Николай гумилев это питер

НИКОЛАЙ СТЕПАНОВИЧ ГУМИЛЕВ (1887-1921)

ПОЭТ, ПУТЕШЕСТВЕННИК, ВОИН

ВЫПУСКНИК ЦАРСКОСЕЛЬСКОЙ НИКОЛАЕВСКОЙ ГИМНАЗИИ 1906 года

Родственники и друзья —

соученики Н.Гумилева по

Данная страница является главой из книги автора сайта:

в которой рассказывается о периоде учебы Н.Гумилева в Николаевской гимназии.

О периоде учебы Н. Гумилева в Николаевской гимназии фактического материала сохранилось немного. Это отрывочные воспоминания соучеников Гумилева (не одноклассников): Н. Пунина, Л. Аренса, Н. Оцупа, Дм. Кленовского, и Вс. Рождественского, царскосела Э. Голлербаха, подруги Ахматовой В. Срезневской и сводной сестры Н. Гумилева А. С. Сверчковой, а также гимназические документы и свидетельства: А. Ахматовой, учителя гимназии Ар. Мухина, родителей соученика Дм. Коковцова и др., собранные П. Лукницким. Из них нам известно, что впервые Коля Гумилев поступил в Николаевскую гимназию осенью 1894 года, но проучившись в гимназии лишь несколько месяцев, был вынужден из–за болезни перейти на домашнее обучение. Снова порог царскосельской гимназии он переступил лишь осенью 1903 года, поступив в VII класс после возвращения семьи из Тифлиса.

Учился в гимназии Николай плохо и неохотно, весной 1904 года не смог выдержать переводных экзаменов и был оставлен на второй год в седьмом классе. Весной 1906 года он сдал выпускные экзамены и 30 мая получил аттестат зрелости за № 544, в котором значилась единственная пятерка по логике. Преподаватель гимназии А. А. Мухин вспоминал: «Гумилев отвечал на экзамене плохо. Его спросили, почему он плохо подготовился к экзаменам? Николай Степанович ответил: «Я считаю, что прийти на экзамен, подготовившись к нему, это все равно, что играть краплеными картами»»[1]. Много больше учебы его мысли занимала поэзия и ученица Мариинской гимназии Аня Горенко, с которой он регулярно начал встречаться с весны 1904 года. «Они посещали вечера в ратуше, были на гастролях Айседоры Дункан, на студенческом вечере в Артиллерийском собрании, участвовали в благотворительном спектакле в клубе на Широкой улице (ныне ул. Ленина), были на нескольких, модных тогда, спиритических сеансах у Бориса Мейера, гуляли, катались на коньках»[2].

В многочисленных жизнеописаниях Н. Гумилева рассказывается о первой встрече с Аней Горенко в сочельник 1903 года, о выходе в октябре 1905 года первого сборника стихов «Путь конквистадоров», о начале переписки с В. Брюсовым, о первых «внегимназических» контактах с Иннокентием Анненским, которому он посвятил стихотворение:

К таким нежданным и певучим бредням

Зовя с собой умы людей,

Был Иннокентий Анненский последним

Из царскосельских лебедей.

Я помню дни: я, робкий, торопливый,

Входил в высокий кабинет,

Где ждал меня спокойный и учтивый,

Слегка седеющий поэт.

Десяток фраз, пленительных и странных,

Как бы случайно уроня,

Он вбрасывал в пространства безымянных

Мечтаний – слабого меня.

О, в сумрак отступающие вещи

И еле слышные духи,

И этот голос, нежный и зловещий,

Уже читающий стихи!

В них плакала какая–то обида,

Звенела медь и шла гроза,

А там, над шкафом, профиль Эврипида

C лепил горящие глаза.

.. Скамью я знаю в парке; мне сказали,

Что он любил сидеть на ней,

Задумчиво смотря, как сини дали

В червонном золоте аллей.

Там вечером и страшно и красиво ,

В тумане светит мрамор плит ,

И женщина, как серна боязлива,

Во тьме к прохожему спешит.

Она глядит, она поет и плачет,

И снова плачет и поет,

Не понимая, что все это значит,

Но только чувствуя — не тот.

Журчит вода, протачивая шлюзы,

Сырой травою пахнет мгла,

И жалок голос одинокой музы,

Последней – Царского Села [3] .

Из имеющихся воспоминаний довольно сложно представить себе цельный образ Гумилева–гимназиста. Большинство мемуаристов отмечали отстраненность Гумилева от гимназической жизни, желание самоутвердиться в поэзии, некоторую неуверенность в себе. Николай Пунин вспоминал, что «никакого интереса к гимназической жизни он не обнаруживал, но вокруг его имени гудела молва; говорили об его дурном поведении, об его странных стихах и странных вкусах»[4]. «Над ним трунили, упрекали в позерстве, называли „изысканным жирафом“, смеялись над его „экспериментами“. Молодой поэт презирал благополучных обывателей, из вежливости отшучивался, а в душе злился, как идол металлический среди фарфоровых игрушек»[5] – говорил о Гумилеве Э. Голлербах.

Известна полумифическая история, рассказанная Вс. Рождественским, о том, что на именины Ани Горенко он преподнес ей букет роз, который оказался девятым подобным букетом. Задетый за живое, Гумилев тут же отправился в императорский цветник, исхитрился нарвать там роз и через час преподнес их имениннице со словами: «Такого у вас нет. Это цветы императрицы!»[6].

Опубликована история несостоявшейся дуэли Н. Гумилева с соучеником Куртом Вульфиусом, рассказанная братом Курта Анатолием[7]. Зимой 1903–1904 года Николай и Курт все свободное время отдавали игре в винт. «За одной такой игрой они повздорили, и была решена дуэль на шпагах. Дуэльных шпаг не оказалось, и пришлось воспользоваться учебными рапирами, но т. к. последние снабжены предохранительными пластинками на концах, то наши герои, не задумываясь, вышли на улицу и стали стачивать о камни металлические кружочки». Дуэлянты собрались выяснять отношения в близрасположенном лесу в Вырице, но подоспевший за 5 минут до отхода поезда брат Николая Дмитрий (его предупредили о ссоре) расстроил поединок, сказав, что их немедленно требует к себе директор. «Дуэль не состоялась, и долго в Царском смеялись, вспоминая рапиры».

Имеется несколько словесных портретов Н. Гумилева той поры, в которых подчеркивается удлиненное лицо, косящие глаза, красивые руки. «Он не был красив – в этот ранний период он был несколько деревянным, высокомерным с виду и очень неуверенным в себе внутри. Роста высокого, худощав, с очень красивыми руками, несколько удлиненным бледным лицом, я бы сказала, не очень заметной внешности, но не лишенной элегантности» (В. Срезневская); «Некрасивый, но с тщательно сделанным пробором по середине головы, он ходил всегда в мундире, кажется, на белой подкладке, что считалось среди гимназистов высшим шиком» (Н. Пунин). Николай ревниво относился к своей внешности, В. Лукницкая (1990) говорит, что Гумилев считал себя некрасивым и мучился от этого. По вечерам он «запирал дверь и, стоя перед зеркалом, гипнотизировал себя, чтобы стать красавцем».

И если письменные свидетельства о гимназическом периоде жизни Николая Гумилева, хоть в небольшом количестве, но сохранились, то до последнего времени считалось, что его визуальных изображений этого периода жизни не сохранилось ни одного. Однако находка и уточнение даты известной фотографии Гумилева (речь о них идет ниже), сделанные автором настоящей книги, надеемся, смогут опровергнуть предыдущее утверждение.

Подпись под фотографией:

«Означенное на сей фотографической карточке (действительно) и означает личность сына статского советника Николая Степановича Гумилева. 1906, июля 3 дня г. Царское Село. Пристав В. (Сахаров)».

Карикатура из рукописного журнала Николаевской гимназии «Юный труд» №13, 1907.

В первой книге о Николаевской гимназии были даны краткие сведения о гимназическом рукописном журнале «Юный Труд»[8] за 1906/1907 учебный год, в котором среди прозы и поэзии учеников были приведены их рисунки на темы школьной жизни. В 13 номере журнала помещен рисунок, изображающий любующегося собой перед зеркалом гимназиста с усиками, в мундире с высоким стоячим воротником. Карикатура дана без названия и без подписи автора, так что на первый взгляд, может показаться, что на ней представлен собирательный образ безымянного гимназиста. Но давайте сравним этот рисунок с образом Гумилева, приведенным в рассказе–воспоминании «Поэты царскосельской гимназии» Дм. Кленовского: «Я стал присматриваться к Гумилеву в гимназии. Но с опаской – ведь он был старше меня на 6 или 7 классов! Поэтому и не разглядел его, как следует. А если что и запомнил, так чисто внешнее. Помню, что был он всегда особенно чисто, даже франтовато, одет. В гимназическом журнальчике была на него карикатура: стоял он, прихорашиваясь, перед зеркалом, затянутый в мундирчик, в брюках со штрипками, в лакированных ботинках»[9].

Всё сходится: и франтоватый вид, и зеркало, и брюки со штрипками, и лакированные ботинки. Действительно ли на ней изображен Николай Гумилев? Здесь можно строить лишь предположения. Возможно, конечно, что гимназист на рисунке является собирательным образом, и Кленовский соединил его с Гумилевым позже, поскольку рассказ–воспоминание был написан им почти через 50 лет после окончания гимназии. Но в процитированной статье память не изменяет автору в приводимом перечне учеников и в изложении событий. Вряд ли он мог написать про Гумилева и карикатуру лишь для «красного словца». Нельзя не заметить и определенное сходство между образом на рисунке 1907 года и известной фотографией Гумилева в мундире с высоким стоячим воротником: усики, мундир, удлиненная шея, прическа. Принято считать, что этот снимок датирован 1908-м годом, поскольку он хранится в студенческом деле Гумилева 1908 года. Однако, автору книги удалось выяснилось, что на самом деле фотография Гумилева в мундире была сделана не позднее июля 1906 года. Аналогичный снимок, хранящийся в Нью–Йоркской публичной библиотеке, содержит инскрипт следующего содержания: «Означенное на сей фотографической карточке (действительно) и означает личность сына статского советника Николая Степановича Гумилева. 1906, июля 3 дня г. Царское Село. Пристав В. (Сахаров)». Значит, эта фотография была сделана, вероятно, сразу после окончания Гумилевым гимназии.

Главным возражением оппонентов, по поводу карикатуры в журнале может стать вопрос: «Почему карикатура была опубликована в гимназическом журнале, когда Гумилев уже покинул стены учебного заведения?». Но на него может быть найден довольно убедительный ответ. Скорее всего, карикатура была создана ещё во время учебы Гумилева в гимназии, однако ранее опубликовать её не было возможности, поскольку гимназический журнал начал выходить только осенью 1906 года. А если бы такая возможность и представилась, открыто опубликовать карикатуру на Гумилева, не опасаясь «тяжких последствий», вряд ли бы кто решился. Николай Пунин вспоминал, что гимназисты боялись Николая Степановича и никогда не осмелились бы сделать с ним «что–нибудь, вроде запихивания гнилых яблок в сумку», как это они проделывали с одноклассником Гумилева, «великовозрастным маменькиным сынком» Димой Коковцовым. «Николая Степановича они боялись и никогда не осмелились бы сделать с ним что–нибудь подобное, как–нибудь задеть. Наоборот, к нему относились с великим уважением и только за глаза иронизировали над любопытной, непонятной им и вызывавшей их и удивление, и страх, и недоброжелательство „заморской штучкой“ – Колей Гумилевым.»[10], А с отъездом Гумилева за границу появилась возможность безнаказанно разместить карикатуру в гимназическом журнале.

Интересное замечание, характеризующее Н. Гумилева–гимназиста, сделала специалист по истории костюма О. А. Хорошилова, ознакомившись с фотографией 1906 года и карикатурой. Она сообщила, что на снимке «Николай Гумилев изображен в парадном гимназическом мундире (темно–синий на 9 серебряных гладких пуговицах и серебряным узким галуном по воротнику). Мундир абсолютно точно сшит на заказ, при том у хорошего закройщика, понимающего толк в „тонности“ (этим словом раньше обозначали все виды шика). Здесь все говорит о том, что его носитель – франт до кончиков пальцев – слишком высокий в сравнении с установленным воротник мундира и еще выше белый воротничек, который акцентирует длину шеи (длинная шея и осиная талия – в те годы были признаками модной красоты не только у женщин но и у мужчин – особенно в первых гвардейских полках). Поэтому карикатура (обратите внимание на аналогичную длину шеи и то, как она подчеркнута слишком длинным воротником) это на 90% Гумилев. Тем паче, что он изображен в гимназическом мундире».

Надеемся, что читатели этой книги смогут теперь зримо представить, как выглядел молодой поэт по окончании гимназии (снимок 1906 года) и как он выглядел в глазах некоторых соучеников (карикатура 1907 года).

1. Лукницкий П.Н. Acumiana. Встречи с Анной Ахматовой. Т.1. 1924-1925 гг. Paris: YMCA-PRESS, 1991.

2. Лукницкая В. К. Николай Гумилев: Жизнь поэта по материалам домашнего архива семьи Лукницких. Л.: Лениздат, 1990. С. 27.

3. Стихотворение из сборника «Колчан» ( Николай Гумилев. Стихотворения и поэмы. Советский писатель. Л.: 1988. С. 211–212).

4. Тименчик Р. Д. Иннокентий Анненский и Николай Гумилев // Вопросы литературы. 1987. №2. С.171-178.

6. Воспоминания Всеволода Рождественского о Н.С. Гумилеве // Николай Гумилев. Исследования и материалы. Библиография. СПб.: Наука, 1994. С. 398–426.

7. Тименчик Р. Д. Забытые воспоминания о Гумилеве // Даугава, 1993. № 5. С. 157–160.

Курт Вульфиус (1885–1964) закончил Николаевскую гимназию в 1907 году, как постороннее лицо, с 1924 года жил в Риге, был практикующим врачом и известным гомеопатом.

В Петербурге открыли памятник Льву Гумилеву

Памятник знаменитому ученому, сыну Николая Гумилева и Анны Ахматовой появился в его альма-матер. Двор восточного факультета СПбГУ — достойное место для историка-востоковеда.

На территории СПбГУ во дворе восточного факультета был торжественно открыт памятник Льву Гумилеву. Присутствующие на церемонии ученые и сотрудники университета сошлись во мнении, что установка памятника этому великому человеку — важное событие в университетской жизни. Пример Льва Николаевича будет полезен сегодняшним студентам СПБГУ. Присутствовал на открытии и директор Эрмитажа Михаил Пиотровский. Он тоже произнес небольшую речь, к которой одобрил инициативу по установке памятника и назвал этот шаг правильным и важным.

Памятник был выполнен скульптором Винерой Абдуллиной. Это небольшое изображение ученого преподнесли СПбГУ от Республики Татарстан, где Льва Гумилева очень уважают и ценят за его труды. Выдающийся историк-востоковед родился в 1912 году в семье поэтов Николая Гумилева и Анны Ахматовой. Переводы персидской поэзии, которые он создал, очень ценны. В научном сообществе также высоко ценят труды Льва Гумилева в области этнологии и археологии.

Посмотреть на памятник Льву Гумилеву можно во дворе восточного факультета СПбГУ.

Смотрите также:

Если вы нашли опечатку или ошибку, выделите фрагмент текста, содержащий её, и нажмите Ctrl + ↵

Разное, Поэзия Н. Гумилева.

Многие десятилетия мы питались лишь слухами о судьбе Николая Гумилева, о его жизни, и уж тем более об обстоятельствах гибели. В час, когда он родился, морская крепость Кронштадт сотрясалась под натиском шторма. Старая нянька увидела в этом своеобразный знак, сказав, что у родившегося «будет бурная жизнь». И она оказалась права:

поиски, метания, страсть к путешествиям — короткие, но бурные 35 отпущенных Всевышним лет.

Я пропастям и бурям вечный брат.

Но я вплету в воинственный наряд

Звезду долин, пилею голубую.

Поэзия Гумилева аполитична, и именно это, может быть, привлекает меня больше всего в его творчестве. В его стихах нашли отражение и любовь, и путешествия, и война, и экзотика. Только политика осталась в стороне. Гумилева волновали не вопросы устройства общества, а удивительный и неведомый мир, окружавший человека. Он создал теорию акмеизма, призывая воспринимать мир безоговорочно, но сам акмеистом не стал. Кажется, что каноны этого направления в искусстве были для него лишь условностью.

А какие были у него учителя! Анненский, Вийон, Готье, Брюсов. Николай Гумилев — прирожденный поэт, построивший собственный мир слова и чувства. Время доказало, что тот самый мир нам не чужд, как не чужды любовь и грусть, счастье и разочарование. Но печаль его произведений замечательно лирична, завораживающе и трогательна:

Сегодня, я вижу, особенно грустен твой взгляд

И руки особенно тонки, колени обняв. Послушай:

далеко-далеко, на озере Чад Изысканный бродит жираф.

Каждая книга Гумилева — это итог сделанного им на момент ее выхода, это осмысление жизни и серьезная работа души, которая «глас Бога слышит в воинской тревоге и Божьими зовет свои дороги». В одном из философских стихотворений сборника «Колчан» поэт говорит:

Я вежлив с жизнью современною,

Но между нами есть преграда.

Все, что смешит ее, надменную,

Моя единая отрада.

Несмотря на большую увлеченность экзотическими странами Африки и Ази1,, Николай Гумилев безгранично предан родине. В то время, когда миогие уже покинули или собирались покинуть Россию, он возвращается, идя навстречу первой волне эмиграции. Я не знаю, как сложилась бы его судьба вне родины, но для русской поэзии он сделал максимум того, что мог сделать, именно потому, что вернулся. А не вернуться Николай Гумилев не мог, потому что однажды сделал для себя открытие:

Николай гумилев это питер

Теория ЗемлеТочек позволяет математически связать каждую точку земной поверхности с небесной сферой. Фраза «как наверху, так и внизу» обретает свой смысл, связывая небесную динамику и собственно географию.

Если мы знаем как совместить небесную и земную сферу, перед нами открываются изумительные горизонты познания.

Теория ЗемлеТочек дает много материала для исследований глобальных земных событий – катастроф, цунами, торнадо, ураганов, землетрясений, войн, революций, массовых беспорядков. Наложите даты событий на ЗемлеТочки событий и убедитесь!

Это возможно в программе Сотис с блоком ЗемлеТочки.

Лидерство, харизматичность, особая миссия – для этого необходимо резонансное взаимодействие с ЗемлеТочками. Земля питает, усиливает, акцентирует, напрягает соответствующие точки натальной карты. Без сильного резонанса нет сильных персон.

Лев Николаевич Гумилев. Природа на детях отдыхает не всегда.

И ныне есть еще пророки,
Хотя упали алтари,
Их очи ясны и глубоки
Грядущим пламенем зари.

Но им так чужд призыв победный,
Их давит власть бездонных слов,
Они запуганы и бледны
В громадах каменных домов.

И иногда в печали бурной
Пророк, не признанный у нас,
Подъемлет к небу взор лазурный
Своих лучистых, ясных глаз.

Он говорит, что он безумный,
Но что душа его свята,
Что он в печали многодумной
Увидел светлый лик Христа.

Мечты Господни многооки,
Рука Дающего щедра,
И есть еще, как он, пророки —
Святые рыцари добра.

Он говорит, что мир не страшен,
Что он Зари Грядущей князь.
Но только духи темных башен
Те речи слушают, смеясь.
Николай Гумилев «Пророки»

И мне почему-то опять и опять стыдно за то, что такие люди, которые могли бы принести гораздо больше за свою жизнь своему, да и не только своему народу, были вынуждены сидеть в лагерях, быть не издаваемыми и не выездными.

Построив космограмму Льва Николаевича Гумилева с наложением на ЗемлеТочки Москвы, я несказанно обрадовался – есть(!) в нем то, что он называл одним словом ПАССИОНАРНОСТЬ!

Я надеюсь скоро опубликовать свою версию обснования причин пассионарных толчков.

Итак космограмма Льва Николаевича Гумилева с наложением на ЗемлеТочки Москвы.

ГАРМОНИЧНЫЕ АСПЕКТЫ ПЛУТОНА И ЗЕМЛЕЯВНОСТИ

Способствуют прекрасному пониманию и самих себя, и других людей, в силу чего умеют завязывать ценные связи и влиять на социальное окружение в широких масштабах. Прекрасно сосредотачиваются, выносливы и напористы. Способны решительно действовать и в одиночку, и заодно с другими. Их сила и самоуверенность даруют им доверие окружающих и стимулируют сотрудничество. Они оказывают на окружение мощное влияние, являясь прирожденными вождями и организаторами. В сотрудничестве они способны расширять как свое собственное сознание, так и сознание партнера. Охотно принимают участие в любой дружеской и деловой связи, многие из которых оказывают глубокое влияние на их жизнь. Привлекают других позитивностью поступков и силой разумения. Любознательны, психологичны, стремятся узнать о людях как можно больше. К жизни относятся серьезно, стремятся вносить в нее полезную новизну, являются хорошими руководителями. Если какое-либо решение ими уже принято, то не склонны изменять его в дальнейшем. Свое окружение стремятся изменять к лучшему, что у них хорошо получается. Ближние зачастую обращаются к ним за советами и уроками, в чем редко разочаровываются.

Анатолий Собчак Москва

Генадий Шпаликов Москва

Григорий Орлов Питер

Билл Клинтон Вашингтон

Джордж Буш Вашингтон

Лев Николаевич Гумилев Москва

ГАРМОНИЧНЫЕ АСПЕКТЫ НЕПТУНА И ЗЕМЛЕЦЕЛИ

Они связаны с множеством скрытых факторов, подспудно влияющих на карьеру человека. Человек способен интуитивно чувствовать реакции своих работодателей и начальников. Он обладает талантом тонкого политика — избегая всякой оппозиции, гарантируют счастье и себе, и другим. Домашние отношения он формирует тонко и скрытно, а потому его семейная жизнь весьма гармонична. Он способен созидательно разрешать любые проблемы и конструктивно использовать интуицию в своей работе. Пассивность, созерцательность, мечтательность, идеализм, великодушие. Предпочтение все делить с другими, нежели довольствоваться имеющимся в одиночестве. Он стремится помочь всем лишенным свободы и ограниченным в своих возможностях — и людям, и животным. Он способен все использовать во благо ближним. Он полон любви и стремится к единению со всеми, не взирая на расовые, религиозные и национальные предрассудки. Это — подлинный гражданин планеты. Он чрезвычайно восприимчив к чувствам и мнениям окружающих, а потому стремится окружать себя добрыми, приятными и искренними людьми. Ему вредит присутствие в дурной компании и обществе меланхоликов и пессимистов. Он несколько замкнут и стеснителен в общении, пока не убедится в том, что собеседнику можно всецело доверять. Очень раним и чрезмерно обидчив. Нередко становится жертвой непреднамеренного пренебрежительного игнорирования со стороны других.

Сергей Шойгу Москва

Мао Цзе Дун Пекин

Бадри Птаркацишвили Москва

Артур Кларк Коломбо

Анна Иоановна Питер

Анатолий Собчак Питер

Олег Даль Москва

И вспомним биогарфию Л.Н. Гумилева.

Родился в Царском Селе 1 октября 1912 года. Сын поэтов Николая Гумилёва и Анны Ахматовой.

Лев Гумилёв с родителями — Н.С.Гумилёвым и А.А.Ахматовой

В детстве воспитывался у бабушки в имении Слепнево Бежецкого уезда Тверской губернии.

С 1917 до 1929 жил в г. Бежецке. С 1930 г. в Ленинграде. В 1930—1934 годах работал в экспедициях в Саянах, на Памире и в Крыму. С 1934 учится на историческом факультете Ленинградского университета. В 1935 году исключён из университета и арестован, но через некоторое время освобождён. В 1937 г. восстановлен в ЛГУ.

В начале 1938 года арестован, будучи студентом ЛГУ, и осуждён на 5 (пять) лет. Срок отбывал в Норильлаге, работая техником-геологом в медно-никелевой шахте, по отбытии срока оставлен в Норильске без права выезда. Осенью 1944 года добровольно вступил в Советскую армию, воевал рядовым в 1386 зенитно-артиллерийском полку (зенап), входившем в 31-ю зенитно-артиллерийскую дивизию (зенад) на Первом Белорусском фронте, закончив войну в Берлине[1].

В 1945 году демобилизован, восстановлен в ЛГУ, который окончил в начале 1946 году и поступил в аспирантуру Ленинградского отделения Института востоковедения АН СССР, откуда исключён с мотивировкой «в связи с несоответствием филологической подготовки избранной специальности».

28 декабря 1948 года защитил в ЛГУ диссертацию кандидата исторических наук, принят научным сотрудником в Музей этнографии народов СССР.

7 ноября 1949 года арестован, осуждён Особым совещанием на 10 лет, которые отбывал сначала в лагере особого назначения в Чурбай-Нура около Караганды, затем в лагере у Междуреченска в Кемеровской области, в Саянах. В 1956 г. реабилитирован по причине отсутствия состава преступления.

C 1956 г. работал библиотекарем в Эрмитаже. В 1961 г. защитил докторскую диссертацию по истории («Древние тюрки»), а в 1974 г. докторскую диссертацию по географии («Этногенез и биосфера Земли») До выхода на пенсию в 1986 работал в Научно-исследовательском институте географии при Ленинградском государственном университете.

Умер 15 июня 1992 года в Санкт-Петербурге. Отпет в церкви Воскресения Христова у Варшавского вокзала. Похоронен на Никольском кладбище Александро-Невской Лавры.

В августе 2005 года в Казани «в связи с днями Санкт-Петербурга и празднованием тысячелетия города Казань» Льву Гумилёву был поставлен памятник. По личной инициативе президента Казахстана Н. Назарбаева в 1996 г. в столице Астане именем Гумилева назван один из ведущих вузов страны, Евразийский Национальный университет имени Л. Н. Гумилёва.

Гумилев и историческая наука.

Лев Гумилёв предложил комплекс оригинальных методов изучения этногенеза, заключающихся в параллельном изучении исторических сведений о климате, геологии и географии вмещающего ландшафта и археологических и культурных источников. Основу его исследовательского багажа составила оригинальная пассионарная теория этногенеза, с помощью которой он пытался объяснить закономерности исторического процесса.

В собственно исследованиях Л.Н. Гумилёв придерживался идей близких евразийству. Например, масштабы монголо-татарского ига он считал сильно преувеличенными. По его мнению, для русско-монгольских отношений был характерен, скорее, симбиоз, а серьёзные столкновения были связаны, в основном, с ордынскими мусульманами, более радикальными, чем остальные монголы. Китай у него предстаёт не мирным оплотом цивилизации, борющимся с захватчиками, а хищным агрессором. То же самое он говорит о Европе: критика европоцентризма занимает в его трудах большое место. Древних (до XIV в.) и современных русских он считает разными этносами.

Солнце свирепое, солнце грозящее,
Бога, в пространствах идущего,
Лицо сумасшедшее,
Солнце, сожги настоящее
Во имя грядущего,
Но помилуй прошедшее!

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Adblock detector