Гипербола как основной прием повести Николая Гоголя «Тарас Бульба»

Повесть Николая Васильевича Гоголя «Тарас Бульба» посвящена героической борьбе украинского народа против чужеземцев. Образ Тараса Бульбы эпичен и масштабен, главным источником при создании этого образа был фольклор. Это украинские народные песни, былины, сказки о богатырях. Его судьба показана на фоне борьбы против турецкого и татарского владычества. Это положительный герой, он является неотъемлемой частью казачьего братства. Он сражается и умирает во имя интересов Русской земли и православной веры.

Портрет Тараса Бульбы

Широта и могучий размах характера Тараса Бульбы в пиршестве и ратном деле приобретают

Образ Тараса Бульбы не однозначен. Ему свойственны жестокость и коварство. Тарас Бульба низлагает кошевого, который отказался нарушить клятву и возобновить войну, только потому, что сыновья Тараса должны были закалиться в бою. После казни старшего сына Остапа Тарас мстит шляхте, «справляет поминки»: грабит замки, выжигает восемнадцать местечек, уничтожает костелы. «Ничего не жалейте!» – повторял Тарас.

В образе Тараса Бульбы сливаются историческая конкретность и реализм изображения грубого века. Сыноубийство мотивировано изменой и предательством младшего сына. Эпическое единство образа Тараса раздваивается в образах его сыновей. Образ Остапа выражает верность Отечеству и вере, а образ Андрия – идею разобщенности и предательства людей.

Боевые сцены – это центральные сцены повести. Запорожские казаки сражаются доблестно, вызывая восхищение даже у своих противников. Гоголь рисует героев Сечи резкими и выразительными штрихами. Остап, бесстрашно поднимающийся на плаху, Бовдюг, страстно призывающий к товариществу, Шило, преодолевающий неимоверные препятствия, чтобы вернуться в родную Сечь, Кукубенко, высказывающий перед смертью свою заветную мечту: «Пусть же после нас живут еще лучше, чем мы». Этим людям свойственна одна общая черта – беззаветная преданность Сечи и родной земле. В них Николай Васильевич Гоголь видит воплощение лучших черт национального русского характера.

Действия казаков представлены крупным планом, яркими штрихами, заключающими в себе патетическую гиперболу, которая характерна для героического эпоса. Мы видим весь ход боя, действия отдельных бойцов, их наружность, оружие, одежду. В повести виден образец эпического стиля. Работая над книгой, Николай Васильевич Гоголь пересмотрел множество летописей и исторических источников. Но самым важным источником, который помог описать запорожцев, были песни. В 1883 г. Гоголь писал своему другу, фольклористу Михаилу Максимовичу: «Что теперь все эти чертовы летописи, в которых я теперь роюсь, перед этими звонкими живыми летописями!» В статье о малороссийских песнях Гоголь писал: «Это народная история, живая, яркая, исполненная красок, истины, обнажающая всю жизнь народа…»

Повесть Николая Васильевича Гоголя «Тарас Бульба» популярна не только в России, но и во всем мире. Ее приравнивают к такому классическому эпическому произведению, как «Илиада» Гомера. Такое художественное средство, как гипербола, помогло писателю ярко и выпукло нарисовать образы героев. И в настоящее время повесть Гоголя утверждает добрые чувства, воспитывает мужество и патриотизм в юных сердцах.

История создания «Тараса Бульбы»

Николай Гоголь родился в Полтавской губернии. Там он провёл своё детство и юность, а позже переехал в Петербург. Но история и обычаи родного края продолжали интересовать писателя на протяжении всего творческого пути. «Вечера на хуторе близ Диканьки», «Вий» и другие произведения описывают обычаи и ментальность украинского народа. В повести «Тарас Бульба» история Украины преломляется через лирическое творческое сознание самого автора.

Идея «Тараса Бульбы» появилась у Гоголя примерно в 1830 годах. Известно, что над текстом писатель работал около 10 лет, но окончательной правки повесть так и не получила. В 1835 году в сборнике «Миргород» была опубликована авторская рукопись, но уже в 1842 выходит другая редакция произведения. Следует сказать, что Гоголь был не очень доволен напечатанным вариантом, не считая внесённые правки окончательными. Гоголь переписывал произведение около восьми раз.

Гоголь продолжал работать над рукописью. Среди значительных изменений можно заметить увеличение объёма повести: к первоначальным девяти главам было добавлено ещё три. Критики отмечают, что в новой версии герои стали более фактурными, добавились яркие описания батальных сцен, появились новые подробности из жизни на Сечи. Автор вычитывал каждое слово, стремясь найти то сочетание, которое наиболее полно раскрыло бы не только его писательский талант и характеры героев, но и своеобразие украинского сознания.

История создания «Тараса Бульбы» по-настоящему интересна. Гоголь ответственно подошёл к задаче: известно, что автор с помощью газет обращался к читателям с просьбой передать ему ранее неопубликованные сведения об истории Украины, рукописи из личных архивов, воспоминания и прочее. Кроме этого, среди источников можно назвать «описание Украины» под редакцией Боплана, «Историю о козаках запорожских» (Мышецкий) и списки украинских летописей (например, летописи Самовидца, Г. Грабянки и Величко). Все почерпнутые сведения смотрелись бы непоэтично и неэмоционально без одного, невероятно важного, составляющего. Сухие факты истории не могли полностью удовлетворить писателя, который стремился понять и отразить в произведении идеалы прошедшей эпохи.

Николай Васильевич Гоголь очень ценил народное творчество и фольклор. Украинские песни и думы стали основой для создания национального колорита повести и характеров героев. Например, образ Андрия схож с образами Саввы Чалого и отступника Тетеренки из одноимённых песен. Из дум были почерпнуты и бытовые детали, сюжетные ходы и мотивы. И, если ориентация на исторические факты в повести не вызывает сомнений, то в случае с фольклором нужно дать некоторое разъяснение. Влияние народного творчества заметно не только на повествовательном, но и на структурном уровне текста. Так, в тексте с лёгкостью можно найти яркие эпитеты и сравнения («как хлебный колос, подрезанный серпом…», «чёрные брови, как траурный бархат…»).

В монологе панночки есть и часто встречающиеся в народных песнях риторические вопросы: «Не достойна ли я вечных сожалений? Не несчастна ли мать, родившая меня на свет? Не горькая ли доля пришлась на часть мне?» Нанизывание предложений с союзом «и» также характерно для фольклора: «И она опустила свою руку, и положила хлеб, и… смотрела ему в очи». Благодаря песням сам художественный язык повести становится более лиричным.

Гоголь неслучайно обращается к истории. Будучи образованным человеком, Гоголь понимал, насколько важным для конкретного человека и народа является прошлое. Однако не стоит расценивать «Тараса Бульбу» как историческую повесть. В текст произведения органично вплетается фантастика, гипербола и идеализация образов. История повести «Тарас Бульба» отличается сложностью и противоречиями, но это нисколько не умаляет художественную ценность произведения.

Тарас Бульба

Николай Васильевич Гоголь. Тарас Бульба

— А поворотись-ка, сын! Экой ты смешной какой! Что это на вас за
поповские подрясники? И эдак все ходят в академии? — Такими словами встретил
старый Бульба двух сыновей своих, учившихся в киевской бурсе и приехавших
домой к отцу. Сыновья его только что слезли с коней. Это были два дюжие молодца, еще
смотревшие исподлобья, как недавно выпущенные семинаристы. Крепкие, здоровые
лица их были покрыты первым пухом волос, которого еще не касалась бритва. Они были очень смущены таким приемом отца и стояли неподвижно, потупив глаза
в землю.
— Стойте, стойте! Дайте мне разглядеть вас хорошенько, — продолжал он,
поворачивая их, — какие же длинные на вас свитки1! Экие свитки! Таких свиток еще и на свете не было. А побеги который-нибудь из вас! я посмотрю, не шлепнется ли он на землю, запутавшися в полы. — Не смейся, не смейся, батьку! — сказал наконец старший из них.
— Смотри ты, какой пышный! А отчего ж бы не смеяться?
— Да так, хоть ты мне и батько, а как будешь смеяться, то, ей-богу, поколочу!
— Ах ты, сякой-такой сын! Как, батька. — сказал Тарас Бульба,
отступивши с удивлением несколько шагов назад. — Да хоть и батька. За обиду не посмотрю и не уважу никого.
— Как же хочешь ты со мною биться? разве на кулаки?
— Да уж на чем бы то ни было.
— Ну, давай на кулаки! — говорил Тарас Бульба, засучив рукава, —
посмотрю я, что за человек ты в кулаке! И отец с сыном, вместо приветствия после давней отлучки, начали
насаживать друг другу тумаки и в бока, и в поясницу, и в грудь, то отступая
и оглядываясь, то вновь наступая.
— Смотрите, добрые люди: одурел старый! совсем спятил с ума! — говорила
бледная, худощавая и добрая мать их, стоявшая у порога и не успевшая еще
обнять ненаглядных детей своих. — Дети приехали домой, больше году их не
видали, а он задумал невесть что: на кулаки биться!
— Да он славно бьется! — говорил Бульба, остановившись. — Ей-богу,
хорошо! — продолжал он, немного оправляясь, — так, хоть бы даже и не
пробовать. Добрый будет козак! Ну, здорово, сынку! почеломкаемся! — И отец с
сыном стали целоваться. — Добре, сынку! Вот так колоти всякого, как меня
тузил; никому не спускай! А все-таки на тебе смешное убранство: что это за
веревка висит? А ты, бейбас, что стоишь и руки опустил? — говорил он,
обращаясь к младшему, — что ж ты, собачий сын, не колотишь меня?
— Вот еще что выдумал! — говорила мать, обнимавшая между тем младшего.
— И придет же в голову этакое, чтобы дитя родное било отца. Да будто и до
того теперь: дитя молодое, проехало столько пути, утомилось (это дитя было
двадцати с лишком лет и ровно в сажень ростом), ему бы теперь нужно опочить
и поесть чего-нибудь, а он заставляет его биться!
— Э, да ты мазунчик, как я вижу! — говорил Бульба. -Не слушай, сынку,
матери: она-баба, она ничего не знает. Какая вам нежба? Ваша нежба — чистое
поле да добрый конь: вот ваша нежба! А видите вот эту саблю? вот ваша
матерь! Это все дрянь, чем набивают головы ваши; и академия, и все те
книжки, буквари, и философия — все это ка зна що, я плевать на все это! —
Здесь Бульба пригнал в строку такое слово, которое даже не употребляется в
печати. — А вот, лучше, я вас на той же неделе отправлю на Запорожье. Вот
где наука так наука! Там вам школа; там только наберетесь разуму.
— И всего только одну неделю быть им дома? — говорила жалостно, со
слезами на глазах, худощавая старуха мать. — И погулять им, бедным, не
удастся; не удастся и дому родного узнать, и мне не удастся наглядеться на
них!
— Полно, полно выть, старуха! Козак не на то, чтобы возиться с бабами.
Ты бы спрятала их обоих себе под юбку, да и сидела бы на них, как на куриных
яйцах. Ступай, ступай, да ставь нам скорее на стол все, что есть. Не нужно
пампушек, медовиков, маковников и других пундиков; тащи нам всего барана,
козу давай, меды сорокалетние! Да горелки побольше, не с выдумками горелки,
не с изюмом и всякими вытребеньками, а чистой, пенной горелки, чтобы играла
и шипела как бешеная.
Бульба повел сыновей своих в светлицу, откуда проворно выбежали две
красивые девки-прислужницы в червонных монистах, прибиравшие комнаты. Они,
как видно, испугались приезда паничей, не любивших спускать никому, или же
просто хотели соблюсти свой женский обычай: вскрикнуть и броситься
опрометью, увидевши мужчину, и потому долго закрываться от сильного стыда
рукавом. Светлица была убрана во вкусе того времени, о котором живые намеки
остались только в песнях да в народных думах, уже не поющихся более на
Украйне бородатыми старцами-слепцами в сопровождении тихого треньканья
бандуры, в виду обступившего народа; во вкусе того бранного, трудного
времени, когда начались разыгрываться схватки и битвы на Украйне за унию.
Все было чисто, вымазано цветной глиною. На стенах — сабли, нагайки, сетки
для птиц, невода и ружья, хитро обделанный рог для пороху, золотая уздечка
на коня и путы с серебряными бляхами. Окна в светлице были маленькие, с
круглыми тусклыми стеклами, какие встречаются ныне только в старинных
церквах, сквозь которые иначе нельзя было глядеть, как приподняв надвижное
стекло. Вокруг окон и дверей были красные отводы. На полках по углам стояли
кувшины, бутыли и фляжки зеленого и синего стекла, резные серебряные кубки,
позолоченные чарки всякой работы: венецейской, турецкой, черкесской,
зашедшие в светлицу Бульбы всякими путями, через третьи и четвертые руки,
что было весьма обыкновенно в те удалые времена. Берестовые скамьи вокруг
всей комнаты; огромный стол под образами в парадном углу; широкая печь с
запечьями, уступами и выступами, покрытая цветными пестрыми изразцами, — все
это было очень знакомо нашим двум молодцам, приходившим каждый год домой на
каникулярное время; приходившим потому, что у них не было еще коней, и
потому, что не в обычае было позволять школярам ездить верхом. У них были
только длинные чубы, за которые мог выдрать их всякий козак, носивший
оружие. Бульба только при выпуске их послал им из табуна своего пару молодых
жеребцов.

Удобно и легко купить кондиционер в краснодаре, а так же заказать установку кондиционера или сплит-системы.

НИКОЛАЙ ВАСИЛЬЕВИЧ ГОГОЛЬ (1809-1852)

«Обо мне много толковали, разбирая кое-какие мои стороны, но главного существа

моего не определили. Его слышал один только Пушкин. Он мне говорил всегда, что

еще ни у одного писателя не было этого дара выставлять так ярко пошлость жизни,

уметь очертить в такой силе пошлость пошлого человека, чтобы вся та мелочь,

которая ускользает от глаз, мелькнула бы крупно в глаза всем. Вот мое главное

свойство, одному мне принадлежащее, и которого точно нет у других писателей», —

так Гоголь объяснял свою главную творческую задачу в «Выбранных местах из

переписки с друзьями».

Казалось бы, зачем объясняться признанному гению? Причины для объяснений у него

были и, как он предвидел, — будут. Если отвлечься от «мировых вопросов», можно

вспомнить, что малороссы не могли простить Гоголю отступничества, великороссы

упрекали, что лучшая, поэтическая часть его души осталась «на хуторе близ

Диканьки», а в России он увидел только Хлестаковых, Ноздревых, Плюшкиных и

Самый страстный его оппонент Василий Розанов писал в j902 году: «Гоголь —

огромный ((рай русского бытия. Но с чем ^е он пришел к нам, чтобы столько

совершить? Только с душою своею, странною, необыкновенною. Ни средств, ни

положения, ни, как говорится, «связей». Вот уж Агамемнон без армии, взявший

Трою; вот хитроумно устроенный деревянный конь Улисса, который за-#ег пожар и

убийства в старом граде Приама, куда его ввезли. Так Гоголь, маленький,

незаметный чиновничек «департамента подлостей и вздоров» («Шинель»), сжег

николаевскую Русь. » Известная фраза:

вся русская литература вышла из «Шинели» Гоголя — у Розанова в «Апокалипсисе

нашего времени» (1919) разовьется в «эпилог»: «Собственно, никакого сомнения,

что Россию убила литература». Но еще до этого, в 1918 году, на пожарище

«николаевской России», Розанов признался: «Я всю жизнь боролся и ненавидел

Гоголя: и в 62 года думаю: «Ты победил, ужасный хохол». Нет, он увидел русскую

душеньку в ее «преисподнем содержании».

Дух Гоголя еще долго будет тревожить наши земные пределы (не случайна, видимо,

легенда о том, что его погребли живым). Перечтите хотя бы его повесть «Тарас

Бульба», и вы обнаружите, что он говорит с нами на живом языке злободневности.

Николай Васильевич Гоголь родился 20 марта (1 апреля) 1809 года в местечке

Великие Сорочинцы Миргородского уезда Полтавской губернии в семье помещиков

Детство писателя прошло в родительском имении Василевка (Янов-Щина) на Украине,

в краю, овеянном легендами, поверьями преданьями ¦ Рядом находилась известная

ныне всему миру Диканька, где в те времена показывали сорочку казненного

Кочубея, а также дуб, у кото-Р°го проходили свидания Мазепы с Марией.

Отец Н.В. Гоголя, Василий Гоголь-Яновский, писал украинские К0Медии, которые с

успехом ставились в театре Д.П. Трощинского,

известного вельможи и покровителя искусств; его имение Кибинцы находилось

неподалеку и являлось культурным центром края. Поэтическая стихия народной

жизни, литературно-театральная среда очень рано развили в мальчике страсть к

Окончив в 1828 году Нежинскую гимназию, Гоголь едет в Петербург, мечтая о

юридической карьере. На исходе 1829 года он определяется в департамент уделов,

где служит под началом известного поэта Ивана Панаева. Государственная служба

вызвала у Гоголя глубокое разочарование; позже по ходатайству П.А. Плетнева он

становится преподавателем истории в Патриотическом институте.

Первую большую славу принесли Гоголю «Вечера на хуторе близ Диканьки», которые

он публикует в 1831-1832 годах. В 1832 году Гоголь приезжает в Москву уже

известным писателем, где сближается с М.П. Погодиным, семейством СТ. Аксакова,

М.Н. Загоскиным, И.В и П.В. Киреевскими, которые оказали большое влияние на

воззрения молодого Гоголя.

В 1834 году Гоголь был определен адъюнкт-профессором по кафедре всеобщей истории

при Санкт-Петербургском университете. В это время он пишет повести, составившие

два последующие его сборника — «Миргород» и «Арабески».

В повестях из петербургской жизни Гоголь, опираясь на народную демонологию и

христианскую мифологию, показал призрачность, ми-ражность столичного мира.

Контрастом по отношению к нему явилась повесть «Тарас Бульба», запечатлевшая тот

момент национального прошлого, когда народ, защищая свою суверенность,

действовал сообща как сила, определяющая характер общеевропейской истории.

Осенью 1835 года Гоголь принимается за создание «Ревизора», сюжет которого был

подсказан Пушкиным, а уже 18 января 1836 года читает комедию у Жуковского в

присутствии Пушкина; премьера пьесы состоялась на сцене петербургского

Александринского театра в том же году.

В июле 1836 года он уезжает за границу, где продолжает работать над «Мертвыми

душами», начатыми еще в Петербурге. В мае 1842 года «Похождения Чичикова, или

Мертвые души» вышли в свет и вызвали небывалое возбуждение и в читательских

кругах, и в критике — от самых возвышенных похвал до обвинений в клевете на

С 1842 года писатель работает над вторым томом «Мертвых душ», где пытается дать

позитивную картину русской жизни.

В начале 1852 года, испытывая тяжелые сомнения в благотворности своего

писательского поприща, терзаемый предчувствием близкой смерти, Гоголь

встречается с отцом Матвеем (Константиновским). Тот советует писателю уничтожить

часть глав второго тома, мотивируя это

вредным влиянием, которое они будут иметь 7 февраля Гоголь исповедуется и

причащается, а в ночь с 11 на 12 сжигает беловую рукопись поэмы (в неполном виде

сохранилось пять черновых глав). 21 февраля (4 марта) 1852 года Гоголь умер в

своей последней квартире в доме Талызина.

Смерть писателя потрясла русское общество От университетской церкви, где его

отпевали, до места погребения в Даниловом монастыре гроб несли на руках

профессора и студенты университета. В 1931 году его останки перенесены на

кладбище Новодевичьего монастыря, что породило немало мистических предположений

о том, что Гоголь не умер, а был погребен в летаргическом сне

На надгробном памятнике писателя была высечена надпись «Горьким словом моим

посмеюся» (цитата из книги пророка Иеремии).

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: