Музыкальные воплощения лирической поэзии А

Уже полтора столетия звучат музыкальные произведения, написанные на стихи Пушкина, со сцен больших и малых театров, и концертных залов.
Его произведения стали неотъемлемой частью мировой культуры. Слово Пушкина по особому открывается через сочинения композиторов, которые писали музыкальные произведения на его стихи.

Одно из самых удачных воплощений поэзии Пушкина в русской музыке 20 века у Георгия Свиридова. Кстати, его первой творческой удачей в свое время стали именно романсы на стихи Александра Пушкина. Сегодня они признаны вокальной классикой и входят в репертуар многих выдающихся певцов. Через несколько десятилетий Свиридов, уже будучи признанным композитором, вновь обратился к поэзии Пушкина и создал произведение, которое стало значительным событием в музыкальной жизни. Это хоровой цикл «Пушкинский венок».

Романс из Музыкальных иллюстраций к повести А.С. Пушкина “Метель” стал уже достоянием народной музыки.

Услышав в 1823 году романс на свои стихи, Пушкин был так очарован исполнением, что под влиянием этого посвятил стихи исполнительнице. Ею была княгиня Мария Александровна Голицына — внучка Суворова — великосветская дама, музыкант, певица.
Свою благодарность Пушкин выразил в стихотворении, вот его отрывок:
Давно о ней воспоминанье
Ношу в сердечной глубине.
Ее минутное вниманье
Отрадой долго было мне.
Твердил я стих обвороженный,
Мой стих — унынья звук живой,
Так мило ею повторенный,
Замеченный ее душой.
Вновь лире слез и тонкой муки
Она с участием вняла.
И ныне ей передала
Свои пленительные звуки.
Довольно: в гордости моей
Я мыслить буду с умиленьем.
Я славой был обязан ей,
А, может быть, и вдохновеньем.

БОРИС ГОДУНОВ
Boris Godunov — Eugeny Nesterenko

Русская музыка всегда была неразрывно связана классической литературой, а русская опера все время ориентировалась на Пушкина.

«Руслан и Людмила» — былинно-эпическая опера Глинки; «Борис Годунов» — историко-трагическая опера Мусоргского, «Евгений Онегин» — лирическая опера Чайковского; «Пиковая дама» — психологическая опера Чайковского.
Секрет их популярности, их долголетия в том, что каждая из них написана двумя гениями — авторами сюжета и музыки.

Опера «Руслан и Людмила» была написана в 1820 году. Пушкин назвал поэму «Мое игривое творение». Увертюра к опере звучит как музыкальный фейерверк. Опера прозвучала впервые в Петербурге в 1840 году, т.е. через 5 лет после гибели поэта.

Трагедия «Борис Годунов» была написана поэтом в 1825 году. Опера была написана Мусоргским через 44 года, т.е. в 1869 году и поставлена в Петербурге. К сожалению, произведение не было закончено Римским-Корсаковым в связи со смертью композитора Мусоргского. Цензура вначале запретила оперу и предложила ввести любовный сюжет. Пришлось создать роль Марины Мнишек.

Опера «Евгений Онегин» (семилетний труд Пушкина — 1823—1830 гг.). Появление ее в 1878 году ознаменовало собой новый этап в русском оперном искусстве.

Велика роль либреттистов Петра Ильича Чайковского и Шиловского, которые, прикоснувшись к творению Пушкина, сумели так органично включить в превосходную ткань оперы отдельные стихотворные тексты: арию Гремина, ариозо Ленского и др.
Образ Татьяны — собирательный. Изумительный дуэт Татьяны и Ольги — не что иное, как стихотворение «Певец», написанное Пушкиным еще в лицее.

Опера «Пиковая дама». Повесть написана поэтом в 1833 году (в течение одного года). Чайковский трудился над оперой 41 день. Трудно себе представить, что за такой короткий срок Чайковский создал произведение, которое является одним из величайших достижений мирового музыкального искусства.

Прообразом старой графини явилась 90-летняя княгиня Голицына, властная дама, которая умудрилась умереть в один год с Пушкиным.
Следует отметить, что опера была впервые поставлена в Париже в 1850 году, на 40 лет раньше, чем в России

По произведениям Пушкина было создано еще ряд опер: «Мазепа», музыка Чайковского; «Сказка о царе Салтане», «Золотой Петушок», «Моцарт и Сальери» — композитор Римский-Корсаков; «Дубровский» — композитор Направник; «Русалка», «Каменный гость» — Даргомыжский; «Скупой рыцарь», «Бахчисарайский фонтан», «Граф Нулин» написаны Асафьевым; «Пир во время чумы», «Капитанская дочка» — композитор Кюи; «Алеко» — дипломная работа Рахманинова; «Медный всадник» — балет Глиера; «Барышня — крестьянка» — композитор Минкус.
Великий танцовщик, пушкинист и пропагандист творчества поэта Сергей Лифарь поставил в Париже балет «Пиковая дама», пользовавшийся в течение нескольких сезонов бешеным успехом у взыскательной французской публики.

Всего по произведениям Пушкина создано более 20 опер и более 10 балетов.

Реферат на тему: Лирика Пушкина как отражение многогранности личности поэта

Раздел: Литература, Лингвистика ВСЕ РАЗДЕЛЫ

Пушкина в те годы прельщала жизнь беспечного философа и поэта, внимающего «простым звукам свирели». «Живу с природной простотой, с философической забавой ». Он называл себя по традиции «пиитом», «парнасским ленивцем». Лицейские стихотворения Дельвига, по словам Пушкина, были проникнуты «чувством гармонии» и «классической стройности». Например, его идиллия «Конец золотого века»3. И ранние стихи Пушкина, наполненные отголосками античной мифологии, похожи на сон о «золотом веке». Пробуждение наступило внезапно, когда вспыхнули «серебристых облаков края», когда «раздался звук трубы военной»4, как было сказано в стихах Федора Глинки, будущего героя Бородинской битвы. И Пушкин был тогда пробужден «строгим опытом»: Я слышу топот, слышу ржанье. Блеснув узорным черпаком, В блестящем мантии сиянье Гусар промчался под окном И где вы, мирные картины.? Мечты юного поэта переменились – переменился век. Он видел себя «среди воинственной долины», рядом с казаками – «лежу – вдали штыки сверкают». В ранней юности Пушкин был свидетелем великих событий военной истории своего времени. Эти события производили на него неизгладимое впечатление. Душа его была встревожена: Сыны Бородина, о кульмские герои! Я видел, как на брань летели ваши строи; Душой встревоженной за братьями спешил. Он пережил тогда высокое чувство соучастия в судьбе братьев и умел говорить их голосом, мыслить их мыслями, что и определило, в последствии, его сближение с декабристами: Во цвете лет свободы верный воин Перед собой кто смерти не видал, Тот полного веселья не вкушал И милых жен лобзаний не достоин. Как поэт, именно как народный поэт, Пушкин был создан эпохой Отечественной войны. И его первый триумф (1815) – чтение стихов «Воспоминание в Царском Селе» в присутствии Державина – тоже овеян «грозой двенадцатого года». «Война 1812 года сильно развила чувство народного сознания и любви к родине», « это было торжественное чувство победы, гордое сознание данного отпора», « инстинкт силы, который чувствуют все могучие народы »5, — пишет Герцен об эпохе Пушкина. В ранних стихотворениях обнаружилась важнейшая черта, характерная для всего последующего творчества Пушкина. Лицейская поэзия не питалась какими-то устойчивыми настроениями. Юный поэт многолик, переменчив. Он то радовался, наслаждался жизнью, то грустил и хандрил. Он удивленно смотрел на яркий и шумный мир вокруг себя и, как чуткое эхо, выражал этот мир в своих стихах. В 1825 году век изменился снова. Восстание и гибель декабристов поразили Пушкина своей двойной неотвратимостью. Он почувствовал себя современником «железного века» — «жестокого века». Так сложилась драматическая формула его поэтической судьбы: «В мой жестокий век восславил я свободу». Декабристов Пушкин называл своими «друзьями, братьями, товарищами». И хотя он, по его собственным словам, «ни к какому тайному обществу таковому не принадлежал», у него было много общих надежд и воспоминаний с «первенцами свободы». Этим определяется противоречивость в мироощущении Пушкина, отразившаяся в его стихотворениях второй половины 20-х годов. Суть противоречия мировоззрения Пушкина и романтической философии лежит в самой основе его взглядов.

И в этом тоже сказалась универсальная природа пушкинского гения, «гибкость» его языка. По справедливости следует сказать, что Пушкин был великим собирателем и канонизатором жанров русской литературы XIX века, от эпохи классицизма до новейших направлений его времени. Оставаясь самим собой, Пушкин предстал перед читателем во множестве обличий, всюду угадываемый и всюду новый и неожиданный, как Протей. «Протей» и «Эхо» очень сходны; они соседствуют в исторической и стилистической характеристике Пушкина как поэта и предают его лирике энциклопедическую широту и единство. Пушкин владел всеми стилями, всеми историческими и современными жанрами лирики с той свободой, которая характерна только для его поэзии. Традиционно выделяются следующие жанры лирики поэта: Ода – жанр воспевающий, торжественное лирическое стихотворение, прославляющее героические подвиги. Восходит к традициям классицизма. Например, ода «Вольность» (1817). Элегия – жанр романтической поэзии, стихотворение, пронизанное печалью, грустным раздумьем поэта о жизни, судьбе, своей мечте. Напр., «Погасло дневное светило » (1820). Послание – обращение к другому лицу. Жанр, не связанный с определенной традицией. У Пушкина в основе посланий лежит соединение начала личного с началом общественным, гражданским. По своей проблематике шире, чем конкретная жизненная ситуация. Напр., «К Чаадаеву» (1818). Эпиграмма – сатирическое стихотворение, адресованное определенному лицу. Напр., «На Воронцова» (1824), «На Александра I» (1824). Песня – жанр восходит к традициям устного народного творчества – «Песни Западных славян» (1834). Напр., «Песнь о Вещем Олеге» (1822). Романс – напр., «Я здесь, Инезилья » (1830). Сонет – напр., «Суровый Дант не презирал сонета » (1830). Сатира – напр., «Румяный критик мой, насмешник толстопузый » (1830). Лирические стихотворения, не укладывающиеся в старые рамки (большинство стихотворений Пушкина). Напр., «К морю» (1824) – стихотворение имеет черты элегии, но написано в форме послания. «Деревня» (1819) – стихотворение имеет черты классической элегии, но поднимает ряд гражданских проблем. «Анчар» (1828) – стихотворение имеет черты баллады, но сама по себе фабула не является главной; главное – обличительный пафос (черты сатиры). Лирику Пушкина можно назвать энциклопедией жанров и стилей XVIII – XIX веков. Эту особенность его поэзии первым отметил Гоголь, приведя в качестве образчиков различных жанров и стилей стихи Пушкина в своей замечательной «Учебной книге словесности»22. Пушкин создал классику лирических жанров в различных стилях. Он нашел совершенно новые пути в искусстве, которых не знали поэты предшествующей эпохи. «Пушкин – поэт действительности», таково было самоопределение поэта, который почувствовал недостаточность известных терминов: «классицизм», «сентиментализм» и «романтизм». В лирике Пушкина точно так же, как в его творчестве в целом, постепенно возрастает интерес к истории, и что, может быть, еще важнее, интерес к историческому осмыслению современности. А это было началом реализма в литературе. Город пышный, город бедный, Дух неволи, стройный вид, Свод небес зелено-бледный, Скука, холод и гранит – Все же мне вас жаль немножко, Потому что здесь порой Ходит маленькая ножка, Вьется локон золотой.

Я вас любил безмолвно, безнадежно, То робостью, то ревностью томим; Я вас любил так искренно, так нежно, Как дай вам бог любимой быть другим. Поэт не проклинает свою возлюбленную за то, что она оставила его, он понимает, что сердцу не прикажешь. Напротив, он благодарен ей за то светлое чувство, которым она озарила его душу. Его любовь – это прежде всего любовь к своей избраннице, а не к самому себе и своему чувству. В отношении поэта к своей возлюбленной нет эгоизма, его чувство настолько сильно, что он согласен не напоминать о самом себе, так как не хочет её ничем опечалить. Он желает ей счастья, желает найти того, кто будет любить её так же сильно, как он. Любовь по Пушкину это не аномалия, не психоз (как это часто бывает у романтиков), но естественное состояние души человека. Любовь – это чувство, даже если оно и не взаимное, приносящее радость, а не страдания. Пушкин с благоговеньем относится к жизни, воспринимая её как удивительный божественный дар, а любовь – как своего рода концентрированное, обостренное ощущение жизни. Так же как жизнь движется своими законами, так и любовь возникает, расцветает и исчезает. Поэт не видит в этом трагедии, он благодарен судьбе за то, что это прекрасное чувство было в его жизни, потому что его могло и не быть. Яркий пример такого взгляда на любовь – стихотворение «На холмах Грузии лежит ночная мгла » (1829): На холмах Грузии лежит ночная мгла; Шумит Арагва предо мною. Мне грустно и легко; печаль моя светла; Печаль моя полна тобою, Тобой, одной тобой Унынья моего Ничто не мучит, не тревожит, И сердце вновь горит и любит – оттого, Что не любить оно не может Любовная лирика Пушкина полна светлых и нежных чувств к женщинам. В отличие от дружбы, в которой Пушкин ценил постоянство, верность, любовь рассматривались им как чувство преходящее. Оно, подобно буре, властно захватывало поэта. Давало ему мощный источник вдохновения, лишало его свободы, подчиняя «страстям мятежным», но, как всякая буря, угасало, превращаясь в «погасший пепел», «цветок засохший, бездыханный». Пушкин не искал вечной любви, вечной для него была только потребность любить. Но, однако, нужно отметить, что в шедеврах пушкинской любовной лирики говорится именно о чувствах поэта, а не отношениях, связывающих его с возлюбленными. Тема любви, раскрывающая широкую палитру человеческих чувств, отражена в стихотворениях «Погасло дневное светило » (1820), «Я пережил свои желанья » (1821), «Сожженное письмо» (1825), «Желание славы» (1825), «Храни меня, мой талисман » (1825), «К » (1825), «Под небом голубым страны своей родной » (1826), «На холмах Грузии лежит ночная мгла » (1829), «Я вас любил: любовь ещё, быть может » (1829), «Что в имени тебе моём?.» (1830), «Мадонна» (1830). В них запечатлена не только психологическая правда любовных переживаний, но и выражены философские представления поэта о Женщине как об источнике красоты, гармонии, неизъяснимых наслаждений. Любовная лирика – это лишь одна из многочисленных граней пушкинского героя. Навсегда связав свою судьбу с поэзией, Пушкин с ранних лет задумывался о назначении поэта и роли его творчества в жизни.

Сложившаяся формула восприятия — как трудно ей противостоять, как почти невозможно, забыв о ней, свежим взглядом увидеть и заново пережить литературное сочинение, музыкальное произведение и особенно картину… Эпикуреец, бонвиван, сибарит — каждое из этих определений давно и прочно слилось с представлением о рокотовском портрете поэта В. И. Майкова. Впрочем, даже не поэта, а именно автора поэмы „Елисей, или Рассерженный Вакх“ с ее откровенно натуралистическими описаниями быта и нравов петербургского дна — кабаков, Работного дома, полицейских участков и такой же ничем не смягченной, не всегда цензурной речью. Все, что когда-нибудь еще писал или печатал В. И. Майков, в связи с портретом давно предано забвенью и перестало читаться. Действительно, „Елисея“ читали. А. С. Пушкин в черновом варианте „Онегина“ откровенно признавался, что „читал охотно Елисея, а Цицерона проклинал“. В характеристике Майкова современниками упоминание о „Елисее“ и вовсе отойдет на второй план, но будет отдано должное различным сторонам его таланта и восприятие личности поэта окажется сложнее и многограннее. „Майков Василий Иванович — государственной Военной коллегии прокурор и Вольного экономического общества член, — напишет Н. И

Романтическая поэзия Жуковского

Нам с детства известен В.А. Жуковский – автор знаменитых баллад «Лесной царь», «Перчатка», «Кубок», «Светлана» и многих других. Позже мы узнали о том, что почти все они были переведены, чаще всего с немецкого языка, но от этого творения поэта не утратили своей оригинальности и самобытности. Гоголь верно заметил, что на переводах Жуковского так отпечаталась душа поэта, ее «внутреннее стремление, так зажгло и одушевило их своей живостью, что сами немцы, выучившись по-русски, признаются, что перед ним оригиналы кажутся копиями, а переводы

Действительно, душа поэта восприняла в западноевропейской литературе именно то, что ей было ближе всего – и это был романтизм. Недаром Жуковского стали называть «литературным Коломбом Руси». Его поэзия явилась настоящим открытием для русских читателей и по своей форме, и – главное – по тем новым идеям, темам, мотивам, образам, которые в целом стали выражением нового отношения к жизни – романтического. Какие же черты определяют поэзию Жуковского именно как романтическую?

Прежде всего, это попытка открыть тайну мира – в жизни природы и в жизни людей:

Открой мне глубокую тайну твою, –

вопрошает поэт. Но эта тайна скрыта за «таинственным покрывалом» от простого, невнимательного взгляда, она может приоткрыться только для человека, наделенного особыми способностями. Этот человек и есть романтик – художник, поэт, музыкант, – с помощью своего творчества перекидывающий мост из жизни обычной, земной к той, что скрыта, находится в мире ином – возвышенном и прекрасном.

«Мир иной» отделен от земного – он где-то на небе, где обитает божество и осуществляются мечты:

Ах! Не с нами обитает

Гений чистой красоты;

Лишь порой он навещает

Нас с небесной высоты.

Звуки того мира так прекрасны, что в земном языке трудно подобрать слова, чтобы их выразить. Вот почему романтикам потребовалось создать какой-то особый язык – язык символов, слов-знаков, за которыми скрывается тайна мира иного.

Такой язык для русской поэзии и создает Жуковский. Именно с его стихами в сознание русских поэтов и читателей прочно входят образы «Гения чистой красоты», «таинственного посетителя», «мотылька», связующего небесный и земной миры и многие другие. Без Жуковского невозможно было бы всем последующим поколениям русских романтиков вновь и вновь предпринимать попытки выразить в слове «невыразимое»: недаром так называется одно из его самых значительных – программных – стихотворений.

Этот новый поэтический язык оказывается сродни музыке – ведь романтики считали, что именно через музыку ближе всего можно подойти к тайне мира, буквально услышать ее и почувствовать. Такого мелодизма стиха до Жуковского русская поэзия еще не знала. Вслушаемся в мелодию, завораживающую и увлекающую читателя за собой:

Уж вечер… облаков померкнули края,

Последний луч зари на башнях умирает;

Последняя в реке блестящая струя

С потухшим небом угасает.

И все же «очарованное Там» остается недостижимым на земле, «невыразимым» для земной поэзии. Отсюда чувства тоски, утраты, разочарования, столь характерные для элегического героя поэзии Жуковского:

Сижу задумавшись; в душе моей мечты;

К протекшим временам лечу воспоминаньем…

О дней моих весна, как быстро скрылась ты,

С твоим блаженством и страданьем!

Где вы, мои друзья, вы, спутники мои?

Ужели никогда не зреть соединенья?

Этот элегический герой тоже нов и необычен: он как бы отрешен от реальной жизни. Углубленный в свои переживания, он тоскует по возвышенному идеалу:

Безмолвное море, лазурное море,

Стою очарован над бездной твоей.

Что движет твое необъятное лоно?

Чем дышит твоя напряженная грудь?

Иль тянет тебя из земныя неволи

Далекое, светлое небо к себе.

Зная о противоречиях и несовершенстве окружающего мира, он не ропщет, поскольку душа поэта стремится видеть не столько мир реальный, в котором «бездна слез и страданий», сколько идеал – но он находится за пределами земного бытия.

Отсюда возникает и столь характерное для романтизма ощущение противоречия между идеалом и действительностью, того, что «Там не будет вечно здесь». Ведь отзвуки мира иного, небесного («Того») лишь на мгновение попадают сюда – в мир земной – и «здесь» их может уловить и запечатлеть в своих произведениях поэт.

Вот почему обрести возвышенный идеал, «предел очарованья» можно лишь в мечтах, в воспоминаниях, в поэтическом вдохновении и, конечно же, в созерцании природы как земного воплощения божественного идеала. Жуковский называет этот воплощение – «присутствием Создателя в созданье».

Жуковскому принадлежит и открытие в русской поэзии особого рода пейзажа – лирического. Особенность его состоит в том, что изображение природы в стихотворении не столько рисует реальную картину, сколько отражает душевное состояние, настроение лирического героя.

Впервые такой пейзаж появляется в стихотворении Жуковского «Сельское кладбище» 1802 года, которое является вольным переводом стихотворения английского поэта Т. Грея. Оно стало определяющим для развития не только поэзии Жуковского, но и всей последующей русской литературы. Недаром Вл. Соловьев назвал эту элегию «родиной русской поэзии».

Основной мотив стихотворения «Сельское кладбище», посвященного размышлениям о смысле жизни человека, – это грусть и печаль, связанные с осознанием суетности человеческого существования на земле. Появляющиеся здесь мотивы обреченности человека на смерть и утраты самого дорогого в жизни передаются через восприятие лирическим героем кладбищенского пейзажа.

Затем лирический пейзаж станет неотъемлемой частью поэзии Жуковского. Он воплотится в элегиях «Вечер», «Море», «Эолова арфа», «Славянка» и многих других.

Такова поэзия элегического, созерцательного романтизма Жуковского. Она воплощает в себе особую романтическую философию, которая связана с утверждением идеи двоемирия состоящей в противопоставлении реальности и мечты, идеала; обыденного и чудесного, таинственного.

Значение Жуковского для русской литературы поистине неоценимо. Эго романтическая лирика, как и баллады, обогатили русскую поэзию новыми образами и чувствами, внесли новую философию, определили появление новых жанров и стилей. Он обогатил русскую поэзию глубоким анализом сложных и противоречивых душевных движений, описанием внутреннего мира человека.

Стихи Жуковского, по словам Белинского, «шли от сердца к сердцу». Бесспорно, что «без Жуковского мы не имели бы Пушкина». Он был для молодого поэта наставником и другом.

Творчество Жуковского повлияло и на поэзию Е.А. Баратынского, М.Ю. Лермонтова, Ф.И. Тютчева, А.А. Блока и других поэтов «серебряного века», а в целом определило одну из основных линий русской поэзии – романтическое мироощущение, нашедшее художественное воплощение в творчестве многих русских писателей XIX и XX вв.

Презентация на тему: Тема поэта и поэзии в лирике Пушкина

Тема поэта и поэзии в лирике Пушкина

ПРОРОКДуховной жаждою томим,В пустыне мрачной я влачился,И шестикрылый серафимНа перепутье мне явился;Перстами легкими как сонМоих зениц коснулся он:Отверзлись вещие зеницы,Как у испуганной орлицы.Моих ушей коснулся он,И их наполнил шум и звон:И внял я неба содроганье,И горний ангелов полет,И гад морских подводный ход,И дольней лозы прозябанье.И он к устам моим приник,И вырвал грешный мой язык,И празднословный и лукавый,И жало мудрыя змеиВ уста замершие моиВложил десницею кровавой.И он мне грудь рассек мечом,И сердце трепетное вынул,И угль, пылающий огнем,Во грудь отверстую водвинул.Как труп в пустыне я лежал,И бога глас ко мне воззвал:«Восстань, пророк, и виждь, и внемли,Исполнись волею моей,И, обходя моря и земли,Глаголом жги сердца людей». 1826

ПРОРОКДуховной жаждою томим,В пустыне мрачной я влачился,И шестикрылый серафимНа перепутье мне явился;Перстами легкими как сонМоих зениц коснулся он:Отверзлись вещие зеницы,Как у испуганной орлицы.Моих ушей коснулся он,И их наполнил шум и звон:И внял я неба содроганье,И горний ангелов полет,И гад морских подводный ход,И дольней лозы прозябанье.И он к устам моим приник,И вырвал грешный мой язык,И празднословный и лукавый,И жало мудрыя змеиВ уста замершие моиВложил десницею кровавой.И он мне грудь рассек мечом,И сердце трепетное вынул,И угль, пылающий огнем,Во грудь отверстую водвинул.Как труп в пустыне я лежал,И бога глас ко мне воззвал:«Восстань, пророк, и виждь, и внемли,Исполнись волею моей,И, обходя моря и земли,Глаголом жги сердца людей». 1826

ПОЭТУПоэт! не дорожи любовию народной.Восторженных похвал пройдет минутный шум;Услышишь суд глупца и смех толпы холодной:Но ты останься тверд, спокоен и угрюм.Ты царь: живи один. Дорогою свободнойИди, куда влечет тебя свободный ум,Усовершенствуя плоды любимых дум,Не требуя наград за подвиг благородный.Они в самом тебе. Ты сам свой высший суд;Всех строже оценить умеешь ты свой труд.Ты им доволен ли, взыскательный художник?Доволен? Так пускай толпа его бранитИ плюет на алтарь, где твой огонь горит,И в детской резвости колеблет твой треножник. 1830

ПАМЯТНИК Я памятник себе воздвиг чудесный, вечный,Металлов тверже он и выше пирамид;Ни вихрь его, ни гром не сломит быстротечный,И времени полет его не сокрушит.Так!— весь я не умру, но часть меня большая,От тлена убежав, по смерти станет жить,И слава возрастет моя, не увядая,Доколь славянов род вселенна будет чтить.Слух пройдет обо мне от Белых вод до Черных,Где Волга, Дон, Нева, с Рифея льет Урал;Всяк будет помнить то в народах неисчетных,Как из безвестности я тем известен стал,Что первый я дерзнул в забавном русском слогеО добродетелях Фелицы возгласить,В сердечной простоте беседовать о БогеИ истину царям с улыбкой говорить.О муза! возгордись заслугой справедливой,И презрит кто тебя, сама тех презирай;Непринужденною рукой неторопливойЧело твое зарей бессмертия венчай. Г. Р. Державин

Александрийский столп (Александровская колонна)на Дворцовой площади в Санкт-ПетербургеОткрыт в 1834 году

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: