: «Есть род людей, известных под именем: люди так себе, ни то ни се, ни в городе Богдан, ни в селе Селифан, по словам пословицы». Таким образом автор дает понять, что образ Манилова типичен для своего времени. Именно из сочетания подобных качеств и происходит понятие «маниловщина».
Следующий образ в галерее помещиков — это образ Коробочки. Если Манилов — это помещик-расточитель, бездеятельность которого ведет к полному разорению, то Коробочку можно назвать накопительницей, так как накопительство — это ее страсть. Она владеет натуральным хозяйством и торгует всем, что в нем имеется: салом, птичьим пером, крепостными крестьянами. В ее доме все устроено по старинке. Она аккуратно хранит свои вещи и копит деньги, складывая их в мешочки. Все у нее идет в дело. В этой же главе автор большое внимание уделяет поведению Чичикова, акцентируя внимание на том, что Чичиков с Коробочкой ведет себя проще, развязнее, чем с Маниловым. Это явление типично для русской действительности, и, доказывая это, автор дает лирическое отступление о превращении Прометея в муху. Натура Коробочки особенно ярко раскрывается в сцене купли-продажи. Очень боится она продешевить и даже делает предположение, которого сама пугается: «вдруг мертвые и самой ей в хозяйстве пригодятся?», И снова автор подчеркивает типичность этого образа: » Иной и почтенный, и государственный даже человек, а на деле выходит совершенная Коробочка». Оказывается, тупость Коробочки, ее «дубинноголовость» не такое уж редкое явление.
В каждом из помещиков автор подмечает нравственное уродство. Манилов в своей праздности и лени доходит до крайности. В результате скупости Коробочка становится дубинноголовой.
Следующий в галерее помещиков — Ноздрев. Кутила, картежник, пьяница, врун и скандалист — вот краткая характеристика Ноздрева. Это человек, как пишет автор, который имел страсть «нагадить ближнему, причем вовсе без всякой причины». Гоголь утверждает, что Ноздревы типичны для русского общества: «Ноздревы долго еще не выведутся из мира. Они везде между нами. » Беспорядочная натура Ноздрева отражается и в интерьере его комнат. Часть дома ремонтируется, мебель расставлена кое-как, но хозяина все это мало волнует. Он показывает гостям конюшню, в которой две кобылы, жеребец и козел. Потом хвалится волчонком, которого неизвестно зачем держит дома. Обед у Ноздрева приготовлен плохо, но зато спиртного в избытке. Попытка купить мертвые души едва не заканчивается для Чичикова трагично. Вместе с мертвыми душами Ноздрев хочет продать ему жеребца или шарманку, а потом предлагает сыграть в шашки на мертвых крестьян. Когда Чичиков возмущается нечестной игрой, Ноздрев зовет слуг, чтобы те избили несговорчивого гостя. Только появление капитана-исправника спасает Чичикова.
Образ Собакевича занимает достойное место в галерее помещиков. «Кулак! Да еще и бестия в придачу» — такую характеристику дал ему Чичиков. Собакевич, бесспорно, помещик-накопитель. Деревня у него большая, обустроенная. Все постройки хоть и неуклюжи, но прочны до крайности. Сам Собакевич напомнил Чичикову средней величины медведя — большой, неуклюжий. В портрете Собакевича совсем нет описания глаз, которые, как известно, являются зеркалом души. Гоголь хочет показать, что Собакевич настолько груб, неотесан, что в теле его «совсем не было души». В комнатах Собакевича все такое же неуклюжее и большое, как он сам. Стол, кресло, стулья и даже дрозд в клетке, казалось, говорили: «И я тоже Собакевич». Просьбу Чичикова Собакевич воспринимает спокойно, но требует за каждую мертвую душу по 100 рублей, да еще и нахваливает свой товар, как купец. Говоря о типичности подобного образа, Гоголь подчеркивает, что люди, подобные Собакевичу, встречаются везде — ив провинции, и в столице. Ведь дело не во внешности, а в натуре человека: «нет, кто уж кулак, тому не разогнуться в ладонь». Грубый и неотесанный Собакевич — властелин над своими крестьянами. А если бы такому подняться повыше да дать ему власть побольше? Сколько бы бед он мог натворить! Ведь о людях он придерживается строго определенного мнения: «Мошенник на мошеннике сидит и мошенником погоняет».
Последним в галерее помещиков стоит Плюшкин. Гоголь отводит ему это место, поскольку Плюшкин являет собой результат праздной жизни человека, живущего за счет чужого труда. «У этого помещика тысяча с лишком душ», а выглядит он как последний нищий. Он стал пародией на человека, и Чичиков даже не сразу понимает, кто стоит перед ним — «мужик или баба». А ведь были времена, когда Плюшкин был бережливым, состоятельным хозяином. Но ненасытная страсть к наживе, к приобретательству приводит его к полному краху: он утратил реальное представление о предметах, перестал отличать нужное от ненужного. Он губит зерно, муку, сукно, но бережет кусок черствого кулича, который давным-давно привезла дочь. На примере Плюшкина автор показывает нам распад человеческой личности. Куча хлама посреди комнаты символизирует жизнь Плюшкина. Вот чем он стал, вот что значит духовная смерть человека.
Крестьян Плюшкин считает ворами и мошенниками, морит их голодом. Ведь разум давно уж не руководит его действиями. Даже к единственному близкому человеку, к дочери, у Плюшкина нет отцовской привязанности.
Так последовательно, от героя к герою, Гоголь раскрывает одну из самых трагических сторон российской действительности. Он показывает, как под влиянием крепостного права гибнет в человеке человеческое. «Один за другим следуют у меня герои, один пошлее другого». Именно поэтому справедливо считать, что, давая название своей поэме, автор имел в виду не души умерших крестьян, а мертвые души помещиков. Ведь в каждом образе раскрыта одна из разновидностей духовной смерти. Каждый из образов не является исключением, так как их нравственное уродство сформировано общественным строем, социальной средой. В этих образах отразшшсь признаки духовного вырождения поместного дворянства и общечеловеческие пороки.

177673 человека просмотрели эту страницу. Зарегистрируйся или войди и узнай сколько человек из твоей школы уже списали это сочинение.

Рекомендуем эксклюзивные работы по этой теме, которые скачиваются по принципу «одно сочинение в одну школу»:

/ Сочинения / Гоголь Н.В. / Мертвые души / Образы помещиков в поэме «Мертвые души»

Смотрите также по произведению «Мертвые души»:

Образ автора в поэме Мертвые души

их с «безопасного расстояния». Этот прием самым лучшим образом влияет на стиль изложения поэмы, придавая произведению дополнительную легкость и свободу.
При этом автор является вполне осязаемым персонажем — со своей биографией, системой ценностей, с собственным взглядом на жизнь и умением анализировать происходящие вокруг события. Свое отношение к тем или иным сюжетным поворотам автор выражает в форме емких ироничных замечаний или просто кратких образных характеристик. Он видит мир таким, каким он, по сути, и является — несовершенным, но не безнадежным. Вводя в повествование образ автора, Гоголь предоставляет себе уникальную возможность давать объективную оценку тем событиям, о которых идет речь в поэме: об общественном устройстве государства, о нравах «хозяев жизни» — чиновников и помещиков, об их привычках и взаимоотношениях.

Образ автора в поэме Мертвые души

Из шести обозреваемых тем только две: «Образ автора в поэме Н.В. Гоголя “Мёртвые души”» и «Предыстория Чичикова. (Анализ эпизода из главы 11 первого тома поэмы Н.В. Гоголя “Мёртвые души”.)» — сформулированы более или менее внятно. И то в силу их традиционности и — чего греха таить — избитости.

Формулировки остальных четырёх тем сочинений, мягко говоря, оставляют желать лучшего. Наиболее одиозными мне представляются темы № 67 — «Почему Чичикову удалось приобрести “мёртвые души”?» и № 72 — «Почему Н.В. Гоголь заканчивает комедию “Ревизор” “немой сценой”?».

Формулировка темы № 67 предполагает бесконечное число истолкований. А что касается темы № 72, то, как мне кажется, полно, точно и по существу на этот вопрос может (мог) ответить только один человек — автор «Ревизора». Ну а нашим ученикам в очередной раз предлагается вместо экзаменационного сочинения заняться ритуальным словоблудием.

Да и темы № 64 — «“Мёртвые души” Н.В. Гоголя — удивительная книга, горький упрёк современной Руси, но не безнадёжный» (А.И. Герцен) — и № 65 — «Образы Манилова и Плюшкина в поэме Н.В. Гоголя “Мёртвые души”» — заставляют болезненно содрогнуться. Первая — как почти любая тема-цитата — предлагает нам и нашим ученикам “пойти туда — не знаю куда”. К тому же в цитате имеется явная пунктуационная ошибка. А вторая тема скорее предполагает разговор о типах помещиков, а не об их образах. Впрочем, нам не привыкать. Мы терпеливо объясним ученикам, что именно имели в виду те, кто в очередной раз осчастливил нас такими замечательными формулировками тем выпускных сочинений.

В крайнем случае, дружно посоветуем своим ученикам “закавыченных” тем не брать. Так что 1 июня 2005 года, как и в прошлом, и позапрошлом году, нашим подопечным придётся писать сочинение по одной (в лучшем случае двум) из предложенных в комплекте тем.

Грустно жить на свете, господа!

Тема № 61. Образ автора в поэме Н.В. Гоголя «Мёртвые души»

Эта тема замечательно разобрана в пособии Н.М. Азаровой «Текст» в одноимённой статье (М.: Прометей, 1995. Т. 1. С. 420–425).

Тем, у кого этой книги нет, тезисно передаю основные положения статьи Азаровой.

Поскольку жанр поэмы предполагает равноправие лирического и эпического начал, без авторского слова обойтись в этом произведении невозможно. Лирическое начало в поэме «Мёртвые души» реализуется именно в авторских отступлениях.

Не являясь героем поэмы, автор «Мёртвых душ» выступает в ней как лирический герой. Представление о лирическом герое читатель получает, анализируя литературные взгляды и размышления Гоголя об избранности писателя, о двух типах писателей, о двух типах портретов, о языке художественного произведения, о выборе главного героя.

Автор делится с читателем своими творческими замыслами: “И вот таким образом составился в голове нашего героя сей странный сюжет, за который, не знаю, будут ли благодарны ему читатели, а уж как благодарен автор, так и выразить трудно. Ибо, что ни говори, не приди в голову Чичикову эта мысль, не явилась бы на свет сия поэма”. Автор беседует с читателем о своём положительном идеале, говорит о своём отношении к Чичикову.

Автор постоянно общается с читателем, причём в отношении к читателю частенько сквозит ирония, скрытая под стремлением угодить. Вот как Гоголь обращается к дамам-читательницам: “Дамам он [Чичиков] не понравится, это можно сказать утвердительно, ибо дамы требуют, чтобы герой был решительное совершенство…” Автор поэмы пытается предугадать отношение читателя к главному герою, представить возможную реакцию читателя.

Автор выступает в своём лиро-эпическом произведении и как рассказчик. Некоторые его высказывания связывают отдельные эпизоды поэмы, играют важную композиционную роль: “…Мне пора возвратиться к нашим героям, которые стояли уже несколько минут перед дверями гостиной, взаимно упрашивая друг друга пройти вперёд”. Другие высказывания автора связывают отдельные эпизоды или лирические отступления с основным повествованием.

Соотношение лирического и эпического начал в поэме является средством выражения авторской позиции. Обобщающие отступления, связанные с эпической частью, раскрывают отношение автора к героям. Авторская позиция выражается и через восприятие Чичикова. Иногда сложно отделить мысли Чичикова от лирических отступлений: “Эх, русский народец! Не любит умирать своею смертью. ”

Кроме того, для исчерпывающего понимания образа автора в поэме «Мёртвые души» можно сказать и о том, что в эпической части Н.В. Гоголь выступает как новатор-реалист, а в лирической — как поэт-романтик.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Adblock detector