Молитва — Михаил Лермонтов

Не обвиняй меня, всесильный,
И не карай меня, молю,
За то, что мрак земли могильный
С ее страстями я люблю;
За то, что редко в душу входит
Живых речей твоих струя,
За то, что в заблужденье бродит
Мой ум далеко от тебя;
За то, что лава вдохновенья
Клокочет на груди моей;
За то, что дикие волненья
Мрачат стекло моих очей;
За то, что мир земной мне тесен,
К тебе ж проникнуть я боюсь,
И часто звуком грешных песен
Я, боже, не тебе молюсь.

Но угаси сей чудный пламень,
Всесожигающий костер,
Преобрати мне сердце в камень,
Останови голодный взор;
От страшной жажды песнопенья
Пускай, творец, освобожусь,
Тогда на тесный путь спасенья
К тебе я снова обращусь.

Русский поэт, прозаик, драматург, художник, офицер.

Молитва — Михаил Лермонтов

В минуту жизни трудную,
Теснится ль в сердце грусть,
Одну молитву чудную
Твержу я наизусть.

Есть сила благодатная
В созвучьи слов живых,
И дышит непонятная,
Святая прелесть в них.

С души как бремя скатится,
Сомненье далеко —
И верится, и плачется,
И так легко, легко…

В минуту жизни трудную. На слова М.Ю. Лермонтова.

Впервые опубликовано в 1839 г. в «Отечественных записках» (т. 6, № 11, отд. III, с. 272). Также в сборнике « Стихотворения М. Лермонтова». — СПб.: Типография Ильи Глазунова и комп., 1840. — С. 71—72. В сборнике 1840 г. «Стихотворения М. Лермонтова» датировано 1839 г. Автограф не сохранился.

Стихотворение обычно связывают с именем М. А. Щербатовой, ссылаясь на автобиографию А. О. Смирновой-Россет, где она цитирует «Молитву» и вспоминает: «Машенька велела молиться, когда у него тоска. Он ей обещал и написал эти строки».

Замысел «Молитвы», возможно, внушён и тем, что осенью 1839 г. В. Ф. Одоевский, которого связывали с Лермонтовым тёплые приязненные отношения, передал ему Евангелие и книгу Паисия Величковского «Добротолюбие». Об этом свидетельствует записка Одоевского к поэту, датируемая после 5 авг. 1839 г. В записке Одоевский просил поэта читать Евангелие. По поводу книги П. Величковского Одоевский писал: «О другом ‹издании› напиши, что почувствуешь прочитавши». Вскоре в № 11 «Отечественных записках» появилась «Молитва» (ценз. разреш. 14 нояб. 1839 г.).

Лермонтов Михаил Юрьевич

Если бы шотландцы не были столь горделивой нацией, а были бы попроще – например, как эфиопы, признающие А. С. Пушкина в качестве своего национального поэта, то они, безусловно, гордились бы еще больше: ведь, согласно распространенной версии, М. Ю. Лермонтов (великий поэт, известный по кинофильму «Джентльмены удачи», как «мужик в пиджаке», а по собственному признанию, как «не Байрон») ведет свой род от Джорджа Лермонта, выходца из Шотландии, взятого в плен при осаде крепости Белой и затем осевшего в России.

Родился Лермонтов в ночь со 2 на 3 октября (14–15 по новому стилю) в Москве в доме у Красных ворот, на месте которого ныне стоит одна из сталинских высоток. Однако детство будущий преемник Пушкина в качестве светила русской поэзии проводит в селе Тарханы Пензенской губернии, в имении бабушки Е. Арсеньевой, которая фактически в одиночку и воспитала поэта, мать которого умерла очень рано, а отец-военный находился в постоянных командировках.

В 1827 г. бабушка привезла внука в Москву, чтобы продолжить его домашнее образование. В сентябре 1828 г. Лермонтов зачисляется на своего рода подготовительные курсы в университет – Московский благородный пансион, где пишет мрачные романтические стихи, в центре которых трагически непонятый миром поэт с ранимой душой и обостренным чувством прекрасного в духе модного тогда и бронзового ныне члена палаты лордов британского парламента Джорджа Байрона. К этому периоду жизни поэта относятся такие поэмы, как «Черкесы», «Кавказский пленник», «Корсар», «Преступник» и многие другие. В 1829 г. у Лермонтова рождается замысел одного из самых «хитовых» своих произведений – поэмы «Демон», над которой он будет работать почти до конца жизни.

Осенью 1830 г. Михаил Юрьевич Лермонтов пополняет ряды студентов Московского университета, где, впрочем, талантливый, но недисциплинированный и дерзкий юноша долго не задерживается. Освободившись от тягостной необходимости зубрить учебники и сдавать сессии, Михаил с головой окунается в поэтическое творчество, оттачивая свое мастерство в самых разнообразных стихотворных жанрах – элегии, романсе, песне, посвящении, послании. Так и не решившись продолжать высшее образование, Лермонтов, видимо, пресыщенный академической скукой и снобизмом, берет да и поступает в Школу гвардейских подпрапорщиков и кавалерийских юнкеров. Два года, проведенные в обстановке казарменной муштры, были, по его словам, «страшными». Но и в этих условиях Лермонтов втихомолку продолжает писать, хотя поэт в это время порой и не в форме – и вправду, попробуй пописать стихи, когда воротнички не подшиты, а сапоги не начищены.

По окончании Школы в 1834 г. Лермонтова производят из юнкеров в корнеты лейб-гвардии Гусарского полка, располагавшегося в Царском Селе. Впрочем, Лермонтов не слишком страдает от тягот и лишений армейской службы, проводя большую часть своего времени на светских мероприятиях в столице. Итогом его наблюдений за питерской богемой становится драма в стихах «Маскарад» (1835 г.). Вскоре Лермонтов, обращаясь к прозе, начинает писать роман «Княгиня Лиговская», наполненный автобиографическими параллелями, связанными в первую очередь с любовью всей его жизни – Варварой Лопухиной.

Известие о гибели Пушкина по-настоящему потрясло Лермонтова. На следующий же день он пишет знаменитое «На смерть поэта», а через некоторое время в этой связи – оперативно сработали органы – попадает за решетку, где, однако, не теряет присутствия духа, пишет не менее знаменитые стихотворения «Узник», «Молитва», «Желанье».

Поэта вскоре освобождают – однако длинный и богатый поэтический язык довел его из никогда не спящей столицы до не менее бессонного Кавказа. Различие заключалось в том, что Петербург не спал из-за тысячи огней балов, раутов и маскарадов, на Кавказе бессонница была непреложной мерой предосторожности (Лев Толстой применительно к данной проблеме позднее замечательно выскажется устами одного из своих героев: «Верить – верь, а без ружья спать не ложись…»).

По дороге в нестабильный регион Лермонтов на месяц задерживается в Москве и по случаю юбилея Бородинского сражения перерабатывает свое юношеское стихотворение «Поле Бородино» в просто «Бородино», ставшее бесценной классикой. Совершенно даром, из любви к искусству.

Во время кавказской ссылки Лермонтов сдружился с некоторыми декабристами, тоже отбывавшими здесь срок. Кавказские жизнь и нравы так глубоко впечатлили Лермонтова, что с той поры кавказские темы и образы не сходят со страниц его произведений. Особняком среди них стоит «Герой нашего времени» (1838 г.), в котором Лермонтов вывел могучий по силе и трагизму образ (во многом автобиографический) разочаровавшегося во всем скептика, сухаря и мизантропа Печорина.

В марте 1840 г. за дуэль с сыном французского посла Э. де Барантом Лермонтов был переведен в пехотный полк и вновь отправлен в действующую армию на Кавказ, где участвует в боевых действиях.

В начале февраля 1841 г., получив двухмесячный отпуск, приезжает в Петербург в надежде получить, наконец, отставку и остаться в столице. Безуспешно. Более того, Лермонтову предписано в течение 48 часов покинуть Петербург и следовать в свой полк на Кавказе.

Он прибывает в Пятигорск и получает разрешение задержаться для лечения минеральными водами. Встречает своих старых приятелей, в числе которых и его товарищ по Школе юнкеров, Н. Мартынов. На одном из вечеров (и здесь, разумеется, было место кутежам) Лермонтов, озлобленный бессрочным продолжением своей военной карьеры, из вредности, а может, из суицидальных соображений оскорбляет очередной язвительной шуткой Мартынова, который немедленно вызывает еще живого классика на дуэль, закончившуюся для Михаила Юрьевича фатально. 15 июля 1841 г. был совершен очередной смертельный выстрел в великую русскую литературу.

Тело Лермонтова было погребено на Пятигорском кладбище. Позднее по просьбе бабушки гроб с прахом поэта был перевезен в Тарханы и погребен в фамильном склепе.

«Молитва (Я, матерь божия, ныне с молитвою…)» М. Лермонтов

Я, матерь божия, ныне с молитвою
Пред твоим образом, ярким сиянием,
Не о спасении, не перед битвою,
Не с благодарностью иль покаянием,

Не за свою молю душу пустынную,
За душу странника в мире безродного;
Но я вручить хочу деву невинную
Теплой заступнице мира холодного.

Окружи счастием душу достойную;
Дай ей сопутников, полных внимания,
Молодость светлую, старость покойную,
Сердцу незлобному мир упования.

Срок ли приблизится часу прощальному
В утро ли шумное, в ночь ли безгласную —
Ты восприять пошли к ложу печальному
Лучшего ангела душу прекрасную.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Adblock detector