Мю лермонтов стихи

Для начала представим себе зал юнкерской школы, в нем два юнкера, один из них Лермонтов. Он «был довольно силен, в особенности имел большую силу в руках, и любил состязаться в том с юнкером Карачинским, который известен был по всей школе как замечательный силач – он гнул шомполы и делал узлы, как из веревок» (восп. А.М.Меринского[1], с.128).

Воспоминания Фридриха Боденштедта[2] рисуют Лермонтова в кругу приятелей: «У вошедшего была гордая, непринужденная осанка, средний рост и необычайная гибкость движений. Вынимая при входе носовой платок, чтобы обтереть мокрые усы, он выронил на паркет бумажник или сигарочницу и при этом нагнулся с такой ловкостью, как будто он был вовсе без костей, хотя, судя по плечам и груди, у него должны были быть довольно широкие кости. Гладкие, белокурые, слегка вьющиеся по обеим сторонам волосы оставляли совершенно открытым необыкновенно высокий лоб. Большие, полные мысли глаза, казалось, вовсе не участвовали в насмешливой улыбке, игравшей на красиво очерченных губах молодого офицера. Очевидно, он был одет не в парадную форму. У него на шее был небрежно повязан черный платок; военный сюртук без эполет был не нов и не до верху застегнут, и из-под него виднелось ослепительной свежести тонкое белье» (с.289).

Нет мемуариста, который бы при описании Лермонтова не упомянул о его глазах. Художник М.Е.Меликов[3]: «В детстве наружность его невольно обращала на себя внимание: приземистый, маленький ростом, с большой головой и бледным лицом, он обладал большими карими глазами, сила обаяния которых до сих пор остается для меня загадкой. Глаза эти, с умными, черными ресницами, делавшими их еще глубже, производили чарующее впечатление на того, кто был симпатичен Лермонтову. Во время вспышек гнева они бывали ужасны» (с.70). На выражение глаз прежде всего обращает внимание Меликов и при встрече с Лермонтовым через десять лет: «Он был одет в гусарскую форму. В наружности его я нашел значительную перемену. Я видел уже перед собой не ребенка и юношу, а мужчину во цвете лет, с пламенными, но грустными по выражению глазами, смотрящими на меня приветливо, с душевной теплотой» (с.71). То же отмечает и писатель И.И.Панаев[4]: «. умные и пронзительные черные глаза, невольно приводившие в смущение того, на кого он смотрел долго» (с.229-233). А П.Ф.Вистенгоф[5], вольнослушатель Московского университета в 1831 – 1832 годах, не любивший Лермонтова, увидел его глаза другими: «Как удар молнии, сверкнули глаза его. Трудно было выдержать этот неприветливый, насквозь пронизывающий взгляд. Ядовитость во взгляде Лермонтова была поразительна» (с.104, 105).

Как не похожи могут быть описания современниками даже внешнего облика человека. Это объясняется прежде всего тем, что связывало или, наоборот, разделяло Лермонтова с мемуаристом, насколько близки они были. Отношение человека к Лермонтову накладывает отпечаток на его восприятие. Описания внешности Лермонтова не только разноречивы, но часто противоположны: И.П.Забелла[6], которому было тринадцать лет, когда он видел поэта, рисует «невысокий лоб» (с.275), а Фр.Боденштедт подчеркивает: «необыкновенно высокий лоб» (с.289). В.И.Анненкова[7] увидела «небольшие глаза» (с.123), И.П.Забелла – «скорее длинные щели, а не глаза» (с.275), а П.В.Вистенгоф «темно-карие большие глаза» (с.103).

Следовательно, судить только по одному свидетельству неверно: их необходимо дополнять другими, сравнивать. Тем более, когда мы говорим о М.Ю.Лермонтове.

1. Мери́нский Александр Матвеевич (г. рожд. неизв. – 1873), соученик Лермонтова по Школе юнкеров (окончил в 1835). Служил в л.-гв. Уланском полку. Автор ранних (1856) мемуаров о поэте, интересных, в частности, сведениями, относящимися к замыслу романа «Вадим», к публикации поэмы «Хаджи Абрек». В текст более поздних воспоминаний Меринского (1872) о годах учения Лермонтва в Школе юнкеров вошли отрывки из поэмы «Уланша», стихотворение «Юнкерская молитва», эпиграмма на И. Шаховского (см. Воспоминания). (вернуться)

2. Бо́денштедт (Bodenstedt) Фридрих (1819–1892), нем. поэт, переводчик. Переводил стихи Г. Р. Державина, К. Н. Батюшкова, В. А. Жуковского, А. С. Пушкина, А. В. Кольцова, А. А. Фета и др. Особенно велика его заслуга как переводчика Л. В 1840–43 гг. Боденштедт жил в Москве, весной 1841 г. дважды встречался с Лермонтовым. Свой сборник переводов из русских поэтов («Koslow, Puschkin und Lermontow», Lpz., 1843), куда входили стихи Лермонтова, Боденштедт, недовольный результатами работы, пытался изъять из продажи и уничтожить. Боденштедт выпустил 2-томное изд. своих переводов «Поэтическое наследие Лермонтова» (M. Lermontoff’s poetischer Nachlass. B., 1852) – первое зарубежное собрание сочинений поэта. В предисловии и послесловии Боденштедт высоко оценивал творчество Лермонтова как поэта-бунтаря, опираясь, в частности, на суждение А. И. Герцена, с которым был лично знаком. (вернуться)

3. Меликов Моисей Егорович (1818 – после 1896) – русский художник. Познакомился с Лермонтовым в Москве в 1826; летом 1836 вновь встретил его в парке Царского Села, где делал наброски с натуры. В воспоминаниях Меликова о Лермонтове интересны его наблюдения, отмечающие значительность внешности поэта. (вернуться)

4. Панаев Иван Иванович (1812–1862) – русский писатель, журналист. Сотрудник «Отечественных Запмсок» (1839–46), затем соиздатель «Соврменника» (вместе с Н. А. Некрасовым). Познакомился с Лермонтовым у В. Ф. Одоевского, встречался с ним у А. А. Краевского. В 1860–61 в «Современнике» печатались мемуары Панаева, содержавшие важные сведения об отношении В. Г. Белинского к Лермонтову, о творческой истории стихотворения «Есть речи – значенье», об отношениях Лермонтова с цензурой и т. д. Значительный интерес представляют те страницы, где Панаев описывает, со слов Белинского, свидание последнего с Лермонтовым в Ордонансгаузе в апреле 1840 г. См. страницу «Лермонтов в Петербурге. Садовая,3. Здание бывшего Ордонансгауза».
Воспоминания Панаева отличаются достоверностью (точность передачи разговора Белинского и Лермонтова подтверждается письмом Белинского к В. П. Боткину от 16–21 апреля 1840 г.). Вместе с тем, не будучи близко знаком с Лермонтовым, Панаев не всегда понимал внутренние стимулы его поведения; так, он подчеркивал стремление Лермонтова к «великосветскости»; рассказывая о «шалостях» Лермонтова в кабинете Краевского, не сопоставил его возбужденного состояния с только что полученным предписанием покинуть столицу. Панаеву принадлежит пародийное стихотворение «К женщине (Признания провинциального Печорина)». (вернуться)

5. Вистенго́ф Павел Федорович (ок. 1815 – после 1878) – соученик Лермонтова по Моск. университету; литератор, автор «Очерков московской жизни», романа «Урод» и др. Его воспоминания положили начало представлению об одиночестве Лермонтова в студенческой среде, хотя сам мемуарист приводит факты, которые противоречат этому. Воспоминания Вистенгофа содержат сведения о широте интеллектуальных интересов поэта. (вернуться)

6. Забелла Иван Петрович (1828 – г. смерти неизв.) – сын Варвары Федоровны (урожд. Ракович, петербургской приятельницы Е. А. Арсеньевой, знакомой Лермонтова), ученик нем. Петропавловского училища, впоследствии статский советник; его воспоминания о встречах с Лермонтовым в Петербурге в 1841 г., в которых подчеркнуты патриотизм поэта и его любовь к русскому языку, свидетельствуют о несомненной популярности Лермонтова среди молодежи (см. «Из моих воспоминаний», в кн.: Воспоминания). (вернуться)

7. Анненкова Вера Ивановна (урожд. Бухарина; 1813–1902) – жена Н. Н. Анненкова, двоюродного брата Е. А. Столыпиной и Е. А. Верещагиной. Ей посвящен новогодний мадригал Лермонтова «Не чудно ль, что зовут вас Вера. » (1831) – поэтому считалось, что Лермонтов был знаком с ней еще в Москве. Однако, судя по ее воспоминаниям, их знакомство относится к более позднему времени; лермонтовский экспромт, вероятно, был посвящен Бухариной до начала их личного знакомства.
В воспоминаниях В. И. Анненкова рассказывает о первой встрече с Лермонтовым в конце 1832 г., когда он лежал в лазарете юнкерской школы после неудачной попытки укротить необъезженную лошадь. «. В первый раз я увидела будущего великого поэта Лермонтова. Должна признаться, он мне совсем не понравился. У него был злой и угрюмый вид, его небольшие черные глаза сверкали мрачным огнем, взгляд был таким же недобрым, как и улыбка. Он был мал ростом, коренаст и некрасив, но не так изысканно и очаровательно некрасив, как Пушкин, а некрасив очень грубо и несколько даже неблагородно. » Источник цитаты: Анненкова В. И. Из воспоминаний // М. Ю. Лермонтов в воспоминаниях современников. – М.: Худож. лит., 1989. – С. 163. (вернуться)

«Эпоха безвременья» в лирике М. Ю. Лермонтова

Дитя «эпохи безвременья», представитель «потерянного поколения», Лермонтов — поэт тоски и отчаяния. Живущий в срок николаевской реакции, во пора запретов, казней, ссылок, пора крушения надежд и разочарований, «неведомый избранник» отвергал окружающий его мир: мир ненавистных ему «духовных холопов», «жалких, струсивших, подобострастных», и деспотичной власти, лишающей человека свободы, права мыслить, права располагать высокие гуманистические идеалы. Этот мир «рабов и господ» был сильно отвратителен Лермонтову, а потому поэт был обречен на отверженное одиночество.

Уже в шестнадцать лет Лермонтов задумывается о том, «как страшно жизни сей оковы. в одиночестве влачить», уже осознает себя одиноким, «как царь воздушный». Темой одиночества проникнуто почти каждое лермонтовское стихотворение, оно является главенствующей в его творчестве. Эпитет «одинокий», конечно, наиболее употребим поэтом, наиболее часто встречается в его произведениях. Все темы лермонтовской лирики, будь то темы поэзии или темы родины, так или по иному сопряжены с мотивами одиночества, отверженности, непонятности.
Существует несколько типичных для Лермонтова мотивов, и один из них — одиночество в толпе. Поэт хотя и вел светскую жизнь, хотя имел знакомых в высшем обществе, однако чувствовал, что «не рожден для света», «не умеет существовать среди людей», что не имеет ни времени, ни охоты «делить их шум, их мелкие заботы». Лермонтов чувствовал себя страшно одиноким, чужим среди светских людей, «малодушных, презренных рабов власти», и мир, и души которых — «приличьем стянутые маски». В их обществе «и скучно, и печально, и некому руку подать в минуту душевной невзгоды. «. Глядя на будущность с боязнью, а «на прошлое с тоской», поэт ищет » «души родной», хочет «хоть тень страстей, которые кипят в его груди, перелить в другую грудь», но, чуждый окружающим его людям света, он остается один, «никому своей тоски поверить не желая». Эта отторгнутость, отчужденность, своего рода духовное изгнание становятся устойчивым мотивом лермонтовской лирики, который воплощается, в частности, в аллегоричном стихотворении «Листок»: «. один и без цели по свету ношуся давнехонько я, засох я без тени, увял я без сна и покоя. » Лермонтов осознает себя «гонимым миром странником», и подобное изгнанничество становится не столько несчастьем, клеймом проклятия поэта, сколько знаком превосходства. Общество отвергает поэта, не принимая его добросердечный мир, его убеждения, но и сам поэт отвергает общество, без сожаления покидая его, даря ему «железный стих, облитый горечью и злостью»: «. изгнанным из страны родной гордись повсюду, как свободой». С мотивом изгнанничества связан и мотив бездомья, также характерный для Лермонтова: «Мой жилье везде, где есть небесный свод».

Нередко одиночество приобретает для поэта характер заточения, своеобразного духовного плена, из которого поэт не видит выхода. Так, например, аллегорично стихотворение «Узник», лирический герой которого «одинок, нет ему отрады, стены голы кругом, тихо светит луч лампады умирающим огнем. «. Лермонтов повествует, конечно же, не столько о физической несвободе, заточении в темнице, а о состоянии духовной неволи, порождающем одиночество. Свобода же, которую символизируют «вольные птицы, играющие в синем небе», вызывает боль и стыд от невозможности ее достичь. Мотив заточения звучит и в поэме «Мцыри», герой которой «мало жил и жил в плену , угрюм и одинок , он вырос в сумрачных стенах. «.

Итак, одиночество, воплощенное в поэме Лермонтова в различных формах, составляет суть духовного бытия поэта, основу его внутреннего мира, поэтому тема эта носит для него глобальный характер, приобретает в лермонтовских произведениях космические, вселенские масштабы, нередко реализуется с помощью излюбленного Лермонтовым образа Демона, гонимого, отверженного Богом ангела, который «остался , надменный один, как прежде, во вселенной без упованья, без любви. «. Для поэта образ одинокого властелина, изгнанного с небес, с которым Лермонтов и себя отождествляет в некоторой степени, является апофеозом одиночества: «царства дивного всесильный господин» «. давно в пустыне без приюта отверженный блуждал , ничтожной властвуя землей. «.

Своеобразной же квинтэссенцией тоски, боли, которые несут поэту одиночество, стало стихотворение «Выхожу один я на дорогу. «, о котором Добролюбов сказал: «Шедевр, написанный кровью». В стихотворении этом звучит мотив усталости от горечи и разочарований, оттого, что «так больно и так трудно». Поэт чувствует себя одиноким в пределах мироздания, вселенной. Не сумев обрести «свободу и покой», достичь гармонии в этом мире, он хотел бы «забыться и уснуть», но «не холодным сном могилы», а так, чтобы «в груди дремали жизни силы». Поэт мечтает погружаться в вечно безоблачный мир, где нет ни боли, ни одиночества, но есть гармония и полнота бытия, желает слиться с природой, чтоб над ним, «вечно зеленея, темный дуб склонялся и шумел». Это состояние сна, или, как говорил Лотман, «смерть, похожая на жизнь», кажется Лермонтову единственным выходом из одиночества, другие же, любовь и приятельство, для него невозможны: у Лермонтова не было друзей, и его единственное стихотворение, посвященное другу Александру Одоевскому, овеяно грустью и болью утраты, потому как написано оно на смерть Одоевского. Любовь у Лермонтова была либо неразделенная, либо утраченная, не приносящая ничего, кроме страданий и разочарований. Более того, поэт был убежден, что истинная, вечно живущая любовь невозможна в земной жизни, где люди лишь играли в это чувство, где оно становилось мелким и суетным. Таким образом, любовь, лишь ожесточавшая Лермонтова, ещё более усугубляла его одиночество, сопутствующее поэту всю его жизнь. как раз поэтому лирический герой его стихотворений постоянно одинокий, отторженный, разобщенный с миром, мятежный или смирившийся, ищущий покоя, гармонии, воли и убеждающийся в невозможности их обретения.

Мю лермонтов стихи

Тема Родины в лирике М. Ю.Лермонтова
Москва, Москва Люблю тебя как сын! Как русский, — сильно, пламенно и нежно. М. Ю. Лермонтов
С именем Лермонтова открывается новая страница русской литературы. Жизнь и творчество этого замечательного поэта протекали в самое тяжелое и мрачное для России время, время засилья «голубых мундиров» и жесточайшей реакции. Поэтому его стремление к прекрасному связано с огромным желанием воспеть Родину, какой бы она ни была.
Можно сказать, что тема Родины является одной из ведущих в творчестве Лермонтова. Еще в 16 лет поэт записал в своем дневнике: «Я Родину люблю. И больше многих». Но еще более важную мысль Лермонтов высказывает уже в позднем возрасте: «Люблю отчизну я, но странною любовью». В чем же заключалась эта странность? Почему любовь к своей родной стране носила у поэта столь противоречивый характер? С одной стороны, Россия для него — его Родина, где он родился и вырос. Такую Россию Лермонтов любил и прославлял. С другой стороны, он видел Россию, в которой правит грубая, жестокая власть, подавляющая все человеческие стремления, а главное, народную волю. Это двоякое понимание России и отразилось в стихотворениях Лермонтова.
Тема Родины прозвучала в стихотворениях «Родина», «Дума», «Прощай, немытая Россия», «Бородино», «Русская мелодия» и многих других. Стихи этого цикла лишний раз доказывают, что Лермонтов был глубоко национальным поэтом, потому что такие произведения мог написать только человек большого и глубокого ума, патриот своей Родины. «Люблю отчизну я, но странною любовью! Не победит ее рассудок мой. Ни слава, купленная кровью, ни полный гордого доверия покой», — признавался Лермонтов в стихотворении «Родина». «Поэт понимает любовь к отечеству истинно, свято, разумно», — писал Добролюбов.
Литература всегда стремилась исправить жизнь, в которой многое выглядит уродливо, кажется пошлым и жалким. А для этого необходимо писать искренне и достоверно, так, как это делал Лермонтов. Его всегда волновала судьба России, поэтому поэту было больно осознавать, что его Родина погрязла в бесчеловечности, жестокости и нищете. «Иди в огонь за честь отчизны, за убежденья, за любовь!» — призывает поэт. Счастье и слава отчизны, вера в ее освобождение — вот о чем мечтал М. Ю. Лермонтов. И осуществлению своих мечтании поэт отдал всю свою жизнь. Его знаменитое «Бородино» воспело силу русского духа, оно известно всем. Главная мысль этого произведения — русский народ достоин лучшей участи, лучшей Родины, которая должна быть не мачехой, а матерью. Чем питаются лучшие русские характеры, откуда столько силы, откуда этот поразительный дух русского народа? Я думаю, страдание дает силы и закаляет дух. «Да, были люди в наше время, могучее, лихое племя: богатыри — не вы», — бросает Лермонтов упрек современному поколению. Куда же делось это «могучее, лихое племя», почему мельчает герой и его время, на что тратятся его силы? На все эти вопросы, поставленные в «Бородино», Лермонтов дает ответ в «Думе», «Поэте», в «Герое нашего времени». Поэт не просто любил и уважал русский народ, он понимал, что именно простые рус-‘ ские мужики спасли страну во время войны 1812 года. Они всегда были готовы умереть за Родину:
Ребята! Не Москва ль за нами ? Умремте ж под Москвой, Как наши братья умирали!
Поэт явно разделяет патриотическое чувство героя своего стихотворения. «Бородино» было написано через четверть века после великой битвы. Но, к сожалению, поэта окружают люди, не способные отстоять даже собственное «я». И все же Лермонтов умеет разглядеть здоровые силы нации, увидеть в народном характере такие черты, которые свидетельствуют о жизнеспособности России.
Стихотворение «Родина» стало одним из шедевров не только лирики Лермонтова, но и всей русской поэзии. Ощущение безысходности породило трагическое мироощущение. И Родина оказывается целительницей этой тяжелой болезни духа. Ничто, кажется, не дает такого умиротворения, такого ощущения покоя, даже радости, как это общение с деревенской Россией. Именно здесь отступает одиночество. Если стихотворение «Бородино» наполнено чувством патриотизма, разбуженным военной историей России, то в «Родине» появляется иной, до той поры, может быть, не встречавшийся в русской поэзии оттенок. Лирическое переживание вызвано простым пейзажем, неброским, но по-своему живописным, способным затронуть самые тонкие струны души. Поэт с первых же строк говорит о «странной» любви к отчизне.
У Лермонтова своеобразное патриотическое сознание. Он называет чуждые ему формы патриотизма: поэт равнодушен к славе, «купленной кровью», к «заветным преданиям». Лермонтов выдвигает нечто настолько по тем. временам необычное, что приходится несколько раз подчеркнуть эту необычность: «Люблю отчизну я, но странною любовью», «но я люблю — за что, не знаю сам», «с отрадой, многим незнакомой». Это какая-то исключительная любовь к России, до конца как будто не понятая и самим поэтом. Ясно, однако, что любовь эта к России народной, крестьянской, к ее просторам и природе. Патриотическая тема в этом стихотворении приобрела уже лирический характер. Поэт все больше переходит от обобщенной мысли к конкретной. На мой взгляд, это стихотворение предвосхитило тютчевскую и блоковскую Россию. Можно, наверное, говорить и о России некрасовской, впервые здесь заявившей о себе соломенные крыши, печальные деревни, проселок, говор пьяных мужиков.
Любовь поэта к России настоящая, взыскательная, глубокая. Он не признает умиления и не прощает родине недостатков. Его позиция сродни позиции Чаадаева, которую он высказал в «Апологии сумасшедшего»: «Я не научился, любить свою родину с закрытыми глазами, с преклоненной головой, с запертыми устами. Я нахожу, что человек может быть полезен своей стране только в том случае, если ясно видит ее. Я люблю мое отечество, как Петр Великий научил меня любить его. Мне чужд. этот блаженный патриотизм, этот патриотизм лени, который приспосабливается, все видит в розовом свете и носится со своими иллюзиями. ».
В стихотворении «Прощай, немытая Россия» слышится горький упрек в адрес терпеливого народа, покорившегося «мундирам голубым». Лермонтов называет Россию «страной рабов, страной господ». Однако он не хотел таким образом выразить свое презрение к Родине, наоборот, автор стремился передать чувство горечи и обиды за такое глупое бездействие народа. Позже такое же ощущение появится и у Некрасова: «Ты проснешься ль, исполненный сил?». Чернышевский скажет еще более резко: «Нация рабов. Сверху донизу все рабы».
Такую же безрадостную картину рисует поэт и в стихотворении «Монолог», созданном в 1829 году. Здесь автор воспроизводит гнетущую атмосферу, царящую в России в конце 20-х годов XIX века, где одаренный человек не может развивать свои дарования, поскольку в атмосфере страха, подозрения, доносительства хорошо живут лишь ничтожества, а умный, сильный человек чувствует пустоту и бесцельность своего существования: И душно кажется на Родине, . И сердцу тяжко, и душа тоскует. Не зная ни любви, ни дружбы сладкой.
Лермонтов по праву стал преемником А. С. Пушкина, великого национального поэта. К сожалению, жизнь этих выдающихся людей была слишком короткой. Как мало времени было отпущено М. Ю. Лермонтову, но сколько он успел сделать! Гордится, поистине гордится Родина такими сынами. Дни идут, месяцы сменяют годы, годы превращаются в столетия, а имя Лермонтова помнят все. И как бы ни развивалась наша культура, в каком бы духовном вакууме ни находилось наше общество сейчас, имя Лермонтова никогда не будет забыто. Целая плеяда талантливых поэтов и писателей подхватила прогрессивные мысли этого поэта и приняла эстафету борца. Маяковский навек запечатлел Лермонтова в своей звонкой, четкой, бронзовой поэзии ритма: «К нам Лермонтов входит, презрев времена». Он писал для нас, открывая глубины иной жизни, где дух личности выше обстоятельств, потому что впереди вечность. Лермонтов это знал.

Мю лермонтов стихи

Юридические консультации. Судебная практика. Вопросы, ответы и комментарии.

АРМИЯ РОССИИ

СМИ «Обозник». История армии, тыла ВС РФ. Права и обязанности военнослужащих

Лирика М.Ю. Лермонтова

Писать стихи Лермонтов начал еще в детстве. Не прекращал он литературных занятий ни в Благородном пансионе, ни в юнкерский период. Одно из первых произведений, появившихся в печати, была поэма “Хаджи Абрек”, опубликованная без ведома автора в 1835 году. По воспоминаниям одного из мемуаристов, Пушкин, прочтя поэму, высоко оценил ее и предсказывал поэту большое будущее. Широким читательским кругам имя Лермонтова стало известно после разошедшегося в многочисленных списках его стихотворения “Смерть Поэта”.

Погиб поэт! — невольник чести —
Пал, оклеветанный молвой,
С свинцом в груди и жаждой мести,
Поникнув гордой головой.

Эти гневные и трагические строки прозвучали в траурные дни гибели А. С. Пушкина. В эти дни Россия вновь обрела великого поэта — Михаила Юрьевича Лермонтова. Обрела, чтобы через четыре года оплакать его гибель.

Тематика стихотворений Лермонтова необычайно широка. За свою короткую жизнь он создал огромное количество философских, романтических, патриотических стихотворений, о любви и дружбе, о природе, о поисках смысла жизни. Безумное увлечение юным Лермонтовым поэзией великого английского романтика Байрона определило его принадлежность к литературному направлению, которое носит название бунтарского, байроновского романтизма.

Душа и личность интересуют Лермонтова как главные реальности бытия. Тайна жизни и смерти воспринимается им в рамках вечной жизни духа. Таким образом, мы находим ключевые слова к миропониманию поэта: оно строится на понятиях “личность” и “судьба”. Лермонтов исследует сложный духовный мир человека, чья мысль вечно бодрствует в стремлении познать истину и достичь абсолютного совершенства. Эта тяга к идеалу при осознании несовершенства мира и человека есть удивительная, чисто лермонтовская трактовка основного романтического конфликта между несовершенством мира вообще и идеальными устремлениями личности. В этот внешний конфликт романтизма Лермонтов привнес глубочайший внутренний конфликт личности, постоянное противоборство разнонаправленных сил — сил добра и зла — в душе человека.

Исследуя истоки добра и зла, Лермонтов приходит к пониманию важнейшего жизненного закона: и добро, и зло находятся не вне человека, но внутри него, в его душе.

К раннему периоду творчества поэта относятся произведения, созданные не без влияния великих мастеров слова. Поэтому не случайным кажется нам его сопоставление себя с Байроном:

Нет, я не Байрон, а другой,
Еще неведомый избранник.
Как он, гонимый миром странник.
Но только с русскою душой.

В этом лермонтовском стихотворении уже звучат главные мотивы его будущего творчества: ощущение своего предназначения и одиночества. Лермонтов описал состояние души и путь русского поэта “эпохи безвременья”.

Тема поэта и поэзии вообще занимает значительное место в лирике Лермонтова. Особо надо отметить вышеупомянутое стихотворение “Смерть Поэта”, созданное в состоянии аффекта, которое вызвала смерть Пушкина. В этом произведении Лермонтов гневно обличает общество, не сумевшее уберечь светоча русской поэзии. Последние строки напрямую направлены против правящего режима, который автор считает также виновным в гибели Пушкина:

Вы, жадною толпой стоящие у трона.
Свободы, Гения и Славы палачи.
Таитесь вы под сению закона,
Пред вами суд и правда — всё молчи…!

В своих лирических размышлениях Лермонтов реалистически подошел к вопросу о способности своего поколения выполнить историческую миссию. Остро и трагически прозвучала эта -тема в стихотворении “Дума”, своеобразной поэтической ис поведи. Высказывая общее суждение о поколении 30-х годов, Лермонтов с нескрываемой болью говорит о пассивности современников, пустоте и бесцельности их жизни:

Печально я гляжу на наше поколенье!
Его грядущее — иль пусто, иль темно…

Лермонтова огорчает то, что многие его современники живут “ошибками отцов и поздним их умом”. Он говорит о декабристах, которые смирились, прекратили борьбу. С тревожной болью пишет о том, что у его современников — образованных людей — нет ни сильных чувств, ни прочных привязанностей, ни убеждений:

И ненавидим мы, и любим мы случайно,
Ничем не жертвуя ни злобе, ни любви…

“Дума” — это сатира и элегия. Поэт говорит от лица той интеллигенции, которая не хотела мириться с действительностью, но и сделать ничего не могла. И заканчивается стихотворение убийственным выводом, который подготовлен всем ходом рассуждений:

Толпой угрюмою и скоро позабытой
Над миром мы пройдем без шума и следа,
Не бросивши векам ни мысли плодовитой,
Ни гением начатого труда.

В лирических произведениях Лермонтова постоянно возникает тема одиночества. Звучит она и в произведениях, на первый взгляд посвященных природе. В этой природе все подчинено тем же законам, что и в человеческом мире. Достаточно простого перечисления, чтобы понять, что поэтические образы, рожденные личностью поэта, отражают судьбу одинокого человека, самого Лермонтова: “парус одинокий”, “стоит одиноко сосна”, “одиноко стоит” старый утес. Стихотворения такого типа основаны на развернутой метафоре, олицетворении, их можно назвать аллегорическими. Так, в стихотворении “Выхожу один я на дорогу…” проявилось исключительное мастерство поэта в изображении переживаний лирического героя. Перед нами изумительные картины природы, подчеркивающие мысли об одиночестве. Стихотворение сопровождается риторическими вопросами: “Что же мне так больно и так трудно? Жду ль чего? Жалею ли о чем?” Автор показывает нам, что невозможно найти успокоение в общении с природой. Это только мечта, желание, а не реальность:

Уж не жду от жизни ничего я,
И не жаль мне прошлого ничуть…

В поздней лирике Лермонтова природа часто изображается умиротворенной и умиротворяющей, воплощая собою совершенство и гармонию. Особенно часто эти чувства вызывают небо и звезды. Но гармония природы может быть противопоставлена дисгармонии в душе человека:

В небесах торжественно и чудно!
Спит земля в сиянье голубом,
Что же мне так больно и так трудно.

Чувство одиночества, неверие в возможность взаимопонимания между людьми придают особый колорит и теме любви в лирике Лермонтова. Разлад между мечтой и действительностью проникает и в это прекрасное, светлое чувство. Вот почему в его стихах не встречаются строки о счастливой взаимной любви — любовь приносит не радость, а грусть и страдания.
В стихотворении “Нищий” мы читаем:

Так я молил твоей любви
С слезами горькими, с тоскою;
Так чувства лучшие мои
Обмануты навек тобою!

Аналогичные переживания отражены в стихотворении “(Я не унижусь пред тобою…)”:

Я не унижусь пред тобою;
Ни твой привет, ни твой укор
Не властны над моей душою.
Знай: мы чужие с этих пор.
Ты позабыла: я свободы
Для заблужденья не отдам…

Положительным идеалом поэта являлась родина. С признательностью русскому народу и с восторгом пишет Лермонтов о сражении в стихотворении “Бородино”. Рассказ о войне доверен старому солдату. Характерно, что Лермонтов сумел показать народный взгляд на войну. И говорит солдат просторечным языком, с характерными пословицами и поговорками. Даже неправильность речи (“постой-ка, брат мусью”) подчеркивает уважительное отношение поэта к простому солдату. Напряженность битвы передается подбором особой лексики:

Звучал булат, картечь визжала,
Рука бойцов колоть устала,
И ядрам пролетать мешала
Гора кровавых тел.

Солдат, ведущий повествование, не один, он выступает от имени всех. При этом постоянно подчеркивает общность патриотических настроений:

И умереть мы обещали,
И клятву верности сдержали
Мы в Бородинский бой.

Поэт постоянно подчеркивает общее отношение к войне как к серьезному воинскому долгу. Это, пожалуй, основное в стихотворении: общность людей перед лицом врага. Солдатам не свойственны хитрость и изворотливость: “Уж мы пойдем ломить стеною…” Основная мысль стихотворения выражается в словах: “Да, были люди в наше время, не то, что нынешнее племя…” В этих словах упрек настоящему поколению великого прошедшего, полного славы и доблести:

Да, были люди в наше время,
Могучее, лихое племя:
Богатыри — не вы.
Плохая им досталась доля:
Немногие вернулись с поля,
Когда б на то не божья воля,
Не отдали б Москвы!

Любви к родине посвящено в стихотворение “Родина”:

Но я люблю — за что, не знаю сам —
Ее степей холодное молчанье,
Ее лесов безбрежных колыханье,
Разливы рек ее, подобные морям…

Все мило для поэта: “и дымок спаленной жнивы”, и белеющие березы, и избы, покрытые соломой. Лирические произведения Лермонтова отражают глубину восприятия им окружающей жизни, душевные переживания поэта и богатство его внутреннего мира.

Поэзия Лермонтова —: исповедь независимого и свободного духом человека, отданного во власть деспотизма. В его творчестве заключен страстный призыв к мятежу, к подвигу. Его “железный стих, облитый горечью и злостью” в известной степени подготовил поэзию Некрасова, став как бы мостиком между Пушкиным и великим певцом “мести и печали”.

Л. Н. Толстой находил у Лермонтова необычайную глубину нравственного чувства, дух поиска истины.

Другие новости и статьи

Запись создана: Понедельник, 17 Сентябрь 2018 в 19:17 и находится в рубриках Николаевская армия, О патриотизме в России.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: