Некрасов Виктор Платонович — краткая биография

Сын Платона Федосеевича и Зинаиды Николаевны (урожд. Мотовиловой) Некрасовых. Известный советский писатель (Сталинская премия II степени за повесть «В окопах Сталинграда», 1947 г.). Родился в Киеве, но раннее детство провел вместе с матерью в Лозанне и Париже. В 1915 г. переехал вместе с матерью и бабушкой в Киев. В 1929 г. не прошел в Художественный институт, устроился стажером и затем техником на строительство нового киевского вокзала. В 1930 г. поступил на архитектурный факультет киевского Строительного института (закончил в 1936 г.), в 1933 г. посещал литературную студию при Союзе писателей Украины, в том же году по-ступил в театральную студию при киевском Театре русской драмы им. Леси Украинки. За проект Киевского вокзала получил четверку, а за роль Хлестакова — пятерку. В 1937 г., по окончании студии, пытался поступить в МХТ, а затем в студию К.С. Алексеева-Станиславского при МХТ, но неудачно. Был исключен из труппы Театра русской драмы. Поступил в Железнодорожный передвижной театр , который колесил по Винницкой обл. В 1938 г. опять поехал в Москву, на просмотр у К.С. Алексеева- Станиславского. Осенью этого года мэтр умер, и В.П. Некрасов в его студию так и не попал. Работал в театрах Владивостока, Кирова и Ростова-на-Дону. В августе 1941 г. был призван в армию. Войну окончил в 1944 г. после второго тяжелого ранения под Люблином (Польша) в звании капитана и в должности заместителя командира 88-го отдельного саперного батальона по строевой части 79-й гвардейской стрелковой дивизии.

В 1974-м был вынужден эмигрировать из-за «идеологических разногласий» с советской властью. Обосновался с женой Галиной Викторовной Базий и пасынком Виктором Кондыревым в Париже, где работал заместителем главного редактора журнала «Континент», регулярно выступал на радио «Свобода». После нелестного комментария в одной из радиопередач о трилогии Л.И. Брежнева — «Малая земля», «Возрождение», «Целина» (подготовленной «литературными неграми» и изданной в 1978 г.) был лишен советского гражданства. Написал несколько эмигрантских откровенных повестей и очерков. Умер в Париже, похоронен на кладбище Сен-Женевьев де Буа.

Об этой противоречивой личности и выдающемся писателе еще предстоит создать полноценную и объективную жизненную и творческую биографию. Пока же приведем не-сколько психологических и творческих зарисовок:

Ребенком он был изумительно мил и хорош, никогда с ним не было никаких ссор, споров, трений. Делал, что ему говорили. Кроме школы ходил на уроки английского, французского. Когда он поступал в вуз, оказалось, что в архитектурный не принимали детей интеллигентов («умный» закон!), а можно было только поступить в художественный. И вот Вика звонит своей бабушке: как ему быть — поступать в художественный? Много ли студентов у нас найдется, которые, поступая в вуз, советуются со своей бабушкой?!

Но, увы, война его совершенно изменила. Он вернулся оттуда грубый, два раза был ранен, ничем домашним не интересующийся, с жуткими манерами и окруженный всяким сбродом, вечно живущим у нас!

Да, Вы писали, что у Вики нерусское произношение. Он же говорит с отчаянно еврейским произношением. Все его друзья евреи. Один его знакомый еврей приглашает его к себе и говорит: «Пожалуйста, только не говорите с таким еврейским акцентом. Моя мать очень обидчива». Он думал, что Вика это нарочно представляет евреев. А он вообще так говорит. Забавно? У нас было всегда 5-6 комнат: гостиная, столовая, кабинет, спальни. Честь честью, как полагается. А у них (Зины и Вики) [всего] две комнаты и, правда, очень хорошая кухня, переделанная из комнаты. Вике предлагали большую и более удобную квартиру (кажется, из-за того, что у него бывают иностранцы), но он не захотел. Будто бы потому, что тогда бы переехали к нему жить его «друзья» со своими семьями, на тех же условиях, как их [нынешняя] приживалка [ Нина Аль ].

Да, а Вика любимый маминой мамы внук, никогда на ней (могиле) не бывает! Зина одной знакомой говорит, что Вика был на кладбище. Та спрашивает: «На каком?». И Зина достойно говорит: «Ведь Вика бывает только на еврейском кладбище». В 1947 году, когда они были уже очень богаты, я сказала, что перестану готовить им. Надо было слышать негодующий крик Вики: «Мама, слышишь, сюрпризик к Новому году! Соня не хочет больше готовить!».

Вы думаете, они замечали, что я тридцать лет делала все для них. Нет. Вика мне сказал: «С тех пор, как я помню себя, я всегда тебя ненавидел». Через десять лет он повторил: «Не только я ненавижу тебя, но и все мои товарищи». Вся эта сволочь, которая у нас жила, для которой я должна была стоять в очередях, готовить, мыть посуду и прочее.

Знаешь сказку Андерсена? Был милый мальчик, любил свою бабушку, вдруг злая фея бросила ему осколок зеркала, и он невзлюбил свою бабушку и всех близких. Вот это в каком-то возрасте произошло с Зиниными детьми. Все домашнее им сделалось противным. Мне казалось, что у меня с Викой были всегда хорошие отношения, никаких ссор у нас никогда не случалось. Вдруг, когда ему было уже двадцать восемь лет (до этого возраста он ведь не уезжал из дома), он мне заявляет: «С тех пор, как я помню себя, я всегда тебя ненавидел». Потом эту же фразу он мне повторил, когда ему было уже тридцать восемь лет. Это счастье, что нам удалось разъехаться. Были ли у Зины [и Лунгиных в Москве], видели ли «великого человека», как иронически «мой мальчик» [ Александр Ефимович Парнис ] называет Вику. Удостоил ли он Вас своим разговором или глядел на Вас как будто Вы не человек, а воздух? Вы знаете, есть такой рассказ Мопассана. Какой-то человек, по-видимому, парижанин, сошел с ума. Очевидно, у него началась мания величия. Придя с прогулки домой, он рассказал, что все монархи Европы ему кланялись. Когда кому-нибудь везло, мы дома говорили «уже tous les monarques de l?Europe l?ont salue». Кажется, в этой стадии сейчас Вика. Вика очень странный, то он дружит, дружит, целыми днями у кого- нибудь пропадает, а потом как ножом обрежет: знать не хочет и годами не заходит. Вдруг звонит [домработница] Ганя . Приглашает меня придти к ним обедать: «она и удвох». Что означает, что Вика куда-то уехал, и я могу придти, не побеспокоив их «паныча» (пишу по-русски, а не по-украински). На Украине ведь «панычом» называли неженатого барина, хотя бы ему было, как Вике, 50 лет. Приехала Галина Викторовна [Базий, будущая жена паныча Вики]. Могла бы у них провести один день. Не мог с ней Вика посидеть? Сперва обедали, потом лег спать, потом полез в ванну. Хорош? Она сидела у меня весь вечер! Вы считаете, Паустовский талантливее Вики? Не нахожу. Вика *действительно талантлив. Его люди мне чужды, все milieu [(среда, окружение) противно, но пишет он хорошо. Вы поглядите, как легко его читать. Его «Первое знакомство» на редкость удачная, живо написанная вещь. Я села на лавочке на Крещатике и прочла не замечая времени, на одном дыхании». То же самое писала одна очень интеллигентная старуха, она очень разбирается в литературе. Села читать, писала она мне, и оторваться не могла, ее домработница зовет ее ужинать. Она с ней всегда очень любезна, а тут раздражается и говорит: «Да погодите, не мешайте!». Прочтя всю книгу, она думала, какое впечатление общее, и решила — грациозно.

[Николай Алексеевич] Ульянов мог бы быть критиком. Я например нахожу, что в Викиных вещах нет конструкции (как у Тургенева, Короленко и т.п. — все законченно), а какой-то винегрет или вермишель. А Ульянов это же самое называет «мозаикой». Хорошо звучит. Одна моя знакомая мне сказала: «Мотовиловы всегда говорят «a batons rompus» [(«урывками, через пятое на десятое»)]. Думаю, что в отношении меня это более чем верно. Но и эти Викины воспоминания [«По обе стороны океана»] (по-моему, значительно хуже «Первого знакомства») слишком уж написаны a batons rompus (из писем С.Н. Мотовиловой И.Р. Классону, ф. 9508 РГАЭ, и в Лозанну, ф. 786 отдела рукописей РГБ).

А вот психологическая зарисовка из повести Анатолия Гладилина «Меня убил скотина Пелл» (Андрей Говоров — alter ego автора): «Вика всегда удивлял Говорова полной свободой своего поведения. Казалось, в характере Вики вообще отсутствует понятие «должен», которое давило на Говорова и определяло его поступки. Вика делал то, что хотел (и писал много, легко, не мучаясь), встречался с теми, с кем хотел встречаться (для него не существовало обязаловки: мол, иначе люди обидятся. Обидятся — черт с ними!) Весь ритуал ответных визитов, ответных звонков, необходимых присутствий Вика откровенно презирал. И ему не только прощали то, что никогда бы не простили другим, его все, за исключением активных подонков с больным самолюбием, любили. Видимо, люди чувствовали, что в тот момент, когда Вика с ними, это не вежливость, не отбывание номера, нет, они ему действительно интересны».

Произведения о войне (повесть «В окопах Сталинграда» Виктора Платоновича Некрасова)

Основной темой советской литературы в послевоенные годы бы­ло осмысление подвига народа в борьбе с фашистскими оккупанта­ми. Писатели-фронтовики не могли не поделиться своими воспо­минаниями о трагических событиях в жизни страны и советского народа. Одним из первых правдивых произведений о Великой Оте­чественной войне стала повесть В. Некрасова «В окопах Сталин­града».

Некрасов Виктор Платонович (1911-1987) в августе 1941 г. был мобилизован, прошел всю войну. В памяти Некрасова было множество типов и образов, связанных с самыми трагическим стра­ницами истории страны. Сразу же после окончания войны им была написана книга «В окопах Сталинграда». Повесть появилась в ав­густе 1946 г. в журнале «Знамя». В следующем году писатель был награжден Сталинской премией. Однако в печати стали появлять­ся статьи, обвиняющие автора в излишней правдивости. Правду о войне Некрасов нес и в следующих военных рассказах: «Рядовой Лю­тиков» (1948), «Сенька» (1956), «Судак» (1958), «Посвящается Хемин­гуэю» (1959), «Вторая ночь» (1960), «Новичок» (1963). В 1974 г. В.П. Некрасов эмигрировал в Швейцарию, а затем в Париж. Книга «В окопах Сталинграда» долгие годы не издавалась.

Произведение Некрасова посвящено одному из трагических мо­ментов Великой Отечественной войны — Сталинградской битве. Именно она явилась началом перелома в ходе войны.

Повесть задумывалась Некрасовым как автобиографическая. Писатель хотел поделиться своими воспоминаниями и впечатле­ниями о бытности его полковым инженером, строителем укрепле­ний. Повествование идет от первого лица. Одним из главных геро­ев книги является лейтенант Игорь Керженцев. В повести много достоверного, написана она в лирической манере дневника. В изо­бражении событий повесть похожа на киномонтаж, где кадры бы­стро сменяют друг друга, мелькают и пропадают. Несмотря на фрагментарность изображаемого, впечатления разорванности нет. Повесть «В окопах Сталинграда» производит впечатление фоторе­портажа, в котором четко зафиксированы реальные события.

Особенное место в повести занимает вопрос о той цене, которую русский народ заплатил в этой войне. Были ошибки в командова­нии, за это судили, но люди все равно погибали. «Храбрость не в том, чтобы с голой грудью на пулемет лезть… Не атаковать, а овла­девать». Действительно, нужно беречь людей, чтобы было кому вое­вать. Но сохранить людей удавалось далеко не всегда. Там, где не хватало оружия, брали массой, заведомо посылая солдат на смерть. И все-таки победили. Материал с сайта //iEssay.ru

Повесть В. Некрасова «В окопах Сталинграда» стала настоящей правдой о войне, написанной человеком, который сам воевал, сидел в окопах, командовал ротой. В. Некрасов был одним из первых пи­сателей, кто не испугался написать о неумном командовании, рав­но признать ошибки и победы, «дегероизировать» само понятие подвига, показав, что подвиг заключается в самой будничной жиз­ни солдата.

Повесть «В окопах Сталинграда» имела принципиальное значе­ние для дальнейшего развития военной темы в советской литера­туре. Она стояла у истоков столь заметно заявившей о себе на ру­беже пятидесятых и шестидесятых годов литературы фронтового поколения, которую потом называли «лейтенантской прозой». В. Некрасов был признанным ее лидером.

Некрасов Виктор Платонович

Род. 4 (17) июня 1911 г., в Киеве, ум. 3 сентября 1987 г., в Париже.

Выпускник архитектурного факультета Киевского строительного института (1936), студии при Киевском театре русской драмы (1937). В литературе дебютировал в 1946 г. («В окопах Сталинграда», ж-л «Знамя»). Произведения: «В родном городе» (1954), «Судак» (1958), «Вторая ночь» (1960), «Кира Георгиевна» (1961), «По обе стороны океана» (очерки, 1962), «Записки зеваки» (путевые очерки, 1975), «Взгляд и нечто» (1977), «По обе стороны стены. » (1977), «Из дальних странствий возвратясь. » (1979—1981), «Саперлипопет, или Если б да кабы, да во рту росли грибы. » (1983), «Маленькая печальная повесть» (1986). Лауреат Сталинской премии (1947). В 70-е гг. эмигрировал (Франция).

Некрасов Виктор Платонович

Краткие содержания

(1911-1987)

Виктор Платонович Некрасов был известным прозаиком. Он родился 4 июня в г. Киеве, его отец был врачом. Виктор поступил в среднюю общеобразовательную школу, а после ее окончания сдает документы и поступает в Киевский строительный институт на факультет архитектуры. Учеба не была ему в тягость и в 1936 году он оканчивает институт. Одновременно с архитектурным институтом, он посещает занятия в театральной студии, а также подрабатывает актером и художником в театре; при этом, по долгу своей профессии едет с гастролями в Киев, Киров, Владивосток, Ростов-на-Дону и другие города.

Поворот в судьбе Виктора наметился, когда началась Отечественная война. Во время войны, как свидетельствует биография Некрасова, он добровольно отправляется на фронт, где сам сумел пройти долгий и нелегкий путь от Ростова до Сталинграда. С окончанием войны, Некрасов начинает заниматься, непосредственно, писательской деятельностью — и в 1947 году в известном в то время журнале «Знамя» печатается произведение Некрасова под названием «В окопах Сталинграда», которое после этого было даже удостоено Сталинской премии. Полученные деньги Некрасов отдает на приобретение инвалидных колясок для тех, кто пострадал во время военных действий.

Но не всегда у Некрасова все было гладко на писательском поприще. Так, в 1954 году он пишет повесть, под названием «В родном городе», которая была воспринята в штыки и раскритикована партийными деятелями. «Перепало» даже главному редактору «Знамя», который согласился напечатать эту повесть,- его просто-напросто уволили.

1959 год ознаменовался выходом повести Некрасова под названием «Кира Георгиевна», после которой автор выступает в «Литературной газете», где говорит о необходимости установить памятник в честь советских людей, расстрелянных в 1941 году в Бабьем Яре. Сначала его осудили за якобы «массовые сионистские сборища», однако, прошло немного времени, и памятник все же был установлен.

В 1960-х годах Виктор Некрасов отправился в Италию, Францию, Соединенные Штаты Америки, посмотрел на жизнь людей в этих странах, а по возвращении написал серию очерков «Первое знакомство», «По обе стороны океана» и «Месяц во Франции».

Если говорить о творчестве Некрасова в целом, то можно сказать, что он был человеком честным, открытым и прямолинейным, порой, даже слишком прямолинейным. К примеру, Никита Хрущев как-то раз обвинил Некрасова в «низкопоклонническом отношении к Западу»; и после этих слов Хрущева в доме Некрасова был проведен обыск, и оттуда были изъяты все принадлежащие ему журналы, газеты и другие печатные материалы. В 1974 году Некрасов эмигрировал во Францию, а позже в Париже вышли в свет его «Сталинград» (1981), «Как я стал Шевалье» (1984) и другие.

Виктор Некрасов скончался в сентябре 1987 года в Париже.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Adblock detector