О поэзии Державина

Несмотря на то, что основа творчества Гаврилы Державина — русский классицизм, оно значительно выходило за его пределы. Для стихов Державина характерно объединение «высоких» и «низких» элементов, смешение торжественной оды с сатирой, просторечные выражения наряду с церковнославянской лексикой. Проскальзывает в произведениях поэта и романтический подход к действительности. Иными словами, в творчестве Державина выразился весь путь развития русской литературы этой эпохи — от классицизма, сквозь сентиментализм и романтизм к реализму.

Основой искусства поэт считает истину, доносить до читателя которую обязаны художники и поэты. Задача искусства — подражание природе, то есть объективной действительности. Но это не касается низменных и грубых сторон жизни — поэзия, как считает Державин, должна быть «приятна». Также она должна быть полезна — этим объясняются многочисленные нравоучения, сатиры и морали, которыми пестрит творчество поэта.

Державин, конечно, не мог претендовать на роль духовного народного вождя и посягать на основы самодержавия, но во многих произведениях он выражает именно народную точку зрения, что уже было прорывом для русской литературы XVIII века. Так, впечатления от крестьянской пугачёвской войны отразились во всех важнейших стихах поэта — от «Читалагайских од» до «Вельможи» — в них он на стороне народа, осуждая его мучительство помещиками и вельможами.

Начиная с 1779 года творчество Державина становится всё более оригинальным — он идёт своим путём в поэзии. Заслугой Державина перед русской поэзией является введение в литературу «забавного русского слога»: сочетания высокого стиля с просторечием, сатиры и лирики.

Державин расширяет тематику поэзии, сближает её с жизнью. Он начинает смотреть на мир и природу глазами обычного земного человека. Поэт изображает природу не отвлечённо, как это делали до него, а как живую реальность. Если до Державина природа описывалась в самых общих чертах: ручьи, птицы, цветы, овечки, то в стихах поэта уже появляются детали, краски, звуки — он работает словом, словно художник кистью.

В изображении человека поэт приближается к живому портрету, что было первым шагом на пути к реализму.

Державин расширяет границы оды. В «Фелице» нарушается установленная Ломоносовым схема — это уже сюжетное стихотворение, а не свод высказываний автора в связи с торжественным событием. Наиболее знаменитые оды Державина — «Фелица», «Бог», «Видение мурзы», «Изображение Фелицы», «Водопад» — это сюжетные произведения, в которые поэт вносит свои мысли и чувства.

Стихи Державина вносят в поэзию образ автора, знакомят читателя с личностью поэта — в этом заключается ещё одно его открытие. В произведениях представлен не абстрактный, а конкретный человек. Поэт в произведениях Державина — это неподкупный борец за правду.

Огромное значение для последующего развития русской литературы имеет поэтический язык Державина. Поэт превосходно чувствовал народную речь. В стихах поэта всегда присутствует риторика и ораторские интонации — он учит, требует, наставляет, негодует. Многие выражения Державина стали крылатыми:

«Где стол был яств, там гроб стоит», «Я царь, — я раб, — я червь, — я бог», «Отечества и дым нам сладок и приятен» и т. д.

Главной заслугой поэта было введение в поэзию «обыкновенного человеческого слова», что было неслыханно неожиданно и ново. Предметом поэзии становятся обычные человеческие дела и заботы.

Произведения Державина имели влияние практически на всех поэтов конца XVIII — начала XIX века, способствуя наступлению новой вехи развития русской поэзии.

«Домашняя» поэзия

Эмпирический бытовой уровень личности чаще всего находит свое воплощение в жанрах, которые позже, в XIX в., станут называть «домашней поэзией» и «дружеским посланием» («Кружка» 1777 г., «К первому соседу» 1780 г., «Желание зимы» 1787 г., «Прогулка в Сарском селе» 1791 г., «Приглашение к обеду» 1795 г.).

Характерной приметой поэтики текстов, в которых человек предстает как обычный земной обитатель, является пластический бытописательный характер поэтической образности:

Краса пирующих друзей,

Забав и радостей подружка,

Предстань пред нас, предстань скорей,

Большая сребряная кружка!,

В подобных стихотворениях проявляется потрясающая точность описаний Державина: по стихотворению «Прогулка в Сарском селе» можно установить точку зрения, с которой поэт воспринимает окружающие его виды.

Сребром сверкают воды,

Багряным златом кроны,

Как огненна река;

Свет ясный, пурпуровый

Объял все воды вкруг

Коль красен вид природы

И памятников вид,

Они где зрятся в воды .

Пластицизм мирообраза, привычный Державину, накладывает свой отпечаток даже и на условно-аллегорические образы, как, например, в шуточном стихотворении «Желание зимы», стилизованном под кабацкую песню, где образ наступающей зимы выглядит как русская барыня «в шубеночке атласной»:

В убранстве козырбацком,

На иноходце хватском,

Под белым покрывалом

Катит в санях — Зима.

Словесный портрет, столь же пластичен столь же точно соотнесен со своим живым оригиналом, на чем Державин особенно настаивал в своих «Объяснениях». Так, комментируя оду «Изображение Фелицы», он делает примечание к описанию внешности Екатерины II: «Сей куплет и следующие два описывают точно изображение императрицы, походку ее, нрав, голос и проч.». Таким образом, совокупность черт физического и нравственного облика Екатерины II: «Небесно-голубые взоры // И по ланитам нежна тень», «тиха, важна, благородна» поступь, «коричные власы», «в очах величие души», «кроткий глас ее речей» сливается в воображаемый словесный портрет. В стихах Державина можно найти и точные словесные аналогии известным живописным полотнам его эпохи. Так, в оде «Видение мурзы» (1783-1784) содержится точнейшее воспроизведение портрета Екатерины II работы Левицкого, а в оде «Тончию» (1801) почти подробно описывается один из самых знаменитых портретов Державина кисти Сальватора Тончи, где поэт изображен на фоне зимнего пейзажа в медвежьей шубе и шапке:

Одежда белая струилась

На ней серебряной волной;

Градская на главе корона,

Сиял при персях пояс злат;

Из черно-огненна виссона,

Подобный радуге, наряд

С плеча десного полосою

Висел на левую бедру.

Иль нет, ты лучше напиши

Меня в натуре самой грубой:

В жестокий мраз с огнем души,

В косматой шапке, скутав шубой,

Чтоб шел, природой лишь водим,

Против погод, волн, гор кремнистых

В знак, что рожден в странах я льдистых,

Что был прапращур мой Багрим.

Таким образом, лирическая поэзия перестает моделировать в словесных абстракциях отвлеченную умопостигаемую сущность жизни и начинает изображать мир таким, каким он виден глазу и слышим уху обыкновенного земного жителя и единым в своей разнородности.

«Памятник» Г. Державин

Я памятник себе воздвиг чудесный, вечный,
Металлов тверже он и выше пирамид;
Ни вихрь его, ни гром не сломит быстротечный,
И времени полет его не сокрушит.

Так! — весь я не умру, но часть меня большая,
От тлена убежав, по смерти станет жить,
И слава возрастет моя, не увядая,
Доколь славянов род вселенна будет чтить.

Слух пройдет обо мне от Белых вод до Черных,
Где Волга, Дон, Нева, с Рифея льет Урал;
Всяк будет помнить то в народах неисчетных,
Как из безвестности я тем известен стал,

Что первый я дерзнул в забавном русском слоге
О добродетелях Фелицы возгласить,
В сердечной простоте беседовать о Боге
И истину царям с улыбкой говорить.

О муза! возгордись заслугой справедливой,
И презрит кто тебя, сама тех презирай;
Непринужденною рукой неторопливой
Чело твое зарей бессмертия венчай.

Анализ стихотворения Державина «Памятник»

Практически каждый поэт в своем творчестве обращается к теме вечности, пытаясь найти ответ на вопрос, какая же судьба уготована его произведениям. Подобными эпическими одами славились Гомер и Гораций, а позже – многие русские литераторы, в числе которых оказался и Гавриил Державин. Этот поэт является одним из ярчайших представителей классицизма, который унаследовал европейские традиции слагать свои стихи «высоким штилем», но, вместе с тем, настолько адаптировал их к разговорной речи, что они были доступны пониманию практически любого слушателя.

При жизни Гавриил Державин был обласкан императрицей Екатериной II, которой посвятил свою знаменитую оду «Фелица», однако его вклад в русскую литературу был по достоинству оценен потомками лишь после смерти поэта, который стал своего рода духовным наставником для Пушкина и Лермонтова.

Предвидя подобное развитие событий, в 1795 году Гавриил Державин написал стихотворение «Памятник», которое первоначально назвал «К музе». Это произведение по своей форме было выдержано в лучших традициях древнегреческой поэзии, однако его содержание очень многие посчитали вызывающим и нескромным. Тем не менее, отражая нападки критиков, Державин советовал им не обращать внимания на напыщенный слог, а вдумываться в содержание, отмечая, что не себя он восхваляет в данном произведении, а русскую литературу, которой, наконец, удалось вырваться из тесных оков классицизма и стать более простой для понимания.

Естественно, огромная заслуга в этом принадлежит самому Державину, о чем он и упомянул в своем стихотворении, отметив, что воздвиг себе памятник, который «металлов тверже» и «выше пирамиды». При этом автор утверждает, что ему не страшны ни бури, ни гром, ни годы, так как сие сооружение – не материального, а духовного свойства. Державин намекает на то, что ему удалось «очеловечить» поэзию, которой отныне суждено стать общедоступной. И вполне естественно, что будущие поколения сумеют оценить по достоинству красоту стихотворного слога, которая ранее была доступна лишь избранным. Поэтому поэт не сомневается, в том, что его ждет если и не слава, то бессмертие. «Весь я не умру, но часть меня большая, от тлена убежав, по смерти станет жить», — отмечает поэт. При этом он подчеркивает, что слух о нем прокатится по всей русской земле.

Именно эта фраза вызвала негодование оппонентов поэта, которые приписали Державину чрезмерную гордыню. Однако автор имел ввиду не собственные поэтические достижения, а новые веяния в русской поэзии, которые, как он и предвидел, будут подхвачены новым поколением литераторов. И именно их произведения получат широкую популярность среди различных слоев населения благодаря тому, что сам поэт сумеет их научить «в сердечной простоте беседовать о Боге и истину царям с улыбкой говорить».

Примечательно, что в своих предположениях о будущем русской поэзии, чело которой будет увенчано «зарей бессмертия», Гавриил Державин оказался прав. Примечательно, что незадолго до смерти поэт присутствовал на выпускном экзамене в Царскосельском лицее и слушал стихи юного Пушкина, которого «в гроб сходя, благословил». Именно Пушкину суждено было стать продолжателем поэтических традиций, которые были заложены в русской литературе Державиным. Неудивительно, что знаменитый русский поэт, подражая своему учителю, впоследствии создал стихотворение «Я памятник себе воздвиг нерукотворный», которое перекликается с «Памятником» Державина и является продолжением многогранной полемики о роли поэзии в современном русском обществе.

Г. Р. Державин о назначении поэта

Гаврила Романович Державин вступил в литературу уже немолодым, много повидавшим человеком со стихами, говорившими о бренности жизни, о смерти и бессмертии. И закончил путь монументальным восьмистишием, одой «На тленность». Он написал оду за два дня до кончины и подтвердил этим, что остался поэтом в мире до гробовой доски.

Многие современники Державина считали его придворным поэтом. Но он никогда таковым не был, несмотря на попытки склонить его к этому (вспомним безуспешное увещевание поэта А. В. Храбровицким, статс-секретарем Екатерины II), Державин не мог стать ручным стихотворцем хотя бы из-за своего горячего нрава. «В правде черт», — говорил он сам о себе. Характер заставлял его наперекор вельможам и царям вещать «истину. с улыбкой».
Ясно, что без простодушной улыбки, себе на уме, царям ничего не скажешь. А Державин говорил и умел, пусть не вечно, добиваться своего, зная, что правда на его стороне. В сознании своей правоты он обращался в стихах в Богу, к Высшему Судии.

Находясь под судом после тамбовского губернаторства, в оде «Величество Божие» он создает гимн во славу Творца, но не может не воскликнуть:

Но грешных пламя и язык

Да истребит десницы строга!

Эта мысль была почерпнута поэтом из одного из псалмов книги Давида. После счастливого оправдания Державин обращается ещё к одному псалму, «Милость и суд воспою Тебе, Господи», и под гнетом мучающих его размышлений о суде и справедливости поэт ещё и ещё развивает излюбленную тему, используя ту же неисчерпаемую книгу Давида.

В переложении очередного псалма, «Истинное счастие», он ещё обрушивается на «беззаконников»:

Они с лица земли стряхнутся,

Развеются и разнесутся,

Как ветром возметенный прах.

Используя псалом в стихотворении «Радость о правосудии», Державин говорит:

Да правый суд я покажу,

Колеблемы столпы земные

Законом Божьим утвержу.

В переложении из псалма «Доказательство творческого бытия» поэт рисует величественную картину мира:

Небеса вещают Божью славу.

Нощи нощь приносит весть.

Охватывая в воображении как бы сразу все мироздание, бездны и выси, поэт словно стремится взлететь туда, где можно дышать полно, не боясь ледяного и разреженного воздуха. Но это удавалось ему неблизко не вечно.

А если удавалось, то оттого, что ногами он вечно крепко стоял на земле.

Его чеканное (через Юнга восходящее ещё к библейскому) «я червь — я Бог» было и метафорой, рисующей образ самого поэта. Ведь о том же позднее говорит и Пушкин, являя поэта, погруженного в «заботы суетного света», но с душой, готовой встрепенуться, как «пробудившийся орел».

Державин от души полагал, что поэт призван живописать человеческую душу, словно художник-акварелист, не отрывающий от листа бумаги кисти, пока рисунок не закончен. Это удалось ему в оде «Бессмертие души»:

Как червь, оставя паутину

И в бабочке взяв новый вид,

В лазурну воздуха равнину

На крыльях блещущих летит,

В прекрасном веселясь убранстве,

С цветов садится на цветы:

Так и суть человеческая небес в пространстве

Не будешь ли бессмертна ты?

Определив в «Доказательстве Творческого бытия» гармонию мироздания как основной аргумент Божьего присутствия в мире, Державин живописует его картины с лирическим удивлением перед Творением, перед грозной и прекрасной его тайной, а не просто как созерцатель:

В тяжелой колеснице грома

Гроза, на тьме воздушных крыл,

Как страшная гора несома,

Жмет воздух под собой, — и пыль

И понт кипят, летят волнами,

Древа вверьх вержутся корнями,

Ревут брега и воет лес.

Позднее в «Памятнике» поэт записывает себе в заслугу умение «в сердечной простоте беседовать о Боге» в полной уверенности, что:

Я памятник себе воздвиг чудесный, вечный,

Металлов тверже он и выше пирамид;

Ни вихрь его, ни гром не сломит быстротечный,

И времени полет его не сокрушит.

Одой «Бог» он начинает свое собрание сочинений. Державин вечно отмечал первостепенность для стихотворца религиозной поэзии.

В своем «Рассуждении о лирической поэзии» Г. Р. Державин писал: «В духовной оде удивляется поэт премудрости Создателя, в видимом им в сем великолепном мире чувствами, а в невидимом — духом веры усматриваемой; хвалит провидение, славословит благость и силу Его».

У самого Державина Бог — это песнь, и восхищенное любование перед Создателем и созданием, и своеобразный лирический символ веры. Осмыслив изложенные моменты из творческого поэтического наследия Г. Р. Державина, можно утверждать, что назначение поэта он видел прежде всего в посредничестве его между Создателем и людьми. Державинские представления о поэзии и поэте вобрал в свое творчество великий Пушкин, явление которого само по себе подчеркнуло правоту державинского гения. Державин благословил Пушкина как прекрасное будущее РФ, которое ещё с большей лукавинкой улыбалось царям, отстаивая правду на земле, ещё более откровенно говорило с Богом и людьми о смысле бытия.

В завершение хочу ещё вернуться к оде «На тленность», которой Г. Р. Державин закончил свой творческий и злободневный путь. Ее текст на грифельной доске, написанный рукой поэта за два дня до смерти, постепенно тускнел и осыпался, подтверждая свойства «реки времени». Но звуки его лиры ещё слышны, вера в слово крепка, и по-прежнему величественно, красноречиво и прекрасно говорит нам о бессмертии души, об истине и Боге «старик Державин».

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

О поэзии Державина

Несмотря на то, что основа творчества Гаврилы Державина — русский классицизм, оно значительно выходило за его пределы. Для стихов Державина характерно объединение «высоких» и «низких» элементов, смешение торжественной оды с сатирой, просторечные выражения наряду с церковнославянской лексикой. Проскальзывает в произведениях поэта и романтический подход к действительности. Иными словами, в творчестве Державина выразился весь путь развития русской литературы этой эпохи — от классицизма, сквозь сентиментализм и романтизм к реализму.

Основой искусства поэт считает истину, доносить до читателя которую обязаны художники и поэты. Задача искусства — подражание природе, то есть объективной действительности. Но это не касается низменных и грубых сторон жизни — поэзия, как считает Державин, должна быть «приятна». Также она должна быть полезна — этим объясняются многочисленные нравоучения, сатиры и морали, которыми пестрит творчество поэта.

Державин, конечно, не мог претендовать на роль духовного народного вождя и посягать на основы самодержавия, но во многих произведениях он выражает именно народную точку зрения, что уже было прорывом для русской литературы XVIII века. Так, впечатления от крестьянской пугачёвской войны отразились во всех важнейших стихах поэта — от «Читалагайских од» до «Вельможи» — в них он на стороне народа, осуждая его мучительство помещиками и вельможами.

Начиная с 1779 года творчество Державина становится всё более оригинальным — он идёт своим путём в поэзии. Заслугой Державина перед русской поэзией является введение в литературу «забавного русского слога»: сочетания высокого стиля с просторечием, сатиры и лирики.

Державин расширяет тематику поэзии, сближает её с жизнью. Он начинает смотреть на мир и природу глазами обычного земного человека. Поэт изображает природу не отвлечённо, как это делали до него, а как живую реальность. Если до Державина природа описывалась в самых общих чертах: ручьи, птицы, цветы, овечки, то в стихах поэта уже появляются детали, краски, звуки — он работает словом, словно художник кистью.

В изображении человека поэт приближается к живому портрету, что было первым шагом на пути к реализму.

Державин расширяет границы оды. В «Фелице» нарушается установленная Ломоносовым схема — это уже сюжетное стихотворение, а не свод высказываний автора в связи с торжественным событием. Наиболее знаменитые оды Державина — «Фелица», «Бог», «Видение мурзы», «Изображение Фелицы», «Водопад» — это сюжетные произведения, в которые поэт вносит свои мысли и чувства.

Стихи Державина вносят в поэзию образ автора, знакомят читателя с личностью поэта — в этом заключается ещё одно его открытие. В произведениях представлен не абстрактный, а конкретный человек. Поэт в произведениях Державина — это неподкупный борец за правду.

Огромное значение для последующего развития русской литературы имеет поэтический язык Державина. Поэт превосходно чувствовал народную речь. В стихах поэта всегда присутствует риторика и ораторские интонации — он учит, требует, наставляет, негодует. Многие выражения Державина стали крылатыми:

«Где стол был яств, там гроб стоит», «Я царь, — я раб, — я червь, — я бог», «Отечества и дым нам сладок и приятен» и т. д.

Главной заслугой поэта было введение в поэзию «обыкновенного человеческого слова», что было неслыханно неожиданно и ново. Предметом поэзии становятся обычные человеческие дела и заботы.

Произведения Державина имели влияние практически на всех поэтов конца XVIII — начала XIX века, способствуя наступлению новой вехи развития русской поэзии.

Особенности поэзии Державина

Г.Р. Державин творил свои произведения в эпоху расцвета классицизма. Это искусство выделяло «высокое», «среднее» и «низкое» направления. «Высокое» было связано с героическим и патриотическим началом в человеке: гражданское, патриотическое чувство делало человека личностью. Темами «среднего» и «низкого» жанров были исключительно чувства личные. О Державине говорят, что он нарушил систему трёх «штилей», созданную Ломоносовым. Поэт смело соединял высокое, среднее и низкое в один живой образ.
Если сравнить некоторые лучшие стихотворения Державина и приведённую в его теоретическом трактате «Рассуждение о лирической поэзии, или об оде» (1807 — 1816) деление од, то самой близкой самому поэту будет так называемая «смешанная ода», где объединяются элементы высоких, низких и средних жанров. Жанр и стиль оды «Фелица» — лучшее тому подтверждение. «Богоподобная» Фелица показана снижено, обытовлённо («Почасту ходишь ты пешком, И пища самая простая бывает за твоим столом»). Но эти подробности не снижают образ сказочной монархини, а делают его реальным, человечным, из плоти и крови, как будто точно списанным с натуры. И, наоборот, образ «развратного мурзы», обрисованный, казалось бы, ярко сатирически и содержащий в себе намёки на многих екатерининских вельмож, перерастает в образ человека, которому доступны высокие порывы. Он хотел бы научиться добродетели, в его уста вложены высокие слова:
Почувствовать добра приятство
Такое есть души богатство,
Какого Крез не собирал.
Итак, метод Державина позволял ему вносить в поэзию смело взятые из жизни или созданные воображением индивидуальные характеры реальных людей, показанных на фоне колоритно изображённой бытовой обстановки.
Державин воспевал в своих произведениях военные триумфы, победы, события придворной жизни. Но его всегда беспокоило то, насколько искренно и правдиво то, о чём он пишет:
Я любил чистоседечье,
Думал нравиться лишь им,
Ум и сердце человечье
Были гением моим.
«Сердечная простота», «язык сердца», «чистосердечье», «ум и сердце человечье», «забавный русский слог» — во всех этих выражениях чувствуется некая антитеза: правда – ложь; искренность – неискренность; человечность – книжная схема, далёкая от правды жизни. Можно ли сочетать «чистосердечье» и высокий «штиль»? Державин сам признавался, что не умел «выдерживать» великолепного «ломоносовского» парения в одах и потому избрал новый, совсем особый путь. Но и на этом «своём» пути приходилось спотыкаться. Красноречие, не согретое живым чувством, было чем-то противоположным гению поэта. Лгать в стихах Державин не умел, преувеличить мог (гиперболы свойственны высокому стилю), льстить иногда приходилось, но поэт вовсе не считал это своей заслугой:
Ты сам когда-нибудь осудишь
Меня за мглистый фимиам.
За правду чтить меня ты будешь —
Она любезна всем векам…
Мы до сих пор ценим военные оды поэта, прославляющие силу русского оружия. Это не оды, а целые поэмы, переполненные грандиозными образами и картинами, где словесная живопись спорит с олицетворениями, аллегориями и другими обычными атрибутами торжественных од. Поэт, как всегда, много работал над текстом этих произведений. Но, видимо, всё-таки душа к ним лежала меньше – не трогали они сердце. Державин не раз говорил, что в последние годы своего царствования Екатерина II, вместо того, чтобы заняться внутренними делами России, помогать людям, нуждающимся в защите, всё больше увлекалась победами и триумфами. Она перестала быть Фелицей. Это поэт хорошо знал как её личный секретарь. И громкие оды Державина уже не звучали вполне чистосердечно.
Державин чаще стал писать стихи, обращённые уже не к сильным мира сего, а к близким – друзьям, жене.
В 1812 году Державин создал стихотворную сказку «Царь-девица», целиком построенную на образах русского фольклора. Вот как она начинается:
Царь жила-была девица,
Шепчет русска старина,
Будто солнце светлолица,
Будто тихая весна.
Очи светлы голубые
Брови чёрные дугой,
Огнь уста, власы златые,
Грудь как лебедь белизной.
Уйдя в отставку, Державин принимается за новые, итоговые издания своих сочинений, спешит закончить автобиографические «Записки», «Рассуждение о лирической поэзии, или об оде», где объясняет читателю свои теоретический метод и стиль.
В 1800-1810-е годы были созданы такие шедевры, как «Снигирь», «Лебедь», «Евгению. Жизнь Званская» и последнее знаменитое восьмистишие-акростих, записанное автором за несколько дней до смерти на грифельной доске, — «Река времён».
Державин прославился как талантливы1 поэт и новатор в русской литературе эпохи классицизма. Переняв традиции, заложенные предшественником Ломоносовым, он создал свой неповторимый «смешанный» стиль.

0 человек просмотрели эту страницу. Зарегистрируйся или войди и узнай сколько человек из твоей школы уже списали это сочинение.

/ Сочинения / Державин Г.Р. / Разное / Особенности поэзии Державина

Смотрите также по разным произведениям Державина:

Сочинение Особенности поэзии Державина

Г. Р. Державин творил свои произведения в эпоху расцвета классицизма. Это искусство выделяло «высокое», «среднее» и «низкое» направления. «Высокое» было связано с героическим и патриотическим началом в человеке: гражданское, патриотическое чувство делало человека личностью. Темами «среднего» и «низкого» жанров были исключительно чувства личные. О Державине говорят, что он нарушил систему трёх «штилей», созданную Ломоносовым. Поэт смело соединял высокое, среднее и низкое в один живой образ.
Если сравнить некоторые лучшие стихотворения Державина и приведённую в его теоретическом трактате «Рассуждение о лирической поэзии, или об оде» (1807 — 1816) деление од, то самой близкой самому поэту будет так называемая «смешанная ода», где объединяются элементы высоких, низких и средних жанров. Жанр и стиль оды «Фелица» — лучшее тому подтверждение. «Богоподобная» Фелица показана снижено, обытовлённо («Почасту ходишь ты пешком, И пища самая простая бывает за твоим столом»). Но эти подробности не снижают образ сказочной монархини, а делают его реальным, человечным, из плоти и крови, как будто точно списанным с натуры. И, наоборот, образ «развратного мурзы», обрисованный, казалось бы, ярко сатирически и содержащий в себе намёки на многих екатерининских вельмож, перерастает в образ человека, которому доступны высокие порывы. Он хотел бы научиться добродетели, в его уста вложены высокие слова:
Почувствовать добра приятство
Такое есть души богатство,
Какого Крез не собирал.
Итак, метод Державина позволял ему вносить в поэзию смело взятые из жизни или созданные воображением индивидуальные характеры реальных людей, показанных на фоне колоритно изображённой бытовой обстановки.
Державин воспевал в своих произведениях военные триумфы, победы, события придворной жизни. Но его всегда беспокоило то, насколько искренно и правдиво то, о чём он пишет:
Я любил чистоседечье,
Думал нравиться лишь им,
Ум и сердце человечье
Были гением моим.
«Сердечная простота», «язык сердца», «чистосердечье», «ум и сердце человечье», «забавный русский слог» — во всех этих выражениях чувствуется некая антитеза: правда – ложь; искренность – неискренность; человечность – книжная схема, далёкая от правды жизни. Можно ли сочетать «чистосердечье» и высокий «штиль»? Державин сам признавался, что не умел «выдерживать» великолепного «ломоносовского» парения в одах и потому избрал новый, совсем особый путь. Но и на этом «своём» пути приходилось спотыкаться. Красноречие, не согретое живым чувством, было чем-то противоположным гению поэта. Лгать в стихах Державин не умел, преувеличить мог (гиперболы свойственны высокому стилю), льстить иногда приходилось, но поэт вовсе не считал это своей заслугой:
Ты сам когда-нибудь осудишь
Меня за мглистый фимиам.
За правду чтить меня ты будешь —
Она любезна всем векам…
Мы до сих пор ценим военные оды поэта, прославляющие силу русского оружия. Это не оды, а целые поэмы, переполненные грандиозными образами и картинами, где словесная живопись спорит с олицетворениями, аллегориями и другими обычными атрибутами торжественных од. Поэт, как всегда, много работал над текстом этих произведений. Но, видимо, всё-таки душа к ним лежала меньше – не трогали они сердце. Державин не раз говорил, что в последние годы своего царствования Екатерина II, вместо того, чтобы заняться внутренними делами России, помогать людям, нуждающимся в защите, всё больше увлекалась победами и триумфами. Она перестала быть Фелицей. Это поэт хорошо знал как её личный секретарь. И громкие оды Державина уже не звучали вполне чистосердечно.
Державин чаще стал писать стихи, обращённые уже не к сильным мира сего, а к близким – друзьям, жене.
В 1812 году Державин создал стихотворную сказку «Царь-девица», целиком построенную на образах русского фольклора. Вот как она начинается:
Царь жила-была девица,
Шепчет русска старина,
Будто солнце светлолица,
Будто тихая весна.
Очи светлы голубые
Брови чёрные дугой,
Огнь уста, власы златые,
Грудь как лебедь белизной.
Уйдя в отставку, Державин принимается за новые, итоговые издания своих сочинений, спешит закончить автобиографические «Записки», «Рассуждение о лирической поэзии, или об оде», где объясняет читателю свои теоретический метод и стиль.
В 1800-1810-е годы были созданы такие шедевры, как «Снигирь», «Лебедь», «Евгению. Жизнь Званская» и последнее знаменитое восьмистишие-акростих, записанное автором за несколько дней до смерти на грифельной доске, — «Река времён».
Державин прославился как талантливы1 поэт и новатор в русской литературе эпохи классицизма. Переняв традиции, заложенные предшественником Ломоносовым, он создал свой неповторимый «смешанный» стиль. .

Тема поэта и поэзии в лирике Г. Р. Державина — Стихотворение Памятник

Слайды и текст этой презентации

Слайд №1
Гавриил Романович Державин
(1743-1816)
Слайд №2
Смысл жизни человека
1. Найти своё место в жизни
2. Жить, принося пользу людям, стране.
3.Своими делами, поступками заслужить благодарную память потомков.
Слайд №3
Тема поэта и поэзии в лирике Г. Р. Державина.
Стихотворение «Памятник» (1795 год)
Слайд №4 Эпиграфы к уроку

Я памятник себе воздвиг чудесный, вечный…
Г. Р. Державин «Памятник»

Ты прав, Певец: ты будешь жить;
Ты памятник воздвигнул вечный:
Его не могут сокрушить
Ни гром, ни вихорь быстротечный.
К.Ф. Рылеев «Державин»

Слайд №5 Квинт Гораций Флакк
( Гораций)
Г.Р. Державин Слайд №6 Слайд №7 Особенности поэзии Г.Р.Державина
1. ИСКРЕННОСТЬ, ДУШЕВНОСТЬ, «СЕРДЕЧНАЯ ПРОСТОТА» СТИХОТВОРЕНИЙ Слайд №8 Особенности поэзии Г.Р.Державина
2. Уважение к Отечеству, соотечественникам. Слайд №9 « И слава возрастёт моя, не увядая,
Доколь славянов род вселенна будет чтить» Слайд №10 Литературовед Д.Д. Благой отмечал, что Державин
«… с гордостью рисует картину своей посмертной славы среди многочисленных населяющих Россию народов» Слайд №11 Россия, которую очень любил Г.Р.Державин
Волга
Дон Слайд №12 Нева
Уральские (Рифейские) горы Слайд №13 Чёрное море Слайд №14 Белое море Слайд №15 Дерзать
1.Осмеливаться на что-нибудь.

2.Смело стремиться к чему-нибудь благородному, высокому, новому)

Слайд №16 Особенности поэзии Г.Р.Державина
3. Служитель и
поборник истины. Слайд №17 Г.Р.Державин
« Будучи поэт по вдохновению, я должен был говорить правду; политик или царедворец по услужению моему при дворе, я принуждён был закрывать истину иносказанием и намёками» Слайд №18 Особенности поэзии Г.Р.Державина
4. Создание « забавного русского слога», т.е. нового языкового стиля, который позволил раздвинуть рамки тогдашней поэзии, насытив её разговорной речью. Слайд №19 Муза
1. Богиня — покровительница искусств и наук
2. Источник поэтического вдохновения
3. Само вдохновение, творчество. Слайд №20 Значение поэзии Г.Р.Державина :
1.Искренность, душевность, «сердечная простота» стихотворений.

2.Уважение к Отечеству, соотечественникам.

3.Поэт- служитель и поборник истины.

4.Создание « забавного русского слога», т.е. нового языкового стиля, который позволил раздвинуть рамки тогдашней поэзии, насытив её разговорной речью.

Слайд №21 Кондратий Фёдорович Рылеев Слайд №22 Эпиграфы к уроку

Я памятник себе воздвиг чудесный, вечный…
Г. Р. Державин «Памятник»

Ты прав, Певец: ты будешь жить;
Ты памятник воздвигнул вечный:
Его не могут сокрушить
Ни гром, ни вихорь быстротечный.
К.Ф. Рылеев «Державин»

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: