Некрасов баюшки баю стих

Непобедимое страданье,
Неумолимая тоска.
Влечет, как жертву на закланье,
Недуга черная рука.
Где ты, о муза! Пой, как прежде!
«Нет больше песен, мрак в очах;
Сказать: умрем! конец надежде!
Я прибрела на костылях!»

Костыль ли, заступ ли могильный
Стучит. смолкает. и затих.
И нет ее, моей всесильной,
И изменил поэту стих.
Но перед ночью непробудной
Я не один. Чу! голос чудный!
То голос матери родной:

«Пора с полуденного зноя!
Пора, пора под сень покоя;
Усни, усни, касатик мой!
Прийми трудов венец желанный,
Уж ты не раб — ты царь венчанный;
Ничто не властно над тобой!

Не страшен гроб, я с ним знакома;
Не бойся молнии и грома,
Не бойся цепи и бича,
Не бойся яда и меча,
Ни беззаконья, ни закона,
Ни урагана, ни грозы
Ни человеческого стона,
Ни человеческой слезы.

Усни, страдалец терпеливый!
Свободной, гордой и счастливой
Увидишь родину свою,
Баю-баю-баю-баю!

Еще вчера людская злоба
Тебе обиду нанесла;
Всему конец, не бойся гроба!
Не будешь знать ты больше зла!
Не бойся клеветы, родимый,
Ты заплатил ей дань живой,
Не бойся стужи нестерпимой:
Я схороню тебя весной.

Не бойся горького забвенья:
Уж я держу в руке моей
Венец любви, венец прощенья,
Дар кроткой родины твоей.
Уступит свету мрак упрямый,
Услышишь песенку свою
Над Волгой, над Окой, над Камой,
Баю-баю-баю-баю. «

«Песня Еремушке» Н. Некрасов

— Стой, ямщик! жара несносная,
Дальше ехать не могу! —
Вишь, пора-то сенокосная —
Вся деревня на лугу.

У двора у постоялого
Только нянюшка сидит,
Закачав ребенка малого,
И сама почти что спит;

Через силу тянет песенку
Да, зевая, крестит рот,
Сел я рядом с ней на лесенку,
Няня дремлет и поет:

«Ниже тоненькой былиночки
Надо голову клонить,
Чтоб на свете сиротиночке
Беспечально век прожить.

Сила ломит и соломушку —
Поклонись пониже ей,
Чтобы старшие Еремушку
В люди вывели скорей.

В люди выдешь, всё с вельможами
Будешь дружество водить,
С молодицами пригожими
Шутки вольные шутить.

И привольная, и праздная
Жизнь покатится шутя…»
Эка песня безобразная!
— Няня! дай-ка мне дитя! —

«На, родной! да ты откудова?^
— Я проезжий, городской.—
«Покачай; а я покудова
Подремлю… да песню спой!»

— Как не спеть! спою, родимая,
Только, знаешь, не твою.
У меня своя, любимая…
Баю-баюшки-баю!

В пошлой лени усыпляющий
Пошлых жизни мудрецов,
Будь он проклят, растлевающий
Пошлый опыт — ум глупцов!

В нас под кровлею отеческой
Не запало ни одно
Жизни чистой, человеческой
Плодотворное зерно.

Будь счастливей! Силу новую
Благородных юных дней
В форму старую, готовую
Необдуманно не лей!

Жизни вольным впечатлениям
Душу вольную отдай,
Человеческим стремлениям
В ней проснуться не мешай.

С ними ты рожден природою —
Возлелей их, сохрани!
Братством, Равенством, Свободою
Называются они.

Возлюби пх! на служение
Им отдайся до конца!
Нет прекрасней назначения,
Лучезарней нет венца.

Будешь редкое явление,
Чудо родины своей;
Не холопское терпение
Принесешь ты в жертву ей:

Необузданную, дикую,
К угнетателям вражду
И доверенность великую
К бескорыстному труду.

С этой ненавистью правою,
С этой верою святой
Над неправдою лукавою
Грянешь божьею грозой…

И тогда-то…— Вдруг проснулося
И заплакало дитя.
Няня быстро встрепенулася
И взяла его, крестя.

«Покормись, родимый, грудкою!
Сыт. Ну, баюшки-баю!»
И запела над малюткою
Снова песенку свою…

Анализ стихотворения Некрасова «Песня Еремушке»

Николай Некрасов не понаслышке знал о том, как тяжела жизнь русских крестьян. Он и сам в полной мере испытал, что значит голод и лишения, когда в 16 лет из-за разногласий с отцом решил покинуть родное поместье. Поэтому поэт искренне сочувствовал всем несчастным и обездоленным, пытаясь им помочь любыми доступными способами.

Тем не менее, очень скоро Некрасов стал понимать, что русские крестьяне попросту не знают иной доли, они веками привыкли батрачить на своего помещика, мечтая лишь о том, чтобы он получше устроил их судьбу. Крепостные девушки рассчитывали удачно выйти замуж и остаться в родном имении, а юноши надеялись на то, что им не придется пополнить ряды солдат, отдав муштре и строевой подготовке 25 лет своей жизни.

Некрасов бунтовал против подобного положения дел и часто вел философские беседы с простолюдинами, пытаясь им внушить, что под лежачий камень вода не течет. Однако его слова так не разу и не были услышаны. Именно по этой причине в 1859 году появилось стихотворение «Песня Еремушке», в которой автор обличает бесхребетность и покорность русского народа, фактически призывая его к бунту.

Свою идею о смене строя Некрасов облекает в форму захватывающего поэтического рассказа, довольно долго подводя читателя к мысли о том, что в обществе уже назрели глобальные перемены. Себя в этом произведении поэт представляет в качестве случайного путника, который решил отдохнуть после длительной дороги во время полуденного зноя, и присел возле чужой избы на завалинку, где няня, разморенная жарой, укачивала чужого ребенка.

Женщина пела малышу песню, суть которой сводилась к тому, что маленький Еремушка должен быть покорным и послушным, чтобы «на свете беспечально век прожить». Крестьянская логика оказалась довольно простой и примитивной. Если угождать тем, от кого напрямую зависит твоя судьба, то, глядишь, власть имущие помогут даже крестьянскому сыну выбиться в люди. «И привольная, и праздная жизнь покатится шутя», — напевала няня. Подобные слова возмутили автора, который попросил покачать малыша и спел ему свою колыбельную, рассказав, каким он видит его дальнейшую судьбу. Обращаясь к малышу, поэт призывает его поступать более разумно и стать, наконец, свободным. «Жизни вольным впечатлениям душу вольную отдай», — увещевает младенца автор, считая, что любой человек заслуживает того, чтобы самостоятельно определять свое будущее, поступая так, как подсказывает ему душа. Однако словам поэта так и не суждено быть услышанными, потому что очень скоро няня забирает у него малыша и заводит свою колыбельную, которая учит Еремушку гнуть спину на панов и радоваться любым их подачкам.

Некрасов баюшки баю стих

В разоблачении поэт доходит до конца. В «Утре» Некрасова страшная обнаженность жизни находит выражение и в своеобразной наготе рассказа. Особенность образной структуры произведения заключается в отсутствии образов, начисто пропадает какая бы то ни было метафоричность, каждое слово употреблено в своем прямом значении и уравнено с другими.
В то же время именно потому, что образы «дряхлого мира», «рокового пути» для поэта так укрупнились, он ищет не только противостоящие положительные начала, но ищет для них новую и большую меру. Так изменяются образы и поэта («Поэту»), и героя («Пророк»), и матери. На примере образов героя и матери это проявляется особенно явственно.
Идеал гражданина, высшего человека, героя менялся у Некрасова, все более приобретая качества высшей духовности и идеальности, абсолютируясь и даже осеняясь именем Христа, осознанного, конечно, совсем не в официальном церковно-православном духе. Дистанция, пройденная на этом пути Некрасовым, явственно отмечается двумя произведениями: «Памяти приятеля» и «Пророк». Первое связано с именем Белинского, второе — с именем Чернышевского.
Стихотворение «Памяти приятеля» написано к пятилетию со дня смерти Белинского. Есть все основания думать, что лишь цензурные обстоятельства не позволили Некрасову назвать имя Белинского. В стихотворении создан образ именно и только Белинского. Недаром Тургенев воспользовался строкой «упорствуя, волнуясь и спеша» в своих воспоминаниях о Белинском как точно зафиксированной неповторимой психологической приметой великого критика.
Белинский был для Некрасова «пророком» не менее, чем Чернышевский, Чернышевский был «приятелем» Некрасова еще более, чем Белинский. И все же в одном случае — «приятель», в другом — «пророк». Хотя, видимо, и судьба Чернышевского тоже стояла за образом, создаваемым в стихотворении «Пророк», смысл стихотворения бесконечно шире. Образ пророка — высший тип героизма, духовности, подвижничества, ни за кем персонально не закрепленный и никем персонально до конца не выраженный. «Памяти приятеля» — только о Белинском. «Пророк» — далеко не только о Чернышевском. Тяга к такому типу особенно характерна для Некрасова семи¬десятых годов и входит в общие поиски высших положительных начал.
Подобно образу героя-гражданина, не оставался неизменным образ матери. Еще в пятидесятые годы Некрасов создает образ матери в поэме «Рыцарь на час». Здесь слиты в одно и реальные биографические приметы матери поэта, и идеальные начала в ней, в общем выходящие за пределы реального биографического лица, хотя и связанные с ним. В дальнейшем, в семидесятые годы, этот образ как бы раздваивается и предстает в двух разных произведениях. Более реальный — в поэме «Мать», тесно связанной с ранними разработками Некрасовым этой темы. Поэма «Мать» во многом автобиографична. Образ матери в ней, сравнительно с «Рыцарем на час», гораздо более конкретен, а в черновых набросках к поэме были намечены сцены (например, с любовницей отца Аграфеной), которые еще более обытовляли его. Поэма не была закончена и вряд ли только из-за болезни. Уже в начале поэт обращался к матери:
Благослови, родная: час пробил! В груди кипят рыдающие звуки, Пора, пора им вверить мысль мою! Твою любовь, твои святые муки, Твою борьбу, подвижница, пою.
Однако вопреки этой заявке из поэмы ушло нечто такое, что было уже в «Рыцаре на час», а именно — идеальность. Зато эта идеальность в бесконечно более высокой степени воплотилась в другом стихотворении — одном из лучших у Некрасова — «Баюшки-баю», созданном менее чем через месяц после того, как прекратилась работа над поэмой «Мать».
В этом стихотворении мать — последнее прибежище перед лицом всех потерь, утраты музы, перед лицом самой смерти. И мать утешает, прощает, разрешает.
Мать наделена здесь прерогативами божества, всевластием абсолютным. Таким образом, в поэзии Некрасова есть некая восходящая триада развития образа — даже шире — идеи матери: мать, мать-родина, мать — высшее идеальное начало. Подобное движение есть и в процессе создания образа — и шире — идеи героя: приятель, гражданин, пророк. При этом у Некрасова происходит своеобразное возвращение к «наивностям» «первоначального христианства с его демократически-революционным духом» о котором говорил В. И. Ленин.
Конечно, для Некрасова бога как такового, в церковно-празославном представлении, не существовало. Тем более не приходится говорить о чем-то складывающемся в религиозную концепцию. И все же в последних стихах Некрасова мы видим поиски абсолютного утверждения перед лицом абсолютного отрицания — смерти.
Интересно, что если в поэме «Мать» он, поэт, лирический герой, успокаивает, утешает мать, то во втором произведении— «Баюшки-баю» это делает она:

Некрасов баюшки баю стих

«Я решил ни одной минуты из этих постылых 6ти месяцев не потерять даром. Я у них шкуру сдеру и живой им в руки не дамся. Я с остервенением сажусь за свои книги. Я бесконечно учу слова (их уж очень немного), я читаю в постели, за обедом, на улице. В музей я прихожу в 9–10, а ухожу после звонка»

«Отражение личности писателя в языке его произведений и называется его индивидуальным стилем, присущим ему одному. Потому-то я и говорю, что, исказив его стиль, мы тем самым исказим его лицо»

«Если вам захочется пристрелить музыканта, вставьте заряженное ружье в пианино, на котором он будет играть. Сделайте так, чтобы ружье было нацелено прямо в лоб музыканту. Ничего не подозревая, он сядет за ваш инструмент сыграть ну хотя бы Бетховена, но только нажмет педаль, пианино выстрелит, и нет музыканта»

«А в деревне бабы рожают, петухи кричат, голопузые дети дерутся на солнце, — крепкий народ, правильный народ, он поставит на своем, не бойтесь. Хоть из пушек в него пали, а он будет возить навоз, любить землю, помнить зимних и вешних Никол, и ни своих икон, ни своих тараканов никому не отдаст»

«В нашем классе я считался чемпионом диктовки. Не знаю отчего, но чуть не с семилетнего возраста я писал без единой ошибки самые дремучие фразы. В запятых не ошибался никогда»

«Л.Н. вернулся с прогулки очень усталый, но даже не присел отдохнуть, а тотчас же стал перечитывать рукопись и, сделав в ней своею рукой много поправок, очень четко и твердо подписал свое имя. Несмотря на все последующие события, Л.Н. не раз возвращался к своей статье»

«Каждая сказка моя (за исключением «Телефона») театральна по своей импровизации. Словно на сцене развертывается каждый сюжет. Чтобы детская поэма дошла до большей аудитории ребят, я строю ее, как театральную пьесу: в каждой есть завязка, коллизия враждующих сил и драматургическое разрешение этой коллизии»

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: