Капитаны (Гумилёв)

Капитаны
автор Николай Степанович Гумилёв (1886—1921)
См. сб. Жемчуга (1910), Жемчуга (1918) . • Цикл из 4 стихотворений

Капитаны

  1. I. «На полярных морях и на южных…» [48/47]
  2. II. «Вы все, паладины Зелёного Храма…» [49/48]
  3. III. «Только глянет сквозь утёсы…» [50/49]
  4. IV. «Но в мире есть иные области…» [51/50]

Цикл на одной странице

На полярных морях и на южных,
По изгибам зелёных зыбей,
Меж базальтовых скал и жемчужных
Шелестят паруса кораблей.

Быстрокрылых ведут капитаны,
Открыватели новых земель,
Для кого не страшны ураганы,
Кто изведал мальстрёмы и мель,

Чья не пылью затерянных хартий, —
Солью моря пропитана грудь,
Кто иглой на разорванной карте
Отмечает свой дерзостный путь

И, взойдя на трепещущий мостик,
Вспоминает покинутый порт,
Отряхая ударами трости
Клочья пены с высоких ботфорт,

Или, бунт на борту обнаружив,
Из-за пояса рвёт пистолет,
Так что сыпется золото с кружев,
С розоватых брабантских манжет.

Пусть безумствует море и хлещет,
Гребни волн поднялись в небеса,
Ни один пред грозой не трепещет,
Ни один не свернёт паруса.

Разве трусам даны эти руки,
Этот острый, уверенный взгляд
Что умеет на вражьи фелуки
Неожиданно бросить фрегат,

Меткой пулей, острогой железной
Настигать исполинских китов
И приметить в ночи многозвездной
Охранительный свет маяков?

Вы все, паладины Зелёного Храма,
Над пасмурным морем следившие румб,
Гонзальво [1] и Кук [2] , Лаперуз [3] и де-Гама [4] ,
Мечтатель и царь, генуэзец Колумб!

Ганнон Карфагенянин [5] , князь Сенегамбий [6] ,
Синдбад-Мореход и могучий Улисс [7] ,
О ваших победах гремят в дифирамбе
Седые валы, набегая на мыс!

А вы, королевские псы, флибустьеры,
Хранившие золото в тёмном порту,
Скитальцы арабы, искатели веры
И первые люди на первом плоту!

И все, кто дерзает, кто хочет, кто ищет,
Кому опостылели страны отцов,
Кто дерзко хохочет, насмешливо свищет,
Внимая заветам седых мудрецов!

Как странно, как сладко входить в ваши грёзы,
Заветные ваши шептать имена,
И вдруг догадаться, какие наркозы
Когда-то рождала для вас глубина!

И кажется — в мире, как прежде, есть страны,
Куда не ступала людская нога,
Где в солнечных рощах живут великаны
И светят в прозрачной воде жемчуга.

С деревьев стекают душистые смолы,
Узорные листья лепечут: «Скорей,
Здесь реют червонного золота пчёлы,
Здесь розы краснее, чем пурпур царей!»

И карлики с птицами спорят за гнёзда,
И нежен у девушек профиль лица…
Как будто не все пересчитаны звёзды,
Как будто наш мир не открыт до конца!

Только глянет сквозь утёсы
Королевский старый форт,
Как весёлые матросы
Поспешат в знакомый порт.

Там, хватив в таверне сидру,
Речь ведет болтливый дед,
Что сразить морскую гидру
Может чёрный арбалет.

Темнокожие мулатки
И гадают, и поют,
И несётся запах сладкий
От готовящихся блюд.

А в заплёванных тавернах
От заката до утра
Мечут ряд колод неверных
Завитые шулера.

Хорошо по докам порта
И слоняться, и лежать,
И с солдатами из форта
Ночью драки затевать.

Иль у знатных иностранок
Дерзко выклянчить два су,
Продавать им обезьянок
С медным обручем в носу.

А потом бледнеть от злости
Амулет зажать в полу,
Всё проигрывая в кости
На затоптанном полу.

Но смолкает зов дурмана,
Пьяных слов бессвязный лёт,
Только рупор капитана
Их к отплытью призовёт.

Но в мире есть иные области,
Луной мучительной томимы.
Для высшей силы, высшей доблести
Они навек недостижимы.

Там волны с блесками и всплесками
Непрекращаемого танца,
И там летит скачками резкими
Корабль Летучего Голландца.

Ни риф, ни мель ему не встретятся,
Но, знак печали и несчастий,
Огни святого Эльма светятся,
Усеяв борт его и снасти.

Сам капитан, скользя над бездною,
За шляпу держится рукою,
Окровавленной, но железною,
В штурвал вцепляется — другою.

Как смерть, бледны его товарищи,
У всех одна и та же дума.
Так смотрят трупы на пожарище,
Невыразимо и угрюмо.

И если в час прозрачный, утренний
Пловцы в морях его встречали,
Их вечно мучил голос внутренний
Слепым предвестием печали.

Ватаге буйной и воинственной
Так много сложено историй,
Но всех страшней и всех таинственней
Для смелых пенителей моря —

О том, что где-то есть окраина —
Туда, за тропик Козерога! —
Где капитана с ликом Каина
Легла ужасная дорога.

Примечания

По воспоминаниям Е. И. Дмитриевой-Васильевой («Черубины де Габриак») «Исповедь», датированным «осень 1926 г.», «поэма» была написана летом 1909 г. в Коктебеле (у М. А. Волошина), посвящена мемуаристке; «каждая строчка» обдумывалась совместно (Неизданное и несобранное. С. 171).Это противоречит воспоминаниям А. Н. Толстого, утверждавшего (в очерке «Николай Гумилёв»), что «Капитаны» писались Гумилёвым, запершимся в своей комнате (см.: Толстой А. Нисхождение и преображение. Берлин, 1922. С. 10). Поскольку Гумилёв и Е. И. Дмитриева приехали в Коктебель 30 мая 1909 г. и Гумилёв уехал в начале июля, цикл может датироваться июнем 1909 г. (Неизданное и несобранное. С. 288—289).


Гумилёв (Анатолий Грант) Николай Степанович

Гостевая книга
Фотоархив: Изображ.на фото.

Гумилёв (Анатолий Грант) Николай Степанович. [Россия, Ленинградская область, Санкт-Петербург]
(род. 03.04.1886, ум. 26.08.1921)

[Автор стихов (поэт), Жанр: классическая АП]

Николай Гумилёв родился 3 (15) апреля 1886 в Кронштадте .

В 1894 осенью поступил Царскосельскую гимназию.

В 1895 Осенью Гумилёвы переехали из Царского Села в Петербург .

В 1900 у старшего брата Дмитрия (1884—1922) обнаружился туберкулез, и Гумилёвы уехали на Кавказ , в Тифлис .

В Тифлисе поступил второй раз в IV класс, во 2-ю Тифлисскую гимназию, но через полгода, 5 января 1901 года, был переведён в 1-ю Тифлисскую мужскую гимназию.

В 1902 году в «Тифлисском листке» впервые было опубликовано стихотворение Н. Гумилёва «Я в лес бежал из городов. «[2].

В 1903 году Гумилёвы возвратились в Царское Село и Н. Гумилёв вновь поступил в Царскосельскую гимназию (в VII класс).

Учился он плохо и однажды даже был на грани отчисления, но директор гимназии И. Ф. Анненский настоял на том, чтобы оставить ученика на второй год.

В 1906 на средства родителей была издана первая книга его стихов «Путь конквистадоров».

В 1906 Весной Николай Гумилёв всё-таки сдал выпускные экзамены и 30 мая получил аттестат зрелости за № 544.

С 1906 Николай Гумилёв жил в Париже : слушал лекции по французской литературе в Сорбонне, изучал живопись — и много путешествовал. Побывал в различных городах Италии и Франции .

Находясь в Париже , издавал литературный журнал «Сириус» (в котором дебютировала и Анна Ахматова),

В 1907 в апреле Гумилёв вернулся в Россию , чтобы пройти призывную комиссию.

В 1908 году Гумилёв издает сборник «Романтические цветы».

Долгое время Гумилёв считал Брюсова своим учителем и самый известный из них — «Скрипка» посвятил своему учителю.

Николай Гумилёв — не только поэт, но и один из крупнейших исследователей Африки . Он совершил несколько экспедиций по восточной и северо-восточной Африке и привёз в Музей антропологии и этнографии (Кунсткамеру) в Санкт-Петербурге богатейшую коллекцию.

В 1910 году вышел сборник «Жемчуга», в который как одна из частей были включены «Романтические цветы».

25 апреля того же года в Николаевской церкви села Никольская слободка Гумилёв обвенчался с Анной Андреевной Горенко (Ахматовой).

В 1911 году при активнейшем участии Гумилёва был основан «Цех поэтов», в который, кроме Гумилёва, входили Анна Ахматова, Осип Мандельштам, Владимир Нарбут, Сергей Городецкий, Елизавета Кузьмина-Караваева (будущая «Мать Мария»), Зенкевич и др.

В 1912 году Гумилёв заявил о появлении нового художественного течения — акмеизма, в которое оказались включены члены «Цеха поэтов». Акмеизм провозглашал материальность, предметность тематики и образов, точность слова. Появление нового течения вызвало бурную реакцию, по большей части негативную. В том же году акмеисты открывают собственное издательство «Гиперборей» и одноимённый журнал.

Гумилёв поступает на историко-филологический факультет Петербургского университета, где изучает старофранцузскую поэзию.

В этом же году был издан поэтический сборник «Чужое небо», в котором, в частности, были напечатаны первая, вторая и третья песнь поэмы «Открытие Америки».

1 октября того же года у Анны и Николая Гумилёвых родился сын Лев. Семейная жизнь с Ахматовой была яркой, но кратковременной.

В 1914 перестал существовать цех, возникли сложности в отношениях с Ахматовой, наскучила богемная жизнь, которую он вёл, вернувшись из Африки .

В этом же году в начале августа, после начала Первой мировой войны Гумилёв записался добровольцем в армию.

В сентябре поэт героем вернулся в Россию , а 28 марта 1916 года приказом Главнокомандующего Западным фронтом № 3332 произведён в прапорщики с переводом в 5-й Гусарский Александрийский полк.

В 1916 году вышел сборник стихов «Колчан», в который вошли стихи на военную тему.

В 1917 году Гумилёв решил перевестись на Салоникский фронт и отправился в русский экспедиционный корпус в Париж .

В Париже поэт влюбился в полурусскую-полуфранцуженку Елену Кароловну дю Буше, дочь известного хирурга. Посвятил ей стихотворный сборник «К Синей звезде», вершину любовной лирики поэта.

10 апреля 1918 года поэт отбывает в Россию. Друзьям, которые пытались его отговорить, Гумилёв сказал: «Я думаю, что большевики не опаснее львов!»[

В 1918 году был издан сборник «Костёр», а также африканская поэма «Мик».

5 августа 1918 года состоялся развод с Анной Ахматовой. Отношения между поэтами разладились давно, но развестись с правом вновь вступить в брак до революции было невозможно.

В 1919 году женился на Анне Николаевне Энгельгардт, дочери историка и литературоведа Н. А. Энгельгардта.

В 1920 году был учреждён Петроградский отдел Всероссийского Союза поэтов, туда вошёл и Гумилёв.

В 1921 году Гумилёв опубликовал два сборника стихов. Первый — «Шатёр», написанный на основе впечатлений от путешествий по Африке.

С весны 1921 года Гумилёв руководил студией «Звучащая раковина», где делился опытом и знаниями с молодыми поэтами, читал лекции о поэтике.

В 1921 3 августа Гумилёв был арестован по подозрению в участии в заговоре «Петроградской боевой организации В. Н. Таганцева».

Несколько дней Михаил Лозинский и Николай Оцуп пытались выручить друга, но, несмотря на это, поэт вскоре был расстрелян.

24 августа вышло постановление Петроградской ГубЧК о расстреле участников «Таганцевского заговора» (всего 61 человек), опубликованное 1 сентября с указанием на то, что приговор уже приведён в исполнение. Дата, место расстрела и захоронения неизвестны.

Предположительная дата растрела 26 августа 1921 (35 лет) и место погребения Бернгардовка под Петроградом , Петроградская губерния .

Лишь в 1992 году Николай Степанович Гумилёв был реабилитирован.

Сборники стихов Николая Гумилёва:

Горы и ущелья (рукописный) (Тифлис, 1901)

Путь конквистадоров (1905)

Романтические цветы (Париж, 1908)

Чужое небо (СПб, 1912)

Фарфоровый павильон (1918)

Огненный столп (1921)

К синей звезде (1923)

— Есть аккорды
— Текст выверен автором
— Текст выверен по источнику

Эпоха великих открытий — рецензия на книгу Н.Гумилева «Капитаны»

Знаменитое стихотворение (а вернее, цикл из четырех стихотворений) Николая Гумилева «Капитаны» (1909) уже давно находится в кругу подросткового чтения – по крайней мере, интернет переполнен возгласами юных читателей, ищущих подсказок для школьного анализа текста.

В этом смысле издание «Акварели» должно лечь на душу заядлым искателям электронной мудрости, поскольку, помимо публикации самого четырехчастного цикла (некоторые современники называли его поэмой), оно сопровождено достаточно подробными комментариями, которые уточняют и описывают многочисленные реалии. Это важно: романтика дальних странствий впитывает в себя исторические и географические подробности, от которых (помню по своим юношеским впечатлениям) нередко захватывает дух.

Но, конечно, основная ценность этой книги – в ее иллюстрациях. Первое издание «Капитанов» с иллюстрациями Трауготов (1988) уже давно стало библиографической редкостью, хотя по качеству тогдашней полиграфии его, конечно, не сравнить с нынешним во всех отношениях художественным альбомом. Но и сама компоновка иллюстраций, фактически заново придуманных и нарисованных, превращают этот альбом в оригинальное издание, возвращающее, кстати, читателю полный, а не адаптированный стихотворный текст.

Это, конечно, другая книга, и замечательная графика Трауготов, которую ни с кем и ни с чем не спутаешь, наполняет видеоряд атмосферой «героизма эпохи великих открытий», как писал в предисловии к первому изданию Лев Николаевич Гумилев. А поскольку для каждого молодого читателя само чтение — это тоже эпоха открытий, будем надеяться на то, что эта книга займет в вашей домашней библиотеке заметное (и заветное!) место.

«На полярных морях и на южных» Н. Гумилев

«На полярных морях и на южных» Николай Гумилев

На полярных морях и на южных,
По изгибам зеленых зыбей,
Меж базальтовых скал и жемчужных
Шелестят паруса кораблей.

Быстрокрылых ведут капитаны,
Открыватели новых земель,
Для кого не страшны ураганы,
Кто изведал мальстремы и мель,

Чья не пылью затерянных хартий, —
Солью моря пропитана грудь,
Кто иглой на разорванной карте
Отмечает свой дерзостный путь

И, взойдя на трепещущий мостик,
Вспоминает покинутый порт,
Отряхая ударами трости
Клочья пены с высоких ботфорт,

Или, бунт на борту обнаружив,
Из-за пояса рвет пистолет,
Так что сыпется золото с кружев,
С розоватых брабантских манжет.

Пусть безумствует море и хлещет,
Гребни волн поднялись в небеса,
Ни один пред грозой не трепещет,
Ни один не свернет паруса.

Разве трусам даны эти руки,
Этот острый, уверенный взгляд
Что умеет на вражьи фелуки
Неожиданно бросить фрегат,

Меткой пулей, острогой железной
Настигать исполинских китов
И приметить в ночи многозвездной
Охранительный свет маяков?

Анализ стихотворения Гумилева «На полярных морях и на южных»

Николай Гумилев принадлежал к группе российских акмеистов, однако в душе до самой смерти оставался романтиком. Это подтверждают не только многочисленные путешествия поэта, который мечтал побывать даже в самых экзотических странах мира, но и его стихи, восхваляющие подвиги сильных и смелых людей.

В 1909 году Николай Гумилев гостил у Максимилиана Волошина в Коктебеле, где встретил свою давнюю знакомую, поэтессу Елизавету Дмитриеву. Между ними вспыхнул роман, что вызвало бурю негодования со стороны Волошина, также питавшего к девушке нежные чувства. В итоге спор поэты разрешали через дуэль, во время которой, к счастью, никто не пострадал. Однако само событие стало достояние общественности, в результате чего Елизавета Дмитриева срочно покинула Коктебель, отказавшись иметь что-либо общее с обоими своими поклонниками.

Но еще до того, как случился конфликт между литераторами, Гумилев задумал написать большую поэму, посвященную мореплавателям. Елизавет Дмитриева вызвалась помочь ему в этом нелегком деле, и совместно они создали вступительную часть поэмы. Правда, последующие события, развивающиеся стремительно и непредсказуемо (предложение руки со стороны Гумилева, согласие Дмитриевой, а потом ее отказ), положили конец совместному творчеству. Поэма так и не была закончена, превратившись в романтическое стихотворение, посвященное отважным покорителям морских широт. Ими поэт искренне восхищался, считая, что моряки – самые смелы и отважные люди на земле, ведь им не страшны шторма и мели, пьяные драки на палубе и пираты. Кроме этого, у таких людей, грудь которых «солью моря пропитана», отсутствует чувство страха перед смертью. Погибнуть в морской пучине для них – высшая награда, так как земля давно уже не прельщает этих странников своими садами и лугами.

Смысл жизни этих людей поэт видит в постоянных путешествиях, и каждый капитан «иглой на разорванной карте отмечает свой дерзостный путь». Однако само путешествие не может дать такому скитальцу ощущение полного счастья. Ему нужна настоящая опасность, которая заставляет кровь бурлить в жилах и чувствовать себя настоящим героем, бесстрашным и уверенным в собственных силах. Именно поэтому во время сложных жизненных ситуаций никто из морских волков «пред грозой не трепещет, ни один не свернет паруса».

Более того, морские странники всегда готовы ввязаться в бой, направив свое судно на вражеский фрегат, и с радостью отправляются на охоту за китами, которые способны уничтожить любой корабль одним ударом хвоста. Но это не останавливает отважных покорителей морей, которые всегда знают, что где-то вдалеке горят огни маяка, а на пристани найдется свободное место для швартовки.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Adblock detector