Необычайное приключение, бывшее с Владимиром Маяковским летом на даче — В

«Необычайное приключение, бывшее с Владимиром Маяковским летом на даче» Владимир Маяковский

(Пушкино. Акулова гора, дача Румянцева,
27 верст по Ярославской жел. дор.)

В сто сорок солнц закат пылал,
в июль катилось лето,
была жара,
жара плыла —
на даче было это.
Пригорок Пушкино горбил
Акуловой горою,
а низ горы —
деревней был,
кривился крыш корою.
А за деревнею —
дыра,
и в ту дыру, наверно,
спускалось солнце каждый раз,
медленно и верно.
А завтра
снова
мир залить
вставало солнце ало.
И день за днем
ужасно злить
меня
вот это
стало.
И так однажды разозлясь,
что в страхе все поблекло,
в упор я крикнул солнцу:
«Слазь!
довольно шляться в пекло!»
Я крикнул солнцу:
«Дармоед!
занежен в облака ты,
а тут — не знай ни зим, ни лет,
сиди, рисуй плакаты!»
Я крикнул солнцу:
«Погоди!
послушай, златолобо,
чем так,
без дела заходить,
ко мне
на чай зашло бы!»
Что я наделал!
Я погиб!
Ко мне,
по доброй воле,
само,
раскинув луч-шаги,
шагает солнце в поле.
Хочу испуг не показать —
и ретируюсь задом.
Уже в саду его глаза.
Уже проходит садом.
В окошки,
в двери,
в щель войдя,
валилась солнца масса,
ввалилось;
дух переведя,
заговорило басом:
«Гоню обратно я огни
впервые с сотворенья.
Ты звал меня?
Чаи гони,
гони, поэт, варенье!»
Слеза из глаз у самого —
жара с ума сводила,
но я ему —
на самовар:
«Ну что ж,
садись, светило!»
Черт дернул дерзости мои
орать ему, —
сконфужен,
я сел на уголок скамьи,
боюсь — не вышло б хуже!
Но странная из солнца ясь
струилась, —
и степенность
забыв,
сижу, разговорясь
с светилом
постепенно.
Про то,
про это говорю,
что-де заела Роста,
а солнце:
«Ладно,
не горюй,
смотри на вещи просто!
А мне, ты думаешь,
светить
легко.
— Поди, попробуй! —
А вот идешь —
взялось идти,
идешь — и светишь в оба!»
Болтали так до темноты —
до бывшей ночи то есть.
Какая тьма уж тут?
На «ты»
мы с ним, совсем освоясь.
И скоро,
дружбы не тая,
бью по плечу его я.
А солнце тоже:
«Ты да я,
нас, товарищ, двое!
Пойдем, поэт,
взорим,
вспоем
у мира в сером хламе.
Я буду солнце лить свое,
а ты — свое,
стихами».
Стена теней,
ночей тюрьма
под солнц двустволкой пала.
Стихов и света кутерьма
сияй во что попало!
Устанет то,
и хочет ночь
прилечь,
тупая сонница.
Вдруг — я
во всю светаю мочь —
и снова день трезвонится.
Светить всегда,
светить везде,
до дней последних донца,
светить —
и никаких гвоздей!
Вот лозунг мой
и солнца!

Анализ стихотворения Маяковского «Необычайное приключение, бывшее с Владимиром Маяковским летом на даче»

Очень многие стихи Владимира Маяковского славятся удивительной метафоричностью. Именно благодаря этому нехитрому приему автору удалось создавать очень образные произведения, которые можно сравнить с русскими народными сказками. Например, у народного эпоса с произведением «Необычайное приключение, бывшее с Владимиром Маяковским летом на даче », которое было написано поэтом летом 1920 года, очень много общего. Главным героем этого произведения является солнце, которое поэт сделал одушевленным существом. Именно так в сказках и преданиях изображается небесное светило, которое дарит жизнь и тепло обитателям земли. Однако автор посчитал, что солнце, каждый день путешествующее по небу одним и тем же маршрутом, является бездельником и тунеядцем, которому попросту нечем себя занять.

Однажды, наблюдая за тем, как оно «медленно и верно» спускалось за деревню, Маяковский обратился к небесному светилу с гневной речью, заявив, что «чем так, без дела заходить, ко мне на чай зашло бы!». И – оказался сам не рад такому предложению, так как солнце действительно явилось к Маяковскому в гости, опалив его своим жаром: «Ты звал меня? Чаи гони, гони, поэт, варенье!». В итоге небесное и поэтическое светила провели за одним столом целую ночь, жалуясь друг другу на то, как трудно им живется. И Маяковский осознал, что он в любой момент может отказаться от своих стихов и сменить перо, к примеру, на обычный рубанок. Однако солнце лишено такой возможности, и ему каждый день необходимо вставать и освещать землю. На фоне откровений небесного гостя автор почувствовал себя весьма неуютно и понял, что только такой самоотверженный труд может действительно изменить этот мир, сделать его светлее и чище.

В заключительной части стихотворения «Необычное приключение» Маяковский призывает каждого человека не только следовать своему призванию, но и любое дело выполнять с максимальной самоотдачей. Иначе смысл существования попросту теряется. Ведь люди приходят в этот мир с определенной миссией, которая заключается в том, чтобы «светить всегда, светить везде до дней последних донца». Поэтому нет смысла жаловаться на усталость и сетовать на то, что кому-то судьбой определен более легкий жизненный путь. Беря пример со своего гостя, Маяковский заявляет: «Светить – и никаких гвоздей! Вот лозунг мой – и солнца!». И этой простой фразой подчеркивает, насколько важное значение имеет работа каждого из нас, будь то поэт или же обычный труженик села.

Конспект и презентация к уроку литературы в 7 классе «В.Маяковский «Необычайное приключение. «

конспект урока литературы в 7 классе по теме: В.Маяковский «Необычайное приключение. «. Содержит в себе презентацию к уроку с хорошей аудиозаписью стихотворения, информационный лист для учащихся, электронный вариант текста стихотворения для работы на уроке и схему «приемы создания образов стихотворения» (использование по желанию учителя).

Целевая аудитория: для 7 класса

Автор: Ворончихина Т.Н.
Место работы: МОУ СОШ «Образовательный центр» г.Зуевка
Добавил: voronushka

Физкультминутки обеспечивают кратковременный отдых детей на уроке, а также способствуют переключению внимания с одного вида деятельности на другой.

Уважаемые коллеги! Добавьте свою презентацию на Учительский портал и получите бесплатное свидетельство о публикации методического материала в международном СМИ.

Подпишитесь на почтовую рассылку Учительского портала и получайте ссылки на новые разработки уроков, презентации, тесты и другие методические материалы на электронную почту. Это бесплатно!

Диплом и справка о публикации каждому участнику!

© 2007 — 2020 Сообщество учителей-предметников «Учительский портал»
Свидетельство о регистрации СМИ: Эл № ФС77-64383 выдано 31.12.2015 г. Роскомнадзором.
Территория распространения: Российская Федерация, зарубежные страны.
Учредитель: Никитенко Евгений Игоревич

Использование материалов сайта возможно только с разрешения администрации портала.

Ответственность за разрешение любых спорных вопросов, касающихся опубликованных материалов и их содержания, берут на себя пользователи, разместившие материал на сайте.
Администрация портала готова оказать поддержку в решении любых вопросов, связанных с работой и содержанием сайта.

Необычайное приключение

Необычайное приключение, бывшее с
Владимиром Маяковский летом на даче

(Пушкино. Акулова гора, дача Румянцева,
27 верст по Ярославской жел. дор.)

В сто сорок солнц закат пылал,
в июль катилось лето,
была жара,
жара плыла —
на даче было это.
Пригорок Пушкино горбил
Акуловой горою,
а низ горы —
деревней был,
кривился крыш корою.
А за деревнею —
дыра,
и в ту дыру, наверно,
спускалось солнце каждый раз,
медленно и верно.
А завтра
снова
мир залить
вставало солнце ало.
И день за днем
ужасно злить
меня
вот это
стало.
И так однажды разозлясь,
что в страхе все поблекло,
в упор я крикнул солнцу:
«Слазь!
довольно шляться в пекло!»
Я крикнул солнцу:
«Дармоед!
занежен в облака ты,
а тут — не знай ни зим, ни лет,

сиди, рисуй плакаты!»
Я крикнул солнцу:
«Погоди!
послушай, златолобо,
чем так,
без дела заходить,
ко мне
на чай зашло бы!»
Что я наделал!
Я погиб!
Ко мне,
по доброй воле,
само,
раскинув луч-шаги,
шагает солнце в поле.
Хочу испуг не показать —
и ретируюсь задом.
Уже в саду его глаза.
Уже проходит садом.
В окошки,
в двери,
в щель войдя,
валилась солнца масса,
ввалилось;
дух переведя,
заговорило басом:
«Гоню обратно я огни
впервые с сотворенья.
Ты звал меня?
Чаи гони,
гони, поэт, варенье!»
Слеза из глаз у самого —
жара с ума сводила,
но я ему —
на самовар:
«Ну что ж,
садись, светило!»
Черт дернул дерзости мои
орать ему,-
сконфужен,
я сел на уголок скамьи,
боюсь — не вышло б хуже!
Но странная из солнца ясь
струилась,-
и степенность
забыв,
сижу, разговорясь
с светилом
постепенно.
Про то,
про это говорю,
что-де заела Роста,
а солнце:
«Ладно,
не горюй,
смотри на вещи просто!
А мне, ты думаешь,
светить
легко.
— Поди, попробуй! —
А вот идешь —
взялось идти,
идешь — и светишь в оба!»
Болтали так до темноты —
до бывшей ночи то есть.
Какая тьма уж тут?
На «ты»
мы с ним, совсем освоясь.
И скоро,
дружбы не тая,
бью по плечу его я.
А солнце тоже:
«Ты да я,
нас, товарищ, двое!
Пойдем, поэт,
взорим,
вспоем
у мира в сером хламе.
Я буду солнце лить свое,
а ты — свое,
стихами».
Стена теней,
ночей тюрьма
под солнц двустволкой пала.
Стихов и света кутерьма
сияй во что попало!
Устанет то,
и хочет ночь
прилечь,
тупая сонница.
Вдруг — я
во всю светаю мочь —
и снова день трезвонится.
Светить всегда,
светить везде,
до дней последних донца,
светить —
и никаких гвоздей!
Вот лозунг мой
и солнца!

Необычайное приключение, бывшее с Владимиром Маяковский летом на даче.
«Стихи о любви и стихи про любовь» — Любовная лирика русских поэтов & Антология русский поэзии. © Copyright Пётр Соловьёв

«Необычайное приключение, бывшее с Владимиром Маяковским летом на даче», анализ

Пушкина называли «солнцем русской поэзии», а Владимир Маяковский сравнил саму поэзию с солнцем и написал стихотворение «Необычайное приключение, бывшее с Владимиром Маяковским летом на даче», об анализе которого пойдет речь далее.

Уже первые строки этого стихотворения помогают читателю погрузиться в атмосферу веселой сказки, забавного приключения. Перед его взором возникает, с одной стороны, совершенно конкретная местность (Пушкино, Акулова гора, дача Румянцева), с другой стороны, появляется ощущение чего-то необычного, что встречается лишь в сказках: что-то вроде «в некотором царстве, в некотором государстве». Само название настраивает на восприятие какого-то приключения, которое произойдет с героем, носящим то же имя, что и автор. Подобное абстрагирование от своего имени разовьют в прозе ХХ века Венедикт Ерофеев.

Привычная, на первый взгляд, картина захода солнца вдруг превращается в фантастическую картину: «в сто солнц закат пылал» (характерная для стиля Маяковского гипербола). Слегка замедленное, обстоятельное, наполненное легким юмором начало постепенно усиливает, как бы «подогревает» интерес к повествованию, заставляет с нетерпением ожидать того события, которое было обещано в заглавии.

Само же необычайное событие преподносится очень эмоционально:

Такие разговорные интонации придают стихотворению доверительность, свойственную всей поэзии Маяковского. Не случайно так много у него «Писем» и «Разговоров». Кроме того, оживление вносит и использование в буквальном смысле стершейся метафоры: у поэта солнце действительно заходит и садится, как если бы это было какое-то существо. Не без юмора рисует он свою необычайную встречу с солнцем, только скрадывает фантастику, окружая ее незатейливыми приметами быта, сопровождая скупыми, но очень красочными деталями: «ввалилось, дух переведя, заговорило басом…», «сконфужен, я сел на уголок скамьи…», «И скоро, дружбы не тая, бью по плечу его я».

Беседа между поэтом и светилом протекает неторопливо и непринужденно. Поэт в шутливо-озорном тоне подразнивает солнце, а то, в свою очередь, подзадоривает: «Поди, попробуй!». В диалоге и в авторских ремарках множество разговорной лексики: «Ну что ж, садись, светило!»; «Слазь! Довольно шляться в пекло!»; «Дармоед!»; «… и ретируюсь задом».

Так же искусно обращается Маяковский и омонимами:

Чем так, без дела заходить ,
Ко мне на чай зашло бы.

Гоню обратно я огни впервые с сотворенья.
Ты звал меня? Чаи гони ,
гони , поэт, варенье!

Конечно, герои стихотворения весьма своеобразны: сильное, но при этом ласковое и трудолюбивое солнце и поэт, немного усталый, сперва даже слегка раздраженный, но безмерно любящий жизнь, знающий цену себе и своему творчеству. Наверное, поэтому он позволяет себе так запросто разговаривать с «самим» небесным светилом.

Произведение удивляет смелостью сюжета и красотой мысли: поэт и солнце – два товарища: «Ты да я, нас, товарищ, двое!». Но за бытовым планом отчетливо проступает иной – серьезный, даже патетический. Маяковский на самом деле утверждает созидательную роль поэзии, которая не только преобразует все вокруг. Подобно солнцу, живое слово поэта согревает людей, освещая самые темные закоулки их жизни, разрушает предрассудки, рассеивает сомнения, как тьму, окружавшую многих на протяжении всей жизни. Именно поэтому и сходятся во мнении эти два светила, что позволяет утверждать:

Светить всегда, светить везде,
до дней последних донца,
светить — и никаких гвоздей!
Вот лозунг мой и солнца!

Необычность произведения создается и целым каскадом рифм: от точной: «РОСТА – просто» до абсолютно не совпадающей по звучанию: «не тая – ты да я». Традиционное разделение строки на небольшие отрезки-ступеньки позволяет выдерживать паузы и ставить логическое ударение на самых значимых словах. Большое количество неологизмов: «златолобо», «занежен», «вспоем» — придает стихотворению неповторимый стиль. Некоторые их них требуют пояснения. Например, «взорим» может означать «взойдем над землей, чтобы озарить ее».

Таким образом, поэт размышляет не только о поэтическом творчестве, но и защищает непреходящее значение любого, самого скромного, незаметного труда, если он посвящен высокой цели.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: