На смерть князя Мещерского

Глагол времен! металла звон!
Твой страшный глас меня смущает,
Зовет меня, зовет твой стон,
Зовет — и к гробу приближает.
Едва увидел я сей свет,
Уже зубами смерть скрежещет,

Как молнией, косою блещет
И дни мои, как злак, сечет.
Ничто от роковых когтей,
Никая тварь не убегает:
Монарх и узник — снедь червей,
Гробницы злость стихий снедает;
Зияет время славу стерть:
Как в море льются быстры воды,
Так в вечность льются дни и годы;
Глотает царства алчна смерть.

Скользим мы бездны на краю,
В которую стремглав свалимся;
Приемлем с жизнью смерть свою,
На то, чтоб умереть, родимся.
Без жалости всё смерть разит:
И звезды ею сокрушатся,
И солнцы ею потушатся,
И всем мирам она грозит.

Не мнит лишь смертный умирать
И быть себя он вечным чает;
Приходит смерть к нему, как тать,
И жизнь внезапу похищает.
Увы! где меньше страха нам,
Там может смерть постичь скорее;
Ее и громы не быстрее
Слетают к гордым вышинам.

Сын роскоши, прохлад и нег,
Куда, Мещерский! ты сокрылся?
Оставил ты сей жизни брег,
К брегам ты мертвых удалился;
Здесь персть твоя, а духа нет.
Где ж он? — Он там. —
Где там? — Не знаем.
Мы только плачем и взываем:
«О, горе нам, рожденным в свет!»

Утехи, радость и любовь
Где купно с здравием блистали,
У всех там цепенеет кровь
И дух мятется от печали.
Где стол был яств, там гроб стоит;
Где пиршеств раздавались лики,
Надгробные там воют клики,
И бледна смерть на всех глядит.

Глядит на всех — и на царей,
Кому в державу тесны миры;
Глядит на пышных богачей,
Что в злате и сребре кумиры;
Глядит на прелесть и красы,
Глядит на разум возвышенный,
Глядит на силы дерзновенны
И точит лезвие косы.

Смерть, трепет естества и страх!
Мы гордость, с бедностью совместна;
Сегодня бог, а завтра прах;
Сегодня льстит надежда лестна,
А завтра — где ты, человек?
Едва часы протечь успели,
Хаоса в бездну улетели,
И весь, как сон, прошел твой век.

Как сон, как сладкая мечта,
Исчезла и моя уж младость;
Не сильно нежит красота,
Не столько восхищает радость,
Не столько легкомыслен ум,
Не столько я благополучен;

Желанием честей размучен,
Зовет, я слышу, славы шум.
Но так и мужество пройдет
И вместе к славе с ним стремленье;
Богатств стяжание минет,
И в сердце всех страстей волненье
Прейдет, прейдет в чреду свою.
Подите счастьи прочь возможны,
Вы все пременны здесь и ложны:
Я в дверях вечности стою.

Сей день иль завтра умереть,
Перфильев! должно нам конечно:
Почто ж терзаться и скорбеть,
Что смертный друг твой жил не вечно?
Жизнь есть небес мгновенный дар;
Устрой ее себе к покою
И с чистою твоей душою
Благословляй судеб удар.

На смерть князя Мещерского (Державин)

← На рождение в Севере… На смерть князя Мещерского
автор Гавриил Романович Державин (1743—1816)
Песнь Екатерине Великой →
См. Стихотворения 1779 . Источник: Духовные оды (1993)

Глагол времён! металла звон!
Твой страшный глас меня смущает;
Зовёт меня, зовёт твой стон,
4 Зовёт — и к гробу приближает.
Едва увидел я сей свет,
Уже зубами смерть скрежещет,
Как молнией косою блещет,

8 И дни мои, как злак, сечет.

Ничто от роковых когтей,
Никая тварь не убегает;
Монарх и узник — снедь червей,

  • 12 Гробницы злость стихий снедает;
    Зияет время славу стерть:
    Как в море льются быстры воды,
    Так в вечность льются дни и годы;
  • 16 Глотает царства алчна смерть.

    Скользим мы бездны на краю,
    В которую стремглав свалимся;
    Приемлем с жизнью смерть свою,

  • 20 На то, чтоб умереть, родимся.
    Без жалости всё смерть разит:
    И звезды ею сокрушатся,
    И солнцы ею потуша́тся,
  • 24 И всем мирам она грозит.

    Не мнит лишь смертный умирать
    И быть себя он вечным чает;
    Приходит смерть к нему, как тать,

  • 28 И жизнь внезапу похищает.
    Увы! где меньше страха нам,
    Там может смерть постичь скорее;
    Её и громы не быстрее
  • 32 Слетают к гордым вышинам.

    Сын роскоши, прохлад и нег,
    Куда, Мещерской! ты сокрылся?
    Оставил ты сей жизни брег,

  • 36 К брегам ты мёртвых удалился;
    Здесь персть твоя, а духа нет.
    Где ж он? — Он там. — Где там? — Не знаем
    Мы только плачем и взываем:
  • «О, горе нам, рождённым в свет!»

    Утехи, радость и любовь
    Где купно с здравием блистали,
    У всех там цепенеет кровь

  • 44 И дух мятется от печали.
    Где стол был яств, там гроб стоит;
    Где пиршеств раздавались лики,
    Надгробные там воют клики,
  • 48 И бледна смерть на всех глядит.

    Глядит на всех — и на царей,
    Кому в державу тесны миры;
    Глядит на пышных богачей,

  • 52 Что в злате и сребре кумиры;
    Глядит на прелесть и красы,
    Глядит на разум возвышенный,
    Глядит на силы дерзновенны
  • 56 И точит лезвие косы.

    Смерть, трепет естества и страх!
    Мы — гордость с бедностью совместна;
    Сегодня бог, а завтра прах;

  • 60 Сегодня льстит надежда лестна,
    А завтра: где ты, человек?
    Едва часы протечь успели,
    Хаоса в бездну улетели,
  • 64 И весь, как сон, прошёл твой век.

    Как сон, как сладкая мечта,
    Исчезла и моя уж младость;
    Не сильно нежит красота,

  • 68 Не столько восхищает радость,
    Не столько легкомыслен ум,
    Не столько я благополучен;
    Желанием честе́й размучен,
  • 72 Зовёт, я слышу, славы шум.

    Но так и мужество пройдёт
    И вместе к славе с ним стремленье;
    Богатств стяжание минёт,

  • 76 И в сердце всех страстей волненье
    Прейдёт, прейдёт в чреду свою.
    Подите счастьи прочь возможны,
    Вы все премены здесь и ложны:
  • 80 Я в две́рях вечности стою.

    Сей день, иль завтра умереть,
    Перфильев! должно нам конечно, —
    Почто ж терзаться и скорбеть,

  • 84 Что смертный друг твой жил не вечно?
    Жизнь есть небес мгновенный дар;
    Устрой её себе к покою
    И с чистою твоей душою
  • 88 Благословляй судеб удар.

    На смерть князя Мещерского (1779)

    Читайте также:
    1. Болезнь и смерть
    2. Видя медленную смерть брата и девушки, Сергей потерял всякий смысл жизни, каждый день мог быть последним, знал он.
    3. Випишіть литовського князя, під час правління якого вперше було ліквідовано удільні князівства України-Руси, зазначте, які це були князівства, в якому столітті це сталося.
    4. Випишіть східнослов’янські землі, що увійшли до Київської Русі за часів правління князя Володимира Святославовича, зазначте роки правління князя.
    5. Війни князя Святослава зі Сходом та Візантією
    6. Внутриутробная смерть плода
    7. Все тайны я раскрыл, лишь смерть темна и мне».
    8. Документ 4.7. Состояние сознания перед смертью
    9. Жизнь, смерть и бессмертие в духовном опыте человечества. Проблема смысла жизни.
    10. Крещение святого князя Владимира. Создание Киевской Митрополии.
    11. На смерть товарища

    Глагол времен! металла звон!

    Твой страшный глас меня смущает,

    Зовет меня, зовет твой стон,

    Зовет — и к гробу приближает.

    Едва увидел я сей свет,

    Уже зубами смерть скрежещет,

    Как молнией, косою блещет

    И дни мои, как злак, сечет.

    Ничто от роковых кохтей,

    Никая тварь не убегает:

    Монарх и узник — снедь червей,

    Гробницы злость стихий снедает;

    Зияет время славу стерть:

    Как в море льются быстры воды,

    Так в вечность льются дни и годы;

    Глотает царства алчна смерть.

    Скользим мы бездны на краю,

    В которую стремглав свалимся;

    Приемлем с жизнью смерть свою,

    На то, чтоб умереть, родимся.

    Без жалости все смерть разит:

    И звезды ею сокрушатся,

    И солнцы ею потушатся,

    И всем мирам она грозит.

    Не мнит лишь смертный умирать

    И быть себя он вечным чает;

    Приходит смерть к нему, как тать,

    И жизнь внезапу похищает.

    Увы! где меньше страха нам,

    Там может смерть постичь скорее;

    Ее и громы не быстрее

    Слетают к гордым вышинам.

    Сын роскоши, прохлад и нег,

    Куда, Мещерский! ты сокрылся?

    Оставил ты сей жизни брег,

    К брегам ты мертвых удалился;

    Здесь персть твоя, а духа нет.

    Где ж он? — Он там.- Где там? — Не знаем.

    Мы только плачем и взываем:

    «О, горе нам, рожденным в свет!»

    Утехи, радость и любовь

    Где купно с здравием блистали,

    У всех там цепенеет кровь

    И дух мятется от печали.

    Где стол был яств, там гроб стоит;

    Где пиршеств раздавались лики,

    Надгробные там воют клики,

    И бледна смерть на всех глядит.

    Глядит на всех — и на царей,

    Кому в державу тесны миры;

    Глядит на пышных богачей,

    Что в злате и сребре кумиры;

    Глядит на прелесть и красы,

    Глядит на разум возвышенный,

    Глядит на силы дерзновенны

    И точит лезвие косы.

    Смерть, трепет естества и страх!

    Мы — гордость, с бедностью совместна;

    Сегодня бог, а завтра прах;

    Сегодня льстит надежда лестна,

    А завтра: где ты, человек?

    Едва часы протечь успели,

    Хаоса в бездну улетели,

    И весь, как сон, прошел твой век.

    Как сон, как сладкая мечта,

    Исчезла и моя уж младость;

    Не сильно нежит красота,

    Не столько восхищает радость,

    Не столько легкомыслен ум,

    Не столько я благополучен;

    Желанием честей размучен,

    Зовет, я слышу, славы шум.

    Но так и мужество пройдет

    И вместе к славе с ним стремленье;

    Богатств стяжание минет,

    И в сердце всех страстей волненье

    Прейдет, прейдет в чреду свою.

    Подите счастьи прочь возможны,

    Вы все пременны здесь и ложны:

    Я в дверях вечности стою.

    Сей день иль завтра умереть,

    Перфильев! должно нам конечно,-

    Почто ж терзаться и скорбеть,

    Что смертный друг твой жил не вечно?

    Жизнь есть небес мгновенный дар;

    Устрой ее себе к покою

    И с чистою твоей душою

    Благословляй судеб удар.

    НА РОЖДЕНИЕ В СЕВЕРЕ
    ПОРФИРОРОДНОГО ОТРОКА (1779)

    С белыми Борей власами
    И с седою бородой,
    Потрясая небесами,
    Облака сжимал рукой;
    Сыпал инеи пушисты
    И метели воздымал,
    Налагая цепи льдисты,
    Быстры воды оковал.
    Вся природа содрогала
    От лихого старика;

    Землю в камень претворяла
    Хладная его рука;
    Убегали звери в норы,
    Рыбы крылись в глубинах,
    Петь не смели птичек хоры,
    Пчелы прятались в дуплах;
    Засыпали нимфы с скуки
    Средь пещер и камышей,
    Согревать сатиры руки
    Собирались вкруг огней.
    В это время, столь холодно,
    Как Борей был разъярен,
    Отроча порфирородно
    В царстве Северном рожден.
    Родился — и в ту минуту
    Перестал реветь Борей;
    Он дохнул — и зиму люту
    Удалил Зефир с полей;
    Он воззрел — и солнце красно
    Обратилося к весне;
    Он вскричал — и лир согласно
    Звук разнесся в сей стране;
    Он простер лишь детски руки —
    Уж порфиру в руки брал;
    Раздались Громовы звуки,
    И весь Север воссиял.
    Я увидел в восхищеньи
    Растворен судеб чертог;
    Я подумал в изумленьи:
    Знать, родился некий бог.
    Гении к нему слетели
    В светлом облаке с небес;
    Каждый гений к колыбели
    Дар рожденному принес:
    Тот принес ему гром в руки
    Для предбудущих побед;
    Тот художества, науки,
    Украшающие свет;
    Тот обилие, богатство,
    Тот сияние порфир;
    Тот утехи и приятство,
    Тот спокойствие и мир;

    Тот принес ему телесну,
    Тот душевну красоту;
    Прозорливость тот небесну,
    Разум, духа высоту.
    Словом, все ему блаженствы
    И таланты подаря,
    Все влияли совершенствы,
    Составляющи царя;
    Но последний, добродетель
    Зарождаючи в нем, рек:
    Будь страстей твоих владетель,
    Будь на троне человек!
    Все крылами восплескали,
    Каждый гений восклицал:
    Се божественный, вещали,
    Дар младенцу он избрал!
    Дар, всему полезный миру!
    Дар, добротам всем венец!
    Кто приемлет с ним порфиру,
    Будет подданным отец!
    Будет, — и Судьбы гласили, —
    Он монархам образец!
    Лес и горы повторили:
    Утешением сердец!
    Сим Россия восхищенна
    Токи слезны пролила,
    На колени преклоненна,
    В руки отрока взяла;
    Восприяв его, лобзает
    В перси, очи и уста;
    В нем геройство возрастает,
    Возрастает красота.
    Все его уж любят страстно,
    Всех сердца уж он возжег:
    Возрастай, дитя прекрасно!
    Возрастай, наш полубог!
    Возрастай, уподобляясь
    Ты родителям во всем;
    С их ты матерью равняясь,
    Соравняйся с божеством.

    Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Студалл.Орг (0.007 сек.)

    База
    стихотворений

    Авторы стихов

    Наша группа

    Глагол времен! металла звон!

    Твой страшный глас меня смущает,

    Зовет меня, зовет твой стон,

    Зовет — и к гробу приближает.

    Едва увидел я сей свет,

    Уже зубами смерть скрежещет,

    Как молнией, косою блещет

    И дни мои, как злак, сечет.

    Ничто от роковых кохтей,

    Никая тварь не убегает:

    Монарх и узник — снедь червей,

    Гробницы злость стихий снедает;

    Зияет время славу стерть:

    Как в море льются быстры воды,

    Так в вечность льются дни и годы;

    Глотает царства алчна смерть.

    Скользим мы бездны на краю,

    В которую стремглав свалимся;

    Приемлем с жизнью смерть свою,

    На то, чтоб умереть, родимся.

    Без жалости все смерть разит:

    И звезды ею сокрушатся,

    И солнцы ею потушатся,

    И всем мирам она грозит.

    Не мнит лишь смертный умирать

    И быть себя он вечным чает;

    Приходит смерть к нему, как тать,

    И жизнь внезапу похищает.

    Увы! где меньше страха нам,

    Там может смерть постичь скорее;

    Ее и громы не быстрее

    Слетают к гордым вышинам.

    Сын роскоши, прохлад и нег,

    Куда, Мещерский! ты сокрылся?

    Оставил ты сей жизни брег,

    К брегам ты мертвых удалился;

    Здесь персть твоя, а духа нет.

    Где ж он? — Он там.- Где там? — Не знаем.

    Мы только плачем и взываем:

    «О, горе нам, рожденным в свет!»

    Утехи, радость и любовь

    Где купно с здравием блистали,

    У всех там цепенеет кровь

    И дух мятется от печали.

    Где стол был яств, там гроб стоит;

    Где пиршеств раздавались лики,

    Надгробные там воют клики,

    И бледна смерть на всех глядит.

    Глядит на всех — и на царей,

    Кому в державу тесны миры;

    Глядит на пышных богачей,

    Что в злате и сребре кумиры;

    Глядит на прелесть и красы,

    Глядит на разум возвышенный,

    Глядит на силы дерзновенны

    И точит лезвие косы.

    Смерть, трепет естества и страх!

    Мы — гордость, с бедностью совместна;

    Сегодня бог, а завтра прах;

    Сегодня льстит надежда лестна,

    А завтра: где ты, человек?

    Едва часы протечь успели,

    Хаоса в бездну улетели,

    И весь, как сон, прошел твой век.

    Как сон, как сладкая мечта,

    Исчезла и моя уж младость;

    Не сильно нежит красота,

    Не столько восхищает радость,

    Не столько легкомыслен ум,

    Не столько я благополучен;

    Желанием честей размучен,

    Зовет, я слышу, славы шум.

    Но так и мужество пройдет

    И вместе к славе с ним стремленье;

    Богатств стяжание минет,

    И в сердце всех страстей волненье

    Прейдет, прейдет в чреду свою.

    Подите счастьи прочь возможны,

    Вы все пременны здесь и ложны:

    Я в дверях вечности стою.

    Сей день иль завтра умереть,

    Перфильев! должно нам конечно,-

    Почто ж терзаться и скорбеть,

    Что смертный друг твой жил не вечно?

    Жизнь есть небес мгновенный дар;

    Устрой ее себе к покою

    И с чистою твоей душою

    Благословляй судеб удар.

    Твой страшный глас меня смущает,

    Зовет меня, зовет твой стон,

    Зовет — и к гробу приближает.

    Обсуждение стихотворения «На смерть князя Мещерского»

  • Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
    Добавить комментарий

    ;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

    Adblock detector