О баснях Крылова

Рассматривая споры о басне, мы не касались существа принципов басенного творчества Крылова и внесенных им в басню изменений. Крылов не был теоретиком, а характеристика его творчества дается в статьях других авторов. Здесь мы лишь отметим связь новаций Крылова-баснописца с теоретической полемикой. По-видимому, существует некоторая объективная зависимость между положением молодого Крылова в литературе и его поздним обращением к жанру басни.

Крылов выступил в качестве фактотума И. Г. Рахманинова. История с отказом ставить «Американцев» показывают, до какой степени болезненно воспринимал Крылов пренебрежительное отношение к себе. В журналах своих он обрушился на литературную кастовость. В конце века еще цепко держались за представления об «образованном писателе». Сколько бы ни говорили о таланте и гениальности, но писатель «просвещенный» всегда противопоставлялся писателю «низкому», не стоящему на высоте дворянской культуры и не способному поэтому быть «учителем общества». Спор, даже реальная борьба по этому поводу наметились в 1760-е годы и, как это ни странно, звучали еще в полемике масонов с Карамзиным.

Для писателей конца века обращение Крылова и Клушина к журнальной деятельности и создание своего рода «Типографической компании» казалось непомерной претензией. Карамзин и Дмитриев, говоря об издающихся этим обществом журналах, потешаются- в первую очередь над странностями орфографии и теоретических заявлений Клушина. Как известно, официальное учреждение «Типографии Крылова с товарищи» датируется 8 декабря 1791 г. Но несмотря на давние дружеские отношения членов-учредителей, самая организация не могла быть одномоментной, и слухи о замысле продолжателей Новикова разошлись широкими волнами по Москве и Петербургу. Именно в это время Карамзин оценивает издателей «Зрителя» как монолитную группировку.

За кружком, к которому принадлежал Крылов в 90-е годы, закрепился эпитет «демократический», а за его участниками — название «молодые якобинцы». Это, однако, не означает, что и России XVIII в. социальные конфликты были вполне осознанными в области культуры и приобретали характер прямого противопоставления классовых точек зрения. Не приходится забывать, что культура XVIII в. в наиболее значительных ее проявлениях формировалась как культура дворянская. Ее деятели по сословной принадлежности либо были дворянами, либо постоянно вовлекались в это сословие, правящее страной.

Не столько социальное, сколько сословное представление об обществе до крайности усложняло позицию так называемой разночинной интеллигенции, выдвигая на первый план скорее антагонизм родового и служилого дворянства, чем дворянства. Несмотря на скудость мемуаров о Крылове, круг его ранних знакомых очерчивается довольно четко. Его составляли члены типографического сообщества, группа, которую, как показывают

многочисленные исследования, объединяли не только коммерческие цели. К близким знакомым можно отнести Н. Краснопольского (позднее переводчика «Днепровской русалки»), а если учесть также и сотрудников журналов Крылова—Клушина, то обнаружим, что это прежде всего кружок людей, связанных с театром. Особенностью его является как относительная молодость участников, так и их обособленное положение в литературной иерархии.

Драматурги XVIII в. делятся на две большие группы — оставшиеся почти в полной неизвестности авторы, писавшие специально для театра, и авторы, которых современники считали создателями собственно литературных произведений. Труд первых рассматривался как работа на заказ и оплачивался как перевод, поскольку главным образом речь и шла о переводах и переделках. Создававшийся ими повседневный репертуар пьес обычно не попадал в печать. Вторую группу составляли драматурги-идеологи — Сумароков, Херасков, Княжнин, Николев.

Борьба «мелкотравчатых писателей» за право на литературное творчество, за литературное признание началась еще в 60-е годы, одновременно с расширением литературной среды, и принимала впоследствии множество оттенков. Она-то затем и оценивалась как проявление противоречий между демократической и дворянской литературой. Участие в этой борьбе Крылова можно считать доказанным.

Характерно, что и в близкой ему литературной среде Крылов не считался фигурой первой величины. Лишь несколько лет спустя он заслонил фигуру энергичного Клушина. В 90-е годы соотношение репутаций было совсем иным. Если пьесы Крылова с трудом попадали на сцену, то комедии Клушина пользовались шумным успехом. Клушину принадлежит львиная доля текста в журналах «Зритель» и «Санкт-Петербургский Меркурий», и, что самое главное, он был автором той злободневной части материалов («портреты», «зарисовки»), которая определяла лицо сатирического издания. Судя по примечаниям на присылавшиеся в журнал произведения, он самостоятельно ведал его редактурой. Главой издания считали его и карамзинисты.

Клушину принадлежит также единственный в «Зрителе» отзыв о басне. В одном из писавшихся им «Портретов» содержатся нападки на «Российского Эзопа», плодовитое воображение которого породило «редкую» басню — «Пес и собака»: «греческий Эзоп заставлял рассуждать зверей как людей; у русского баснописца люди рассуждают как скоты, но, несмотря на это, академия поместила его в число своих ученых».

И тем не менее Крылов становится баснописцем только спустя десятилетие, в 1805 г. Процесс обновления русской басни на переломе веков происходил без его участия.

По первым басням карамзинисты оценили Крылова как своего единомышленника и союзника. Сам Дмитриев одобрил, а Шаликов, представлявший в это время московский кружок журналом, напечатал сочинения нового баснописца. Сюжет одной из трех первых басен, «Дуб и трость», в XVIII в. обрабатывался по меньшей мере шесть раз (Сумароков, Княжнин, Николев, Дмитриев, П. П. Сумароков, Хвостов), и она была примером соревнования с несколькими поэтами сразу. «Разборчивая невеста» до Крылова была переведена Хвостовым и вошла в состав «Притч» 1802 г. 11о словам Хвостова, она относится к числу самых ранних. (1786 г.) и была «счастлива в рукописи», т. е. одобрена тем кружном, к которому он в то время принадлежал. Вслед за публикацией Крылова Хвостов напомнил о своем приоритете и перепечатал ее в «Друге просвещения» (1806). Третья басня, появившаяся в «Московском зрителе», — «Старик и трое молодых» — противостояла переводам как Хвостова, так и Дмитриева.

Творчество крылова басни

Самым крупным выразителем сатирической линии в развитии русской поэзии был Крылов. Он сложился как писатель задолго до романтической эпохи и разделял многие положения просветительской идеологии. Крылов был сторонником изображения человека в рамках тех социальных отношений, которые характеризуют данное общество. Характер человека зависит от его социальной роли в общественном устройстве и может быть понят только в соответствии с этой ролью. Этим принципам Крылов остался верен до конца.

До французской революции Крылов возлагал, как и другие просветители, большие надежды на разум, широкое образование и воспитание дворян, на внедрение в их умы разумных общественных понятий. Такое умственное просвещение способно было, по его мнению (и тут он далеко не одинок), преобразовать все общество. Если большинство дворян поймет выгоды разумного поведения, не будет притеснять крепостных, позаботится о социальных нуждах бедняков, поставит общественный долг выше эгоистических, корыстных вожделений и т. д., то возникнет государство справедливости и процветания.

Но вот свершилась французская революция. Крылов, как и другие передовые люди, столкнулся с тем, что предсказания просветителей не сбылись. Надо было пересмотреть прежние позиции, извлекая уроки из истории. Перед ним встал вопрос: почему история «не послушалась» просветителей, почему она обманула их надежды?

В начале XIX века Крылов обратился к жанру басен, связанному с народной культурой. В своих баснях он дал ответы на злободневные жизненные проблемы.

Опыт французской революции и Просвещения отразился, например, в басне «Лягушки, просящие Царя». Лягушки сами не знают, чего они хотят. Они исходят не из своего практического опыта, а из теоретических представлений, которые кажутся им разумными. Однако реальная жизнь опровергает их теории. Лягушкам кажется, что с царем они заживут прекрасно, но на проверку выходит, что они приговорили себя к жесточайшему террору («нынешний их Царь глотает их, как мух», «им нельзя. Ни носа выставить, ни квакнуть безопасно. «).

Крылов прояснил ту истину, что история движется по своим законам, а не по «логическим», «головным» предписаниям людей, что попытки навязать истории некие «разумные» требования, не учитывающие всего предшествующего исторического опыта, обречены на провал и приводят к гораздо худшим последствиям, чем те, которые являются следствием естественного движения.

Если нельзя предугадать развитие действительности и строить прогнозы, то, спрашивается, какова же роль разума? Крылов отвечает так: равно опасно как преувеличение роли разума, так и пренебрежение им. Невмешательство разума в практическую деятельность приводит к застою, косности, рутине.

В басне «Пруд и река» Пруд, ведя беззаботную жизнь, погруженный в пустое философствование, осуждает Реку, занятую делом:

– А, философствуя, ты помнишь ли закон? Река на это отвечает, Что свежесть лишь вода движеньем сохраняет.

Итак, человек обязан – на то ему и дан разум – применять его, а не застывать в неподвижности, подобно Пруду. Закон жизни – движение, а не леность ума и сердца. Разуму надо лишь отвести должное, подобающее место в человеческой деятельности, не преуменьшая и не преувеличивая его возможностей. Позиция Крылова – исключение крайностей. Он против как ленивых Прудов, неразумных мудрецов («Ларчик»), так и против «дерзновенных умов», действующих наперекор реальности.

На протяжении истории, считает баснописец, складываются этические представления людей. Они вырабатываются в их деятельности. Поэтому в качестве критерия оценки всего социального устройства Крылову служат те моральные принципы, которые сформировались в многовековом опыте народа. Крылов в своих баснях отдает явное предпочтение «низам», а не «верхам», («Листы и Корни» и другие басни). По его мнению, фундамент национальной жизни построен трудом народа, а следовательно, мораль народа наиболее ясно выражает его понятие о жизни и об обществе. К этическому опыту народа Крылов постоянно обращается с помощью пословиц, поговорок, в которых народная мудрость закреплена в отточенной афористической форме.

Пользуясь морально-нравственными критериями, сложившимися в народной среде, Крылов подвергает критике современный ему социальный строй. В целом, с его точки зрения, отношения внутри дворянского общества не согласуются с народной нравственностью, они противоречат ей. Однако Крылов полагает, что, каким бы данный общественный механизм ни был, он явился результатом исторического развития, и его недостатки могут быть изжиты только на почве дальнейшей его эволюции. Содействовать этому призваны все сословия.

Предметом художественного постижения в баснях Крылова стала обыденная, исторически возникшая жизнь нации, в басенную сатиру Крылова мощным потоком хлынуло народное просторечие. Тем самым был восполнен пробел карамзинской реформы литературного языка и «школы гармонической точности», как назвал Пушкин поэзию Жуковского и Батюшкова. Крылов высветил народные этические нормы, продвинул вперед самосознание нации и обогатил литературный язык формами устной народной речи.

Языковые особенности басен И.А. Крылова

Всенародная слава И.А. Крылова – баснописца. Языковые особенности слов разных частей речи в баснях И.А. Крылова. Роль антропонимов в басенном творчестве И.А. Крылова. Синтаксис словосочетания, простого и сложного предложения, способы передачи чужой речи.

Подобные документы

Идиостиль как система приемов, которые ориентированы на различные способы передачи художественных смыслов при помощи языковых средств. Использование лексики семейного родства — характерная особенность индивидуального авторского стиля И.А. Крылова.

дипломная работа, добавлен 02.06.2017

«Риторика» М.В. Ломоносова как основной источник пародий И.А. Крылова. Основные художественные средства создания пародийного (комического) эффекта в «речах». Поэтика «похвальных речей» Крылова в восточной повести «Каиб» и шутотрагедии «Трумф или Подщипа».

дипломная работа, добавлен 08.10.2017

Биография Ивана Андреевича Крылова — русского поэта, баснописца, переводчика и писателя. Издание И. Крыловым сатирического журнала «Почта духов» и ходившей в списках пародийной трагикомедии «Триумф», переводы басен. Интересные факты из жизни И. Крылова.

презентация, добавлен 20.11.2012

Влияние Эзопа и Лафонтена на творчество Крылова. Оригинальность сюжетов и связь басен с общественными явлениями. Близость языка к народной речи, умение создать яркий образ при скупости средств. Толкование некоторых фраз, ставших пословицами и поговорками.

реферат, добавлен 17.01.2010

Коллизия труда и безделья в басне «Стрекоза и Муравей», направленность произведения против тунеядства и паразитизма определенных личностей как социально-политического явления. Универсальность сюжетов и характеров, мотивов и образов басен Крылова.

реферат, добавлен 11.06.2009

История басни как жанра сатирической публицистики. Произведения Эзопа и Лафонтена. Моральная аллегория в мировой басенной традиции. Усиление сатирического элемента в произведениях И.А. Крылова. Деятельность поэта Крылова в критике и журналистике.

дипломная работа, добавлен 08.05.2011

Басня как один из древнейших жанров искусства, история ее развития и оценка значения в мировой культуре, особенности и мотивы в эпоху Просвещения и становление в российской литературе. Краткий очерк жизни и оценка творческого наследия И.А. Крылова.

реферат, добавлен 20.09.2014

Изучение биографии и творческого пути поэта Крылова. Описание периода его работы журналистом, издателем журнала, театральным драматургом. Анализ художественного мира басен, яркой картины отображения действительности и афористической остроты концовки.

реферат, добавлен 12.07.2011

Поэтическая летопись Отечественной войны 1812 года как веха в истории русской литературы: презрение к врагу, вера в победу в поэзии Ф. Глинки, В. Жуковского; современные реалии в баснях И. Крылова; пророческое осмысление событий в творчестве А.Пушкина.

курсовая работа, добавлен 12.01.2011

Ознакомление с биографическими данными и творческим путем русского поэта-баснописца Ивана Андреевича Крылова. Известность молодого драматурга в театральных и литературных кругах России. Издание Крыловым сатирических журналов «Почта духов»и «Зритель».

Биография

Иван Андреевич Крылов — русский баснописец, писатель, драматург.

Родился в 1769 году в Москве. Учился молодой Крылов мало и бессистемно. Ему шел десятый год, когда умер отец, Андрей Прохорович, бывший в тот момент мелким чиновником в Твери. Андрей Крылов «наукам не учился», но очень любил читать и привил свою любовь сыну. Он сам выучил мальчика чтению и письму и оставил ему в наследство сундук книг. Дальнейшее образование Крылов получил благодаря покровительству писателя Николая Александровича Львова, прочитавшего стихи юного поэта. В юности много жил в доме у Львова, учился вместе с его детьми, и просто слушал разговоры литераторов и художников, приходивших в гости. Недостатки отрывочного образования сказывались впоследствии — так, Крылов всегда был слаб в орфографии, но известно, что с годами приобрел достаточно прочные знания и широкий кругозор, научился играть на скрипке и говорить по-итальянски.

Был записан на службу в нижний земский суд, хотя, очевидно, это была простая формальность — в присутствие Крылов не ходил или почти не ходил и денег не получал. В четырнадцатилетнем возрасте попал в Петербург, куда мать отправилась хлопотать о пенсии. Затем перевелся на службу в Петербургскую казенную палату. Однако дела служебные его не слишком интересовали. На первом месте среди увлечений Крылова были литературные занятия и посещение театра. Эти пристрастия не изменились и после того, как в семнадцать лет он лишился матери, и на его плечи легли заботы о младшем брате. В 80-е годы много писал для театра. Из-под его пера вышли либретто комических опер «Кофейница» и «Бешеная семья», трагедии «Клеопатра» и «Филомела», комедия «Сочинитель в прихожей». Эти произведения не принесли молодому автору ни денег, ни известности, но помогли попасть в круг петербургских литераторов. Ему покровительствовал известный драматург Я. Б. Княжнин, однако самолюбивый молодой человек, решив, что в доме «мэтра» над ним насмехаются, порвал со своим старшим другом. Крылов написал комедию «Проказники», в главных героях которой, Рифмокраде и Тараторе, современники без труда узнали Княжнина и его жену. «Проказники» — более зрелое произведение, чем предыдущие пьесы, но постановка комедии была запрещена, и у Крылова испортились отношения не только с семейством Княжниных, но и с театральной дирекцией, от которой зависела судьба любого драматического сочинения.

С конца 80-х основная деятельность разворачивалась в сфере журналистики. В 1789 году в течение восьми месяцев издавал журнал «Почта духов». Сатирическая направленность, проявившаяся уже в ранних пьесах, сохранилась и здесь, но в несколько преображенном виде. Крылов создал карикатурную картину современного ему общества, облекая свой рассказ в фантастическую форму переписки гномов с волшебником Маликульмульком. Издание было прекращено, так как у журнала оказалось всего восемьдесят подписчиков. Судя по тому, что «Почта духов» была переиздана в 1802 году, ее появление все же не осталось незамеченным читающей публикой.

В 1790 году вышел в отставку, решив полностью посвятить себя литературной деятельности. Он стал владельцем типографии и в январе 1792 года вместе со своим другом литератором Клушиным начал издавать журнал «Зритель», пользовавшийся уже большей популярностью.

Наибольший успех «Зрителю» принесли произведения самого Крылова «Каиб», восточная повесть, сказка Ночи, «Похвальная речь в память моему дедушке», «Речь, говоренная повесою в собрании дураков», «Мысли философа о моде». Число подписчиков росло. В 1793 году журнал был переименован в «Санкт-Петербургский Меркурий». К этому времени его издатели сосредоточились прежде всего на постоянных иронических нападках на Карамзина и его последователей. Издателю «Меркурия» было чуждо реформаторское творчество Карамзина, которое казалось ему искусственным и излишне подверженным западным влияниям. Преклонение перед Западом, французским языком, французскими модами было одной из любимых тем творчества молодого Крылова и объектом высмеивания во многих его комедиях. Кроме того, карамзинисты отталкивали его своим пренебрежением к строгим классицистским правилам стихосложения, возмущал его и излишне простой, по его мнению, «простонародный» слог Карамзина. Своих литературных противников, как всегда, изображал с ядовитой язвительностью. Так, в «Похвальной речи Ермолафиду, говоренной в собрании молодых писателей» Карамзин был издевательски изображен как человек, несущий чепуху, или «ермолафию». Возможно, именно резкая полемика с карамзинистами оттолкнула читателей от «Санкт-Петербургского Меркурия».

В конце 1793 года издание «Санкт-Петербургского Меркурия» прекратилось, и Крылов на несколько лет уехал из Петербурга. По словам одного из биографов писателя, «С 1795 по 1801 год Крылов как бы исчезает от нас». Некоторые отрывочные сведения позволяют предположить, что он некоторое время жил в Москве, где много и азартно играл в карты. Очевидно, он странствовал по провинции, жил в поместьях своих друзей. В 1797 году Крылов уехал в поместье князя С. Ф. Голицына, где, очевидно был его секретарем и учителем его детей.

Именно для домашнего спектакля у Голицыных в 1799-1800 годах была написана пьеса «Трумф или Подщипа». В злой карикатуре на тупого, заносчивого и злого вояку Трумфа легко угадывался Павел I, ненравившийся автору прежде всего своим преклонением перед прусской армией и королем Фридрихом II. Ирония была настолько язвительна, что в России пьесу впервые опубликовали только в 1871 году. Значение «Трумфа» не только в его политическом подтексте. Куда важнее, что сама форма «шутотрагедии» пародировала классическую трагедию с ее высоким стилем и во многом означала отказ автора от тех эстетических представлений, которым он был верен в течение предыдущих десятилетий.

После смерти Павла I князь Голицын был назначен рижским генерал-губернатором, и Крылов два года служил его секретарем. В 1803 году снова вышел в отставку и, очевидно, опять провел два следующих года в беспрерывных путешествиях по России и карточной игре. Именно в эти годы, о которых мало известно, драматург и журналист начал писать басни.

Известно, что в 1805 году Крылов в Москве показал известному поэту и баснописцу И. И. Дмитриеву свой перевод двух басен Лафонтена: «Дуб и трость» и «Разборчивая невеста». Дмитриев высоко оценил перевод и первым отметил, что автор нашел свое истинное призвание. Сам поэт не сразу это понял. В 1806 году он напечатал только три басни, после чего вновь вернулся к драматургии.

В 1807 году выпустил сразу три пьесы, завоевавшие большую популярность и с успехом шедшие на сцене. Это — «Модная лавка», «Урок дочкам» и «Илья Богатырь». Особенно большим успехом пользовались две первые пьесы, каждая из которых по своему высмеивала пристрастие дворян к французскому языку, модам, нравам и т.д. и фактически ставила знак равенства между галломанией и глупостью, распутством и мотовством. Пьесы неоднократно ставились на сцене, причем «Модную лавку» играли даже при дворе.

Несмотря на долгожданный театральный успех, Крылов решился пойти по другому пути. Перестал писать для театра и с каждым годом все больше внимания уделял работе над баснями.

В 1808 году им было издано уже 17 басен, среди которых и знаменитая «Слон и моська».

В 1809 году был опубликован первый сборник, сразу же сделавший его автора по-настоящему знаменитым. Всего до конца жизни он написал более 200 басен, которые были объединены в девять книг. Работал он до последних дней — последнее прижизненное издание басен друзья и знакомые писателя получили в 1844 году вместе с извещением о смерти их автора.

Сначала в творчестве Крылова преобладали переводы или переложения знаменитых французских басен Лафонтена, («Стрекоза и муравей», «Волк и ягненок»), затем постепенно он начал находить все больше самостоятельных сюжетов, многие из которых были связанны со злободневными событиями российской жизни. Так, реакцией на различные политические события стали басни «Квартет», «Лебедь», «Щука и Рак», «Волк на псарне». Более отвлеченные сюжеты легли в основу «Любопытного», «Пустынника и медведя» и других. Однако басни, написанные «на злобу дня», очень скоро также стали восприниматься как более обобщенные произведения. События, послужившие поводом для их написания, быстро забывались, а сами басни превращались в любимое чтение во всех образованных семьях.

Работа в новом жанре резко изменила литературную репутацию Крылова. Если первая половина его жизни прошла практически в безвестности, была полна материальными проблемами и лишениями, то в зрелости он был окружен почестями и всеобщим уважением. Издания его книг расходились огромными для того времени тиражами. Писатель, в свое время смеявшийся над Карамзиным за его пристрастие к излишне простонародным выражениям, теперь сам создавал произведения, понятные всем, и стал истинно народным писателем.

Крылов стал классиком при жизни. Уже в 1835 году В.Г. Белинский в своей статье «Литературные мечтания» нашел в русской литературе всего лишь четырех классиков и поставил Крылова в один ряд с Державиным, Пушкиным и Грибоедовым.

На национальный характер его языка, использование им персонажей русского фольклора обратили внимание все критики. Писатель оставался враждебен западничеству в течение всей своей жизни. Не случайно он примкнул к литературному обществу «Беседа любителей русской словесности», отстаивавшему старинный русский слог и не признававшему карамзинской реформы языка. Это не помешало Крылову быть любимым как сторонниками, так и противниками нового легкого слога. Так, Пушкин, которому намного ближе было карамзинское направление в литературе, сравнивая Лафонтена и Крылова, писал: «Оба они вечно останутся любимцами своих единоземцев. Некто справедливо сказал, что простодушие есть врожденное свойство французского народа; напротив того, отличительная черта в наших нравах есть какое-то веселое лукавство ума, насмешливость и живописный способ выражаться».

Параллельно с народным признанием шло и признание официальное. С 1810 года Крылов был сначала помощником библиотекаря, а затем библиотекарем в Императорской публичной библиотеке в Санкт-Петербурге. Одновременно с этим получал неоднократно увеличивавшуюся пенсию «во уважение отличных дарований в российской словесности». Был избран членом Российской Академии, награжден золотой медалью за литературные заслуги и получил много других наград и почестей.

Одна из характерных черт популярности Крылова — многочисленные полулегендарные рассказы о его лени, неряшливости, обжорстве, остроумии.

Уже празднование пятидесятилетнего юбилея творческой деятельности баснописца в 1838 году превратилось в поистине всенародное торжество. За прошедшие с тех пор почти два столетия не было ни одного поколения в России, которое не воспитывалось бы на баснях Крылова.

Умер Крылов в 1844 году в Санкт-Петербурге.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

О баснях Крылова

Рассматривая споры о басне, мы не касались существа принципов басенного творчества Крылова и внесенных им в басню изменений. Крылов не был теоретиком, а характеристика его творчества дается в статьях других авторов. Здесь мы лишь отметим связь новаций Крылова-баснописца с теоретической полемикой. По-видимому, существует некоторая объективная зависимость между положением молодого Крылова в литературе и его поздним обращением к жанру басни.

Крылов выступил в качестве фактотума И. Г. Рахманинова. История с отказом ставить «Американцев» показывают, до какой степени болезненно воспринимал Крылов пренебрежительное отношение к себе. В журналах своих он обрушился на литературную кастовость. В конце века еще цепко держались за представления об «образованном писателе». Сколько бы ни говорили о таланте и гениальности, но писатель «просвещенный» всегда противопоставлялся писателю «низкому», не стоящему на высоте дворянской культуры и не способному поэтому быть «учителем общества». Спор, даже реальная борьба по этому поводу наметились в 1760-е годы и, как это ни странно, звучали еще в полемике масонов с Карамзиным.

Для писателей конца века обращение Крылова и Клушина к журнальной деятельности и создание своего рода «Типографической компании» казалось непомерной претензией. Карамзин и Дмитриев, говоря об издающихся этим обществом журналах, потешаются- в первую очередь над странностями орфографии и теоретических заявлений Клушина. Как известно, официальное учреждение «Типографии Крылова с товарищи» датируется 8 декабря 1791 г. Но несмотря на давние дружеские отношения членов-учредителей, самая организация не могла быть одномоментной, и слухи о замысле продолжателей Новикова разошлись широкими волнами по Москве и Петербургу. Именно в это время Карамзин оценивает издателей «Зрителя» как монолитную группировку.

За кружком, к которому принадлежал Крылов в 90-е годы, закрепился эпитет «демократический», а за его участниками — название «молодые якобинцы». Это, однако, не означает, что и России XVIII в. социальные конфликты были вполне осознанными в области культуры и приобретали характер прямого противопоставления классовых точек зрения. Не приходится забывать, что культура XVIII в. в наиболее значительных ее проявлениях формировалась как культура дворянская. Ее деятели по сословной принадлежности либо были дворянами, либо постоянно вовлекались в это сословие, правящее страной.

Не столько социальное, сколько сословное представление об обществе до крайности усложняло позицию так называемой разночинной интеллигенции, выдвигая на первый план скорее антагонизм родового и служилого дворянства, чем дворянства. Несмотря на скудость мемуаров о Крылове, круг его ранних знакомых очерчивается довольно четко. Его составляли члены типографического сообщества, группа, которую, как показывают

многочисленные исследования, объединяли не только коммерческие цели. К близким знакомым можно отнести Н. Краснопольского (позднее переводчика «Днепровской русалки»), а если учесть также и сотрудников журналов Крылова—Клушина, то обнаружим, что это прежде всего кружок людей, связанных с театром. Особенностью его является как относительная молодость участников, так и их обособленное положение в литературной иерархии.

Драматурги XVIII в. делятся на две большие группы — оставшиеся почти в полной неизвестности авторы, писавшие специально для театра, и авторы, которых современники считали создателями собственно литературных произведений. Труд первых рассматривался как работа на заказ и оплачивался как перевод, поскольку главным образом речь и шла о переводах и переделках. Создававшийся ими повседневный репертуар пьес обычно не попадал в печать. Вторую группу составляли драматурги-идеологи — Сумароков, Херасков, Княжнин, Николев.

Борьба «мелкотравчатых писателей» за право на литературное творчество, за литературное признание началась еще в 60-е годы, одновременно с расширением литературной среды, и принимала впоследствии множество оттенков. Она-то затем и оценивалась как проявление противоречий между демократической и дворянской литературой. Участие в этой борьбе Крылова можно считать доказанным.

Характерно, что и в близкой ему литературной среде Крылов не считался фигурой первой величины. Лишь несколько лет спустя он заслонил фигуру энергичного Клушина. В 90-е годы соотношение репутаций было совсем иным. Если пьесы Крылова с трудом попадали на сцену, то комедии Клушина пользовались шумным успехом. Клушину принадлежит львиная доля текста в журналах «Зритель» и «Санкт-Петербургский Меркурий», и, что самое главное, он был автором той злободневной части материалов («портреты», «зарисовки»), которая определяла лицо сатирического издания. Судя по примечаниям на присылавшиеся в журнал произведения, он самостоятельно ведал его редактурой. Главой издания считали его и карамзинисты.

Клушину принадлежит также единственный в «Зрителе» отзыв о басне. В одном из писавшихся им «Портретов» содержатся нападки на «Российского Эзопа», плодовитое воображение которого породило «редкую» басню — «Пес и собака»: «греческий Эзоп заставлял рассуждать зверей как людей; у русского баснописца люди рассуждают как скоты, но, несмотря на это, академия поместила его в число своих ученых».

И тем не менее Крылов становится баснописцем только спустя десятилетие, в 1805 г. Процесс обновления русской басни на переломе веков происходил без его участия.

По первым басням карамзинисты оценили Крылова как своего единомышленника и союзника. Сам Дмитриев одобрил, а Шаликов, представлявший в это время московский кружок журналом, напечатал сочинения нового баснописца. Сюжет одной из трех первых басен, «Дуб и трость», в XVIII в. обрабатывался по меньшей мере шесть раз (Сумароков, Княжнин, Николев, Дмитриев, П. П. Сумароков, Хвостов), и она была примером соревнования с несколькими поэтами сразу. «Разборчивая невеста» до Крылова была переведена Хвостовым и вошла в состав «Притч» 1802 г. 11о словам Хвостова, она относится к числу самых ранних. (1786 г.) и была «счастлива в рукописи», т. е. одобрена тем кружном, к которому он в то время принадлежал. Вслед за публикацией Крылова Хвостов напомнил о своем приоритете и перепечатал ее в «Друге просвещения» (1806). Третья басня, появившаяся в «Московском зрителе», — «Старик и трое молодых» — противостояла переводам как Хвостова, так и Дмитриева.

О баснях Крылова

Рассматривая споры о басне, мы не касались существа принципов басенного творчества Крылова и внесенных им в басню изменений. Крылов не был теоретиком, а характеристика его творчества дается в статьях других авторов. Здесь мы лишь отметим связь новаций Крылова-баснописца с теоретической полемикой. По-видимому, существует некоторая объективная зависимость между положением молодого Крылова в литературе и его поздним обращением к жанру басни.

Крылов выступил в качестве фактотума И. Г. Рахманинова. История с отказом ставить «Американцев» показывают, до какой степени болезненно воспринимал Крылов пренебрежительное отношение к себе. В журналах своих он обрушился на литературную кастовость. В конце века еще цепко держались за представления об «образованном писателе». Сколько бы ни говорили о таланте и гениальности, но писатель «просвещенный» всегда противопоставлялся писателю «низкому», не стоящему на высоте дворянской культуры и не способному поэтому быть «учителем общества». Спор, даже реальная борьба по этому поводу наметились в 1760-е годы и, как это ни странно, звучали еще в полемике масонов с Карамзиным.

Для писателей конца века обращение Крылова и Клушина к журнальной деятельности и создание своего рода «Типографической компании» казалось непомерной претензией. Карамзин и Дмитриев, говоря об издающихся этим обществом журналах, потешаются- в первую очередь над странностями орфографии и теоретических заявлений Клушина. Как известно, официальное учреждение «Типографии Крылова с товарищи» датируется 8 декабря 1791 г. Но несмотря на давние дружеские отношения членов-учредителей, самая организация не могла быть одномоментной, и слухи о замысле продолжателей Новикова разошлись широкими волнами по Москве и Петербургу. Именно в это время Карамзин оценивает издателей «Зрителя» как монолитную группировку.

За кружком, к которому принадлежал Крылов в 90-е годы, закрепился эпитет «демократический», а за его участниками — название «молодые якобинцы». Это, однако, не означает, что и России XVIII в. социальные конфликты были вполне осознанными в области культуры и приобретали характер прямого противопоставления классовых точек зрения. Не приходится забывать, что культура XVIII в. в наиболее значительных ее проявлениях формировалась как культура дворянская. Ее деятели по сословной принадлежности либо были дворянами, либо постоянно вовлекались в это сословие, правящее страной.

Не столько социальное, сколько сословное представление об обществе до крайности усложняло позицию так называемой разночинной интеллигенции, выдвигая на первый план скорее антагонизм родового и служилого дворянства, чем дворянства. Несмотря на скудость мемуаров о Крылове, круг его ранних знакомых очерчивается довольно четко. Его составляли члены типографического сообщества, группа, которую, как показывают

многочисленные исследования, объединяли не только коммерческие цели. К близким знакомым можно отнести Н. Краснопольского (позднее переводчика «Днепровской русалки»), а если учесть также и сотрудников журналов Крылова—Клушина, то обнаружим, что это прежде всего кружок людей, связанных с театром. Особенностью его является как относительная молодость участников, так и их обособленное положение в литературной иерархии.

Драматурги XVIII в. делятся на две большие группы — оставшиеся почти в полной неизвестности авторы, писавшие специально для театра, и авторы, которых современники считали создателями собственно литературных произведений. Труд первых рассматривался как работа на заказ и оплачивался как перевод, поскольку главным образом речь и шла о переводах и переделках. Создававшийся ими повседневный репертуар пьес обычно не попадал в печать. Вторую группу составляли драматурги-идеологи — Сумароков, Херасков, Княжнин, Николев.

Борьба «мелкотравчатых писателей» за право на литературное творчество, за литературное признание началась еще в 60-е годы, одновременно с расширением литературной среды, и принимала впоследствии множество оттенков. Она-то затем и оценивалась как проявление противоречий между демократической и дворянской литературой. Участие в этой борьбе Крылова можно считать доказанным.

Характерно, что и в близкой ему литературной среде Крылов не считался фигурой первой величины. Лишь несколько лет спустя он заслонил фигуру энергичного Клушина. В 90-е годы соотношение репутаций было совсем иным. Если пьесы Крылова с трудом попадали на сцену, то комедии Клушина пользовались шумным успехом. Клушину принадлежит львиная доля текста в журналах «Зритель» и «Санкт-Петербургский Меркурий», и, что самое главное, он был автором той злободневной части материалов («портреты», «зарисовки»), которая определяла лицо сатирического издания. Судя по примечаниям на присылавшиеся в журнал произведения, он самостоятельно ведал его редактурой. Главой издания считали его и карамзинисты.

Клушину принадлежит также единственный в «Зрителе» отзыв о басне. В одном из писавшихся им «Портретов» содержатся нападки на «Российского Эзопа», плодовитое воображение которого породило «редкую» басню — «Пес и собака»: «греческий Эзоп заставлял рассуждать зверей как людей; у русского баснописца люди рассуждают как скоты, но, несмотря на это, академия поместила его в число своих ученых».

И тем не менее Крылов становится баснописцем только спустя десятилетие, в 1805 г. Процесс обновления русской басни на переломе веков происходил без его участия.

По первым басням карамзинисты оценили Крылова как своего единомышленника и союзника. Сам Дмитриев одобрил, а Шаликов, представлявший в это время московский кружок журналом, напечатал сочинения нового баснописца. Сюжет одной из трех первых басен, «Дуб и трость», в XVIII в. обрабатывался по меньшей мере шесть раз (Сумароков, Княжнин, Николев, Дмитриев, П. П. Сумароков, Хвостов), и она была примером соревнования с несколькими поэтами сразу. «Разборчивая невеста» до Крылова была переведена Хвостовым и вошла в состав «Притч» 1802 г. 11о словам Хвостова, она относится к числу самых ранних. (1786 г.) и была «счастлива в рукописи», т. е. одобрена тем кружном, к которому он в то время принадлежал. Вслед за публикацией Крылова Хвостов напомнил о своем приоритете и перепечатал ее в «Друге просвещения» (1806). Третья басня, появившаяся в «Московском зрителе», — «Старик и трое молодых» — противостояла переводам как Хвостова, так и Дмитриева.

Понравилось сочинение » О баснях Крылова, тогда жми кнопку of your page —>

Переделаннные басни Крылова

Слышали когда – либо басни? Конечно, слышали, все ведь в детстве читали и учили басни Ивана Андреевича Крылова. А вам не хотелось их переделать на сегодняшнюю манеру? Конечно, как же! Наверно и пробовали написать свои басни, но лучше всего, конечно, написать переделанные басни. Ведь там нужно только заменить слова или по-другому описать действие и персонажей, а сам дух басни оставить прежним.

Мы тоже решили внести свою лепту в сей не простой, но интересный труд баснописца и на нашем сайте опубликовали переделанные басни Крылова и не только. Согласитесь, что наша жизнь мало чем изменилась за прошедшие несколько столетий, а значит, басни актуальны и в наше время. Читайте и наслаждайтесь, дорогие посетители!

Басня “Стрекоза и муравей”, переделанная

В июньский день по-летне жаркий
Забыв об отдыхе давно
Разя бензином и соляркой
Пер муравей домой бревно

Вдруг на поляне возле речки
он обалдел подняв глаза
Там беззаботно и лениво
В тени дремала стрекоза

Уже Сентябрь сменяет лето
Дождь через день стучит в окно
Добыв себе фуфайку где-то
Прет муравей домой бревно

А на пароме через реку
В тени зонта, прикрыв глаза
В театр или на дискотеку
Плывет неспешно стрекоза

Зима проклятая лютует
Тулуп не греет ни хрена
Но муравей не протестует –
Влачет по снегу два бревна

Встал отдохнуть. Вздохнулось тяжко.
И вдруг увидел в соболях
Лихие три коня в упряжке
мчат стрекозу в своих санях.

Куда летишь – скажи подруга
не зная сути бытия?
Для проведения досуга
На званный ужин еду я.

Приятно выпить рюмку чая
В кругу талантливых людей
Люблю бомонда дух вкушая
Зреть зарождение идей …

Взвалив на плечи бревна снова
Ей муравей ответил так:
“Увидишь если там Крылова
Скажи ему что он дурак.”

Басня “Ворона и лиса”, переделанная

Вароне, шьто жила в горах,
шяшлик на виходной послал Аллах.
Пачистив Блиндамедом клюв в ауле,
варона сел поесть шяшлик на стуле.
И щтоби мясо в горле не застрял,
варона “Хванчкари” бутылку взял.

Тут мимо на работу шел лисица,
глаза-стекло, хотел апахмелица.
И запах шяшлика услышав носом,
к варона подбежал с таким вапросом:

О джюраджёл, какой хароший ты,
чо кущаещь – шяшлик или манты?

Не твой то дело, джюраджёл –
варон сказала -Вон пащщел!!

Но наш лиса не унимался,
беседу продлевать старался,
на все три зуба улибался,
ложился, снова паднимался,
моргал стеклянным ххитрым глазом,
пищал и ловко двигал тазом.

При этом говорил вароне:
Какие бедра у тэбя красивий,
как харашо на них сидят лосины,
какой красивий у тэбя лицо.
Ты красивее , чем барсук Кацо!
Какие перья – все пачти што бэз ущерба!
Ооо, а мускул твой – сматри – Виталий Щерба!
Твой запах – это мир цветов Узбекистана!
Ты не варона, ты АРЁЛ! МАНТАНА!

Да ты фантастишь, джюраджёл.
Ты знаешь, и слищал я, ти круто танцеваешь!

И у варона от такого камплимента
паднялся дух моральный в 22 працента!
Он танцевать не мог от самого рожденья –
праблема бил с каардинацией движенья.
А тут танцором вдруг назвал его лиса!
Варона стал на стул, сказал: Асса.
И нАчал двигать всеми свой частями тела,
пака в затылке ево кожа не вспатэла.
И вдруг варона лапом оступился –
сломался стул – варон упал – РАЗБИЛСЯ!!

Шяшлик на зэмлю повалился
и полбутылки Хванчкара:
Хитрий лиса сказал: УРРРЯЯ.

Басня Крылова “Квартет” переделанная

Проказница Мартышка,
Осёл, козёл да Косолапый Мишка
Затеяли… но не квартет,
Им до квартета дела нет!
А началось всё с пустяка :
Мартышка, так, чуть-чуть, слегка
Читать газеты научилась,
И ей, глупышке, возомнилось,
Что раз учёная она,
То управлять зверьём должна!
Но, скажем сразу, что она
Была такая не одна,
Поскольку много кандидатов
Рвалось в министры, в депутаты.

Ведь всем известно то, что всласть
Живёт тот, кто имеет власть!
Недолго звери сомневались
И на поляне все собрались.
И порешило так зверьё –
Создать правительство своё!
Тут стали все судить-рядить,
Как выборы им сотворить.
Чтоб было чем голосовать,
Стали с берёз берёсту драть.

Решили дятлу заказать
Свою, звериную печать.
Чернику, что в лесу нашли,
Всю на чернила извели.
Гусей на озере поймали
И перья им повыдирали.
(У них, ведь вырастут опять,
А без пера нельзя писать.)
Пока судили и рядили,
Лес потихоньку разорили!
Когда убытки подсчитали
Все звери тихо застонали…
Но не понравилось Мартышке,
Что избран Косолапый Мишка!
И стала верещать противно,
Что выборы нелегитивны!
Что всё подстроено давно
И без неё всё решено!
И стала требовать, опять
Звериный сход в лесу собрать!
Чтоб перевыборы начать,
Пришлось лес снова обобрать!
Мартышке думать ли о том,
Во что всё выльется потом?
Что ей простых зверей напасти?
Дорваться только бы до власти!
Эх, развернулась бы она,
Эх, оторвалась бы сполна!
И вот сбылась мечта Мартышки,
Быть избранной большою шишкой!

Она теперь, ни дать-ни взять,
Премьер Министр! Зверина мать!
И назвала она прогрессом
Служенье личным интересам.
Не заикнулась даже пресса,
Что с, некогда богатым, лесом
Случился СКАЗОЧНЫЙ РАЗОР,
Ему подписан приговор!
И не на месяц, не на год,
А на десяток лет вперёд!
Мораль сей басни в том таится :
Не дать Мартышкам научиться
Читать заумные слова!
И если избирать, то Льва,
Иль Львицу выбрать наконец!
Лишь бы правитель был – МУДРЕЦ.

Басни [14/14]

XVI. Лев на ловле. Написана по мотивам басни Лафонтена «Телка, Коза и Овца в обществе со Львом», восходящей к Эзопу.
XVII. Конь и Всадник. Басня развивает тему, намеченную в притче И. П. Пнина «Верховая лошадь» (1806), в стихотворении Державина «Колесница» (1803-1804), в ирои-комической поэме А. П. Буниной «Падение Фаэтона», которую на публичном заседании «Беседы» 11 ноября 1811 г. прочитал Крылов. Все эти произведения, написанные в разное время, воспринимались как выражение общественного недовольства политикой слабовольного Александра I.
XIX. Добрая Лисица. В басне использованы мотивы русских сказок о лисе.

I. Демьянова уха. См. с. 362 наст. изд. Кушак — пояс.
III. Чиж и Голубь. Сходный сюжет — в басне Федра «Воробей и Заяц».
IV. Водолазы. Басня написана в 1813 г. в Приютино по заказу А. Н. Оленина для торжественного чтения на открытии имп. Публичной библиотеки. «Другие утверждали, // Что люди от наук лишь только хуже стали» — намек на трактат Руссо «О влиянии наук на нравы».
V. Госпожа и две Служанки. Переработка басни Лафонтена «Старуха и две Служанки», сюжет которой восходит к Эзопу («Хозяйка и Служанки»).
VIII. Зеркало и Обезьяна. Та же тема варьируется в одноименных баснях М. М. Хераскова (1764) и С. А. Тучкова (1789). Ср. также пословицу, поставленную эпиграфом к комедии Н. В. Гоголя «Ревизор», «На зеркало неча пенять, коли рожа крива».
IX. Комар и Пастух. Сходная тема намечена в начальном эпизоде поэмы «Комар», приписываемой молодому Вергилию.
X. Крестьянин и Смерть. Переработка басни Лафонтена «Смерть и Дровосек» на сюжет из Эзопа.
XI. Рыцарь. Карачун — в некоторых русских диалектах злой дух.
XII. Тень и Человек. К этой теме обращался в басне «Дурак и Тень» Хемницер.
XV. Собака, Человек, Кошка и Сокол. Близка по теме к басням «Пешеходы и Медведь» и «Дорожные и Разбойник» Федра.
XVI. Подагра и Паук. Переработка одноименной басни Лафонтена.
XVII. Лев и Лисица. Перевод одноименной басни Эзопа.
XIX. Слон в случае. Тема могла быть подсказана притчей «Слон, произведенный в сан», напечатанной в новиковском журнале «Трутень» (1769, л. II).
. попасть в случай. — стать фаворитом.
XX. Туча. Басня воспринималась как — отклик на получение награды псковским губернатором кн. П. И. Шаховским, в то время как он утаил правду о голоде, свирепствующем в ряде уездов его губернии зимой 1811-1812 гг.
XXV. Напраслина. Сюжет восходит к фацеции «О пекшем яйцо» (см.: О. А. Державина. Фацеции. Переводная новелла в русской, литературе XVII века. М., 1962, с. 172-173).

I. Волк и Пастухи. Обработка одноименной басни Эзопа.
III. Гребень. Наяды (греч. миф.) — божества, нимфы вод.
IV. Скупой и Курица. Обработка темы, намеченной в басне «Курица с золотыми яйцами», восходящей к Эзопу.
VI. Алкид. Алкид — одно из имен Геракла. Алкмена — земная женщина, родившая Геракла от Зевса (греч. миф.). Обработка басни Эзопа «Геракл и Афина» (до Крылова на русский язык не переводилась). См. о занятиях Крылова древнегреческим языком на с. 372-374 наст. изд.
VII. Апеллес и Осленок. Н. И. Греч сообщал, что в этой басне будто бы осмеян поэт П. А. Катенин, хваставший тем, что Крылов ему «надоел своими вечными приглашениями».
Апеллес — древнегреческий живописец (IV в. до н. э.). Пегас (греч. миф.) — волшебный крылатый конь; символ поэтического вдохновения. Мидас (греч. миф.) — фригийский царь, награжденный Аполлоном ослиными ушами.
IХ. Мальчик и Змея. Перевод одноименной басни Эзопа.
X. Пловец и Море. Перевод басни Эзопа «Потерпевший кораблекрушение» (до Крылова на русский язык не переводилась).
Амфитрида (греч. миф.) — владычица морей, супруга Посейдона.
Эол (греч. миф.) — повелитель ветров.
XII. Волк и Журавль. Обработка басни «Волк и Аист», восходящей к Эзопу («Волк и Цапля») и Федру.
XIV. Муравей. Об отзыве Пушкина на эту басню см. с. 16 наст. изд.
XV. Пастух и Море. Самостоятельная обработка сюжета одноименной басни Лафонтена, восходящей к Эзопу.
XVII. Лисица и Виноград. Переработка одноименной басни Лафонтена, восходящей к Эзопу и Федру.
XIX. Медведь в сетях. Частично использованы мотивы басни Эзопа «Медведь и Лисица».
XXII. Похороны. Самостоятельная разработка сюжета эзоповской басни «Богач».
XXIII. Трудолюбивый Медведь. Предполагают, что непосредственным поводом к написанию басни явилось высочайшее распоряжение о срочной каталогизации публичной библиотеки в марте 1817 г., в то время как самые принципы каталогизации еще не были выработаны.
XXIV. Сочинитель и Разбойник. При жизни Крылова басня была истолкована как выпад против Вольтера, что вызвало протест баснописца. Сирена (греч. миф.) — демоническое существо, полуптица-полуженщина, своим волшебным пением заманивающая путников к гибели. Мегера — (греч. миф.) — одна из трех эриний (богинь мщения), олицетворение гнева и мстительности.
XXV. Ягненок. Басня обращена к дочери А. Н. Оленина, Анне.

I. Совет мышей. Возможно, басня является откликом на образование Государственного совета 1 января 1810 г.
IV. Мот и Ласточка. Переработка басни Эзопа «Молодой человек и Ласточка».
VII. Свинья под Дубом. По теме близка к басням «Пешеходы и Явор» Эзопа и «Дуб и Свинья» Лессинга (впервые переведена на русский язык в журнале «Детское чтение», 1785, ч. III, с. 128).
VIII. Паук и Пчела. Сходная тема намечена в одноименных баснях Геллерта (переведена на русский зык М. Матинским в 1775 г.) и Хольберга (переведена Фонвизиным в,1761 г.).
IX. Лисица и Осел. Переработка басни Лафонтена «Лев в старости», восходящей к Эзопу. Та же тема развита в басне Крылова «Лев состарившийся».
X. Муха и Пчела. Переработка басни Лафонтена «Муха и Муравей», восходящей к Федру.
XII. Котел и Горшок. Переделка басни Лафонтена «Горшок глиняный и Горшок железный», восходящей к Эзопу.
XIII. Дикие Козы. Переработка басни Эзопа «Пастух и Козы».
XV. Голик. Басню рассматривали как отклик на выступление Н. С. Арцибашева в журнале «Вестник Европы» (1821, N5 18), направленное против «Истории Государства Российского» Н. М. Карамзина.
XXII. Две Собаки. Тема восходит к одноименной басне Геллерта.
XXIII. Кошка и Соловей. Басня была первой из опубликованных Крыловым в печатном органе Вольного общества любителей российской словесности и сопровождена восторженным редакционным примечанием — см. с. 392-393 наст. изд. Современники ставили эту басню в связь с новым цензурным уставом, обсуждаемым в то время, который впоследствии получил наименование «чугунного». Тема басни близка к стихотворению Державина «На птичку» (опубликовано позднее): «Поймали птичку голосисту, // И ну сжимать ее рукой: // Пищит бедняжка вместо свисту // А ей твердят: «Пой, птичка, пой!»
XXIV. Рыбья пляска. При жизни Крылова печаталась под названием «Рыбьи пляски» в переработанном по требованию цензуры виде и заканчивающейся иначе: «Не могши боле тут Лев явной лжи стерпеть, // Чтоб не без музыки плясать народу, // Секретаря и воеводу // В своих когтях заставил петь». О реальном смысле басни см. с. 381 наст. изд. Схожий сюжет — в басне Хемницера «Путешествие Льва». В настоящем издании «Рыбья пляска» печатается по тексту сохранившегося автографа.
XXV. Прихожанин. Тема заимствована из анекдота «Крестьянин из другого прихода» (Спутник и собеседник веселых людей. М., 1776″. Ч. III. С. 5). Басня направлена против П. А. Вяземского, который в своих статьях, стихах, письмах, высказываниях оценивал басни Крылова ниже басен И. И. Дмитриева — см. с. 381, наст. изд.
Платон (1737-1812) — митрополит московский (в миру Левшин), известный проповедник.
XXVI. Ворона. Переработка басни Лафонтена «Сойка, украшенная перьями Павлина», сюжет которой восходит к Эзопу и Федру.
Юнонин двор (римск. миф.) — павлин, по легендарному истолкованию, был посвящен богине Юноне, супруге Юпитера.
Пестрые овцы. Предназначалась Крыловым для седьмой книги басен в издании 1825 г., но не была пропущена цензурой и при жизни автора в печати не появлялась (опубликована впервые в журнале «Русский архив», 1867, вып. 3). Предполагают, что в этой басне содержится отклик на дело о вольнодумстве петербургских профессоров. В конце 1821 г. исполняющий обязанности попечителя Петербургского учебного округа Д. П. Рунич доносительски обвинил К. Ф. Германа, Э. С. Раупаха, К. И. Арсеньева и А. И. Галича в том, что читаемые ими курсы напитаны «противным христианству духом». Дело это тянулось в течение нескольких лет (см.: М. Сухомлинов. Исследования и статьи по русской литературе и просвещению. Т. I. СПб., 1889. С. 239-397).

IV. Белка. 2 мая 1830 г. цензурный комитет отмечал, что басни «Белка» и «Осел» были даны на его рассмотрение, так как цензор Сербинович сомневался, можно ли пропустить эти басни в печать (См.: Пушкин и его современники. Вып. 29-30. Л., 1927. С. 113).
V. Щука. Редакционное примечание издателей «Литературной газеты» к этой басне см. на с. 415 наст. изд.
VII. Бритвы. Об оценке Гоголем этой басни см. с. 441 наст. изд.
X. Булат. Современники относили эту басню к положению выдающегося военачальника, героя Отечественной войны 1812 г. А. П. Ермолова, в николаевское царствование отставленного от службы и проживающего в имении под Орлом.
XII. Пушки и Паруса. Борей (греч. миф.) — бог северного ветра.
XIII. Осел. См. комментарий к басне «Белка».
XIV. Мирон. Мирон — имя это по-гречески означает: «каплющий елеем».
XVII. Филин и Осел. Сюжетно близка к басне Ф. А. Эмина «Сова и Нетопырь». Иносказательный смысл басни раскрыт в письме А. С. Пушкина к М. П. Погодину от 1 июля 1828 г.: «За разбор «Мысли», одного из замечательнейших стихотворений текущей словесности, уже досталось нашим северным шмелям от Крылова, осудившего их, и Шевырева, каждому по достоинству». Здесь имелась в виду критика в «Северной пчеле» (от 15 мая) стихотворения «Мысль» С. П. Шевырева, напечатанного в журнале «Московский вестник» (1828, апрель).
XX. Лещи. — Ср. Басню «Рыбья пляска».
XXI. Водопад и Ручей. Близка по теме к басне Хераскова «Источник и Ручей». См. также с. 15, наст. изд.

I. Пастух. Ср. русскую пословицу: «На волка только слава, а овец таскает Савва».
II. Белка. До Крылова к этой теме обращался Н. Ф. Остолопов («Кот и Белка», 1827).
IV. Лиса. В сюжете использованы мотивы русских сказок.
VII. Два Мальчика. Напоминает басню Лафонтена «Обезьяна и кошка».
IX. Лев и Мышь. Сходная тема — в басне Лафонтена «Лев и Крыса», сюжет которой восходит к Эзопу.
X. Кукушка и Петух. В альманахе «Сто русских литераторов» (Т. 2. СПб., 1841), где впервые была напечатана басня, она сопровождалась карикатурой Дезарно, в которой угадывались фигуры Ф. В. Булгарина и Н. И. Греча, изображенные с головами Петуха и Кукушки; см. с. 381 наст. изд. О взаимном славословии этих литераторов писал Пушкин в памфлете «Торжество дружбы, или Оправданный Александр Анфимович Орлов» (1831).
XI. Вельможа. О цензурных затруднениях Крылова в связи с этой басней см. на с. 416, 424 наст. изд.

БАСНИ, НЕ ВОШЕДШИЕ В ДЕВЯТЬ КНИГ

Стыдливый игрок. Судьба игроков. Павлин и Соловей. Впервые напечатаны в журнале «Утренние часы», 1788 (соответственно: ч. I, неделя 5, 18 мая; ч. 2, неделя 18, 17 августа и неделя 24, 28 сентября.). В ч. II (с. 47-48) того же журнала ранее был напечатан прозаический вариант последней басни, без подписи автора. При жизни Крылова басни не перепечатывались.
Лев и Человек. Впервые напечатана в кн. «Басни Ивана Крылова» (1809), но в последующие издания не включалась, возможно, потому, что сходные мотивы варьируются в других баснях Крылова (ср., например, «Лев, Серна и Лиса»).
Пир. Впервые напечатана в кн.: «Сборник статей, читанных в Отделении русского языка и словесности имп. Академии наук» (т. IV. СПб., 1869). На беловом автографе этой басни надпись В. А. Олениной: «В то время, как была написана Крыловым, цензура запретила ее печатать».

/ Полные произведения / Крылов И.А. / Басни

Смотрите также по произведению «Басни»:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

ОСЕЛ И СОЛОВЕЙ

Смотреть, слушать басню И.А.Крылова «ОСЕЛ И СОЛОВЕЙ»

Канал «РАЗУМНИКИ» в YouTube

Читать басню «ОСЕЛ И СОЛОВЕЙ»

Поводом к созданию басни послужил случай из жизни Крылова: «Какой-то вельможа (по словам одних, гр. Разумовский, по другим, кн. А.Н. Голицын), может быть, следуя примеру имп. Марии Федоровны, покровительствовавшей поэту, а может быть, искренно желая свести с ним знакомство, пригласил его к себе и просил прочитать две-три басни-басенки. Крылов артистически прочитал несколько басен, в том числе одну, заимствованную у Лафонтена. Вельможа выслушал его благосклонно и глубокомысленно сказал: «Это хорошо, но почему вы не переводите так, как Ив. Ив. Дмитриев?» — «Не умею», — скромно отвечал поэт. Тем разговор и закончился. Возвратясь домой, задетый за живое баснописец вылил свою желчь в басне «Осел и Соловей». После публикации басни Крылова стали называть «Соловьем». Это прозвание вошло в литературу.

Тут Соловей являть свое искусство стал. — Описание пенья соловья и произведенное им впечатление вызвали единодушное одобрение современников и последующих критиков.

Аврора — богиня утренней зари (римск. миф.); утренняя заря.

О баснях Крылова

Крылов Иван Андреевич (1769-1842 гг.)

Русский писатель, баснописец. Родился в семье отставного армейского офицера. Служил мелким чиновником в казенной палате. Самостоятельно изучил французский и итальянский языки. С 1789 г., выйдя в отставку, Крылов печатает в купленной им типографии сатирический журнал «Зритель», вступив в полемику с «Московским журналом» Карамзина.

Служил домашним учителем в семье князя Голицына и был его секретарем. В 1805 г. Крылов перевел две басни Лафонтена, и с этого началась его деятельность баснописца, которую он продолжал до конца своих дней, несмотря на немалый успех в драматургии («Модная лавка» и «Урок дочкам», «Пирог»)

В1812—1841 гг. Крылов служил помощником библиотекаря императорской Публичной библиотеки.

В годы войны с Наполеоном Крылов выступил как патриот, а после войны отстаивал интересы простого человека, высмеивая пороки светского общества; предметом осмеяния были многочисленные людские недостатки, особенно эгоизм и глупость, чванливость и тщеславие.

Анализ басен И.А. Крылова в 5-м классе

Обучение школьников анализу художественных произведений начинается с 5-го класса. При этом учителю важно учитывать возрастные особенности учащихся и, избегая сложностей, вводить и повторять необходимые теоретико-литературные понятия.

Анализ строится на основе целостного восприятия и выразительного чтения учащимися художественных произведений, в частности, басен И.А. Крылова, например, «Стрекоза и Муравей», «Петух и Жемчужное зерно».

Используем приём сопоставления басен И.А. Крылова с литературным источником — баснями Эзопа. Покажем учащимся самобытность русского баснописца, национальный характер его произведений. С этой целью даём задание: сравните басню Эзопа, древнегреческого баснописца, жившего в VI веке до нашей эры, «Муравей и жук» и басню Крылова «Стрекоза и Муравей».

Объясним, что сравнить литературные произведения — значит выяснить, что у них общего, чем они отличаются.

В летнюю пору гулял муравей по пашне и собирал по зёрнышку пшеницу и ячмень, чтобы запастись кормом на зиму. Увидал его жук и посочувствовал, что ему приходится так трудиться даже в такое время года, когда все остальные животные отдыхают от тягот и предаются праздности.

Промолчал тогда муравей; но когда пришла зима и навоз дождями размыло, остался жук голодным, и пришёл он просить у муравья корму.

Сказал муравей: “Эх, жук, кабы ты тогда работал, когда меня трудом попрекал, не пришлось бы тебе теперь сидеть без корму”.

Эзоп (VI в. до н.э)

Стрекоза и Муравей
Попрыгунья Стрекоза
Лето красное пропела:
Оглянуться не успела,
Как зима катит в глаза.
Помертвело чисто поле;
Нет уж дней тех светлых боле,
Как под каждым ей листком
Был готов и стол, и дом.
Всё прошло: с зимой холодной
Нужда, голод настаёт;
Стрекоза уж не поёт:
И кому же в ум пойдёт
На желудок петь голодный!
Злой тоской удручена,
К Муравью ползёт она:
“Не оставь меня, кум милой!
Дай ты мне собраться с силой
И до вешних только дней
Прокорми и обогрей!”
“Кумушка, мне странно это:
Да работала ль ты в лето?” —
Говорит ей Муравей.
“До того ль, голубчик, было?
В мягких муравах у нас
Песни, резвость всякий час,
Так, что голову вскружило”.
“А, так ты…” — “Я без души
Лето целое всё пела”. —
“Ты всё пела? Это дело:
Так поди же, попляши!”
И.А. Крылов (1808)

Объясним учащимся значение слова “мурава” — трава, отсюда муравей; травушка-муравушка — народно-поэтическое выражение.

Примерные вопросы для анализа

— Почему эти басни можно сравнивать?

— Какая басня написана стихами, какая — прозой?

— Кто герои басен?

— Почему слова “Стрекоза”, “Муравей” Крылов написал с прописной буквы как имена собственные?

— Найдите в басне Крылова слова и выражения, особенности природы, на основании которых можно сказать, что эта басня русская.

— Какие качества человека иносказательно изображают и высмеивают обе басни?

— В каких словах выражена мораль (нравоучение) басен?

Обобщая ответы учащихся, скажем, что в баснях рассказывается о похожем поведении героев, об их одинаковых нравственных качествах: лени, легкомысленном отношении к жизни, поэтому их можно сравнивать.

Басня Эзопа написана прозой, Крылова — стихами. Герои — насекомые, но вместо ленивого жука Крылов создаёт образ ленивой и легкомысленной, стремящейся только к развлечениям Стрекозы. Предложим учащимся подобрать синонимы к слову легкомысленность: несерьёзность, беспечность, поверхностность, бездумность, верхоглядство, ветреность.

У Эзопа жук сочувствует муравью, потому что тому приходится много трудиться летом, но ленивец не задумывается, зачем это нужно; у Крылова Стрекоза в вихре веселья вообще не замечает, что кто-то трудится даже летом. В баснях показано преимущество трудолюбия и опасность праздности и лени.

В басне Эзопа зима пришла с дождями, что характерно для Греции, южной страны. У Крылова настоящая русская зима, снежная и холодная. Он использует характерные для русского фольклора постоянные эпитеты: лето красное, злая тоска, чисто поле. Скажем учащимся, что Крылов взял сюжеты у Эзопа, но создал подлинно русскую, народную басню.

Баснописцы всегда рассказывают о том, что волнует общество, высмеивают отрицательные качества людей, чтобы они избавлялись от своих недостатков. Поэтому из содержания басни всегда вытекает нравоучение (мораль). В этих баснях, которые мы рассматриваем, нравоучение вытекает из содержания и выражается в последних словах у Эзопа и двух последних строчках у Крылова без поучающего суждения.

Чаще всего нравоучение (мораль) выделяется в басне как самостоятельная её часть и располагается либо в конце, либо в начале басни. Читаем басню Крылова «Петух и Жемчужное зерно», выделяем нравоучение (мораль).

В баснях часто действуют животные, растения, предметы, явления природы, но под ними подразумеваются люди. Животные, растения, предметы, явления природы наделяются в баснях, как и в сказках, качествами человека: даром речи, чувствами и мыслями.

— Вспомним, как называется приём наделения животных, растений, предметов, явлений природы качествами и свойствами человека?

(С понятием олицетворение пятиклассники знакомятся при изучении мифов и сказок.)

— Укажите олицетворения в басне Крылова «Стрекоза и Муравей» (“помертвело чисто поле”, “зима катит в глаза”, “говорит ей Муравей” и др.)

Подчеркнём, что олицетворение является одним из постоянных художественных приёмов в сказках, баснях и других литературных произведениях.

Нравственные качества людей в баснях иносказательно изображаются в образах животных: хитрость в виде лисы, жадность, жестокость выступают в обличии волка, коварство — в виде змеи и др. Хитрость, жадность, лень — всё это отвлеченные понятия. Художественный приём изображения отвлечённых понятий в конкретных образах (животных, растений, предметов, явлений природы) называют аллегорией (иносказанием). Аллегорией мира на Земле является белый голубь, аллегорией надежды человека — якорь и др. Существует ещё одно название аллегории (иносказания) — эзопов язык.

Критик В.Г. Белинский писал, что в баснях Крылова “нет ни медведей, ни лисиц, хотя эти животные, кажется, действуют в них, но есть люди, и притом русские люди”. В воспроизведении национально-народного колорита и заключается новаторство Крылова-баснописца. Он смело вводит народное просторечие и устно-поэтическую лексику, бытовые детали, утверждает народную точку зрения.

Точные и краткие изречения (афоризмы) из его басен вошли в сокровищницу русского языка.

— Какое выражение из басни «Стрекоза и Муравей» стало афоризмом?

Крылов создавал и оригинальные басни, в которых действуют не только животные, но и люди.

Прочитайте басню «Волк на псарне» сначала про себя, затем выразительно вслух. (Можно организовать чтение по ролям.)

Многие басни Крылова написаны по какому-нибудь конкретному поводу, и современникам баснописца было понятно, в чей огород брошен камень. Вместе с тем басенные персонажи имеют широкий обобщающий смысл, который понятен и в наши дни.

Так, басня «Волк на псарне», написанная в 1812 году, является откликом на Отечественную войну против французского нашествия. Волк — это Наполеон, потерпевший поражение на Бородинском поле; заняв Москву, он понял, что оказался в ловушке, и послал Кутузову предложение о мире, заверяя русского полководца, что желает мира. Кутузов отверг предложение завоевателя и в победоносных сражениях освободил Россию от врагов. Ловчий в басне — это Кутузов.

— Сравните внешний вид волка и его речи.

— Почему псарня для волка “стала адом”? В чём смысл этого сравнения?

— Определите, какие отрицательные качества человека иносказательно изображены в басне.

— Какими чертами обладает Ловчий?

Обобщая ответы учащихся, обратим их внимание на то, что несоответствие внешнего вида и речей волка свидетельствует о его коварстве (злонамеренности, прикрытой показной доброжелательностью).

Скажем, что Волк воспринимает псарню как ад (по Библии — место наказания и вечных мучений грешников). Иными словами, волк сам осознаёт правомерность наказания за причинённое зло и пытается избежать его хитростью.

Ловчий (главный из псарей) изображён смелым, мудрым человеком, наделённым жизненным опытом:

Ты сер, приятель, а я сед,
И волчью вашу я давно натуру знаю.

Домашнее задание. Прочитайте басни в учебнике-хрестоматии. Определите, какие отрицательные черты людей высмеивает автор? В каких словах выражена мораль басен? Какие слова стали афоризмами?

Закрепление изученного материала можно провести в виде самостоятельной работы учащихся на следующем уроке (небольшие басни даются на карточках для анализа в виде письменной работы).

— Прочитайте басню Эзопа «Петух и алмаз» и И.А. Крылова «Петух и Жемчужное зерно». В чём состоит сходство и различие этих басен? Запишите свои суждения.

Петух и алмаз
Петух разгребал по обыкновению своему навозную кучу и, вырывши алмаз, подумал: ежели б золотых дел мастер сию блестящую безделку нашёл, то она б ему очень пригодилась; а мне бы ячменное зерно во сто мер лучше сего было. (Эзоп (VI в. до н. э.))

Петух и Жемчужное зерно
Навозну кучу разрывая,
Петух нашёл Жемчужное зерно
И говорит: “Куда оно?
Какая вещь пустая!
Не глупо ль, что его высоко так ценят?
А я бы, право, был гораздо боле рад
Зерну Ячменному: оно не столь хоть видно,
Да сытно”.
.
Невежи судят точно так:
В чём толку не поймут, то всё у них пустяк.
И.А. Крылов (1808)

Следует объяснить значение слов невежа (грубый, невоспитанный человек) и невежда (малообразованный, малосведущий человек).

Басни Крылова
«Стихи о любви и стихи про любовь» — Любовная лирика русских поэтов & Антология русский поэзии. © Copyright Пётр Соловьёв

Анализ басен И.А. Крылова в 5-м классе

Обучение школьников анализу художественных произведений начинается с 5-го класса. При этом учителю важно учитывать возрастные особенности учащихся и, избегая сложностей, вводить и повторять необходимые теоретико-литературные понятия.

Анализ строится на основе целостного восприятия и выразительного чтения учащимися художественных произведений, в частности, басен И.А. Крылова, например, «Стрекоза и Муравей», «Петух и Жемчужное зерно».

Используем приём сопоставления басен И.А. Крылова с литературным источником — баснями Эзопа. Покажем учащимся самобытность русского баснописца, национальный характер его произведений. С этой целью даём задание: сравните басню Эзопа, древнегреческого баснописца, жившего в VI веке до нашей эры, «Муравей и жук» и басню Крылова «Стрекоза и Муравей».

Объясним, что сравнить литературные произведения — значит выяснить, что у них общего, чем они отличаются.

Муравей и жук

В летнюю пору гулял муравей по пашне и собирал по зёрнышку пшеницу и ячмень, чтобы запастись кормом на зиму. Увидал его жук и посочувствовал, что ему приходится так трудиться даже в такое время года, когда все остальные животные отдыхают от тягот и предаются праздности.

Промолчал тогда муравей; но когда пришла зима и навоз дождями размыло, остался жук голодным, и пришёл он просить у муравья корму.

Сказал муравей: “Эх, жук, кабы ты тогда работал, когда меня трудом попрекал, не пришлось бы тебе теперь сидеть без корму”.

Эзоп (VI в. до н.э)

Стрекоза и Муравей

Попрыгунья Стрекоза
Лето красное пропела:
Оглянуться не успела,
Как зима катит в глаза.
Помертвело чисто поле;
Нет уж дней тех светлых боле,
Как под каждым ей листком
Был готов и стол, и дом.
Всё прошло: с зимой холодной
Нужда, голод настаёт;
Стрекоза уж не поёт:
И кому же в ум пойдёт
На желудок петь голодный!
Злой тоской удручена,
К Муравью ползёт она:
“Не оставь меня, кум милой!
Дай ты мне собраться с силой
И до вешних только дней
Прокорми и обогрей!”
“Кумушка, мне странно это:
Да работала ль ты в лето?” —
Говорит ей Муравей.
“До того ль, голубчик, было?
В мягких муравах у нас
Песни, резвость всякий час,
Так, что голову вскружило”.
“А, так ты…” — “Я без души
Лето целое всё пела”. —
“Ты всё пела? Это дело:
Так поди же, попляши!”
И.А. Крылов (1808)

Объясним учащимся значение слова “мурава” — трава, отсюда муравей; травушка-муравушка — народно-поэтическое выражение.

Примерные вопросы для анализа

— Почему эти басни можно сравнивать?

— Какая басня написана стихами, какая — прозой?

— Кто герои басен?

— Почему слова “Стрекоза”, “Муравей” Крылов написал с прописной буквы как имена собственные?

— Найдите в басне Крылова слова и выражения, особенности природы, на основании которых можно сказать, что эта басня русская.

— Какие качества человека иносказательно изображают и высмеивают обе басни?

— В каких словах выражена мораль (нравоучение) басен?

Обобщая ответы учащихся, скажем, что в баснях рассказывается о похожем поведении героев, об их одинаковых нравственных качествах: лени, легкомысленном отношении к жизни, поэтому их можно сравнивать.

Басня Эзопа написана прозой, Крылова — стихами. Герои — насекомые, но вместо ленивого жука Крылов создаёт образ ленивой и легкомысленной, стремящейся только к развлечениям Стрекозы. Предложим учащимся подобрать синонимы к слову легкомысленность: несерьёзность, беспечность, поверхностность, бездумность, верхоглядство, ветреность.

У Эзопа жук сочувствует муравью, потому что тому приходится много трудиться летом, но ленивец не задумывается, зачем это нужно; у Крылова Стрекоза в вихре веселья вообще не замечает, что кто-то трудится даже летом. В баснях показано преимущество трудолюбия и опасность праздности и лени.

В басне Эзопа зима пришла с дождями, что характерно для Греции, южной страны. У Крылова настоящая русская зима, снежная и холодная. Он использует характерные для русского фольклора постоянные эпитеты: лето красное, злая тоска, чисто поле. Скажем учащимся, что Крылов взял сюжеты у Эзопа, но создал подлинно русскую, народную басню.

Баснописцы всегда рассказывают о том, что волнует общество, высмеивают отрицательные качества людей, чтобы они избавлялись от своих недостатков. Поэтому из содержания басни всегда вытекает нравоучение (мораль). В этих баснях, которые мы рассматриваем, нравоучение вытекает из содержания и выражается в последних словах у Эзопа и двух последних строчках у Крылова без поучающего суждения.

Чаще всего нравоучение (мораль) выделяется в басне как самостоятельная её часть и располагается либо в конце, либо в начале басни. Читаем басню Крылова «Петух и Жемчужное зерно», выделяем нравоучение (мораль).

В баснях часто действуют животные, растения, предметы, явления природы, но под ними подразумеваются люди. Животные, растения, предметы, явления природы наделяются в баснях, как и в сказках, качествами человека: даром речи, чувствами и мыслями.

— Вспомним, как называется приём наделения животных, растений, предметов, явлений природы качествами и свойствами человека?

(С понятием олицетворение пятиклассники знакомятся при изучении мифов и сказок.)

— Укажите олицетворения в басне Крылова «Стрекоза и Муравей» (“помертвело чисто поле”, “зима катит в глаза”, “говорит ей Муравей” и др.)

Подчеркнём, что олицетворение является одним из постоянных художественных приёмов в сказках, баснях и других литературных произведениях.

Нравственные качества людей в баснях иносказательно изображаются в образах животных: хитрость в виде лисы, жадность, жестокость выступают в обличии волка, коварство — в виде змеи и др. Хитрость, жадность, лень — всё это отвлеченные понятия. Художественный приём изображения отвлечённых понятий в конкретных образах (животных, растений, предметов, явлений природы) называют аллегорией (иносказанием). Аллегорией мира на Земле является белый голубь, аллегорией надежды человека — якорь и др. Существует ещё одно название аллегории (иносказания) — эзопов язык.

Критик В.Г. Белинский писал, что в баснях Крылова “нет ни медведей, ни лисиц, хотя эти животные, кажется, действуют в них, но есть люди, и притом русские люди”. В воспроизведении национально-народного колорита и заключается новаторство Крылова-баснописца. Он смело вводит народное просторечие и устно-поэтическую лексику, бытовые детали, утверждает народную точку зрения.

Точные и краткие изречения (афоризмы) из его басен вошли в сокровищницу русского языка.

— Какое выражение из басни «Стрекоза и Муравей» стало афоризмом?

Крылов создавал и оригинальные басни, в которых действуют не только животные, но и люди.

Прочитайте басню «Волк на псарне» сначала про себя, затем выразительно вслух. (Можно организовать чтение по ролям.)

Многие басни Крылова написаны по какому-нибудь конкретному поводу, и современникам баснописца было понятно, в чей огород брошен камень. Вместе с тем басенные персонажи имеют широкий обобщающий смысл, который понятен и в наши дни.

Так, басня «Волк на псарне», написанная в 1812 году, является откликом на Отечественную войну против французского нашествия. Волк — это Наполеон, потерпевший поражение на Бородинском поле; заняв Москву, он понял, что оказался в ловушке, и послал Кутузову предложение о мире, заверяя русского полководца, что желает мира. Кутузов отверг предложение завоевателя и в победоносных сражениях освободил Россию от врагов. Ловчий в басне — это Кутузов.

— Сравните внешний вид волка и его речи.

— Почему псарня для волка “стала адом”? В чём смысл этого сравнения?

— Определите, какие отрицательные качества человека иносказательно изображены в басне.

— Какими чертами обладает Ловчий?

Обобщая ответы учащихся, обратим их внимание на то, что несоответствие внешнего вида и речей волка свидетельствует о его коварстве (злонамеренности, прикрытой показной доброжелательностью).

Скажем, что Волк воспринимает псарню как ад (по Библии — место наказания и вечных мучений грешников). Иными словами, волк сам осознаёт правомерность наказания за причинённое зло и пытается избежать его хитростью.

Ловчий (главный из псарей) изображён смелым, мудрым человеком, наделённым жизненным опытом:

Ты сер, приятель, а я сед,
И волчью вашу я давно натуру знаю…

Домашнее задание. Прочитайте басни в учебнике-хрестоматии. Определите, какие отрицательные черты людей высмеивает автор? В каких словах выражена мораль басен? Какие слова стали афоризмами?

Закрепление изученного материала можно провести в виде самостоятельной работы учащихся на следующем уроке (небольшие басни даются на карточках для анализа в виде письменной работы).

— Прочитайте басню Эзопа «Петух и алмаз» и И.А. Крылова «Петух и Жемчужное зерно». В чём состоит сходство и различие этих басен? Запишите свои суждения.

Петух и алмаз

Петух разгребал по обыкновению своему навозную кучу и, вырывши алмаз, подумал: ежели б золотых дел мастер сию блестящую безделку нашёл, то она б ему очень пригодилась; а мне бы ячменное зерно во сто мер лучше сего было. (Эзоп (VI в. до н. э.))

Петух и Жемчужное зерно

Навозну кучу разрывая,
Петух нашёл Жемчужное зерно
И говорит: “Куда оно?
Какая вещь пустая!
Не глупо ль, что его высоко так ценят?
А я бы, право, был гораздо боле рад
Зерну Ячменному: оно не столь хоть видно,
Да сытно”.
.
Невежи судят точно так:
В чём толку не поймут, то всё у них пустяк.
И.А. Крылов (1808)

Следует объяснить значение слов невежа (грубый, невоспитанный человек) и невежда (малообразованный, малосведущий человек).

Публикация статьи произведена при поддержке британского производителя климатической техники нового поколения компании Dantex Industries Ltd. Когда речь заходит о холодильных машинах, применяемых для центрального кондиционирования производств, объектов инфраструктуры, коммерческой или жилой недвижимости, встает вопрос: какая же лучшая марка чиллеров – Trane, Dantex или другие, представленные на российском рынке? Ответ на этот вопрос вы можете получить, внимательно изучив технические характеристики и стоимость чиллеров или задав вопрос специалистам компании.

О баснях Крылова

Самым крупным выразителем сатирической линии в развитии русской поэзии был Крылов. Он сложился как писатель задолго до романтической эпохи и разделял многие положения просветительской идеологии. Крылов был сторонником изображения человека в рамках тех социальных отношений, которые характеризуют данное общество. Характер человека зависит от его социальной роли в общественном устройстве и может быть понят только в соответствии с этой ролью. Этим принципам Крылов остался верен до конца.

До французской революции Крылов возлагал, как и другие просветители, большие надежды на разум, широкое образование и воспитание дворян, на внедрение в их умы разумных общественных понятий. Такое умственное просвещение способно было, по его мнению (и тут он далеко не одинок), преобразовать все общество. Если большинство дворян поймет выгоды разумного поведения, не будет притеснять крепостных, позаботится о социальных нуждах бедняков, поставит общественный долг выше эгоистических, корыстных вожделений и т. д., то возникнет государство справедливости и процветания.

Но вот свершилась французская революция. Крылов, как и другие передовые люди, столкнулся с тем, что предсказания просветителей не сбылись. Надо было пересмотреть прежние позиции, извлекая уроки из истории. Перед ним встал вопрос: почему история «не послушалась» просветителей, почему она обманула их надежды?

В начале XIX века Крылов обратился к жанру басен, связанному с народной культурой. В своих баснях он дал ответы на злободневные жизненные проблемы.

Опыт французской революции и Просвещения отразился, например, в басне «Лягушки, просящие Царя». Лягушки сами не знают, чего они хотят. Они исходят не из своего практического опыта, а из теоретических представлений, которые кажутся им разумными. Однако реальная жизнь опровергает их теории. Лягушкам кажется, что с царем они заживут прекрасно, но на проверку выходит, что они приговорили себя к жесточайшему террору («нынешний их Царь глотает их, как мух», «им нельзя. Ни носа выставить, ни квакнуть безопасно. «).

Крылов прояснил ту истину, что история движется по своим законам, а не по «логическим», «головным» предписаниям людей, что попытки навязать истории некие «разумные» требования, не учитывающие всего предшествующего исторического опыта, обречены на провал и приводят к гораздо худшим последствиям, чем те, которые являются следствием естественного движения.

Если нельзя предугадать развитие действительности и строить прогнозы, то, спрашивается, какова же роль разума? Крылов отвечает так: равно опасно как преувеличение роли разума, так и пренебрежение им. Невмешательство разума в практическую деятельность приводит к застою, косности, рутине.

В басне «Пруд и река» Пруд, ведя беззаботную жизнь, погруженный в пустое философствование, осуждает Реку, занятую делом:

– А, философствуя, ты помнишь ли закон? Река на это отвечает, Что свежесть лишь вода движеньем сохраняет.

Итак, человек обязан – на то ему и дан разум – применять его, а не застывать в неподвижности, подобно Пруду. Закон жизни – движение, а не леность ума и сердца. Разуму надо лишь отвести должное, подобающее место в человеческой деятельности, не преуменьшая и не преувеличивая его возможностей. Позиция Крылова – исключение крайностей. Он против как ленивых Прудов, неразумных мудрецов («Ларчик»), так и против «дерзновенных умов», действующих наперекор реальности.

На протяжении истории, считает баснописец, складываются этические представления людей. Они вырабатываются в их деятельности. Поэтому в качестве критерия оценки всего социального устройства Крылову служат те моральные принципы, которые сформировались в многовековом опыте народа. Крылов в своих баснях отдает явное предпочтение «низам», а не «верхам», («Листы и Корни» и другие басни). По его мнению, фундамент национальной жизни построен трудом народа, а следовательно, мораль народа наиболее ясно выражает его понятие о жизни и об обществе. К этическому опыту народа Крылов постоянно обращается с помощью пословиц, поговорок, в которых народная мудрость закреплена в отточенной афористической форме.

Пользуясь морально-нравственными критериями, сложившимися в народной среде, Крылов подвергает критике современный ему социальный строй. В целом, с его точки зрения, отношения внутри дворянского общества не согласуются с народной нравственностью, они противоречат ей. Однако Крылов полагает, что, каким бы данный общественный механизм ни был, он явился результатом исторического развития, и его недостатки могут быть изжиты только на почве дальнейшей его эволюции. Содействовать этому призваны все сословия.

Предметом художественного постижения в баснях Крылова стала обыденная, исторически возникшая жизнь нации, в басенную сатиру Крылова мощным потоком хлынуло народное просторечие. Тем самым был восполнен пробел карамзинской реформы литературного языка и «школы гармонической точности», как назвал Пушкин поэзию Жуковского и Батюшкова. Крылов высветил народные этические нормы, продвинул вперед самосознание нации и обогатил литературный язык формами устной народной речи.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: