Облако в штанах», анализ поэмы Владимира Маяковского

С раннего творчества Маяковскому была свойственна чрезмерная лирическая распахнутость миру, открытость и незащищенность. Неслучайно самой яркой метафорой его ранней поэзии можно считать «бабочку поэтиного сердца». В каждом герое ранней лирики чувствуется «сплошное сердце» Владимира Маяковского.

Первым крупным произведением, написанным молодым поэтом в 1915 году, стала поэма с несколько эпатирующим названием «Облако в штанах», анализ которой и будет здесь представлен. Сам Маяковский в подзаголовке определил ее как «тетраптих», то есть «четыре крика четырех частей». Пожалуй, в этом проявилась манера начинающего поэта, который хотел докричаться до современников. Когда-то футуристы хотели выкрикнуть всему миру свои новые требования в манифесте «Пощечина общественному вкусу», но это был сплошной эпатаж, кривлянье и позерство перед обывателями.

В поэме все намного масштабнее: противопоставление обществу в прологе поэмы развивается до противопоставления всему мирозданию в конце. А противостоять всему и вся под силу только мощной личности. Поэтому образ лирического героя гиперболизирован и сливается в сознании каждого читателя с двухметровой фигурой самого Маяковского:

Мир огромив мощью голоса,
Иду – красивый, двадцатидвухлетний.
…не мужчина, а – облако в штанах!

Так объясняется смысл этого необычного названия поэмы. Поэт использует самоиронию, но в сочетании с нежностью:

Что может хотеться этакой глыбе?
А глыбе многое хочется!

Но это «многое», оказывается очень простое и человеческое, свойственное простым смертным, например, «ночью хочется звон свой спрятать в мягкое, в женское».

Анализ первой части позволяет сразу оценить строфику поэмы. Мучительность ожидания своей возлюбленной героем выражена вынесением каждого слова в отдельную строку, что передает медлительность течения времени. И как итог страданий — казнь: «Упал двенадцатый час, как с плахи голова казненного». Как всегда, у Маяковского метафоры воспринимаются в прямом смысле, создавая абсурдную картину:

Нервы —
большие,
маленькие,
многие! —
скачут бешеные,
и уже
у нервов подкашиваются ноги!

В итоге все-таки пришедшая героиня лишает героя последней надежды на любовь: катастрофа, постигшая героя, сравнима только с мировыми катастрофами. Его внутреннее горе по силе может сравниться только с Везувием, который, извергнувшись, погубил Помпею. У героя «пожар сердца», но внешне он спокоен, «как пульс покойника». Поэтому вполне объяснимо, почему герой считает: долой вашу любовь.

Трагедия любви, пережитая поэтом, порождает отрицание всего прежнего (как когда-то у И. С. Тургенева в романе «Отцы и дети»):

Так возникает основная проблема второй части поэмы: «отверженные» прежним искусством актуальные темы должны теперь найти свое место, однако старые средства выразительности не могут решить эту задачу, поэтому «улица корчится безъязыкая – ей нечем кричать и разговаривать». Интересно, что в традиционном для поэзии противопоставлении жизни и искусства поэт предпочитает жизнь («гвоздь у меня в сапоге кошмарней, чем фантазия у Гете»), а образ героя поэмы сливается здесь с образом вождя всех «униженных и оскорбленных», а также с Заратустрой и Христом.

Третья часть поэмы насыщена библейскими образами. Более того, герой себя мнит чуть ли не самим Богом, ведь он готов на самопожертвование: «душу вытащу, растопчу, чтоб большая! – и окровавленную дам, как знамя». Именно такая высокая цель достойна «громады» личности главного героя. Но кого вести за собой под этим знаменем? Ведь вокруг царит пошлость и бездарность, следовательно, такой мир нужно разрушить.

Только вот идеалу «Царствия Небесного» противопоставлен «рай земной», построенный самими людьми на обломках старого, несовершенного мира. Таким образом, несовершенство мира для героя проявляется, прежде всего, в том, что существует несчастливая любовь. По его мнению, если Бог не смог создать совершенный мир, он должен уступить место кому-нибудь другому. Может, Человеку, которого когда-то прославил Сатин в пьесе М. Горького «На дне»?

В заключение необходимо добавить, что типичный для дореволюционной лирики конфликт не ограничивается в данной поэме сферой любовной. Разлука с любимой приводит героя к последовательному отвержению современной морали («долой вашу любовь»), эстетики («долой ваше искусство»), политики («долой ваш строй») и, наконец, религии («долой вашу религию»). Но глобальное нигилистическое отрицание все-таки не является самоцелью, наоборот, оно пронизано пафосом утверждения ценностей другого миропорядка и мироустройства, что впоследствии проявится в полной мере в революционном творчестве Владимира Маяковского.

Анализ поэмы Маяковского “Облако в штанах”

Нежность и агрессия, чувственность и грубая страсть, завышенное самомнение и гордыня – вся эта гремучая смесь удивительным образом уживается в любовной лирике Владимира Маяковского. Достаточно ярко это проявилось в поэме «Облако в штанах». Наверно, потому столь противоречивые чувства вызывает данное произведение, но тем интересней его читать.

Почти полтора года работал автор над этим импульсивным произведением. Первоначально оно было почти вдвое длиннее и называлось «Тринадцать апостолов». Поразительно, то, что в роли тринадцатого

Целые куски произведения, содержащие острые политические и социальные моменты, автору пришлось полностью и частично убрать. И в результате вместо бунтарского вопля на злобу дня ну суд читателя было представлена почти любовная лирика.

И Маяковский прочитал новый вариант поэмы с чудным названием на петербургских литературных чтениях летом 1915 года. Душевные терзания юного героя, к которому на свидание не пришла любимая Мария, описаны

Несчастный влюбленный для которого каждый удар часов отдается в сердце сильной болью, отнимая у него большой кусок жизни, ожидая свою возлюбленную, на глазах превращается в дряхлого старика. Его сгорбленная фигура, его прислоненная к оконному стеклу голова, его истерзанная душа – все вопиет и вопрошает: «Будет любовь или нет?»

Постепенно надежда и ожидание в герое перерастают в ненависть. Это чувство переполняет юношу, терзает его. И когда любимая все же приходит к нему, он даже не разочарован, услышав заявление о том, что девушка выходит замуж за другого. Он уже ненавидит весь мир за ту несправедливость, что в нем творится. Ему ужасно осознавать, что главной ценностью в жизни давно уже стали не любовь и чувства, а деньги и расчет. Даже браки в этом жестоком мире заключаются по тому же принципу.

Маяковский беспощадно обличает и осуждает это общество и не желает иметь с ним ничего общего. Его герой после душевных терзаний приходит к мысли, что он самодостаточная личность, а потому сможет избавиться от ненужных чувств и станет сильным, решительным, непреклонным.

Анализ стихотворений В. Маяковского

Экспрессивный гений, непревзойденный циник, танец слова которого излучал дикую энергию, заставляющую в унисон биться сердца миллионов — таким Владимир Маяковский вошел в историю русской литературы.

Поэт выделялся из ряда представителей Серебряного века русской поэзии не только авангардным стилем сочинения своих произведений, но и парадоксальным умением сочетать бешеную энергию митингов с чувствительной тонкой лирикой. Стихи Маяковского отличались твердостью, резкостью и бескомпромиссностью, противоречием.

Стихотворение «Нате!» одно из самых эпатажных в творчестве Маяковского. Автор, в какой-то степени, провоцирует читателя на открытый конфликт. Он не скрывает раздражения, вызванного самодовольным, сытым обществом, которое беспрестанно гонится за внешней красотой и празднеством существования, не задумываясь о высоких идеалах и ценностях. Лирический герой смело бросает вызов обществу, увидев со стороны всю его ограниченность и узколобость. Сила воли лирического героя сочетается с уязвимостью его сердца.

«А вы могли бы?»

В стихотворении «А вы могли бы?» показывает высокую степень одиночества лирического героя. Он нуждается в родственной душе, которая так же, как и он смогла бы находить глубокий смысл в самых обычных для обывателя вещах. Поэт – бунтарь не находит в себе силы смириться с обыденностью и серостью: « я сразу смазал карту будня» — говорит о том, что герой ломает все стереотипы и систематическую упорядоченность жизни, не боясь при этом выделятся из толпы. И заключительное обращение к читателю, которое в весьма дерзкой форме скорее не спрашивает его, а утверждает, является ли он таким же, как и серая масса вокруг, или все – таки умеет видеть скрытый символический смысл в простых вещах.

«Послушайте!»

В произведении «Послушайте!» тонкая, ранимая и бесконечно одинокая душа лирического героя прячется за характерными для Маяковского пренебрежительными и фамильярными интонациями. « Послушайте!»- это своеобразный крик души поэта о помощи, он надеется, что его услышат. Ведь когда мы говорим « послушайте!», мы в первую очередь хотим обратить внимание людей на свои последующие слова. Поэт вступает в неравный спор с человечеством, убеждая его не мирится с одиночеством и холодным безразличием к другим людям. Стихотворение – сплошная дискуссия и полемика. Авторская мысль, в отличие от стиха « А вы могли бы?» развивается более оптимистично и жизнеутверждающе. Но все — таки общим остается заключительное предложение, который в обеих стихах несет утвердительный и риторичный характер.

«Скрипка и немножко нервно»

Людей, которые окружали Маяковского, автор изобразил, сравнив их с музыкальными инструментами в стихе «Скрипка и немножко нервно». Среди инструментов здесь найдутся барабаны, тромбоны, пюпитр, геликон – все оны ограничены и неотесанные. Лирическим образом является скрипка. Ее тонкая душа противостоит грубости, она призвана нести божественный свет, но, к сожалению, никто не может это оценить.

«Облако в штанах»

«Облако в штанах» — внутренний монолог автора. В поэме поэт соединяет внутренние личные переживания героя с переживанием всей нации. В произведении ярко и нервно (что так свойственно поэту), выражается искренняя вера в революционные идеи, в будущую лучшую жизнь для своей страны. Эта поэма состоит из четырех основных частей, в каждой из которой, Маяковский отправляет в историю старый жизненный строй, традиции и религию, очищая при этом путь в новый чистый мир.

Все произведения Маяковского несут в себе огромный заряд энергии. Его стихотворения невозможно читать без внутреннего содрогания. Восхищение вызывает то, как метко с помощью своего творчества автор бросает вызов человечеству. Стихи Маяковского заставляют задуматься о том, не принадлежим ли мы сами к серой бездумной и безвольной массе, и можем ли мы видеть что-то необыкновенное в серых вещах.

Нужна помощь в учебе?

Предыдущая тема: Блок «Незнакомка», «Россия», «Ночь, улица, фонарь. », поэма «Двенадцать»
Следующая тема:&nbsp&nbsp&nbspЛирика Константина Бальмонта: особенности и мотивы

Все неприличные комментарии будут удаляться.

«Содержание поэмы Маяковского «Облако в штанах»»

Любовный конфликт в поэме необычен. Лирический герой ждет Марию несколько часов, это доводит его до такого состояния, что он чувствует себя «жилистой громадиной», у которой «сердце – холодная железка», но которой хочется иметь «любеночка».
Нервы на пределе. Трагически звучат строки:

Упал двенадцатый час,
Как с плахт голова казненного.

Можно сказать, что человек уже теряет надежду на встречу с героиней:

Тихо,
Как больной с кровати,
Спрыгнул нерв.

Душа разрывается на куски, но вот раздается, казалось бы, спасительный скрип дверей, заходит героиня, «муча перчатки замш», и нервно говорит о том, что выходит замуж. Кажется, что сейчас будет шквал эмоций, разбитая посуда… Но этого нет, потому что герой спокоен, «как пульс покойника», а это еще страшнее, чем разломанная мебель и яростные крики. Но мужчина хватается за последнюю надежду, надеясь на то, что девушка пошутила. Но, увы, ее «украли деньги, любовь, страсть».

И в доме, который выгорел,
Иногда живут бездомные бродяги,

— живут или существуют? Ведь столько разного в этих синонимичных словах!
Страшно, очень страшно, когда «сердце сгорает», когда все эти огонечки человеческой души исчезают, потухают, и на месте окровавленного, стучащегося во все окна, двери и души, сердца образуется маленький черный огарок, осыпанный бедами, как золой. И уже понимаешь, что самые великие сердца тоже не могут избежать смерти…

Личность В. В. Маяковского до сих пор недостаточно понятна как для исследователей — критиков и литературоведов, так и для почитателей таланта этого поэта. Споры о значении его поэзии в русской литературе не утихают и по сей день: одни возвеличивают Маяковского, говоря о том, что он создал новый тип поэзии, разрушил рамки старого искусства и внес своеобразную «свежую струю» в литературу первой трети XX века; другие же заявляют, что Маяковский был продажным поэтом, служакой у руководителей Советского государства, и с большим сомнением называют его поэзию поэзией. Тем не менее все сходятся в одном: личность Маяковского, его твор-» чество, его стихи были неоднозначны и очень противоречивы.

Для В. В. Маяковского, конечно, было необычайно важно его творчество, он не мог не думать о своем месте в жизни, о том, ради чего он писал. В разное время тема поэта и поэзии находила в лирике Маяковского разное выражение. В раннем творчестве прослеживается тенденция близости к футуристам, и задача поэзии для Маяковского в то время — это создание новых форм, самоценность средств выражения, конструктивность восприятия мира и — во многом — эпатаж и игра, противопоставление себя окружающему миру. Уже расходясь с идейно-формальными установками футуризма, чувствуя тесноту рамок одного направления для выражения своего таланта, Маяковский чувствует в себе мощь трибуна, борца за переустройство мира. Он бросает вызов обществу, считая невозможным для поэта молчать в то время; наиболее сильно это проявилось в стихотворении «Нате!»:

Все вы на бабочку поэтиного сердца
взгромоздитесь, грязные, в калошах и без калош.
Толпа озвереет, будет тереться,
ощетинит ножки стоглавая вошь.
А если сегодня мне, грубому гунну,
кривляться перед вами не захочется — и вот
я захохочу и радостно плюну,
плюну в лицо вам
я — бесценных слов транжир и мот.

Маяковский заявляет в стихотворении о подлинном назначении поэта, о настоящем искусстве, которое он противопоставляет поэзии забав, развлечений и ненужных умствований. В этот же период поэт пишет трагедию «Владимир Маяковский», в которой показывает трагическое противостояние одинокого поэта мещанской толпе. Однако тема отношений поэта и толпы уже связана с темой ответственности художника перед историей и обществом. Поэт Маяковского — фигура трагическая; он прямо заявляет о переплетенности своей судьбы с судьбами всех изуродованных горем и страданиями людей. Маяковский проводит мысль о том, что поэзия должна быть защитником обездоленных, угнетенных, а поэт — рупором их страданий и мучений; поэт не должен оставаться в стороне от реальной жизни и просто наблюдать за ней со стороны. Эта же мысль присутствует и в поэме «Облако в штанах»; за поэтами должны идти — кто?

А за поэтами
уличные тыщи:
студенты,
проститутки,
подрядчики.
Нам, здоровенным,
с шагом саженьим,
надо не слушать, а рвать их.

Этот протест против мещанской, обывательской культуры, мещанского быта, эта сила, буря, способная снести все на своем пути, — вот что такое, по мнению Маяковского, настоящая поэзия. Но в «Облаке в штанах» Владимир Владимирович выступает уже в иной роли, в роли «предтечи» революции:

. в терновом венце революций
грядет шестнадцатый год.
А я у вас — его предтеча;
я — где боль, везде.

Желание разрушить отжившее, старое, гнилое, желание создать что-то свое, новое и светлое — вот в чем суть поэзии Маяковского до революций 1917 года.
Октябрьские события в 1917 году совершенно переменили настрой и направленность творчества Маяковского, изменили его представление о назначении поэта и поэзии. Маяковский воспринимает революцию как главное дело в своей жизни, и теперь поэт и поэзия должны защищать революцию, восхвалять ее, бороться (так считал Маяковский) за светлое будущее. В «Оде революции» он пишет:

Тебе обывательское
— о, будь ты проклята трижды! — и мое,
поэтово
— о, четырежды славься, благословенная!

Маяковский работает в «Окнах РОСТа», пишет агитки, рисует плакаты в поддержку молодой Советской республики, искренне веря в новые идеалы. Поэт считает, что творчество, создание стихов такой же тяжкий труд, как и работа у станка. В стихотворении «Поэт рабочий» Маяковский говорит о том, что

Я тоже фабрика.
А если без труб,
то, может,
мне
без труб труднее.
Но труд поэтов — почтенный паче
людей живых ловить, а не рыб.
Огромный труд — гореть над горном,
железа шипящие класть в закал.

Так аллегорический Маяковский заявляет, что он тоже пролетарий, но — пролетарий духа.
Труд мой
любому
труду
родствен,

пишет он в «Разговоре с фининспектором о поэзии» — стихотворении, в котором и сам как бы излагает основные представления о себе, о своем творчестве и о роли поэзии. В стихотворении видно противопоставление обыденного факта — визита к налоговому инспектору, и внутреннего монолога лирического героя, речь которого становится все более жаркой и страстной, постепенно наполняется волнением; поэт рассуждает о «месте поэта в рабочем строю», приравнивает свой труд к промышленному производству, говорит о потерях, о «тратах» на материал, объясняет понятие рифмы, которое перерастает в своеобразную метафору поэтического труда:

— Поэзия
вся! —
езда в незнаемое..

Поэт пытается раскрыть тайну поэзии для самого себя и для других людей. В то же время читатель видит постоянные переходы от высокопоэтического, эмоционального языка к совершенно конкретному, деловому разговору. В стихотворении возникает своеобразный драматургический сюжет, в котором вполне представлена роль сценического партнера, хоть он и не говорит ни единого слова. Маяковский как бы подводит итог своему творчеству:

А что,
если я
десяток пегасов
загнал
за последние
15 лет?

А результат этого — «страшнейшая из амортизации — амортизация сердца и души. ». Маяковский приходит к выводу, что труд поэта не оплатишь деньгами — он оценивается другой мерой — жизнью поэта, которой он оплачивает высокое и нелегкое право на бессмертие:

Поэт
всегда
должник вееленной.
Слово поэта —
ваше воскресение,
ваше бессмертие,
гражданин канцелярист.
Через столетья
в бумажной раме
возьми строку
и время верни!

Тема бессмертия поэта и поэзии звучит и в ранее написанном стихотворении «Юбилейное», посвященном 125-й годовщине со дня рождения А. С. Пушкина.
Маяковский признает вечность Пушкина; рассуждая о значении своей поэзии, он достаточно скромно заявляет, что

После смерти
нам
стоять почти что рядом.
И после этого дает характеристику своим современникам, сожалея, что
Чересчур
страна моя
поэтами нища!
И, говоря о живости слога и поэзии Пушкина даже в современное ему, Маяковскому, время, он пишет:
Были б живы —
стали бы
по Лефу соредактор.
Я бы
и агитки
вам доверить мог. Раз бы показал:
— вот так-то, мол,
и так-то.
Вы б смогли —
у вас
хороший слог.

Однако наиболее важными в этом стихотворении являются последние строки, которые, по моему мнению, отражают истинное отношение Маяковского и к Пушкину, и к Поэту, и к Поэзии во всем его творчестве:

Ненавижу
всяческую мертвечину!
Обожаю
всяческую жизнь!

Но наиболее ярким выражением отношения Маяковского к роли поэта и поэзии явилось вступление в поэму «Во весь голос» — одно из самых последних произведений поэта.
Вступление представляет собой обращение к потомкам, а также является своеобразным подведением итогов творчества поэта, его жизни, попыткой взглянуть на себя со стороны. В этой автохарактеристике есть вызов: Маяковский показывает, что задача поэта максимально, предельно «обрублена»:
И мне
агитпроп
и мне бы
строчить
в зубах навяз,
доходней оно
романсы на вас —
Ноя
себя
и прелестней.
смирял,
становясь
на горло
собственной песне.

Поэт говорит о том, что столь грубо изменила задачу литературы революция; но здесь поэзия — баба капризная, от которой Маяковский отделяет себя, отделяет от «лирических водоизлияний» молодых поэтов; он выступает в роли агитатора, горлана-главаря, утверждая свое достоинство в будущем и надеясь на понимание потомков. В стихотворении есть некоторая перекличка с «Памятниками» Пушкина и Державина:
Мой стих дойдет
через хребты веков
и через головы
Мой стих
поэтов и правительств.
трудом
громаду лет прорвет
и явится
весомо,
грубо,
зримо.
Маяковский как бы проводит «парад» своих стихов — они
. стоят
свинцово-тяжело,
готовые и к смерти
и к бессмертной славе.

Поэт не исключает и забвения («умри, мой стих. »), но надеется, что потомки сами определят его место среди поэтов, для него же критерий истины — честность. В стихотворении звучит и мотив памятника:
пускай нам
общим памятником
будет
построенный
в боях
социализм.

Заключение поэмы — это отражение пафоса времени и представлений поэта, пафос его личности. Маяковский надеется на объективную оценку своих творений потомками с точки зрения нравственной и эстетической значимости. Б. Пастернак назвал «Вступление. » «предсмертным и бессмертным документом». Он был прав; без этой заключительной поэмы Маяковский для нас, потомков, возможно, остался бы слишком простым, и возможно, что без нее мы не смогли бы разрешить многих загадок личности этого, без сомнения, великого поэта, а также его отношения к жизни и к поэзии

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: