Неоконченные произведения Пушкина

Д.И. Черашняя. ТАЙНАЯ СВОБОДА ПОЭТА: Пушкин. Мандельштам. Ижевск: Институт компьютерных исследований, 2006. 308 с.;

О.Г. Лазареску. ЛИТЕРАТУРНОЕ ПРЕДИСЛОВИЕ: ВОПРОСЫ ИСТОРИИ И ПОЭТИКИ (на материале русской литературы XVIII–XIX вв.). М.: Московский пед. гос. ун-т., 2007. 380 с.

П ушкин по традиции является главным героем отечественного литературоведения: каждый год в России и за её пределами выходят десятки книг (не считая сотен статей), посвящённых его жизни и творчеству. Расскажем о нескольких из них. Несомненно, они прибавляют к нашему знанию о поэте что-то новое.

В вышедшем несколько лет назад оригинальном исследовании «Исторические смыслы потустороннего у Пушкина» (М.: РГГУ, 1998) московский филолог Александр Иваницкий попытался найти путь к разгадке постоянного интереса Пушкина к потустороннему.

В новой книге Иваницкий, известный неординарностью мышления и стремлением в хорошем смысле слова удивить читателя, продолжает ту же линию; теперь в сферу его внимания попадают “пушкинские сюжеты 1830-х годов” (именно так звучит подзаголовок монографии): не только стихи, но и повести, сказки, драмы писателя. По убеждению автора, в творчестве Пушкина именно 1830-х годов “чудесное предстаёт мифологическим источником трагизма русской имперской истории и одновременно сказочно-эпическим орудием его преодоления либо катарсиса”. Так ли это, можно спорить, но читать книгу Иваницкого, как всегда, интересно.

Не очевидным на первый взгляд, тоже, можно сказать, тайным смыслам заветной пушкинской книги — его трагедии «Борис Годунов» — посвятил свою недавнюю монографию, вышедшую в Санкт-Петербурге в переводе на русский язык, известный канадский пушкинист Даглас Клэйтон. Исследование имеет скромный подзаголовок — “опыт прочтения”. Однако именно взгляд со стороны, не отягчённый предрассудками и предубеждениями, позволяет иностранному слависту угадать за строками исторической драмы то, на что мы сами как-то не обращали особого внимания: размышления о судьбах современной ему России и Европы, её власти и властителях, о революции… Д.Клейтон показывает также, какую важную роль играет в пушкинской пьесе образ иконы Георгия Победоносца, обращает особое внимание на виртуозное владение поэта словом, на новые смыслы, которые он высекает из неожиданных сочетаний слов в «Годунове».

Т айнам творчества Пушкина посвятила свою новую книгу и известная ижевская исследовательница Дора Израилевна Черашняя, объединившая под одной обложкой очерки о Пушкине и главном герое своих многолетних исследований — Мандельштаме. В центре внимания учёной оказывается одно из самых загадочных понятий — свобода, то, как понимали её поэты. Опираясь на типологию автора, разработанную учёными ижевской школы во главе с именитым Б.О. Корманом, Д.И. Черашняя предлагает своё понимание пушкинской свободы, которую так ценил великий поэт, свободы, данной не человеку, но “сочинителю”!

К нига старейшего литературоведа Георгия Васильевича Краснова «Болдино. Пушкинские сюжеты» приурочена к 175-летию знаменитой Болдинской осени и представляет собой сборник статей учёного, написанных в разные годы. Объединяет их общий локус — пушкинское Болдино, куда на широко известные научные чтения профессор Краснов, работающий теперь в подмосковной Коломне, приезжает каждый год (недаром предисловие к этой книге названо «Рыцарь Болдинских чтений»). В книгу вошли статьи на самые разные темы: о пушкинском “истинном романтизме” и о понимании поэтом исторической личности, о лирике и о драмах Пушкина, о так называемой “нижегородской” строфе «Евгения Онегина» и о смысле пушкинских «Подражаний Корану».

Увлекательным чтением непременно станет и «Пушкин плюс» — уникальный сборник произведений, написанных русскими и зарубежными авторами в “соавторстве” с великим русским поэтом. Самарская исследовательница Елена Абрамовских собрала под одной обложкой все известные на сегодняшний день “дописывания” трёх неоконченных произведений Александра Сергеевича: драмы «Русалка», переделки которой пользовались особой популярностью и в девятнадцатом, и в двадцатом веках, повести «Египетские ночи» и стихотворного фрагмента о доже и догарессе, настолько короткий, что его можно назвать только намёком, импульсом для следующих авторов.

Достаточно сказать, что среди авторов-“дописывателей” такие известные русские писатели, как А.Майков, А.Вельтман, В.Брюсов, В.Ходасевич, В.Набоков, Г.Сапгир, Т.Щербина, филологи-пушкинисты Н.Лернер, М.Гофман и Г.Шенгели, композитор А.Даргомыжский и даже… юморист В.Шендерович!

Завершает книгу исследовательский очерк составителя, в котором Абрамовских показывает, как талант и авторитет Пушкина помогают писателям следующих поколений не только вступить с ним в творческое состязание, но и выработать собственную манеру письма (особенно показательно это в случае с Львом Толстым, тоже ориентировавшимся в своей прозе на пушкинские отрывки). Оказывается, и дописывая другого автора, настоящий писатель может, вопреки устоявшемуся мнению, найти себя!

К оллективная монография «Готическая традиция в русской литературе», подготовленная учёными РГГУ под руководством известного теоретика и историка русской литературы Н.Д. Тамарченко, ставит своей задачей развенчание устойчивого мифа нашей науки: будто бы в ней не нашёл никакого отголоска такой авторитетный феномен европейской культуры, как готический роман. До недавнего времени его будто бы и вообще не было: переводные “страшилки” девятнадцатого века почти не издавались, а появление наших собственных объяснялось только влиянием народных сказок. Первым заговорил о роли “готики” в русской прозе известный петербургский пушкинист В.Э. Вацуро, а теперь наконец появилось комплексное исследование, в котором по-новому рассматриваются произведения разных писателей, и прежде всего — того же Пушкина. Отдельные главы книги посвящены «Онегину», «Капитанской дочке», «Пиковой Даме» и «Барышне-крестьянке», рассмотренным здесь через призму готической традиции.

В исследовании московского литературоведа Ольги Лазареску «Литературное предисловие: вопросы истории и поэтики» Пушкину тоже отведено немало страниц: ведь в художественной системе поэта предисловия всегда занимали важнейшее место — он или сам их писал, или просил об этом своих друзей. Лазареску справедливо отмечает, что “глубже всех мощный потенциал данной литературной формы осознавал А.С. Пушкин, создавший в своих сочинениях оригинальные образцы ЛП, которые не исключали их традиционной функциональности, но значительно расширяли возможности предисловия в организации литературной реальности. В одних случаях это игровое предисловие, стилизующее «чужое» сознание и «чужую» речь («Повести Белкина»). В других — это предисловие, акцентирующее явное личное присутствие автора, которому важно сделать ссылку на достоверность тех или иных сведений, касающихся общезначимых исторических событий”.

Н е обошлись без Пушкина и недавно изданные «Языками славянских культур» «Филологические сюжеты» Сергея Георгиевича Бочарова — автора одной из лучших на сегодняшний день биографий поэта, открывающего свою новую книгу шестью статьями о нём. Все их отличает виртуозное мастерство интерпретации: после прочтения статьи Бочарова учитель может идти в класс, в полном смысле переполненный идеями и образами.

Особое внимание хотелось бы обратить на первую статью, озаглавленную словами Аполлона Григорьева о Пушкине, — «Заклинатель и властелин многообразных стихий». С.Г. Бочаров пишет: “Это опрeделение кажется слишком эффектным, чуть ли даже не какой-то эстрадной эффектностью, но оно же кажется конгениальным Пушкину. Конгениальным тем динамизмом и драматизмом, с какими в нём передаются не гладкие свойства поэзии Пушкина, а та борьба, какая её составляла. По его убеждению, Пушкин не просто писал стихи — он именно заклинал ими стихии: будь то мировые духовные силы или грозные силы родной истории”. Прочитать эту статью особенно важно всем, кто размышляет, как показать ученикам величие и бессмертие поэта, его исключительное место в русской культуре.

Статьи » Бонди С.М. Драматические произведения Пушкина

Число произведений, написанных Пушкиным для театра, невелико, но его драмы, как с художественной, так и с идейной стороны, принадлежат к самому значительному в его наследии. Все они (за исключением набросков трагедии о Вадиме Новгородском и комедии об игроке) созданы в период полной зрелости пушкинского творчества — с 1825 по 1835 г.

В законченном виде Пушкин оставил всего пять пьес: «Бориса Годунова» и четыре «маленькие трагедии» (1) . Почти до конца была доведена драма «Русалка» и до половины «Сцены из рыцарских времен». В рукописях остались планы и наброски еще около десятка пьес.

Свои драматические произведения Пушкин писал не для чтения, не как поэмы в диалогической форме, а как театральные пьесы, для постановки на сцене. Он прекрасно знал театр с детства и хорошо различал драмы чисто литературные, то есть такие, все содержание которых, идейное и художественное, полностью воспринимается при чтении, — и произведения, написанные Оля театра, в которых в расчеты автора входит игра актеров, театральное действие, непосредственно воспринимаемые зрителем. Пьесы Байрона Пушкин справедливо считал драматизированными поэмами, произведениями литературными, а не театральными. О драме Байрона «Каин» он писал: «»Каин» имеет одну токмо форму драмы, но его бессвязные сцены и отвлеченные рассуждения в самом деле относятся к роду скептической поэзии «Чильд-Гарольда»» (2) ( «О трагедиях Байрона» ). Точно так же Пушкин отрицал драматический, театральный характер трагедии поэта Хомякова «Ермак». «Идеализированный «Ермак», — писал он, — лирическое произведение пылкого юношеского вдохновения, не есть произведение драматическое» ( «О народной драме и драме «Марфа Посадница»» ).

Сам Пушкин, как и Гоголь, Островский и другие драматурги, писал свои пьесы всегда с расчетом на их театральное, сценическое воплощение (3) , и потому, читая их, мы должны для полного понимания их смысла представлять себе и действия, происходящие на сцене, но не названные Пушкиным (очень скупым на ремарки), и душевные переживания действующих лиц, которые в театральном исполнении актер, внимательно изучивший авторский текст, должен выразить в интонациях, мимике и движениях, и которые в литературном произведении, предназначенном для чтения, описываются поэтом.

Пушкин с раннего детства сочинял пьесы. В семи-восьмилетнем возрасте он разыгрывал перед сестрой придуманную им самим французскую комедию «L’Escamoteur» («Мошенник»), в лицее он писал комедии «Так водится в свете» и «Философ». Все эти произведения не дошли до нас. Самые ранние из сохранившихся драматических набросков Пушкина относятся к 1821 г.

На протяжении творчества Пушкина характер его драматургии несколько раз менялся. В этом жанре яснее, чем во всех остальных, выражалась тесная связь его поэзии с событиями современности и размышлениями поэта на социальные и политические темы.

Творчество Пушкина-драматурга отчетливо делится на четыре этапа, из которых только два средних представлены законченными произведениями.

К первому этапу (1821—1822) относятся планы и отрывки двух пьес — «Вадим» и «Игрок» («Скажи, какой судьбой друг другу мы попались. »). Это была эпоха расцвета романтизма в творчестве Пушкина и в то же время высший подъем его революционных настроений. В эти годы, в Кишиневе, в Каменке, он постоянно общался с членами Южного общества декабристов, с Владимиром Раевским, Охотниковым, Пестелем и др. Можно думать, что под влиянием этого общения с революционными деятелями Пушкин, который в своих романтических поэмах обычно не затрагивал непосредственно политических и социальных тем, задумал написать историческую трагедию о народном восстании и антикрепостническую комедию. Театр — сильнее воздействующий на зрителей, чем литература на читателей, — казался ему наиболее подходящей формой для осуществления задач политической агитации, которой требовали тогда от искусства декабристы. Однако Пушкин не осуществил этих своих замыслов и оставил их в самом начале. Темы и образы «Вадима» он начал было разрабатывать в форме поэмы, но и ее не закончил.

Насколько можно судить по оставшимся отрывкам текста и планам «Вадима» и «Игрока», драматургия Пушкина па первом этапе имела вполне традиционный характер. Комедия об игроке по форме, по языку похожа на многочисленные стихотворные комедии начала XIX в., трагедия о Вадиме и восстании новгородцев против варяжского князя Рюрика близка к декабристским трагедиям на гражданские темы, где при общей романтической их установке сохранялся ряд черт классицизма (таковы трагедии Кюхельбекера, Катенина). Отказавшись от «единства времени и места» классической драмы, и Пушкин сохранил свойственный классицизму патетический, декламационный тон речей, обращаемых не столько к партнеру, сколько к зрителям, и традиционную форму стиха: попарно рифмованный шестистопный ямб.

Неоконченные произведения Пушкина

К числу их относятся: 1) «Наденька» (1819); 2) «Вадим»; 3) «Арап Петра Великого» (1827); 4) «Участь моя решена» (1830—31); 5) «История села Горюхина»; 6) «Отрывок из романа в письмах»; 7) «В одно из первых чисел апреля»; 8) «В 179* г. возвращался я в Лифляндию»; 9) «Гости съезжались на дачу. «; 10) «Рославлев» (1831); 11) «Русалка»; 12) «В Коломне на углу»; 13) «Мария Шонинг» (1832); 14) «Русский Пелам»; 15) «Египетские ночи» (1835). №№ 1, 2, 4, 6, 7 и 12 представляют лишь наброски, по которым трудно судить о художественных намерениях автора.

Словарь литературных типов. — Пг.: Издание редакции журнала «Всходы» . Под редакцией Н. Д. Носкова . 1908-1914 .

Смотреть что такое «Неоконченные произведения Пушкина» в других словарях:

Арион (стихотворение Пушкина) — Арион Жанр: стихотворение Автор: Александр Сергеевич Пушкин Язык оригинала: русский Год написания: 1827 год Публикация: Литературн … Википедия

Список произведений Пушкина — по алфавиту. В скобках <> даны те названия, что даны не Александром Сергеевичем. См. по годам Стихотворения Пушкина 1813 1825, Стихотворения Пушкина 1826 1836. Содержание 1 А, Б 2 В 3 Г 4 Д … Википедия

Осень (стихотворение Пушкина) — У этого термина существуют и другие значения, см. Осень (значения). Осень Жанр: стихотворение Автор: Александр Сергеевич Пушкин Язык оригинала: русский Год написания … Википедия

Стихотворения Пушкина 1826—1836 — Список стихотворений Пушкина 1826 1836 Александр Сергеевич Пушкин (6 июня 1799, Москва, Российская империя 10 февраля 1837, Санкт Петербург, Российская империя) русский поэт, драматург и прозаик, реформатор русского литературного языка. … … Википедия

Стихотворения Пушкина 1813—1825 — Основная статья: Пушкин Содержание 1 Стихотворения Лицейского периода (1813 1817) 2 1817 1820 3 1818 … Википедия

Пушкин, Александр Сергеевич — Запрос «Пушкин» перенаправляется сюда; см. также другие значения. Александр Сергеевич Пушкин Александр … Википедия

Евгений Онегин — У этого термина существуют и другие значения, см. Евгений Онегин (значения). Евгений Онегин Евгеній Онѣгинъ … Википедия

Клеветникам России — «Клеветникам России» … Википедия

Борис Годунов (трагедия) — У этого термина существуют и другие значения, см. Борис Годунов (значения). Борис Годунов … Википедия

Арап Петра Великого — Жанр: исторический роман Автор: Александр Сергеевич Пушкин Язык оригинала: русский Год написания: 1827 Публикация: 183 … Википедия

10 великих незаконченных книг

13 февраля 1940 года Михаил Булгаков прекратил авторскую правку «Мастера и Маргариты» – своего «последнего закатного романа», по словам самого писателя. Мы вспомнили 10 великих книг, оставшихся незавершёнными.

1. «Мастер и Маргарита» Михаила Булгакова

К работе над своим «закатным» романом писатель приступил в 1929 году, мало рассчитывая на прижизненную публикацию. По замыслу автора, роман «Мастер и Маргарита» должен был стать книгой для вечности. 18 марта 1930 года во МХАТе запретили постановку пьесы Булгакова «Кабала святош», и писатель, которого фактически лишили возможности писать и печататься, в отчаянии уничтожил первую редакцию романа. В письме правительству Михаил Афанасьевич написал: «Ныне я уничтожен. И лично я, своими руками, бросил в печку черновик романа о дьяволе». Булгаков попросил выслать его с женой из СССР. Однако после телефонного разговора со Сталиным 18 апреля 1830 года, во время которого собеседники сошлись на том, что русский писатель не может жить вне Родины, обнадёженный Михаил Афанасьевич возобновил работу. Вторая редакция романа, написанная до 1936 года, имела подзаголовок «Фантастический роман» и несколько вариантов названия: «Сатана», «Великий канцлер», «Копыто консультанта» и другие. Название «Мастер и Маргарита» появилось во второй половине 1937 года, когда была завершена третья редакция и началась авторская правка машинописи романа. Через два года состоялось первое чтение «Мастера и Маргариты» для близких друзей: «Последние главы слушали, почему-то закоченев. Всё их испугало», – писала Елена Сергеевна, жена писателя. По общему мнению, напечатать роман было невозможно. В августе 1939 года Булгаков серьёзно заболел, узнав о запрете пьесы «Батум». Сознавая близость смерти, Михаил Афанасьевич спешит закончить правку главного произведения своей жизни – но умирает 10 марта 1940 года, добравшись лишь до середины книги и остановившись на фразе Маргариты «Так это, стало быть, литераторы за гробом идут?» Правку «Мастера и Маргариты» завершила Елена Сергеевна Булгакова. Роман был опубликован в 1966 году, правда, в сокращённом журнальном варианте и с купюрами.

2. «Похождения бравого солдата Швейка» Ярослава Гашека

По словам биографов Ярослава Гашека, писатель рано понял, что жизнь – это довольно весёлая штука. Попав в полицейский участок в возрасте 14 лет, анархист Гашек написал маме записку: «Дорогая мамочка! Завтра меня к обеду не жди, так как я буду расстрелян…» Книга «Похождения бравого солдата Швейка» – самый популярный в мире чешский роман. В нём причудливым образом соединились черты военной эпопеи и плутовского романа. Первые три части книги, выходившей отдельными выпусками, Гашек создавал в течение 1920-1921 года. Многие чешские газеты тогда писали, что такому аморальному произведению нет места в приличном обществе, однако читатели полюбили «Швейка». Но 3 января 1923 года Ярослав Гашек умер после продолжительной болезни, не дописав четвёртую часть романа (а всего их планировалось шесть). В том же году друг покойного писателя Карел Ванек по просьбе издателя написал продолжение популярного романа – «Приключения бравого солдата Швейка в русском плену». Впрочем, то было скорее требование конъюнктуры, а сегодня «Похождения бравого солдата Швейка» так и издаются в неоконченном виде.

3. «Бувар и Пекюше» Гюстава Флобера

Флобер писал медленно и мучительно. Он порой десятками лет вынашивал замысел произведения, работал над композицией, шлифовал каждую фразу, добиваясь точности, ясности, лаконичности. «Пегас чаще идёт шагом, чем скачет галопом», – утверждал писатель. В начале 1870-х годов Флобер начал собирать материал для романа о двух глуповатых переписчиках, которые покупают ферму и безуспешно пытаются заниматься сельским хозяйством, медициной и политикой. В итоге парочка остаётся ни с чем и возвращается к рутинной конторской работе. В этом язвительном романе Гюстав Флобер стремился изобразить уклад жизни буржуазного человека, его духовное ничтожество и тупость. Справедливо отмечается, что Бувар и Пекюше – достойные собратья самовлюблённого невежды аптекаря Оме, героя знаменитого флоберовского романа «Госпожа Бовари». Книга «Бувар и Пекюше», как планировал автор, должна была состоять из двух частей: первая часть – рассказ о неудачах конторских служащих, вторая – словарь банальностей под названием «Лексикон прописных истин», где, например, слово «фермеры» имеет такое ёмкое определение: «Всегда зажиточны». В середине 1870-х Флобер признавался, что он больше не в силах продолжать работу над романом: «Что касается литературы, то я не верю больше в себя, я чувствую, что опустошён». Оставив «Бувара и Пекюше», писатель воскрес как литератор и написал три большие повести, а роман в итоге так и остался незаконченным. 8 мая 1880 года Гюстав Флобер умер от инсульта, а через год роман «Бувар и Пекюше» появился в печати — благо, по записям, оставленным Флобером, было нетрудно восстановить его замысел относительно финала книги.

4. «Дубровский» А. С. Пушкина

Замысел романа о дворянине-помещике, из-за судебной ошибки ставшим разбойником, возник у Пушкина в сентябре 1832 года. Примерно в это же время он встретился в Москве со своим приятелем П. В. Нащокиным и услышал от него историю о прототипе Дубровского – небогатом белорусском дворянине Островском, который «имел процесс с соседом за землю, был вытеснен из именья и, оставшись с одними крестьянами, стал грабить, сначала подьячих, потом и других». История Островского поразила Пушкина потому, что на тот момент он как раз работал над подобным сюжетом – жизнь будто бы стала соавтором Александра Сергеевича. Приступая к написанию «Дубровского», Пушкин надеялся создать произведение, которое бы пришлось по душе публике и могло конкурировать если и не с великими романами Гюго, Стендаля и Бальзака, то хотя бы с популярными в то время книгами Загоскина, Лажечникова и Булгарина. Однако Пушкину не удалось закончить роман о русском Робин Гуде. Позднее Анна Ахматова писала: «И все-таки «Дубровский» – неудача Пушкина. И слава Богу, что он его не закончил. Это было желание заработать много, много денег, чтобы о них больше не думать». Принято считать, что «Дубровский» явился для Пушкина экспериментальным романом, одним из первых подступов к большой повествовательной форме. Незаконченный разбойничий роман опубликовали в 1842 году. Название книге дали издатели, так как в пушкинской рукописи вместо названия была указана дата начала работы: «21 октября 1832 года».

5. «Тайна Эдвина Друда» Чарльза Диккенса

Диккенс всегда работал не покладая рук. Его увлекательные романы выходили частями в журналах, и автора постоянно подгоняли то издатели, то читатели. Критики между тем критиковали Диккенса за то, что сюжет его произведений был порой, по их мнению, бесхитростным. Писатель решил ответить всем злопыхателям делом и в 1870 году начал писать и публиковать детективный роман «Тайна Эдвина Друда», главный герой которого после ряда перипетий то ли умирает, то ли остаётся в живых и выслеживает своего «убийцу» – концовку произведения Диккенс не дописал. Планировалась, что «Тайна Эдвина Друда» выйдет в 12 ежемесячных выпусках журнала «Круглый год», но опубликована была только половина. Писатель скончался от кровоизлияния в мозг 9 июня 1870 года, а читатели и литературоведы до сих пор гадают, чем должен был кончиться роман, так как сохранившиеся заметки Диккенса не раскрывают этой тайны. Стоит признать, что под занавес жизни классик английской литературы заткнул своих критиков за пояс.

/ Global Look Press

6. «Лаура и её оригинал» Владимира Набокова

В последний период своего творчества Набоков обычно писал на библиотечных карточках стоя за конторкой. Текст романа «Лаура и её оригинал», над которым писатель работал с 1975 по 1977 год, уместился на 138 библиотечных карточках. Сюжет произведения крутится вокруг тучного учёного-невролога, женатого на молоденькой девушке. В своём завещании Набоков распорядился уничтожить «Лауру» после его смерти, однако в 1977 году, когда писатель ушёл из жизни, его жена не осмелилась покончить с последним набоковским детищем. Позднее волю покойного не выполнил и его сын Дмитрий, а в 2008 году он и вовсе решил опубликовать «Лауру и её оригинал». Новая книга гениального писателя XX века, несмотря на свою незавершённость, моментально стала бестселлером. Русский перевод «Лауры» вышел 30 ноября 2009 года.

7. «Замок» Франца Кафки

Кафку называют создателем сюрреалистической литературы, певцом отчуждения и одиночества, пророком, предсказавшим ужасы тоталитаризма. Сам себя Кафка называл живым мертвецом. Он страдал от туберкулёза, бессонницы, импотенции, он мучился одиночеством и безбрачием: «Сизиф, – писал Кафка, – был холостяком». Чтобы избавиться от страданий и не сойти с ума, он писал книги, о существовании которых знали только его самые близкие друзья. В январе 1922 года, находясь на чешском курорте, Кафка переживает очередной нервный срыв и принимается за написание «Замка» – загадочной истории о землемере К., который пытается найти дорогу к Замку. Не особенно заботясь о развитии и цельности повествования, Кафка писал роман восемь месяцев, а затем сообщил своему другу Максу Броду, что прекращает работу над «Замком». Этот незавершённый роман стал итоговым произведением Кафки и, по мнению критиков, в нём нашли отражение все жизненные проблемы автора, а часть его эпизодов можно считать и автобиографическми: так, например, в образе буфетчицы Фриды, ставшей любовницей К., писатель якобы изобразил замужнюю журналистку и писательницу Милену Есенскую, с которой у него был роман в начале 1920-х годов. 3 июня 1924 года Кафка умер в санатории под Веной. Перед смертью он поручил Максу Броду сжечь все свои рукописи, но тот не выполнил последнюю волю писателя и опубликовал большую часть его произведений. Так Франц Кафка посмертно стал классиком европейской литературы ХХ века.

8. «Мёртвые души» Николая Гоголя

В октябре 1835 года Гоголь приступил к написанию истории о махинациях, связанных со скупкой умерших между двумя переписями крепостных душ. «Начал писать «Мёртвых душ». Сюжет растянулся на предлинный роман и, кажется, будет сильно смешон», – писал Гоголь Пушкину, который, как известно, и подал писателю идею произведения. Николай Васильевич планировал создать трёхтомную поэму, изобразив в ней всю русскую жизнь. Первый том «Мёртвых душ» вышел в мае 1842 года и имел небывалый успех. Читатели ожидали, что последующие тома станут ещё более смешными, резкими и беспощадными по отношению к тогдашней российской действительности. Во втором томе Гоголь, однако, собирался вывести положительные образы и изобразить нравственное перерождение Чичикова. Таким образом, «мёртвые души» стали бы «живыми душами». Законченная поэма, по задумке ударившегося в мистику автора, должна была стать чем-то вроде религиозного откровения, возвышенной проповедью, важнейшей книгой для России и всего человечества. Но в итоге оказалось, что «положительные образы» неорганичны для художественного мира Гоголя. В июле 1845 года страдающий приступами меланхолии писатель, отрекаясь то ли от задумки второго тома, то ли от литературы вообще, сжёг второй том «Мёртвых душ». Сохранившиеся главы второго тома были впервые изданы в 1855 году после смерти Гоголя.

/ Global Look Press

9. «Человек без свойств» Роберта Музиля

Роберт Музиль, хотя его полное собрание сочинений составляет девять томов, остался в истории литературы как автор одного – зато великого – романа. Музиль работал над «Человеком без свойств» с 1921 по 1942 год. С 1923 года писатель оставил службу, отказался от литературных заработков и всего себя посвятил роману, где описывал гибель одряхлевшей Австро-Венгерской империи, что распалась в 1918 году. Долгие годы писатель и его жена жили на грани нищеты: «Думаю, мало найдется людей, пребывающих в состоянии такой же, как и я, неустроенности, если, конечно, не считать самоубийц, участи которых мне вряд ли удастся избежать», – писал в дневнике Музиль. Материальное положение Музиля спасали лишь добровольные пожертвования, собранные в его пользу по инициативе писателя Томаса Манна. Первые две книги «Человека без свойств» были изданы в 1930 году и не вызвали интереса читателей: роман сочли длинным и бессюжетным. Сам автор, кстати, признавая некоторую разорванность ткани романа, сравнивал «Человека без свойств» с каркасом идей, на котором висят отдельные куски повествования. После 38-й главы второго тома роман Музиля теряет очертания, превращается в набор черновиков, заметок, набросков. Писатель так и не успел закончить работу всей своей жизни — книга была опубликована женой Музиля уже после его смерти. Интерес к «Человеку без свойств» возник только в 1950-х годах, когда люди начали искать причины катастрофы, постигшей Европу в лице Второй мировой войны.

10. «В поисках утраченного времени» Марселя Пруста.

В молодые годы Марсель Пруст вёл весьма легкомысленный образ жизни. Он проводил время в аристократических салонах и будуарах известных красавиц, пописывал стихи и статейки, безуспешно пытался закончить парочку подражательных романов… Но в 1909 году Пруст, страдавший тяжёлой формой астмы, буквально заперся в своём звуконепроницаемом кабинете (стены были обиты пробкой) и приступил к работе над семитомной эпопеей «В поисках утраченного времени». В этом полуавтобиографическом произведении, лишённом жёсткого сюжета и населённом десятками сотен героев, писатель обобщил весь опыт своей жизни. «В поисках утраченного времени» – это, по сути, бесконечная череда воспоминаний главного героя, который отличается повышенной, если не болезненной чувствительностью. Марсель Пруст почти непрерывно работал над своей книгой на протяжении 13 лет и умер 18 ноября 1922 года, не закончив правку произведения, в которой проявил себя настоящим перфекционистом — уже выверенные экземпляры позднее приходилось перепечатывать ещё и ещё. Последние три тома «В поисках утраченного времени», отредактированные братом писателя, вышли посмертно.

У каждой великой незавершённой книги своя судьба. Одна из них изводит читателей недосказанностью, другая возникает из ниоткуда и становится бестселлером, а третьей, кажется, и вовсе не требуется концовка. Но каждое неоконченное произведение является для его автора важнейшей вехой, а то и книгой всей жизни, итогом творческого пути. А по-настоящему великая книга, даже оборванная смертью автора на полуслове, – бессмертна.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: