Некрасов Н

И вот они опять, знакомые места,
Где жизнь текла отцов моих, бесплодна и пуста,
Текла среди пиров, бессмысленного чванства,
Разврата грязного и мелкого тиранства;
Где рой подавленных и трепетных рабов
Завидовал житью последних барских псов,
Где было суждено мне божий свет увидеть,
Где научился я терпеть и ненавидеть,
Но, ненависть в душе постыдно притая,
Где иногда бывал помещиком и я;
Где от души моей, довременно растленной,
Так рано отлетел покой благословленный,
И неребяческих желаний и тревог
Огонь томительный до срока сердце жег.
Воспоминания дней юности — известных
Под громким именем роскошных и чудесных,-
Наполнив грудь мою и злобой и хандрой,
Во всей своей красе проходят предо мной.

Вот темный, темный сад. Чей лик в аллее дальной
Мелькает меж ветвей, болезненно-печальный?
Я знаю, отчего ты плачешь, мать моя!
Кто жизнь твою сгубил. о! знаю, знаю я.
Навеки отдана угрюмому невежде,
Не предавалась ты несбыточной надежде —
Тебя пугала мысль восстать против судьбы,

Роскошны вы, хлеба заповедные
Родимых нив —
Цветут, растут колосья наливные,
А я чуть жив!
Ах, странно так я создан небесами,
Таков мой рок,
Что хлеб полей, возделанных рабами,
Нейдет мне впрок!

Стихи некрасова о родине

Имя Н. А. Некрасова неразрывно связано в нашем представлении с крестьянской Россией. Пожалуй, никто из поэтов не смог так постичь душу народа, его психологию, высокие нравственные качества. Стихи Некрасова наполнены могучим чувством сострадания к своему народу, его бесправной, подневольной судьбе, огромным желанием сделать его будущее светлым и прекрасным. Некрасова называют «певцом народного горя». Его «кнутом иссеченная муза» служила делу пробуждения многомиллионных масс трудящихся к борьбе за свои права. Творчество Некрасова охватывает значительный период русской истории. В его произведениях предстает и крепостническая, и пореформенная Россия, в которой неизменным оставалось нищенское и бесправное положение народа. Чем же была родина для Некрасова? Идиллическим «дворянским гнездом», с которым связаны светлые детские воспоминания?

Нет! в юности моей, мятежной и суровой,
Отрадного душе воспоминанья нет.

К такому выводу приходит Некрасов в стихотворении «Родина», вспоминая о своих детских годах, проведенных в отцовской усадьбе. На первый взгляд, это стихотворение воспроизводит картины биографии поэта. Но они настолько типичны, что представляют собой обобщенный образ крепостной России. И автор выносит ей свой беспощадный приговор. Атмосфера рабства влияла и на крестьян, и на их господ, обрекая одних на бесправие и нищету, других – на роскошь и праздность.

И вот они опять, знакомые места,
Где жизнь отцов моих, бесплодна и пуста,
Текла среди пиров, бессмысленного чванства,
Разврата грязного и мелкого тиранства;
Где рой подавленных и трепетных рабов
Завидовал житью последних барских псов.

На что же надеется задавленный нуждой русский мужик? Один из вариантов ответа на этот вопрос мы находим в стихотворении «Забытая деревня» (1855). В каждой из пяти строф этого стихотворения удивительно емко и лаконично дана отдельная законченная картина из жизни «забытой деревни». И в каждой из них – человеческие судьбы, заботы и проблемы: здесь и просьба «бабушки Ненилы» починить избенку, и произвол «лихоимца жадного», отрезавшего у крестьян «землицы косячок изрядный», и мечты Наташи и вольного хлебопашца о свадьбе и семейном счастье. Все надежды этих людей связаны с предполагаемым приездом барина. «Вот приедет барин – барин нас рассудит» – этот рефрен проходит через все некрасовское стихотворение. Но напрасно крестьяне надеются на справедливое и гуманное отношение к ним барина. Ему нет дела до крестьян. Прошли годы, прежде чем они дождались барина, привезенного в гробу.

Старого отпели, новый слезы вытер,
Сел в свою карету – и уехал в Питер.

Этими наполненными горькой иронией строчками заканчивается стихотворение, в котором явственно звучит мысль о бесполезности и безрезультатности просьб и жалоб крестьян к господам. Эта тема находит продолжение в стихотворении «Размышления у парадного подъезда» (1858), в котором автор с огромной обобщающей силой рисует угнетенное положение русского народа. Перед глазами лирического героя разыгрывается типичная сцена. Крестьяне-ходатаи приходят к парадному подъезду в поисках защиты от произвола мироедов у влиятельного петербургского сановника. «С выраженьем надежды и муки» обращаются они к швейцару, прося допустить их к вельможе и предлагая жалкие крестьянские гроши.

Но швейцар не пустил, скудной лепты не взяв,
И пошли они, солнцем палимы.

Эта сцена, выразительно, реалистически нарисованная автором, вызывает естественное чувство сострадания к униженному, подневольному народу. В этом эпизоде явственно проступают такие черты русского крестьянства, как смирение, покорность, привычка безропотно подчиняться силе. Ведь мужики не делают никакой попытки добиться аудиенции у вельможи, чтобы выполнить возложенную на них миссию, а ведь «брели-то долгонько они из каких-нибудь дальних губерний». Прогнанные швейцаром, они «с непокрытыми шли головами». Эта выразительная деталь подчеркивает пассивность крестьянства, неумение отстаивать свои права.

Описанный эпизод заставил лирического героя задуматься над нынешним положением русского народа, судьба которого находится в руках вельмож, почивающих в «роскошных палатах». Обращаясь к этому влиятельному сановнику, автор тщетно пытается пробудить в его душе добро, воротить ушедших крестьян. Но «счастливые глухи к добру», – горестно констатирует герой. Вельможе и ему подобным безразлична судьба собственного народа, его страдания, тем более, что русский мужик привык терпеть. Автор обращается с риторическими вопросами к Волге, к родной земле, к народу. Смысл этих обращений – в стремлении вывести народ из состояния духовного сна, поднять его на борьбу за лучшее будущее, ибо он может освободиться только собственными силами. Но в вопросе, обращенном к народу, звучат боль и сомнение, напоминающие пушкинскую «Деревню».

Эх, сердечный!
Что же значит твой сон бесконечный?
Ты проснешься ль, исполненный сил,
Иль, судеб повинуясь закону,
Все, что мог, ты уже совершил, –
Создал песню, подобную стону,
И духовно навеки почил.

В «Железной дороге» (1864) уже слышится уверенность поэта в светлом будущем русского народа, хотя он и отдает себе отчет в том, что эта прекрасная пора наступит нескоро. А в настоящем в «Железной дороге» предстает та же картина духовного сна, пассивности, забитости и смирения. Предпосланный стихотворению эпиграф помогает автору высказать свой взгляд на народ в полемике с генералом, который называет строителем железной дороги графа Клейнмихеля, а народ в его представлении – это «варвары, дикое скопище пьяниц». Некрасов в стихотворении опровергает это утверждение генерала, рисуя образы подлинных строителей дороги, рассказывая о тяжелейших условиях их жизни и труда. Но поэт стремится пробудить в юном Ване, олицетворяющем молодое поколение России, не только жалость и сострадание к угнетенному народу, но и глубокое уважение к нему, к его созидательному труду.

Благослови же работу народную
И научись мужика уважать. Народ в представлении Некрасова – это «сеятель и хранитель» русской земли, создатель всех материальных ценностей, творец жизни на земле. В нем таятся скрытые могучие силы, которые рано или поздно вырвутся на простор. Поэтому Некрасов верит в то, что народ преодолеет все трудности и «широкую, ясную грудью дорогу проложит себе». Но, чтобы наступило это долгожданное время, нужно с колыбели внушать мысли о том, что счастье – не в холопском терпении и покорности, а в борьбе с угнетателями, в бескорыстном труде. В «Песне Еремушке» сталкиваются два мировоззрения, два возможных жизненных пути, которые ожидают пока еще несмышленого младенца. Одна судьба, которую пророчит ему в песне няня, – это путь рабской покорности, который приведет его к «привольной и праздной» жизни. Этой холопской, лакейской морали противопоставлено иное представление о счастье, которое раскрывается в песне «проезжего городского». Оно понимается как борьба за народные интересы, которая наполнит жизнь высоким смыслом, подчинит благородной цели.

С этой ненавистью правою,
С этой верою святой
Над неправдою лукавою
Грянешь божьею грозой.

Лирика, стихи поэта Николая Некрасова, на темы: любовь, Родина, природа, народ, женщина.

А ведь, бывало, охотно
Шла ты ко мне вечерком,
Как мы с тобой беззаботно
Веселы были вдвоем!

Как выражала ты живо
Милые чувства свои!
Помнишь, тебе особливо
Нравились зубы мои,

Как любовалась ты ими,
Как целовала, любя!
Но и зубами моими
Не удержал я тебя.

Завтра Маше подруга покажет
Дорогой и красивый наряд.
Ничего ему Маша не скажет,
Только взглянет. убийственный взгляд!

В ней одной его жизни отрада,
Так пускай в нем не видит врага:
Два таких он ей купит наряда.
А столичная жизнь дорога!

Есть, конечно, прекрасное средство:
Под рукою казенный сундук;
Но испорчен он был с малолетства
Изученьем опасных наук.

Человек он был новой породы:
Исключительно честь понимал,
И безгрешные даже доходы
Называл воровством, либерал!

Лучше жить бы хотел он попроще,
Не франтить, не тянуться бы в свет,-
Да обидно покажется теще,
Да осудит богатый сосед!

Все бы вздор. только с Машей не сладишь,
Не втолкуешь — глупа, молода!
Скажет: «Так за любовь мою платишь!»
Нет! упреки тошнее труда!

И кипит-поспевает работа,
И болит-надрывается грудь.
Наконец наступила суббота:
Вот и праздник — пора отдохнуть!

Он лелеет красавицу Машу,
Выпив полную чашу труда,
Наслаждения полную чашу
Жадно пьет. и он счастлив тогда!

Если дни его полны печали,
То минуты порой хороши,
Но и самая радость едва ли
Не вредна для усталой души.

Скоро в гроб его Маша уложит,
Проклянет свой сиротский удел,
И — бедняжка!- ума не приложит:
Отчего он так быстро сгорел?

Задавши страху дерзновенным,
Пошел я храбро по рядам
И в кровь коленопреклоненным
Коленом тыкал по зубам.

Знай, дитя: ей долгим, ярким светом
Не гореть на имени моем:
Мне борьба мешала быть поэтом,
Песни мне мешали быть бойцом.

Кто, служа великим целям века,
Жизнь свою всецело отдает
На борьбу за брата-человека,
Только тот себя переживет.

К чему хандрить, оплакивать потери?
Когда б хоть легче было от того!
Мне самому, как скрип тюремной двери,
Противны стоны сердца моего.

Всему конец. Ненастьем и грозою
Мой темный путь недаром омрача,
Не просветлеет небо надо мною,
Не бросит в душу теплого луча.

Волшебный луч любви и возрожденья!
Я звал тебя — во сне и наяву,
В труде, в борьбе, на рубеже паденья
Я звал тебя,- теперь уж не зову!

Той бездны сам я не хотел бы видеть,
Которую ты можешь осветить.
То сердце не научится любить,
Которое устало ненавидеть.

Грянь над пучиною моря,
В поле, в лесу засвищи,
Чашу вселенского горя
Всю расплещи.

А прежде. помнишь? Молода,
Горда, надменна и прекрасна,
Ты им играла самовластно,
Но он любил, любил тогда!

Так солнце осени — без туч
Стоит, не грея, на лазури,
А летом и сквозь сумрак бури
Бросает животворный луч.

Ни звука из ее груди,
Лишь бич свистал, играя.
И Музе я сказал: «Гляди!
Сестра твоя родная!»

«Родина» Н. Некрасов

И вот они опять, знакомые места,
Где жизнь текла отцов моих, бесплодна и пуста,
Текла среди пиров, бессмысленного чванства,
Разврата грязного и мелкого тиранства;
Где рой подавленных и трепетных рабов
Завидовал житью последних барских псов,
Где было суждено мне божий свет увидеть,
Где научился я терпеть и ненавидеть,
Но, ненависть в душе постыдно притая,
Где иногда бывал помещиком и я;
Где от души моей, довременно растленной,
Так рано отлетел покой благословленный,
И неребяческих желаний и тревог
Огонь томительный до срока сердце жег…
Воспоминания дней юности — известных
Под громким именем роскошных и чудесных, —
Наполнив грудь мою и злобой и хандрой,
Во всей своей красе проходят предо мной…

Вот темный, темный сад… Чей лик в аллее дальной
Мелькает меж ветвей, болезненно-печальный?
Я знаю, отчего ты плачешь, мать моя!
Кто жизнь твою сгубил… о! знаю, знаю я.
Навеки отдана угрюмому невежде,
Не предавалась ты несбыточной надежде —
Тебя пугала мысль восстать против судьбы,
Ты жребий свой несла в молчании рабы…
Но знаю: не была душа твоя бесстрастна;
Она была горда, упорна и прекрасна,
И всё, что вынести в тебе достало сил,
Предсмертный шепот твой губителю простил.

И ты, делившая с страдалицей безгласной
И горе и позор судьбы ее ужасной,
Тебя уж также нет, сестра души моей!
Из дома крепостных любовниц и царей
Гонимая стыдом, ты жребий свой вручила
Тому, которого не знала, не любила…
Но, матери своей печальную судьбу
На свете повторив, лежала ты в гробу
С такой холодною и строгою улыбкой,
Что дрогнул сам палач, заплакавший ошибкой.

Вот серый, старый дом… Теперь он пуст и глух:
Ни женщин, ни собак, ни гаеров, ни слуг, —
А встарь. Но помню я: здесь что-то всех давило,
Здесь в малом и большом тоскливо сердце ныло.
Я к няне убегал… Ах, няня! сколько раз
Я слезы лил о ней в тяжелый сердцу час;
При имени ее впадая в умиленье,
Давно ли чувствовал я к ней благоговенье.

Ее бессмысленной и вредной доброты
На память мне пришли немногие черты,
И грудь моя полна враждой и злостью новой…
Нет! в юности моей, мятежной и суровой,
Отрадного душе воспоминанья нет;
Но всё, что, жизнь мою опутав с детских лет,
Проклятьем на меня легло неотразимым, —
Всему начало здесь, в краю моем родимом.

И с отвращением кругом кидая взор,
С отрадой вижу я, что срублен темный бор —
В томящий летний зной защита и прохлада, —
И нива выжжена, и праздно дремлет стадо,
Понурив голову над высохшим ручьем,
И набок валится пустой и мрачный дом,
Где вторил звону чаш и гласу ликованья
Глухой и вечный гул подавленных страданий,
И только тот один, кто всех собой давил,
Свободно и дышал, и действовал, и жил…

Анализ стихотворения Некрасова «Родина»

Николай Некрасов по праву считается одним из наиболее ярких русских поэтов-реалистов, который в своих произведениях изображал жизнь без каких-либо приукрашиваний. Очень многие его стихи вскрывают пороки общества, все еще обремененного крепостным правом, показывая резкий контраст между жизнью помещиков и крестьян. Одним из таких обличительных произведений является стихотворение «Родина», написанное в 1847 году, когда Некрасов уже был достаточно известным поэтом и публицистом, а также вполне состоявшимся и зрелым человеком. В этом произведении автор обращается к своим детским воспоминаниям, навеянным поездкой в родовое имение Грешнево Ярославской губернии.

Следует отметить, что детство поэта прошло под знаком вечной тирании отца, отставного поручика. В семье Некрасовых было 13 детей, и, по воспоминаниям поэта, царил казарменный порядок. Мать Некрасова, польская красавица Александра Закревская, вышла замуж по любви без родительского благословения и очень скоро разочаровалась неравным союзом, так как ее избранник оказался человеком неуравновешенным и жестоким. В подобной атмосфере нетерпимости и вырос Николай Некрасов, с детских лет наблюдая над тем, как отец издевается не только над крепостными крестьянами, но и над домочадцами. Поэтому родина у поэта ассоциируется с мрачным и угрюмым домом, темным садом и постоянным ощущением несправедливости. При этом автор отмечает, что «научился терпеть и ненавидеть», а также впервые примерил на себе обличие помещика, стыдясь этого в душе и не имея сил изменить домашний уклад жизни.

Мать свою поэт вспоминает как очень умную, гордую и образованную женщину, которая, тем не менее, всю свою жизнь вынуждена была сносить унижения со стороны мужа-тирана. При всех своих достоинствах Александра Закревская никогда не помышляла о том, чтобы восстать против собственного супруга. Поэтому «все, что вынести в тебе достало сил, предсмертный шепот твой губителю простил», — пишет поэт, обращаясь к матери.

Из стихотворения «Родина» становится ясно, что отец поэта не только свел в могилу свою законную супругу. Такая же участь постигла и многочисленных любовниц помещика Некрасова. Поэтому в холодном большом доме единственной отрадой будущего поэта была няня, к которой он убегал в самые трудные моменты своей жизни. Но даже ее доброту Некрасов называет «бессмысленной и вредной», так как она отравляла существование автора сильнее, чем царившая вокруг ненависть. Поэтому поэт отмечает, что в его юности «отрадного душе воспоминанья нет». И годы, проведенные в отчем доме, вызывают у него чувство злости. Поэт убежден, что этот период жизни стал для него проклятьем, и «всему начало здесь, в краю моем родном».

Именно поэтому картина разрушающегося родового гнезда, которое автор посетил спустя много лет, вызвала у Некрасова чувство отрады. Поэт словно бы хороним вместе со старым домом, вырубленной рощей и опустевшими полями свое безрадостное прошлое, которое ассоциируется у автора с болью, горечью и осознанием того, что он на своей родине почти так же бесправен, как и крепостные крестьяне. Это чувство вполне оправдано, так как юношей поэт был вынужден бежать из дома в Санкт-Петербург, провожаемый проклятьями отца, который грозился лишить его наследства. В итоге в родовом поместье из многочисленных наследников никто так и не захотел жить. Объясняя этот феномен, поэт отмечает, что в доме ему до сих пор чудится «глухой и вечный гул подавленных страданий». А единственным человеком, который ощущал себя здесь по-настоящему счастливым, был его отец.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: