Романтическое двоемирие в русской поэзии

В начале 19 века на смену сентиментализма и классицизма в русскую поэзию, пришла веха романтизма. Русские поэты – романтики сделали огромный вклад в развитие русской литературы: они по-новому истолковали национальный фольклор и мифологию, основали традицию введения в литературу национально-самобытной культуры.

Общие характеристики русской поэзии начала 19 века

Романтики подчеркивали в своих произведениях высокий смысл жизни каждого человека, осознано пренебрегали материальным бытием, расценивая его как низкое и пошлое явление. Животворным источником их произведений стала религия и мифология.

Методологический принцип романтизма заключался в противостоянии реализму. Поэтическое признание действительности в романтизме происходило через призму самого человека, его внутреннего мира.

Причины зарождения двоемирия в русской поэзии

Разочарование в силе разума привело русских романтиков к острой борьбе с повседневной действительностью. Поэты верили в то, что благодаря миру иллюзий, человек может достичь своего духовного совершенства и наполнить свою жизнь смыслом. Двоемирие в русской поэзии начала 19 века стало своеобразным побегом от суровой действительности.

Изображая в своих произведениях миры грез, включая в них фантастические сущности, которые часто перекликались с национальными мифологическими верованиями, русские поэты – романтики пытались внести изменения не только в литературные традиции, но и в сознание читателей.

Романтические герои отчаянно не хотели принимать реальность, и находили себе утешение в другом мире, наполненном их мечтами. Главными инструментами воплощения романтического двоемирия стали верования в потусторонние силы, в предсказания, в мистику сновидений.

Именно в начале 19 века русская поэзия наполняется рассказами о демонах, нечистой силе. Стоит отметить, что большинство мистических персонажей не вредят, а наоборот, помогают главным героям преодолеть трудности.

Мотив двоемирия прослеживается также в ранней поэзии Александра Сергеевича Пушкина. Позже к традиции поэтического двоемирия обраться поэты – символисты, чье творчество откроет Серебряный век русской литературы.

Романтическое двоемирие в поэзии Жуковского

Ярким примером поэтического двоемирия является баллада В. Жуковского «Светлана». Мы видим, что главную героиню мучают вполне земные вопросы, в частности, отсутствие жениха. В первой части произведения автор описывает процесс гадания: обращаясь к старинному русскому гаданию, девушки пытаются узнать будущее.

Этот эпизод частично пересекается с фантастическим сюжетом, однако в целом остается реалистичным. Далее мы видим сновидение девушки. Используя метод сна, Жуковский вносит в произведение двоемирие: в другой реальности Светлане дают ответы на ее вопросы.

Нужна помощь в учебе?

Предыдущая тема: Два разных романтических мироощущения: английский и немецкий
Следующая тема:&nbsp&nbsp&nbspТворческие судьбы Жуковского и Батюшкова

Все неприличные комментарии будут удаляться.

Национальный фольклор в поэзии Пушкина

Школьное сочинение по произведениям А. С. Пушкина. Ведя читателя к познанию общечеловеческих идей через «родные и национальные явления» (Белинский), пушкинские произведения раскрывали перед ним многие стороны действительности посредством реалистически нарисованных картин и образов («Пир Петра Великого», отрывки из «Полтавы», «Капитанской дочки» и др.). Глубокий след в детском чтении, в истории детской литературы оставили «пленяющие красотой и умом» (Горький) сказки Пушкина. Сказки привлекли Пушкина «свежими вымыслами народными», причудливостью художественной формы, мудрым, критическим взглядом на жизнь, остротой социальных и нравственных идей. Поэт слушал сказки своей няни Арины Родионовны, записывал их от разных сказочников и сказочниц.

На каждом этапе своего творческого развития Пушкин создавал произведения в фольклорном стиле, все глубже проникая в обширный и разнообразный мир народной поэзии. Сказки стали итогом многолетних стремлений поэта постичь образ мыслей и чувств народа, особенности его характера, устного творчества и языка. Основным источником всех сказок Пушкина послужил русский сказочный фольклор. Но поэт обращался и к лубочной повести, и к произведениям писателей других стран, перерабатывая эти книжные источники в русском национальном духе. В «Сказке о попе и работнике его Балде» (1830) использован популярный сюжет народной сказки «Поп и работник»; «Сказка о царе Салтане» (1831) перекликается с русской сказкой «Косоручка», «Сказка о рыбаке и рыбке» (1833) близка к сказке «Жадная старуха», с которой Пушкина познакомил В. Даль. «Сказка о мертвой царевне и семи богатырях» (1833) напоминает русские и европейские сказки о невинно гонимых падчерицах («Волшебное зеркальце», «Белоснежка»); «Сказка о золотом петушке» (1834) развивает мотивы русской сказки «Петух и жерновцы» и повести американского писателя Ирвинга «Легенда об арабском звездочете». Неоконченная «Сказка о медведихе» (1830) использует темы и образы русских сказок о животных и «Песни о птицах».

Опираясь на идейно-эстетические богатства фольклора, Пушкин творчески развивал традиции народной поэзии. По словам А. М. Горького, он «еще более резко» подчеркнул в своих сказках враждебное отношение народа к царям, попам, дворянам и «украсил сказку блеском своего таланта». В сказочных поэмах Пушкина запечатлелись и народные взгляды на окружающую действительность, и личные его переживания, и обстоятельства жизни. П. Бажов писал о поразительной глубине слияния в сказках Пушкина «личного и народного творчества». В духе народного творчества обрисован жестокий, ленивый и глуповатый царь Дадон в «Сказке о золотом петушке». Он бездумно управляет страной, не любит обременять себя никакими делами и заботами. Даже о войне царь Дадон узнает последним и на испуганный крик воеводы: «Государь! проснись! беда!», растерянно спрашивает:

  • Что такое, господа? — А! Кто там? Беда какая?
  • Полны иронии обращенные к Дадону «успокоительные» возгласы золотого петушка: «Кири-ку-ку! Царствуй, лежа на боку!» Сатирическая окраска образа царя Дадона свидетельствует о резко отрицательном отношении к самодержавию всех передовых людей того времени.

Поэт творчески преобразует и другие сатирические образы фольклора. У Пушкина каждый сказочный тип имеет свой неповторимый облик, он художественно индивидуален.

Фольклорный тип бессердечной, завистливой и мстительной царицы «оживает» в пушкинской «Сказке о мертвой царевне». Это «ломливая, своенравная и ревнивая» царица. Волшебное зеркальце говорит ей, что она «на свете всех милее, всех румяней и белее»:

  • И царица хохотать,
  • И плечами пожимать,
  • И подмигивать глазами,
  • И прищелкивать перстами,
  • И вертеться подбочась,
  • Гордо в зеркальце глядясь.

Совсем иной представляется нам старуха крестьянка, ставшая по воле золотой рыбки царицей. Здесь на первом плане, как и в народной сказке, ее стремление к праздной жизни. Она восседает в роскошных царских палатах, пьет заморские вина. И опять мы видим гениальное умение поэта наполнить фольклорный сатирический образ новым содержанием, умение создать на народной основе новый художественный образ. Пушкинскую грозную царицу окружают «бояре да дворяне», стража, холуйствующая толпа. Пушкин обличает в своих сказках все господствующие классы и сословия современного ему общества.

Что такое фольклор в литературе?

Развитие общества опирается на возможность восприятия каждым новым поколением опыта, накопленного людьми, жившими до них. Это касается всех сфер бытия. Что такое фольклор? Это именно такой творческий опыт, передаваемый потомкам для сохранения и дальнейшего развития.

Художественные традиции сильны в изобразительном искусстве, в народных промыслах, в музыке, танцах. Но основой, во многом определяющей национальный характер, всегда было устное народное творчество.

Народная мудрость

Термин «фольклор» (др. англ. folc lore – «народная мудрость») ввел в оборот в середине девятнадцатого века Уильям Джон Томс, английский историк и археолог. Ученые различных стран по-разному понимают, что такое фольклор. Определение его как народной словесности и связанных со словом форм народного творчества принято у наших искусствоведов. На Западе к фольклору относят традиции в разных сторонах бытовой и культурной жизни: в жилище, одежде, кулинарии и т. д.

Общая суть этих определений — художественный творческий опыт, передаваемый и сохраняемый многими поколениями. Этот опыт основан на жизненных реалиях и тесно связан с условиями труда и повседневного быта людей. И эпические сказания, и короткие пословицы – отражение народных понятий об окружающей природе, об исторических событиях, о духовном и материальном. Тесная связь с трудом и бытом – главный признак народного искусства, его отличие от классических видов художественной деятельности.

Литература и фольклор — искусство слова

Существуют отличия в понимании того, что такое фольклор и что такое традиционная литература. Один из видов словесного творчества существует в памяти народа и передаётся, в основном, в устном виде, а средством хранения и способом передачи литературного текста является книга. В литературе автор произведения имеет конкретное имя и фамилию. А народная поэзия – анонимна. Писатель, в основном, работает в одиночку, сказка или былина – результат коллективного творчества. Рассказчик находится в прямом контакте и взаимодействии с аудиторией, влияние на читателя опосредовано и индивидуально.

Новизна идей и новаторство во взглядах на действительность – вот что ценится в книге. Традиции, рожденные прежними поколениями, – вот что такое фольклор в литературе. Каждому слову в рассказе, повести, романе писателем найдено единственное и точное место. Каждый новый рассказчик вносит свои изменения в сказку или анекдот, и это выглядит как элемент творчества.

Связь между народным и традиционным словотворчеством тоже очевидна и значима. Из записанных устных преданий родились самые древние памятники литературы. Многие формы поэтических и прозаических сочинений заимствованы из фольклора. Из коллективного искусства слова родом сказки Пушкина и Ершова, Толстого и Горького, сказы Бажова. А что такое фольклор в литературе сегодня? Персонажи из народного творчества присутствуют в песнях Высоцкого. «Сказка про Федота-стрельца» Филатова — народная по форме и языку. Это пример взаимного влияния традиционной литературы и фольклора. Она была разобрана на цитаты и «ушла в народ».

Жанровое богатство

Подобно традиционной литературе выделяют три рода фольклорной прозы и поэзии: эпос (былины, сказы, сказки, легенды, предания и т. п.), лирика (стихи и песни разного характера) и драма (вертепы, игры, свадебные и похоронные обряды и т. д.).

Принято делить фольклорные жанры по принадлежности к календарным и семейно-бытовым обрядам. К первым относят поэтическое сопровождение новогодних, рождественских, масленичных гуляний, встречу весны, праздников урожая и т. д. Это колядки, гадания, хороводы, игры и т. п. Ко вторым – свадебные стихи и песни, тосты и поздравления с важными датами и событиями, похоронные плачи и т. д.

Большая группа народной поэзии связана с функциональной средой. Песни, приговоры, присказки, частушки помогают в труде (ремесленные, рабочие, крестьянские), с ними легче переносить невзгоды (солдатские, тюремно-лагерные, эмигрантские). С этой группой связана повествовательная проза: волшебные и бытовые сказки, рассказы, повествования, небылицы и т. д.

Детский фольклор сочиняется взрослыми для малышей (колыбельные, потешки, пестушки) и детьми для игр и общения (считалки, дразнилки, мирилки, страшилки и т. д.). А что такое фольклор в малых формах? Кто не знает пословиц, поговорок, скороговорок? Кто не слышал и не рассказывал анекдотов? Они во все времена были самыми активными и актуальными формами народного творчества.

Слово и музыка

Истоки народного творчества уходят во времена доисторических ритуалов. Тогда музыка, песни, танцы составляли единое действо, имевшее мистическое или утилитарное значение. Вместе с элементами декоративно-прикладного искусства: костюмами, музыкальными инструментами – такие обряды оказали большое влияние и на развитие искусства. А также на формирование национальной самобытности.

Музыка, исполняемая на народных инструментах, занимает большое место в исполнительском искусстве. Но что такое фольклор в музыке, как не сопровождение поэтических сочинений разного характера? Русские гусляры, французские трубадуры, восточные ашуги и акыны сопровождали игрой на музыкальных инструментах былины и сказания, легенды и предания.

Народная песня – явление мировой культуры. На каждом языке, в горе и в радости, поются песни, сложенные в стародавние времена и понятные нашим современникам. В обработке классических композиторов, на грандиозных рок-концертах фольклорные мотивы любимы и актуальны.

Душа народа

В нашем глобальном мире народное творчество – один из важнейших способов сохранения национального характера, души нации. Русское народное искусство родилось из славянской мифологии, византийского православия. Оно – отражение национальных черт, сложившихся в ходе бурных исторических катаклизмов. Природа, климат также, несомненно, наложили свой отпечаток на русский менталитет. Зависимость простого человека в большом и малом от барской или царской воли сопровождала его долгие века. Но эта зависимость не убила в нем любви к малой родине и осознания величия России.

Отсюда — основные черты русского характера. Учитывая их, можно понять, что такое русский фольклор. Терпение в труде и стойкость на войне, вера в добро и надежда на лучшее, горе без границ и веселье без удержу — все это присуще русскому человеку и отражается в народной поэзии и музыке.

Пока не иссякнет родник

Искусство народа живо, пока жив народ. Оно меняется вместе с ним. О богатырях слагали былины, теперь снимают мультфильмы. Но знать, что такое фольклор, как он влияет на национальное и мировое искусство, беречь и развивать традиции, важно для любого поколения.

Поэзия природы

Поэзия природы Вдумайтесь в это словосочетание — у него два различных смысла. «Поэзия природы» — это конечно же, Тютчев, Фет, Есенин, Пастернак, Заболоцкий, все стихи, написанные о природе.Но «поэзия природы» — это и свойство самой природы, ее особая прелесть, глубина, многозначность, сильное и стихийное воздействие на человеческую душу. И вот эти две «поэзии» — та, что пишется словами, и та, что таится в безмолвии гор или в шуме морей, — есть, по сути, одна поэзия, говорящая двумя языками: стихами и стихиями. Каждая национальная литература имеет свою систему излюбленных, устойчивых мотивов, характеризующих ее эстетическое своеобразие. Существуют целые исследования об образе леса — в немецкой литературе, ручья — во французской и т. п. Русская литература в этом отношенииизучена недостаточно: то внимание, которое уделялось до сих пор типическим образам человека («лишний человек», «маленький человек», «лирический герой» и т. д.), оттесняло в сознании исследователей первостепенную значимость образов природы, через которые национальная специфика литературы проявляется особенно четко. «Климат, образ правления, вера дают каждому народу особенную физиономию, которая более или менее отражается в зеркале поэзии», — знаменательно, что в этом известном пушкинском определении народности «климат» стоит на первом месте. Если образ правления и вера суть изменчивые, исторически подвижные черты народной физиономии, то климат, ландшафт, флора и фауна накладывают на нее родовой отпечаток. Не случайно, что и М. Лермонтов в стихотворении «Родина» как бы полемически заостряет пушкинскую формулировку: «ни слава, купленная кровью», «ни темной старины заветные преданья», то есть ни «образ правления», ни «вера» не трогают душу поэта, — в родине он любит «степей холодное молчанье», «разливы рек ее, подобные морям», врожденные, изначальные черты дорогого лика. У русского ученого-фольклориста XIX века А.Н.Афанасьева есть трехтомный труд «Поэтические воззрения славян на природу». Это самое полное из всех существующих исследований мифологии славян, а между тем речь в нем идет только о природе. Конечно, в древности природа оказывала куда большее влияние на человека, чем теперь, когда человечество со всех сторон окружено сферами техники, культуры, искусственного разума, знаковых систем. И тем не менее, все, созданное человеком, — пока еще только капля в океане природы. КАК весь этот океан отражается в малой капле, и показывает поэзия. Она всегда остается связующим звеном между природой и остальным миром. О чем бы ни хотел сказать поэт, ничто не заменит ему образов, взятых из природы: «вода» и «огонь», «цветок» и «звезда». Поэзия в новое время выполняет отчасти ту функцию, которую в древности выполняла мифология — представлять мир, создаваемый человеком, в его гармонии с природой. Связи человека с природой теперь гораздо более опосредованы культурой и цивилизацией, чем раньше, но соответственно усложнился и язык поэзии. Можно ли исследовать «поэтические воззрения. на природу» целого народа, если они выражены не в фольклоре, а в поэзии нового времени? Сложность задачи в том, что у каждого поэта — свой, особенный образ природы, между индивидуальными стилями существуют огромные различия, которые, конечно, отсутствовали в древнем обществе, в эпоху сложения мифологии и фольклора.

Любое произведение той поры было выражением коллективного сознания, внутри которого еще не выделялись авторские индивидуальности, — потому они и не оставили своих имен. Но значит ли это, что поэзия нового времени не представляет никакой целостности? Нет, конечно, такая целостность существует, только она проявляется уже не в рамках отдельных поэтических текстов (ведь каждый из них создан индивидуальным творцом), а на более высоком и труднообозримом уровне всей национальной поэзии как единого произведения — мегатекста. Такой мегатекст не есть условная конструкция, он реально существует, у него свой читатель — народ, в памяти которого хранится вся совокупность текстов, составляющих национальную поэзию. Отдельный исследователь тоже может в известной степени приблизиться к такому масштабу восприятия, конечно, только в какой-то узкой области, например пейзажной лирики. И тогда откроются удивительные закономерности, которых мы не замечаем, пока читаем отдельные произведения, даже когда изучаем все творчество одного поэта. На уровне мегатекста становятся заметными все те сходства и взаимозависимости, которые не осознаются автором, сочиняющим свой единичный текст, но принадлежит сознанию целого народа или, если позволяет широта обзора, человечества. Мы не находим здесь того тождества индивидуальных воззрений, которые составляют предпосылку мифологии, но между разрозненными мотивами сохраняются линии притяжения, вокруг которых группируется наибольшее количество образов. Мегатекст, увиденный как целое, являет картину, близкую карте звездного неба: среди распыленного вещества, в галактических туманностях — уплотненные ядра, сосредотачивающие в себе наибольшую массу поэтического вещества. Как будто литература, выходя из фольклорной стадии, тоже претерпела «большой взрыв» и стала стремительно разрастаться, «разбегаться» в разные стороны, как и Вселенная, но в ней сохранились центры притяжения, вокруг которых концентрируются основные образы. Если мы рассмотрим все образы национальной поэзии, относящиеся к какому-нибудь одному мотиву (например, березы или коня), то обнаружим своего рода звездную систему, имеющую уплотнения — совпадения или сходства многих индивидуальных образов, и разреженные слои, в которых один образ отстоит от другого на значительном расстоянии. Так, несколько наиболее устойчивых образов, повторяющихся у многих поэтов, сложилось вокруг образа березы: «береза-плач», «береза-женщина», «береза-Россия». Образы, которые, многократно варьируясь, приобретают общенациональную распространенность и характерность, принято называть топосами (по др.-гр. — букв. «место»). Топос — это «общее место» целого ряда индивидуальных поэтических образов, их смысловое и структурное ядро. Следовательно, целостный национальный образ природы можно раскрыть и в поэзии нового времени, только для этого придется сопоставлять множество индивидуальных образов, искать между ними объединительные связи. Поэтому и необходимо участие критиков, литературоведов, истолкователей в развитии художественной культуры, что они осуществляют связь между общим и особенным в ней, между индивидуальными образами и образными универсалиями (эпохальными, национальными, всемирными).

Подобно тому, как писатель раскрывает общее и типическое в единичных явлениях действительности, так и критик раскрывает общее и универсальное в конкретных образах искусства — это следующая ступень творческого познания мира. В фольклорно-мифологических культурах не было критики, потому что связь индивидуального и универсального выступала там как непосредственное тождество, у всех текстов был один, коллективный творец. Не приходилось специально переводить с языка индивидуальных образов на язык универсалий — выполнять работу, которой заняты интерпретаторы и критики в современной культуре. Через их деятельность каждый авторский текст теперь может быть прочитан как часть мегатекста, введен в целостную систему культуры. Пейзажные мотивы для целей такого исследования особенно благоприятны, ибо в них единство национального поэтического сознания, даже разбившегося на множество индивидуальных стилей, сохраняется в наибольшей мере. Как ни меняется с ходом времени социальный уклад жизни, природа в своих основных чертах остается неизменной, она — то общее, что есть у нас с М.ЛОМОНОСОВЫМ, А.ПУШКИНЫМ, А.БЛОКОМ. Если она и изменилась, то гораздо меньше, чем история, политика, техника, цивилизация. Вот почему пейзажные мотивы, помимо их собственной эстетической значимости для национальной поэзии, имеют еще и более общий интерес – как свидетельства ее образного единства, как хранители ее фольклорно-мифологического духа. Важно учесть и другое. Как ни парадоксально это на первый взгляд, но анализ пейзажных мотивов помогает понять не только национальное своеобразие русской поэзии, но и ее историческое движение — именно поэтому, что мотивы эти сами стоят как бы вне истории. Ведь перемены становятся очевидны только на фоне чего-то неизменного. Образы природы, которая остается равной себе на протяжении столетий, позволяют проследить движение самой художественной образности, не смешивая его с движением изображаемой действительности. Если деревья изображаются у М.Цветаевой или Н.Заболоцкого иначе, чем у А.Пушкина или А.Фета то вовсе не потому, что другими стали деревья — наглядно меняется система поэтического мышления — от эпохи к эпохе, от автора к автору. Особенность того или иного персонального видения мира, легче почувствовать, если предметом этого видения избрать нечто более или менее стабильное, одинаковое для всех поэтов: зиму или лето, растительный или животный мир. При подготовке данной работы были использованы материалы с сайта

Дикие народы с незапамятных времен жили и еще продолжают жить на той ступени умственного развития, на которой происходит обыкновенно создание мифов. Только вследствие полного невежества и нежелания узнать, как и какого рода людьми на самом деле создаются мифы, простая философия этих последних была скрыта под грудами мусора, насыпанного комментаторами. Хотя секрет толкования мифов и не был никогда совершенно утрачен, но он был забыт. К нему обратились снова, главным образом, благодаря современным писателям, которые с громадным упорством и искусством исследовали древний язык, поэзию и фольклор нашего собственного народа, начиная от братьев Гримм, собравших деревенские сказки, и до Макса Мюллера, издавшего Ригведу. Арийский язык и литература открывают перед нами необыкновенно стройную и ясную картину того времени, когда мифология еще находилась на первых ступенях своего развития, представляя те первобытные зародыши поэзии природы, которые в последующие века были преувеличены и искажены до того, что детские вымыслы были возведены в степень таинственных суеверий

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Национальный фольклор в поэзии Пушкина

Школьное сочинение по произведениям А. С. Пушкина. Ведя читателя к познанию общечеловеческих идей через «родные и национальные явления» (Белинский), пушкинские произведения раскрывали перед ним многие стороны действительности посредством реалистически нарисованных картин и образов («Пир Петра Великого», отрывки из «Полтавы», «Капитанской дочки» и др.). Глубокий след в детском чтении, в истории детской литературы оставили «пленяющие красотой и умом» (Горький) сказки Пушкина. Сказки привлекли Пушкина «свежими вымыслами народными», причудливостью художественной формы, мудрым, критическим взглядом на жизнь, остротой социальных и нравственных идей. Поэт слушал сказки своей няни Арины Родионовны, записывал их от разных сказочников и сказочниц.

На каждом этапе своего творческого развития Пушкин создавал произведения в фольклорном стиле, все глубже проникая в обширный и разнообразный мир народной поэзии. Сказки стали итогом многолетних стремлений поэта постичь образ мыслей и чувств народа, особенности его характера, устного творчества и языка. Основным источником всех сказок Пушкина послужил русский сказочный фольклор. Но поэт обращался и к лубочной повести, и к произведениям писателей других стран, перерабатывая эти книжные источники в русском национальном духе. В «Сказке о попе и работнике его Балде» (1830) использован популярный сюжет народной сказки «Поп и работник»; «Сказка о царе Салтане» (1831) перекликается с русской сказкой «Косоручка», «Сказка о рыбаке и рыбке» (1833) близка к сказке «Жадная старуха», с которой Пушкина познакомил В. Даль. «Сказка о мертвой царевне и семи богатырях» (1833) напоминает русские и европейские сказки о невинно гонимых падчерицах («Волшебное зеркальце», «Белоснежка»); «Сказка о золотом петушке» (1834) развивает мотивы русской сказки «Петух и жерновцы» и повести американского писателя Ирвинга «Легенда об арабском звездочете». Неоконченная «Сказка о медведихе» (1830) использует темы и образы русских сказок о животных и «Песни о птицах».

Опираясь на идейно-эстетические богатства фольклора, Пушкин творчески развивал традиции народной поэзии. По словам А. М. Горького, он «еще более резко» подчеркнул в своих сказках враждебное отношение народа к царям, попам, дворянам и «украсил сказку блеском своего таланта». В сказочных поэмах Пушкина запечатлелись и народные взгляды на окружающую действительность, и личные его переживания, и обстоятельства жизни. П. Бажов писал о поразительной глубине слияния в сказках Пушкина «личного и народного творчества». В духе народного творчества обрисован жестокий, ленивый и глуповатый царь Дадон в «Сказке о золотом петушке». Он бездумно управляет страной, не любит обременять себя никакими делами и заботами. Даже о войне царь Дадон узнает последним и на испуганный крик воеводы: «Государь! проснись! беда!», растерянно спрашивает:

  • Что такое, господа? — А! Кто там? Беда какая?
  • Полны иронии обращенные к Дадону «успокоительные» возгласы золотого петушка: «Кири-ку-ку! Царствуй, лежа на боку!» Сатирическая окраска образа царя Дадона свидетельствует о резко отрицательном отношении к самодержавию всех передовых людей того времени.

Поэт творчески преобразует и другие сатирические образы фольклора. У Пушкина каждый сказочный тип имеет свой неповторимый облик, он художественно индивидуален.

Фольклорный тип бессердечной, завистливой и мстительной царицы «оживает» в пушкинской «Сказке о мертвой царевне». Это «ломливая, своенравная и ревнивая» царица. Волшебное зеркальце говорит ей, что она «на свете всех милее, всех румяней и белее»:

  • И царица хохотать,
  • И плечами пожимать,
  • И подмигивать глазами,
  • И прищелкивать перстами,
  • И вертеться подбочась,
  • Гордо в зеркальце глядясь.

Совсем иной представляется нам старуха крестьянка, ставшая по воле золотой рыбки царицей. Здесь на первом плане, как и в народной сказке, ее стремление к праздной жизни. Она восседает в роскошных царских палатах, пьет заморские вина. И опять мы видим гениальное умение поэта наполнить фольклорный сатирический образ новым содержанием, умение создать на народной основе новый художественный образ. Пушкинскую грозную царицу окружают «бояре да дворяне», стража, холуйствующая толпа. Пушкин обличает в своих сказках все господствующие классы и сословия современного ему общества.

Сочинение по произведению на тему: Тайны произведения Пушкина

Этот вопрос распадается на два: причина проигрыша и механизм осуществления этого приговора.
Среди возможных причин того, что Германн проиграл, несмотря на знание тайны трех карт, можно назвать следующие. Во-первых, из того, что графиня продала душу дьяволу может следовать, что она, помогая своему новому повелителю — Дьяволу, назвала Германну заведомо неправильные карты для того, чтобы получить его душу, не платя за это. Эту версию подтверждает и то, что графиня пришла к Германну «исполнить его просьбу» «не по своей воле».
Во-вторых, делясь с героем тайной, она сделала оговорку: «…с тем, чтоб ты женился на моей воспитаннице Лизавете Ивановне. ». Германн же совсем не собирался жениться на Лизе. За этого графиня, обретшая способность рассматривать души людей, и наказала нашего героя. В-третьих, возможно, что таким весьма своеобразным способом Бог пытался спасти душу Германна от попадания к своему противнику, быстрее забрав ее к себе (этот способ чем-то напоминает предательство Христа Иудой, который пытался, на мой взгляд, самым верным способом оградить своего учителя от псевдолюбящих его людей).

Механизм такой странной ошибки может быть следующим. Во-первых, Германн мог нервничать и просто перепутать карты. Но эта версия является малоправдоподобной. Во-вторых, карту, уже отложенную Германном, могли подменить «темные силы». И третьей, наиболее сложной технически, версией является следующая. Эти «темные силы» каким-то образом действовали на Германа так, что дама ему виделась тузом. И только после того, как талья была проиграна, и Дьявол совершил свое грязное дело, наш герой увидел ошибку, которая так дорого ему стоила.

Еще одним вариантом развития событий могло служить следующее. Существовало Нечто, которое могло каким-то образом влиять на жизнь людей. Именно это Нечто «осчастливило» тайной Сен-Жермена, графиню и Чаплицкого. Когда это Нечто узнало о возможности того, что еще кто-нибудь (в данном случае — Германн) узнает тайну, то оно решило, что уже достаточно людей обогатилось благодаря этому и изменило условия розыгрыша карт. Оно сообщило графине об изменении, но не объяснило новые правила. Когда обладательница тайна говорила Германну про нее, она не была вполне уверена в правильности тактики, но, поддавшись уговорам на грани угроз нашего героя, она наугад изменила правила. Как видно, она не угадала. В пользу этой версии говорит то, что
графиня и Чаплицкий ставили карты одну за другой, в то время как Германну было сказано: «Тройка, семёрка и туз выиграют тебе сряду, — но с тем, чтобы ты в сутки более одной карты не ставил и чтоб во всю жизнь уже после не играл».

Тайна самого Пушкина.
Возникает естественный вопрос: а почему, собственно,Александр Сергеевич Пушкин взялся написать такое своеобразное произведение?
Попытаемся ответить на этот вопрос. Сразу необходимо отметить, что «Пиковая дама» написана в 1833 году, то есть уже не юным писателем. Возможно, это произведение стало продолжением исследования поведения человека под влиянием внешних факторов. Еще одним произведением, ставящим эту проблему, является «Медный всадник». Но «Пиковая дама» интереснее с точки зрения разнообразия сюжетных линий и проблем, никак не менее сложных, нашедших отражение в произведении. В «Евгении Онегине» автор убивает Ленского, мотивируя это предрешенностью судьбы героя. Почему же тогда он оставляет в живых Германна? Возможно, уже работая над произведением, Пушкин сам заинтересовался не совсем заурядным персонажем и решил проследить его судьбу. Правда, возможно и такое, что «Пиковая дама» была своеобразным криком души поэта. Теперь уже ни для кого не секрет, что сам Пушкин был азартным игроком (это объясняет такое точное, детальное описание самой игры). Могло случиться так, что сам автор в то время проиграл крупную сумму и решил создать произведение, отражающее перипетии карточной жизни.
Если я не ошибаюсь, «Пиковая дама» была первым произведением в русской литературе, так ярко осветившим проблемы взаимосвязи азарта, денег, любви, светской жизни.
Список использованных источников информации
«А.С. Пушкин. Его жизнь и сочинения» Сборник историческо-литературных статей. Составитель В. Покровский. Москва, 1905 год.
А.С. Пушкин «Избранные произведения» в двух томах. Лениздат, Ленинград, 1961 год.
Интернет. ПУБЛИЧНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА
http://www.online.ru/sp/eel/russian

Здесь и далее цитаты
приводятся по источнику:
ПУБЛИЧНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА:
версия 1.00 от 22 мая 1998 г. Сверка произведена по Собранию сочинений
А.С.Пушкина в десяти томах, изд-во «Правда», Москва, 1981 г.

Мероприятия по Пушкину

Мероприятия по Пушкину в школе.

Мероприятия по творчеству Пушкина проводятся в каждой общеобразовательной школе, обычно ко дню рождения великого поэта – 6 июня. Творчество А.С.Пушкина как поэта и прозаика легко поддается инсценировке. Если организуется общешкольный литературный вечер, в нем могут принять участие дети всех возрастов. Произведения А.С. Пушкина понятны младшим школьникам и интересны для старшеклассников.

Для инсценировки или чтения по ролям произведения выбираются в зависимости от возраста «актеров».

Мероприятия по Пушкину (произведения для младшего школьного возраста):

– «Руслан и Людмила»;
– «Сказка о попе и о работнике его Балде»;
– «Лукоморье»;
– «Сказка о рыбаке и рыбке»;
– «Кавказский пленник»;
– «Сказка о царе Салтане, о сыне его славном и могучем богатыре князе Гвидоне Салтановиче и о прекрасной царевне лебеди»;
– «Сказка о золотом петушке»;
– «Сказка о мёртвой царевне и семи богатырях».

Мероприятия по произведениям Пушкина (для среднего и старшего школьного возраста):

– «Цыганы»;
– «Евгений Онегин»;
– «Моцарт и Сальери»;
– «Повести покойного Ивана Петровича Белкина»;
– «Дубровский»;
– «Капитанская дочка».

Инсценированные мероприятия по Пушкину хороши тем, что не нужно учить сложный текст, можно подобрать красивые костюмы и уместное музыкальное сопровождение. Благодаря простоте инсценировке, произведения великого классика превращаются в школьные мини-спектакли не только накануне дат: дня рождения и трагической гибели поэта, но и во всех случаях, когда необходимо подготовиться к литературному вечеру.

Чтение по ролям является альтернативной формой изучения творчества писателей и поэтов. Такой метод очень эффективно применять при изучении творчества А.С. Пушкина. Простота и легкость слога, лаконичность фраз и минимум сложных для первичного восприятия мыслей – основные критерии выбора произведения для чтения по ролям. Все эти определения свойственны творчеству А.С. Пушкина, поэтому его произведения очень легко поддаются изучению в ролевой форме.

Мероприятия, расширяющие кругозор по Пушкину для детей, часто проводят библиотеки. Сначала маленьких читателей знакомят с книгами и разными изданиями произведений, а потом профессиональные актеры показывают спектакль. Обычно, это постановка одной из сказок А.С. Пушкина.

Какие произведения Пушкина самые известные?

Самое прославленное произведение — это «Евгений Онегин». Мало того, что произведение шикарное, да и еще написанное в новом жанре — «роман в стихах». Гений Пушкина в нем раскрылся полностью. Далее «Дубровский», «Капитанская дочка», «Пиковая дама», стихи «Я вас любил», «Анчар». Каждое произведение — уже шедевр.

А.С.Пушкина можно смело назвать столпом не только Русской литературы, но и мировой.

Вся его творческая жизнь испещрена шедеврами.Начиная с лицейского периода,и до последних дней Пушкин не расставался с пером. Давайте проследим его творения по возможности хронологически:

1814 год — это стих «Блаженство», поэма «Осгар»;

1820 год — знаменуется поэмой «Руслан и Людмила»;

1821 год — «Братья разбойники», «Кавказский пленник» — это кавказский период в жизни великого поэта;

1822 год — крымские впечатления были излиты в поэме «Бахчисарайский фонтан»;

1824 год — общение с цыганами вдохновило на поэму «Цыганы»;

1825 год — ознаменован драмой «Борис Годунов»;

1828 год — обращение к балладам «Утопленник»;

1829 год — патриотическая баллада «Полтава»;

1830 год — более тесное обращение к драматическим произведениям «Моцарт и Сальери», «Скупой рыцарь», «Станционный смотритель», «Перед испанкой благородной»; вообще 1830 год считается самым плодовитым в творчестве великого поэта, это и «Барышня-крестьянка», и стихотворный роман «Евгений Онегин», и «Сказка о царе Салтане»;

1832 год — роман «Дубровский»,«Русалки», «Медный всадник»;

1835 год — «Египетские ночи»;

1836 год — «Капитанская дочка».

Если бы не трагическая гибель поэта на дуэли в 1837 году, мировая литература была бы ещё больше заполнена шедеврами Пушкинских произведений.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: